Заведомо ложные показания

  • автор:

Статьи 306, 307 УК РФ дача ложных показаний

Задумайтесь о возможных последствиях, прежде чем говорить что-либо. Помните, что действия подобного рода караются лишением свободы. Дача ложных показаний может обернуться и солидным штрафом, о чем говорится в постановлении 307 УК.

Каким будет наказание? Все ответы в статье 307 УК

В первой части статьи можно найти санкции, которые применяются за дачу ложных показаний:

  • Штраф в размере дохода за полгода или 80 000 рублей.
  • Обязательные работы сроком на 480 часов.
  • Исправительные работы сроком на два года.
  • Заключение под арест сроком до 3-х месяцев.

Вторая часть статьи посвящена даче ложных показаний, при условии совершения тяжкого преступления. В этом случае, наказание может быть следующим:

  • Виновному назначаются принудительные работы сроком на 5 лет.
  • Лишение свободы на 5 лет.

307 статья носит название «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод».

Мы сумели разобраться в том, что может последовать за дачей ложных показаний. Важно отметить, что наказание может быть назначено суровое. В следственных органах всегда предупреждают о подобном, перед началом допроса.

В какой момент человек считается виновным?

Как и многие другие преступления, дача ложных показаний должна сопровождаться составом. В него входят четыре основных элемента:

  1. Субъект (согласно законодательству, это может быть любой человек от 16-и лет).
  2. Степень опасности ложных показаний для общества.
  3. Субъективная сторона вопроса.
  4. Объект действия.

Кого принято считать субъектом?

Ответственность за дачу ложных показаний, ложится на любого человека, достигшего 16-и лет. Изучая статью, можно увидеть следующие категории:

  1. Свидетель. В 56 статье УПК представлено подробное определение. Законодательство представляет свидетеля как лицо, информированное об определенных деталях совершенного преступления. Они могут оказать влияние на ход следствия и воспринимаются как достоверные. Свидетель вызывается с целью получить важные сведения.
  2. Потерпевший. Статья 42 УПК содержит подробное определение. Это физическое лицо, ставшее жертвой определенного преступного деяния. Это может быть и юридическое лицо, если определенные действия нанесли вред репутации предприятия и т.д.
  3. Эксперт. Подробное описание определения содержится в 57 статье УПК. Это лицо, обладающее определенными познаниями и навыками, которые могут потребоваться для проведения судебной экспертизы. Например, эксперт может вынести заключение относительно психологического состояния человека, природы появления различных повреждений или выявить причину смерти.
  4. Специалист. Описание определение находится в статье 58 УПК. Законодательство представляет специалиста как физическое лицо, которое обладает особыми навыками, принимает активное участие в ходе расследования. Помимо этого, эксперт осуществляет изъятие различных предметов или документов, применяет различные технические средства, для продуктивного содействия с экспертом, в целях решения определенных вопросов, которые могут появиться в процессе расследования.
  5. Переводчик. Статья 59 УПК определяет переводчика как лицо, обладающее необходимыми лингвистическими навыками, которые могут потребоваться для расследования и судебного разбирательства.

В отечественной судебной практике редко прослеживаются случаи, описанные в статье 307. В большинстве случаев, этот вопрос относится к свидетелям или потерпевшим, которые стремятся смягчения, усиления или снятия обвинений.

Обвиняемый или подозреваемый, как и его ближайшие родственники, имеют право отказаться от дачи показаний.

Если же вы приходитесь родственником обвиняемому или потерпевшему, но решаете дать ложные показания, то за это попадаете под ответственность по статье 307 УК. Важно помнить, что дача ложных показаний может обернуться серьезным наказанием.

Если ложные показания дает потерпевший, то статья распространяется и на него.

Объективная сторона вопроса

К объективной стороне вопроса, можно отнести следующие пункты:

  1. Ложные показания со стороны потерпевшего, свидетеля или же специалиста.
  2. Ложное заключение, вынесенное экспертом.
  3. Ложный перевод.

Показаниями называют определенные данные, рассказанные участниками процесса. Они посвящены преступному деянию и различным событиям, которые имеют к нему непосредственное отношение.

Показания считаются преступными только в случае, если они имеют непосредственное отношение к расследованию, а также могут повлиять на решение суда.

Переводчики, специалисты, эксперты, потерпевшие, свидетели и прочие лица, принимающие участие в процессе, заведомо предупреждены о том, к чему может привести дача ложных показаний. Этот факт не мешает многим нарушать законодательство и предоставлять ложную информацию.

Показания могут называться ложными, если:

  • Не соответствуют истинному ходу событий, полностью или частично.
  • Относятся к расследованию. Это означает, что данные показания были приобщены к делу, в качестве улик. Например, если вы украдкой рассказываете следователю о случившемся, то такие показания не будут иметь силы и не будут считаться ложными. В понятии уголовного процесса, их попросту не было.

Если свидетель или потерпевший, намеренно не рассказывают важную информацию, то это также считается дачей ложных показаний.

Состав преступления будет считаться формальным до определенного момента. Все зависит от того, на какой стадии находится процесс:

  • После того, как свидетель или потерпевший подписывает протокол, его слова вступают в действие (подразумевается расследование).
  • После дачи показаний в суде.

Субъективная сторона вопроса

В основе статьи 307 УК лежит корыстный умысел и намеренное желание обмануть следствие. Это означает, что лицо, дающее ложные показания, прекрасно понимает возможные последствия, стремится обвинить невинного человека или снять вину с преступника.

В данном случае мотивы подобных действий могут различаться. Это и корыстный умысел, и личная выгода, и личные отношения и многое другое. Несмотря на мотивы виновного, для законодательства такие действия характеризуются как тяжкое преступление. Сложность вопроса заключается в том, что доказать вину человека очень сложно:

  • Свидетельница утверждает, что точно видела обвиняемого, одетого в закрытую одежду. Возможно, она намеренно вводит суд в заблуждение или просто не обозналась. Выявить правду непросто.
  • Свидетель убежден, что слышал голос подозреваемого. Возможно, ему просто показалось. А может, он решил обвинить невиновного человека.

Если человек дал ложные показания по ошибке, то уголовная ответственность за подобные действия не предусматривается.

Объект преступления

В данном случае, объектом считаются общественные отношения, имеющие влияние на ход расследования и судебное разбирательство. А факультативным объектом принято считать интересы участников судебного процесса.

Есть ли возможность снять ответственность за дачу ложных показаний?

Любой человек, давший ложные показания, имеет шансы снять с себя ответственность, за совершенные действия. Для этого придется раскрыть свою ложь суду, а также рассказать мотивы, которые побудили пойти на обман.

Важные детали

  1. Если человек просто заблуждается, то он не считается виновным в даче ложных показаний.
  2. Ответственность предусмотрена лишь в случае, если речь идет об уголовном деле. Для гражданских дел нет меры наказания за дачу ложных показаний.
  3. Если для свидетеля было выделено отдельное производство (если преступление было совершено не одним, а несколькими лицами), то ложные показания не будут уголовно наказуемыми.

Основные отличия 306 статьи УК от 307

Этот вопрос относится к числу самых распространенных. Основное отличие в том, что 306 статья вообще не относится к даче показаний. Она подразумевает ложный донос. Иными словами, наказание предназначено за рассказ о преступлении, которое:

  • Никогда не происходило. Например, рассказ об убийстве человека, который на самом деле жив.
  • Происходило, но было совершено другим человеком. К примеру, ваша квартира была ограблена. Вы пишите заявление и обвиняете определенного человека. В действительности, вы совершили ограбление самостоятельно, чтобы получить выплату по страховке.
  • Искусственное преувеличение случившегося. К примеру, было совершено ограбление, а заявитель утверждает, что на его глазах убили человека.

По этой причине, сотрудники полиции почти всегда предупреждают о том, что человек может понести ответственность по 306 статье.

Основа для сравнения Статья 306 Заведомой ложный донос Статья 307 Дача ложных показаний
Субъективная сторона вопроса Подразумеваются корыстные намерения. Если речь идет о заблуждении, то на лицо не накладывается ответственность. Подразумеваются корыстные намерения. Если речь идет о заблуждении, то на лицо не накладывается ответственность.
Объективная сторона вопроса Анонимный или открытый донос о произошедшем нарушении закона. Донос происходит до того, как начинается уголовное дело и становится катализатором. Рассказ о тех событиях, которые имеют прямое отношение к совершенному преступлению. В данном случае показания, оценка эксперта, перевод и прочие данные, даются уже после возбуждения уголовного дела и в процессе расследования.
Субъект Это может быть любой человек, достигший 16-и лет. Это человек, достигший 16-и лет. Субъектом может быть потерпевший, свидетель, переводчик и т.д.
Объект Государственные органы, а также интересы граждан. Государственные органы, а также интересы граждан.

Донос всегда подразумевает информацию о преступлении. Если рассказ повествует о жизни соседей и прочих событиях подобного рода, то это доносом не считается.

Наказание за лжесвидетельство?

За подобные действия действительно может последовать наказание.

Но только в том случае, если факт лжесвидетельства произошел в процессе расследования уголовного дела. Ответственность предусмотрена и в процессе исполнительного производства.

В статье 17.9 подробно описана ответственность, предусмотренная за преступные деяния подобного рода. В данном случае, все может ограничиться административным штрафом в размере от 1000 до 1500 рублей.

7 ключевых моментов

  1. Если свидетель, переводчик или эксперт, дают ложные показания, то за этим может последовать лишение свободы сроком до 5-и лет. Административная ответственность подразумевает назначение штрафа в размере 1000 рублей.
  2. Для того, чтобы предъявить человеку обвинения, необходимо доказать наличие корыстных намерений. Иными словами, если человек дал ложные показания, не осознавая этого, ответственность с него снимается.
  3. Если человек признался в обмане до того, как начался судебный процесс, с него будет снята ответственность.
  4. Заведомо ложные показания и ложный донос, в корне отличаются друг от друга.
  5. В обоих случаях для ложных показаний и ложного доноса, состав преступления будет формальным.
  6. Если ложные показания были даны на гражданском суде, то наказания за это не будет.
  7. Если родственники согласились дать показания, но намеренно обманули суд, они будут также привлечены к ответственности.

Анцупов Дмитрий, Адвокат

Связаться со мной:

Прокуратура Камчатского края

  • 12.03.201913.03.2019
  • Прокуратура разъясняет, Разъяснения прокурора
  • Просмотров: 2683

В каждом судебном заседании истина по делу устанавливается с помощью доказательств, к которым процессуальный закон относит, в том числе показания свидетелей произошедшего. Именно свидетельские показания чаще всего решают судьбу подсудимого, а потому любое лицо, выступающее свидетелем в судебном процессе, обязано говорить только правду и ничего, кроме правды.

Нередко возникают ситуации, когда свидетель либо потерпевший лжёт – в личных интересах, по чьей-то просьбе, по какой-либо иной причине – не важно. В таком случае, он совершает уголовно наказуемое преступление. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает ответственность за заведомо ложные показания по статье 307.

Дача заведомо ложных показаний – статья 307 УК РФ, под этим понимается намеренное, сознательное искажение сведений, касающихся обстоятельств дела на этапе дознания, следствия или суда.

Объектом такого преступления, как лжесвидетельство, выступают права и свободы человека, а также деятельность следственных органов и суда, потому как главная опасность подобного поступка – наказание невиновного и вынесение незаконного решения суда.

Субъектом преступления может выступать не только свидетель, дающий ложные показания, а также потерпевший, оговоривший обвиняемого, и переводчик, эксперт или иные специалисты, давшие неверное заключение.

Статья 307 УК РФ предусматривает несколько вариантов наказаний для тех, кто ввёл следствие либо суд в заблуждение. Выбор того или иного вида наказания зависит от обстоятельств конкретного дела.

Самая минимальная ответственность – это штраф, однако сумма его достаточно весома – до восьмидесяти тысяч, или же в соответствии с размером заработной платы за полгода. Также за данное преступление можно получить обязательные работы на четыреста восемьдесят часов или лишение свободы на срок до двух лет.

Если же эти деяния были совершены с обвинением лица в тяжком, а также в особо тяжком преступлении, наказание может быть назначено в виде принудительных работ на пять лет или лишения свободы также на пять лет.

Есть также и специальное условие, отмеченное в примечании к статье 307 УК РФ, при выполнении которого уголовная ответственность не наступает. Это добровольное признание в даче ложных показаний. Однако работает это условие на этапе следствия, до вынесения приговора судом. Лицо, сознавшееся в искажении информации, не подлежит уголовному преследованию.

Начальник

уголовно-судебного отдела

прокуратуры Камчатского края

старший советник юстиции М.Ю. Сабанская

Что грозит за дачу ложных показаний в суде

Дача ложных показаний в суде является серьезным противоправных деянием, которое может привести к принятию неправомерного, незаконного решения. Именно поэтому статья 307 Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность за данное деяние. В частности, лицу может быть назначен штраф до 80000 рублей, арест до трех месяцев, исправительные работы на период до двух лет. При этом ложные показания должны даваться заведомо, то есть свидетель должен четко осознавать, что предоставляемые им сведения, информация являются недостоверными. Если о несоответствии показаний действительности не подозревает сам свидетель, то привлечение к ответственности по указанной норме исключается.

Может ли назначаться более строгое наказание за заведомо ложные показания?

Если заведомо ложные показания лица в суде сопутствуют совершению этим же человеком тяжкого, особо тяжкого преступления, то привлечение к ответственности осуществляется уже по части 2 статьи 307 Уголовного кодекса РФ. Данная норма предполагает более строгое наказание, поэтому лицо, которое по ней привлекается к ответственности, может быть приговорено к принудительным работам сроком до пяти лет, лишению свободы также на пятилетний срок. Данная санкция не учитывает наказания, которое будет назначено за само тяжкое, особо тяжкое преступление, наличию которого сопутствовала дача ложных показаний.

Как избежать уголовной ответственности при совершении данного деяния?

Обозначенная выше норма уголовного законодательства предусматривает и возможность освобождения от ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Для этого свидетель должен сообщить суду до вынесения решения, приговора о несоответствии действительности сообщенных им сведений. В этом случае негативные последствия в виде неправосудного приговора не наступают, поэтому наказание по данной норме не назначается, лицо освобождается от ответственности. Необходимо учитывать, что сообщение о ложности показаний должно осуществляться именно до вынесения решения по существу, поскольку в противном случае свидетель все равно будет привлечен к ответственности, а признание просто будет расценено в качестве смягчающего обстоятельства, которое никак не освобождает от наказания. На возможность избежать ответственности за данное деяние прямо указано в примечании к содержанию статьи 307 Уголовного кодекса.

С дачей заведомо ложных показаний в следственной практике приходится встречаться довольно часто. Во многих случаях не говорят правду подозреваемые и обвиняемые, рассчитывая таким образом уклониться от ответственности. Нередки факты дачи ложных показаний свидетелями и потерпевшими. Это может объясняться нежеланием выступать в суде, рассказывать о своих предосудительных или интимных действиях, страхом мести со стороны обвиняемого или его друзей и т.д.

До получения правдивых показаний следователю нужно выяснить мотивы, двигавшие допрашиваемым, и активно побуждать его к отказу от избранного поведения. Практически это сводится к убедительной демонстрации ошибочности и недостойности позиции допрашиваемого. Он должен понять, что дача ложных показаний не позволит ему достичь своей цели, а лишь усугубит нежелательные последствия.

Главный метод воздействия, применяемый на допросе, – убеждение. Это информационно-логическое воздействие, связанное с передачей лицу сведений, стимулирующих к отказу от противоборства. Допрашиваемый должен прийти к осознанному выводу о нецелесообразности сокрытия истины и дать правдивые показания.

Принуждение, как метод воздействия, при котором предлагается совершить определенные действия или отказаться от них под угрозой тяжких последствий, не играет существенной роли в процессе допроса. Меры уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний предусмотрены лишь в отношении свидетелей и потерпевших. Статья 51 Конституции РФ освободила их от обязанности давать показания в отношении себя, своего супруга и близких родственников. Поэтому сфера принуждения здесь крайне ограниченна.

Убеждение, будучи основным методом психического воздействия на недобросовестного допрашиваемого, реализуется в тактике допроса по трем основным путям: разъяснение ошибочности избранной позиции, изобличение с помощью доказательств и маневрирование информацией. Каждое из этих направлений включает в себя комплекс приемов и правил, способствующих тому, чтобы сформировать у допрашиваемого намерение дать правдивые показания. Следует иметь в виду, что перечисленные тактические приемы применяются на практике комплексно. Их рассмотрение по отдельности предпринято в учебно-методических целях.

Важным условием, обеспечивающим эффективность тактических приемов, служит ограничение доступа к информации, которой располагает следователь. Тайна следствия охраняется законом (ст. 310 УК РФ), поэтому следователь вправе до окончания расследования определять, когда и в каком объеме информировать участников процесса относительно собранных по делу доказательств. При этом он исходит из своих тактических планов, учитывая, что преждевременное разглашение данных следствия может существенно помешать их реализации.

Разъяснение недобросовестному допрашиваемому ошибочности избранной позиции предполагает активную и целеустремленную разъяснительную работу, направленную на преодоление сложившейся у допрашиваемого установки на ложь. Успех зависит от того, сумеет ли следователь найти серьезные аргументы и убедительно изложить их. Лгущий подозреваемый должен понять, что его показания не соответствуют его же интересам и обязательно приведут к негативным последствиям.

Необходимо помнить, что подозреваемые – это лица, заинтересованные в исходе дела, а потому склонные к утаиванию или искажению обстоятельств совершенного преступления. Уголовной ответственности за отказ от показаний и дачу заведомо ложных показаний они не подлежат. Для них дача показаний – законное право и средство защиты от обвинения.

Получение правдивых показаний лиц этой категории – важная задача следователя. Подозреваемые лучше других осведомлены об обстоятельствах, подлежащих установлению, а потому способны сообщить довольно ценную информацию.

Тактика допроса подозреваемого в основном аналогична тактике допроса обвиняемого. Вместе с тем не следует забывать, что подозреваемый – это лицо, которому обвинение еще не предъявлено, поскольку данных для этого недостаточно. Не исключено, что подозрение может оказаться необоснованным, вызванным неблагоприятным стечением обстоятельств. Чтобы исключить ошибку и не толкнуть подозреваемого на самооговор, тактика его допроса должна быть более осторожной, а следователь обязан проявить максимум объективности.

Практикой в этих целях разработаны следующие приемы допроса подозреваемого:

1. Анализ положения, сложившегося по уголовному делу, раскрытие на этом фоне реальных перспектив и истинных интересов допрашиваемого.

Вызываемые на допрос лица не имеют полного представления о степени осведомленности следователя и доказанности конкретных эпизодов преступления. Они могут сомневаться в правильности своего решения дать ложные показания. Следователь должен попытаться обострить эти сомнения, оперируя информацией, известной, например, подозреваемому из обстоятельств его задержания и личного обыска. Раскрывая по мере необходимости другие данные, следователь выстраивает их в логическую цепь, приводит доводы в пользу того, что следствие идет по верному пути, а утаиваемые допрашиваемым обстоятельства скрыть невозможно. Истинные его интересы состоят в том, чтобы способствовать раскрытию преступления. Обвиняемому это позволяет рассчитывать на смягчение наказания (ст. 61 и 64 УК РФ), а иногда на освобождение от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ).

Такой анализ если и не приведет сразу к ожидаемому результату, то постепенно породит сомнения лица в правильности его противодействия правосудию.

2. Использование положительных примеров из следственной и судебной практики служит веским аргументом в пользу отказа лица отдачи ложных показаний. Следователи, знающие практику, могут привести случаи, когда в аналогичной ситуации обвиняемый, раскаявшийся в содеянном и способствовавший раскрытию преступления, заслужил смягчение наказания, а то и освобождение от ответственности. Полезны и примеры противоположного характера.

Такие доводы прозвучат более весомо, если следователь сошлется на конкретный судебный приговор, копию которого полезно иметь под рукой.

3. Обращение к личным качествам допрашиваемого. У многих людей в течение жизни формируются взгляды или позиции, имеющие высокую субъективную ценность. Одни гордятся своими трудовыми успехами, авторитетом среди товарищей и коллег, обладают развитым чувством собственного достоинства. У других есть личные симпатии и антипатии, формирующие ценностные ориентиры (привязанность к семье, презрение к слабостям людей и т.п.).

Положительные качества личности могут вступить в противоречие с поведением на допросе. Следователю необходимо выявить и наглядно продемонстрировать его а затем, апеллируя к тому хорошему, что есть в человеке, предложить изменить линию поведения. Применяя данный прием, нельзя обращаться к низменным чувствам и качествам человека (алчность, ревнивость, злобность). Следует руководствоваться принципами морали и избегать того, что может привести к безнравственности.

4. Демонстрация допрашиваемому противоречий в его показаниях используется чаще при допросах подозреваемых и обвиняемых. Нередки случаи, когда виновный, задержанный при совершении преступления или вскоре после него, не имея заранее подготовленной легенды, дает наспех придуманную версию своих действий. Чем подробнее он будет допрошен, тем больше в его показаниях окажется противоречий и несуразностей. Поэтому следователь должен затронуть побольше деталей, зафиксировав их в протоколе и на магнитной ленте. Последующий анализ показаний обычно делает их неправдоподобность очевидной. Акцентируя на этом внимание допрашиваемого, следователь побуждает его говорить правду.

Закончив допрос, следователь может некоторое время не касаться рассмотренных обстоятельств на дальнейших допросах. Вернувшись к ним позже, он предлагает подозреваемому снова дать по ним подробные объяснения. После занесения их в протокол могут быть выявлены противоречия с тем, что говорилось по этому поводу ранее. Подозреваемому трудно хранить в памяти детали своего первоначального вымысла.

5. Преодоление антисоциальных взглядов и установок допрашиваемого. Это могут быть национальные, бытовые, кланово-групповые взгляды и обычаи, под влиянием которых субъект не желает давать правдивые показания. С ростом организованной преступности участились отказы свидетелей и даже потерпевших давать показания из страха мести со стороны остающихся на свободе соучастников обвиняемых. Преодоление такой позиции – крайне сложная задача. Однако следователю нужно предпринимать усилия в этом направлении, например, он должен разъяснить свидетелям и потерпевшим их гражданский долг активно сотрудничать с правоохранительными органами, поскольку без помощи населения борьба с преступностью малорезультативна. Безнаказанность криминальных элементов ведет к росту числа их жертв, а в таких условиях нормальная жизнь в стране станет невозможной.

Изобличение с помощью доказательств. Допрашиваемые, дающие заведомо ложные показания, обычно делают это в расчете уклониться от ответственности за преступление или скрыть обстоятельства, по каким-то причинам не подлежащие огласке. Свою позицию допрашиваемый, как правило маскирует. Особенно свидетели и потерпевшие, которым грозит уголовная ответственность за ложные показания, пытаются изображать искренность. Отрицая осведомленность или искажая действительность, они преподносят это как правду, часто даже со ссылкой на более или менее основательно сфабрикованные «аргументы».

Для побуждения недобросовестного субъекта к отказу от избранной линии поведения необходимо убедительно доказать, что он лжет. А это можно сделать на основе доказательств, опровергающих его аргументацию, они разрушают его утверждения, лишают логической основы позицию недобросовестного допрашиваемого, вынуждают говорить правду.

Для изобличения во лжи применимы любые доказательства, собранные по делу: показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, документы, заключения экспертов, вещественные доказательства.

Криминалистикой разработаны тактические правила применения доказательств при допросе.

1. Использование для изобличения только таких доказательств, достоверность которых установлена, обусловлено тем, что они предъявляются для создания перелома в сознании субъекта путем демонстрации ему бессмысленности лжи. Достичь этого можно лишь с помощью проверенных доказательств, поскольку если подозреваемый или обвиняемый обнаружит, что следователь оперирует сомнительными материалами, он только укрепится в своей позиции. Хорошо зная действительные обстоятельства произошедшего, он в состоянии достаточно точно оценить достоверность, весомость имеющихся у следователя доказательств, а потому их пороки только укрепят надежду скрыть истину, поддержат решимость и далее уклоняться от дачи правдивых показаний.

2. Предварительный допрос лица по обстоятельствам, с которыми доказательство связано, предполагает повторное выяснение позиции допрашиваемого по конкретному вопросу. Если ранее он утверждал нечто противоречащее собранным доказательствам, то до предъявления последних нужно еще раз уточнить, что теперь допрашиваемый показывает по данному вопросу и запротоколировать услышанное.

Уточняются также обстоятельства, связанные с источником или способом получения доказательства, причем цель следователя допрашиваемому не раскрывается. Если, например, будут предъявлены документы, то выясняется порядок их оформления, регистрации, хранения и т.д.

Предварительное выяснение вопросов, связанных с предъявленным доказательством, помешает недобросовестному допрашиваемому изменить свою позицию, приспособить ее к предъявленным доказательствам, затрудняет возможность опорочить источник доказательств.

3. Разъяснение допрашиваемому сущности и значения предъявленных доказательств позволяет усилить воздействие на него сообщенной информации. Следователь не только предъявляет улику, но и дает соответствующие разъяснения, раскрывает ее значение в системе собранных доказательств. Допрашиваемый должен понять, что доказанные фактические обстоятельства исключают возможность и далее отстаивать избранную позицию, не оставляя иного выхода, кроме дачи правдивых показаний.

4. Обеспечение эффективности изобличения путем правильного выбора времени и способа предъявления доказательств. Среди лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, бывают такие, которые имели время и возможность продумать линию поведения, подготовить объяснения своим действиям, иногда сформировать ложное алиби. У такой категории обвиняемых имеется устойчивая установка на ложь, преодоление которой требует времени и тактического мастерства следователя. Изобличение этих лиц возможно с помощью комплекса тактических приемов, склонность ко лжи преодолевается постепенно. Доказательства предъявляются им по степени возрастания изобличительной силы, от менее веских к наиболее значимым. Каждое из них в какой-то части опровергает утверждения допрашиваемого, шаг за шагом следователь замыкает цепь уличающих материалов.

С предъявлением доказательств торопиться не следует. Нужно дать возможность обвиняемому подробно изложить свои объяснения и запротоколировать их. Начать изобличение лучше с выявления имеющихся противоречий, используя их как свидетельство недостоверности сведений, сообщенных допрашиваемым. Затем приводятся доказательства, начиная с тех, о которых обвиняемый знает или догадывается. По ним он может дать заранее придуманные объяснения, которые в силу своей ложности будут небезупречными. Следователь выявляет и демонстрирует это.

При предъявлении наиболее значимых доказательств необходимо использовать фактор внезапности, неподготовленности обвиняемого к их опровержению. Выслушивая его объяснения, следователь неожиданно предъявляет очередное доказательство, о наличии которого допрашиваемый не знал. Оказавшись в затруднительном положении,онможет отказаться от лжи или усомниться в ее целесообразности.

Если у допрашиваемого не сформировалось твердой решимости давать ложные показания, желателен другой способ предъявления доказательств, когда в первую очередь применяется самое веское из них.

Практикуется еще такая возможность использования доказательств – предъявление всей их совокупности одновременно. Она применяется при расследовании сравнительно несложных уголовных дел, если к тому же собранные доказательства бесспорно устанавливают факт преступления. Это может помочь и при допросе свидетелей и потерпевших, дающих заведомо ложные показания, повторные вызовы которых, по мнению следователя, нецелесообразны. В данном случае речь идет о доказательствах, опровергающих лжесвидетельство.

Маневрирование информацией. Получив какие-то данные и не располагая информацией в полном объеме, обвиняемый может переоценить их значение и принять решение, которое в других условиях признал бы ошибочным. Информационное противоборство следователя и обвиняемого – реальность, которую следователь не может не учитывать при определении своей тактики. Маневрирование информацией – законные и тактически оправданные действия следователя, связанные с регулированием объема и определением порядка доведения информации до недобросовестного допрашиваемого с целью помешать ему скрыть истину. Ему не навязывают способ действий, а предоставляют возможность самостоятельно оценить ситуацию и принять решение на основе собственного понимания.

Рассмотрим некоторые из приемов данной группы.

1. Демонстрация осведомленности. Следователь не должен выглядеть в глазах обвиняемого неосведомленным, а потому некомпетентным и недостойным уважения. Обвиняемый легче пойдет на контакт со следователем, который знает по делу все. Это удается далеко не всегда, но создать такое впечатление можно, используя даже вполне доступную информацию. Так, следователь детально изучает личность обвиняемого, собирая сведения о его детских и юношеских годах, об учебе, работе, семье. Эти сведения обычно не скрывают. Их можно получить при допросах родственников, друзей и знакомых, обнаружить в документах.

На допросе следователь выясняет биографические данные обвиняемого, а по ходу демонстрирует свою осведомленность, упоминая о деталях, упущенных, а может, и забытых самим допрашиваемым. Столь основательное знакомство следователя с фактами, даже не относящимися к преступлению, может привести к мысли, что по делу он тем более все знает.

Иногда, демонстрируя свою осведомленность и тем самым невозможность сокрытия истины, следователь как бы реконструирует в своем рассказе действия преступника, используя всю доступную информацию и мысленно восполняя пробелы на основе логики и профессионального опыта.

Чем точнее будет следователь, тем большее воздействие он окажет на обвиняемого. Последний, уверовав в высокую осведомленность следователя, может и не подумать о степени доказанности всего изложенного, исходя из мысли: если знает, значит, доказал.

2. Маскировка допроса. Недобросовестный допрашиваемый обычно скрывает обстоятельства, могущие его скомпрометировать. Прежде чем ответить на поставленный вопрос, он решает – выгодно ли ему это. В такой ситуации следователь должен скрывать свои цели, допрашиваемому совсем не обязательно знать его намерения. Не усматривая для себя опасности, он может дать правдивые показания, а в противном случае станет лгать или ссылаться на забывчивость.

Следователь может готовиться к допросу обвиняемого по показаниям уличающего его свидетеля. Тогда необходимо выяснить, знакомы ли они, какие между ними отношения. Если обвиняемый поймет, зачем нужна эта информация, он может заявить, что у них давние неприязненные отношения, потому возможен оговор. Если же начать разговор с нейтральной темы, например о коллективе, где он работал, и попросить охарактеризовать сотрудников, в числе которых находится и свидетель, можно получить правдивые показания. Основной вопрос будет поставлен среди нейтральных с точки зрения допрашиваемого и не вызовет у него настороженности.

3. «Случайное» получение информации. Здесь учитывается повышенный интерес обвиняемого к материалам дела и стремление любым способом познакомиться с ними. Следователь создает условия, при которых обвиняемый «случайно» получает интересующие его данные, которые в конечном итоге формируют намерение дать правдивые показания. Расчет здесь на их переоценку самим обвиняемым без всякого воздействия со стороны следователя.

Практике известны и другие подобные приемы. Нужно только помнить, что все они не терпят шаблона, требуют творческого подхода, практического опыта. В каждой конкретной ситуации учитываются обстоятельства дела и особенности личности обвиняемого. То, что сработало в одном случае, может не дать результата в другом.

Как разоблачить ложные показания свидетелей

Насколько актуальна эта проблема, я думаю, говорить нет смысла. Когда клиенты вспоминают известную пословицу «закон – что дышло…», я уточняю: «свидетель – что дышло», а закон тут ни при чем. На самом деле судебные решения выносятся не судом, а в большей степени свидетелями и экспертами, хотя они, как правило, не осознают своей роли в судьбах людей.

Справедливости ради следует отметить, что нередко сами судьи манипулируют свидетелями для вынесения нужного решения.

Свидетеля не проверишь на полиграфе, хотя до сих пор этот метод не является общепризнанным в распознавании лжи. Можно, обладая соответствующими навыками, провести психологическую диагностику лжи свидетеля, основанную на отслеживании невербальных сигналов говорящего (изменение голоса, мимики, позы, жестов и пр.), но психологическими наблюдениями на практике оспорить доказательство невозможно, так как суд не отвергнет, например, показания свидетеля лишь на том основании, что он при допросе краснел и заикался от волнений. К тому же, как отмечают психологи, от человека могут не исходить невербальные сигналы, если он не осознает, что говорит неправду, а полагает либо внушил себе уверенность, что говорит правду.

Что обычно предлагают юристы

Добропорядочные юристы, сталкиваясь с показаниями лжесвидетелей, обычно обрушивают на допрашиваемых шквал вопросов, иногда до конца непродуманных и бессмысленных, при этом вопросы нередко задаются в повышенном тоне. Но эмоциональное воздействие на свидетелей голосом, интонацией, жестами, разъяснение последствий ложных показаний и убеждение в неправильности занятой позиции обычно пресекаются судом как неуместные и неэтичные.

Я ни в коем случае не склонен считать, что ласковое обращение может склонить наглого лжеца показывать правду. Однако запугиванием свидетеля добиться правды в суде сложно, поскольку раздраженный человек похож на упрямую лошадь: он будет делать все, что угодно, кроме того, что от него требуется. Чуть что – и на дыбы. К тому же в таком состоянии свидетель может оговориться, а форсированный допрос свидетеля без предоставления ему времени для размышления может закончиться тем, что секретарь судебного заседания попросту не успеет отразить в протоколе все вопросы и ответы.

Недобропорядочные юристы приглашают в противовес лжесвидетелям и лжеэкспертам своих лжесвидетелей (если отсутствуют настоящие свидетели) либо договариваются со свидетелями и экспертами процессуального противника об изменении показаний либо их корректировке в свою пользу. Как известно, закон не устанавливает ответственности сторон в гражданском процессе и обвиняемого в уголовном процессе (его представителей) за дачу ложных объяснений и показаний. Тем не менее нужно иметь в виду, что ложь, связанная с фальсификацией документов, показаний свидетелей и экспертов, иногда выявляется и не всегда остается безнаказанной.

Что можно сделать еще

Общепсихологической основой, на базе которой возможно получение интересующих сведений, является теория бессознательного . Поскольку лжесвидетель сознательно не хочет передавать правдивую информацию, то его необходимо побудить к неосознанной ее передаче. Исходя из общих теоретических положений и практического опыта, выработанного человечеством, выделяют два основных способа получения необходимой информации.

• Первый – это побуждение субъекта к непроизвольным высказываниям об имеющихся фактах, представляющих интерес для дела.

• Второй – побуждение интересующего лица к непроизвольным физическим и экспрессивным действиям, содержащим соответствующую информацию.

Психологические методы широко используются при получении информации оперативными сотрудниками. Однако рамки судебного разбирательства часто не позволяют прибегать ко всему спектру психологических приемов. Например, не всегда возможна демонстрация свидетелям каких-либо предметов, оживляющих образы; разговоры на смежные темы; «подбрасывание» ложных доказательств и т. п. Особенно сложно приходится выявлять ложь при допросе несовершеннолетних, людей преклонного возраста, инвалидов или лиц, страдающих какими-либо хроническими заболеваниями, а тем более лиц, состоящих в дружеских отношениях со стороной.

Если существует возможность встречи со свидетелем противника (например, посредством общих знакомых или других свидетелей), то нужно этим обязательно воспользоваться и провести беседу с привлечением технических средств, чтобы подготовиться к допросу, выявить мотивацию свидетелей и впоследствии сопоставить переданные сведения с показаниями, данными свидетелями на суде.

В первую очередь необходимо выявлять мотивы дачи свидетелями показаний . Свидетеля легко «выбросить» из доказательственной базы противника в случае выявления дружеских или родственных отношений его с противником либо прочей заинтересованности. По гражданским делам свидетели каждой из сторон – это в большинстве своем люди заинтересованные: родственники, знакомые, соседи одной из сторон. Причем свою заинтересованность они иногда вообще не скрывают от участников процесса и суда, рассказывая, например, о том, что «со стороной по делу мы дружим с детства». Так, разоблачить лжесвидетелей можно, например, при помощи биллинга, предоставляемого сотовым оператором по запросу следователя и суда, что поможет уточнить место нахождения абонента телефонного номера в определенное время. Если выясняется, что свидетель был совершенно в другом месте, а не в том, о котором дает показания, выявлять противоречия в его показаниях уже не требуется. Иногда просто достаточно только спросить свидетеля о его графике работы, роде занятий, чтобы выяснить, что он не мог находиться в описанном им месте и в указанный период времени наблюдать какие бы то ни было события.

Поскольку оглашение показаний свидетелей и потерпевших в случае их неявки в суд не дает возможности проверки их показаний, то необходимо категорически возражать против этого, если, конечно, отсутствуют законные основания оглашения показаний, даже если в этих показаниях ничего существенного нет: свидетель может знать больше, чем записано. Именно по названным причинам соглашаться на производство по уголовному делу в особом порядке (то есть без допроса свидетелей) следует в исключительных случаях.

В случае если показания свидетелей, несмотря на возражения стороны, в нарушение закона оглашены, то в дальнейшем необходимо руководствоваться позицией Конституционного суда РФ, согласно которой обвиняемому в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон должна предоставляться возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, в том числе путем заявления ходатайств об исключении недопустимых доказательств или об истребовании дополнительных доказательств в целях проверки допустимости и достоверности оглашенных показаний.

Неправду в показаниях свидетелей можно высветить в редких случаях детализацией тех или иных обстоятельств, а если свидетель, напротив, акцентирует внимание на подробностях, то следует выяснить, почему он запомнил незначительные обстоятельства, оказывался ли он ранее в аналогичных ситуациях. Однако данный прием пригоден не во всех ситуациях, поскольку отсутствие знаний о деталях свидетель может объяснить избирательностью памяти или давностью событий.

Юристу, участвующему в судебном процессе, нужно стремиться к тому, чтобы свидетель был допрошен неоднократно, поскольку наличие противоречий в различных его показаниях может свидетельствовать о лжи. Именно поэтому в ходе следствия целесообразно ходатайствовать об очных ставках со свидетелем, а также о его дополнительных допросах. Но противоречия в показаниях свидетеля могут возникнуть в связи с разным временем допроса, поэтому наиболее важные противоречия – это противоречия, возникающие в одном и том же допросе.

Для того чтобы не дать свидетелю возможности сгладить нестыковки в своих показаниях, целесообразно каждый раз уточнять у него, точно ли он помнит описываемые обстоятельства либо показания содержат лишь его предположение. Тем более что многие свидетели не понимают разницы между достоверным и вероятным знанием и свои версии иногда преподносят как сведения о достоверных фактах.

Еще один метод распознавания лжи – это выявление противоречий в показаниях допрашиваемого свидетеля и других лиц . Лучше сравнивать «равнозначные» показания, то есть данные примерно в одно время. Но обнаружить реально существующие противоречия не всегда удается, поскольку следователи стараются, чтобы в деле не было никаких противоречий, упрощая допросы новых лиц копированием показаний уже ранее допрошенных лиц.

Но даже если в итоге не удается получить от свидетелей правдивых показаний, практически от каждого свидетеля можно добиться слов «не помню», «не уверен», «может быть» и пр., которые ставят под сомнение весь его рассказ или его отдельные утверждения. Вопрос «Вы точно уверены в своих показаниях?» в некоторых случаях настораживает свидетеля, ему кажется, что допрашивающий знает правду и поэтому скрывать ее бессмысленно. Кстати сказать, далеко не каждый способен говорить неправду в суде, поэтому подобные «проговоры» свидетелей – довольно частое явление.

И последнее. Допрошенных свидетелей ни в коем случае нельзя отпускать из зала суда (о такой необходимости у участников процесса обычно спрашивает суд), нужно попросить их остаться для дополнительных вопросов, в том числе для проведения очных ставок с другими свидетелями. Это также позволит исключить их общение с недопрошенными свидетелями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *