Юрий абрамян и Лейла адамян

  • автор:

Жены миллионера делят империю мороженого

Вокруг наследства владельца российского завода «Баскин Роббинс» развернулась семейная война. В Гагаринском суде Москвы бывшая жена скончавшегося в прошлом году владельца предприятия Юрия Абрамяна Маргарита пытается доказать, что имеет право на долю в совместно нажитом имуществе. Речь идет о нескольких компаниях. В частности, она претендует на половину акций Хладокомбината № 9, на территории которого расположено производство американского мороженного. Вдова миллионера Лейла Адамян делиться не желает.
69-летний Юрий Абрамян скончался от сердечного приступа 1 апреля 2009 года. После себя он оставил целую империю. Именно Арбамян в начале 1990-х убедил американцев открыть в нашей стране производство знаменитого мороженного. Он развивал бизнес, и со временем в его холдинг вошли, помимо завода «Баскин Роббинс» (ЗАО «БРПИ»), несколько предприятий, в том числе Хладокомбинат № 9 и хладокомбинат № 7. Суммарно эти предприятия составили 40% всех рефрижераторных мощностей столицы. В правлении заводом активное участие принимала дочь Юрия Абрамяна Виолетта Абрамян, один их трех акционеров холдинга.
Как рассказал BFM.ru представлявший в суде интересы Маргариты Абрамян адвокат Александр Селютин, его доверительница была замужем за бизнесменом 44 года. Однако в декабре 2005 года брак распался. «При разводе супруги не стали делить имущество, — сказал юрист. — Еще до того, как расстаться, в сентябре 2005 года Юрий Абрамян подарил жене свою долю в квартире на Можайском шоссе и долю гаражного бокса».
В апреле 2009 года Маргарита Абрамян обратилась к нотариусу с заявлением, в котором попросила выделить свою супружескую долю в нажитом имуществе во время брака с бизнесменом. Однако в этом ей было отказано, поскольку в 2006 году Абрамян женился во второй раз на докторе медицинских наук, профессоре Лейле Адамян. Именно она и дочь Абрамяна Виолетта стали прямыми наследниками.
Тогда, чтобы защитить свое право на долю в совместно нажитом с Юрием Абрамяном имуществе (оно оценивается в десятки миллионов долларов) Маргарита Абрамян в августе 2009 года подала в Гагаринский суд иск к прямым наследникам. Она просила признать за ней право на половину акций предприятий, входивших в холдинг (речь шла о трех предприятиях, включая Хладокомбинат № 9), а также половину дома и участка, на котором он расположен, в Рузском районе Московской области.
В январе этого года суд ее требования удовлетворил. Однако вдова бизнесмена Лейла Адамян оспорила принятое решение. В апреле Мосгорсуд его отменил и направил дело на новое рассмотрение.
На повторное судебное разбирательство ни истец, ни ответчики не явились. Александр Селютин сослался на то, что его 72-летняя доверительница просто не в состоянии приехать в суд из-за жары. Он попытался объяснить, почему сразу же после развода его клиентка не подняла вопрос о разделе имущества. «Сначала я хотел зачитать вам 10 листов своего отзыва, но потом решил, что расскажу вам о жизни Маргариты Леонидовны и Юрия Геурковича», — начал юрист.

Деньги и предательство
Он поведал о том, как приехав из Грузии, тогда еще студент Абрамян познакомился с будущей супругой. Как молодые несколько лет жили у родителей Маргариты, как в 1986 году ставший руководителем хладокомбината Юрий Абрамян «оказался в нужном месте и в нужное время». Он начал создать свою империю, отважившись в «лихие 90-е» наладить производство американского мороженного. «То, что Маргарита Леонидовна хлебнула, я не пожелаю никому, — сказал адвокат. — Вы знаете, каким опасным в те годы был бизнес».
Брак супругов рухнул неожиданно. В феврале 2005 года, пытаясь выяснить у мужа, будет ли он отмечать с ней день рождения, женщина узнала, что у него есть другая. «Это оказалась жена его лучшего друга, с которым супруги были знакомы более 40 лет», — поведал юрист. Оскорбленная Маргарита Абрамян потребовала развода. «Если вы посмотрите материалы дела о разводе, то увидите, что Юрий Абрамян дважды лично просил суд дать время для примирения», — сказал Селютин. Однако женщина не смогла простить измены.
Делить имущество она не стала потому, что была уверена — бывший муж не оставит ее без средств к существованию и не заставит жить на пенсию в 8 тысяч рублей. Фактически, для нее ничего и не изменилось. Юрий Абрамян исправно присылал деньги, оплачивал лечение, поездки за рубеж (например, в Непал), общался с внучкой. В армянской семье, где муж обязан заботиться о жене и детях, казалось, по-другому быть не могло.
«В 67 лет она не была подкована юридически настолько, чтобы броситься делить имущество. Она 44 года жила за мужем как за каменной стеной», — утверждал адвокат.
Позиция представителя вдовы Абрамяна Лейлы Адамян сводилась к следующему. Супруги уже поделили совместно нажитое имущество, когда бизнесмен отдал Маргарите свою долю квартиры в Москве и гаражного бокса. Кроме того, Маргарита Абрамян пропустила срок исковой давности, который по закону составляет три года, а потому обращаться в суд с иском о признании за ней доли в совместно нажитом имуществе не имела права.
«Она не могла не знать еще при разводе, что ее права нарушаются и ей должны были выплачивать дивиденты по акциям», — заявила представлявшая интересы Лейлы Адамян юрист, которая не пожелавшая представиться. По ее словам, после смерти бывшего мужа, Маргарита Абрамян даже не попыталась стать владелицей его долей и средств.
«Действительно, а почему ваша доверительница не ставила вопрос о выплате девидентов?» — удивилась судья. «Она доверяла своему мужу и ничего не понимала в управлении предприятием, — объяснил Александр Селютин. — Это совершенно бескорыстная женщина. Она преподавала в институте и всегда больше думала о своих студентах».
Адвокат истицы заявил, что срок исковой давности еще не прошел и должен исчисляться с того времени, когда она узнала о нарушении ее прав — тогда, когда нотариус отказал ей в выдаче свидетельства о праве на наследство.
Бизнесмен содержал бывшую жену до своей смерти
По ходатайству представителей истицы суд заслушал нескольких свидетелей, которые хорошо знали Маргариту и Юрия Абрамян. Так, водитель дочери коммерсанта Виктор Иголкин подтвердил, что Юрий Абрамян до самой своей смерти содержал бывшую жену. По его просьбе, он не раз привозил Маргарите Леонидовне деньги. В свою очередь подруга дочери Юрия Абрамяна Наталья Сидорова рассказала, что только в 2008 году узнала о разводе родителей Виолетты и очень удивилась: они по-прежнему часто вместе отмечали праздники и сохранили хорошие отношения.

Следующее заседание по делу состоится 17 августа. Стороны надеются, что в этот день суд вынесет решение.
Впрочем, по признанию юристов, точку в это деле можно будет поставить еще не скоро. В Арбитражных судах Москвы и судах общей юрисдикции сейчас рассматривается около двух десятков имущественных споров, связанных с правом на доли и акции предприятий, которыми когда-то владел Юрий Абрамян. Претензии предъявляют структуры, представляющие интересы его последней супруги.

Вокруг российского «Баскин Роббинс» развернулась семейная война

Москвичи могут вскоре лишиться известного американского мороженого: вокруг российского завода «Баскин Роббинс» развернулась ожесточенная семейная война. Как пишут сегодня «Известия», наследники скончавшегося в апреле прошлого года гендиректора ЗАО «Баскин Роббинс» Юрия Абрамяна, на котором производится американское мороженое, делят имущество предприятия.

Москвичи могут вскоре лишиться известного американского мороженого: вокруг российского завода «Баскин Роббинс» развернулась ожесточенная семейная война. Как пишут сегодня «Известия», наследники скончавшегося в апреле прошлого года гендиректора ЗАО «Баскин Роббинс» Юрия Абрамяна, на котором производится американское мороженое, делят имущество предприятия.

В холдинг Юрия Абрамяна, помимо 9-го хладокомбината и завода «Баскин Роббинс» (ЗАО «БРПИ»), входило несколько компаний, в том числе хладокомбинат N 7 на Хорошевском шоссе. Все эти предприятия составили 40% всех рефрижераторных мощностей столицы. В управлении заводом активное участие принимала дочь Юрия Абрамяна и один из трех акционеров холдинга Виолетта Абрамян.

После смерти Ю.Абрамяна родственниками было принято решение разрешить все наследственные вопросы мирным путем. Однако уже 6 апреля, через 3 дня после похорон, последняя жена Ю.Абрамяна — главный специалист по акушерству и гинекологии Минздрава, академик, доктор медицинских наук, профессор Лейла Адамян провела внеочередное собрание акционеров ЗАО «БРПИ». При этом дочь основателя компании, у которой 20% акций, на собрание никто не позвал. В итоге «акционеры» решили назначить гендиректором завода врача-гинеколога Агнессу Осипову, которая приходится Лейле Адамян дочерью.

«Мы провели свое расследование, запросили документы и выяснили, что фактически собрания акционеров не было, — рассказал «Известиям» Вячеслав Леонтьев, управляющий партнер адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры», представляющий интересы Виолетты Абрамян, — был лишь составлен его протокол. Лейла Вагоевна, по всей видимости, подписала его от имени иностранного акционера, не имея на это полномочий. Сейчас итоги этого «собрания» оспариваются в суде, но юристы Лейлы Вагоевны всячески затягивают процесс. На затребованные в судебном порядке документы, подтверждающие присутствие акционеров на собрании, они вообще никак не отреагировали».

Тем временем Лейла Адамян назначила себя гендиректором хладокомбината N7. Правда, через два месяца решение было отменено: как госслужащий занимать должности в коммерческих структурах она не имеет права. И тогда Л.Адамян стала юрисконсультом на БРПИ с зарплатой около миллиона рублей.

Спор о 50% «Баскин Роббинс». У Мосгорсуда свой взгляд на законы и ВС

Завтра Гагаринский районный суд Москвы повторно рассмотрит иск 70-летней женщины Маргариты Абрамян, которая добивается права на часть имущества, нажитого ею вместе с супругом Юрием Абрамяном за 44 года. Речь идет, ни много ни мало, о крупном морозильном холдинге, на который приходится 40% рефрижераторных мощностей Москвы. Говоря проще, 40% от всего оборота мороженого в столице.

Дело это, в принципе достаточно типичное, показывает не только то, как сложно добиться справедливого решения при очевидных, казалось бы, обстоятельствах. Оно демонстрирует, как далеки еще суды общей юрисдикции от слаженной работы и применения единых подходов в рассмотрении аналогичных дел. Ведь Мосгорсуд и вольно обращается с законодательством, и игнорирует разъяснения ВС РФ, и ставит судью первой инстанции в положение, когда он должен выбирать между законом и небезупречными указаниями вышестоящей инстанции.

Гагаринский суд ранее уже рассматривал это дело и вынес по нему решение. Но другая претендентка на наследство обжаловала его в Мосгорсуд. Он отменил решение нижестоящего суда и отправил его на новое рассмотрение, сопроводив странными комментариями, которые не совсем согласуются ни с Гражданским, ни с Семейным кодексами, а также показывают пренебрежение к позиции ВС РФ по данным вопросам.

В итоге Маргарита Абрамян рискует остаться без причитающейся ей доли наследства. Нелегко придется и федеральному судье Гагаринского районного суда Москвы Елене Черныш — ей предстоит выбирать между законом и разъяснениями Мосгорсуда. Ведь они обязательны для нижестоящих инстанций.

Юрий и Маргарита Абрамян развелись в 2005 году, но претендовать на наследство бывшая жена стала значительно позже

Прожив в браке с 1961 года, Юрий и Маргарита Абрамян развелись в декабре 2005 года. Брак между ними был расторгнут решением мирового судьи судебного участка №195 Можайского района г. Москвы.

В 2006 году Юрий Абрамян женился на Лейле Адамян.

Как рассказал адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры», Александр Селютин, представляющий интересы Маргариты Абрамян в суде, после развода для нее в сущности ничего не изменилось. Хотя ее бывший муж уже был женат на другой женщине, он продолжал обеспечивать прежнюю супругу всем необходимым. Более того, он даже не все вещи перевез в новую квартиру, к новой жене, и иногда заезжал к Маргарите Абрамян, чтобы перекусить и переодеться.

Огромным холдингом, который был создан в период брака с бывшей женой, по-прежнему управлял Юрий Абрамян. Маргарита Леонидовна ни на что не претендовала. Просто потому, что ей это не нужно было.

А холдинг, надо сказать, весьма приличный. В него входят несколько крупных компаний: ОАО «Хладокомбинат №9», завод «Баскин Роббинс» (ЗАО «БРПИ», на котором производится американское мороженое), ОАО «Хладокомбинат №7». Все эти предприятия составляют около 40% всех рефрижераторных мощностей Москвы.

Но в 2009 году случилась трагедия. 1 апреля Юрий Абрамян скончался. И вот тогда Маргарита Абрамян решила воспользоваться своим правом на часть собственности, которая появилась у ее бывшего мужа в то время, когда он жил с ней в законном браке.

22 апреля 2009 года женщина обратилась к нотариусу с заявлением, в котором попросила выделить свою супружескую долю.

Отказ нотариуса побудил Маргариту Абрамян пойти в суд. Это и есть момент, когда женщина узнала о нарушенных правах

Нотариус, исходя из законодательства, конечно же, отказал женщине в просьбе, так как она уже не состояла в браке с Юрием Абрамяном. Прямыми наследниками оказались дочь умершего Виолетта Абрамян (она, кстати, принимала активное участие в управлении компанией и является одним из трех ее акционеров) и его новая супруга Лейла Адамян.

Чтобы защитить свое право на долю в имуществе, совместно нажитом с бывшим мужем, Маргарита Абрамян в августе 2009 года подала иск в Гагаринский районный суд г. Москвы к прямым наследникам. В январе 2009 года суд (рассматривала дело судья Волчкова Е.В.) признал ее право собственности на земельный участок и жилой дом, а также на ? долю акций холдинга (решение суда вы можете изучить здесь).

Лейла Адамян не согласилась с решением Гагаринского районного суда Москвы и обжаловала это решение в Мосгорсуде. Его судебная коллегия под председательством Базьковой Е.М. в составе судей Брагинской Е.А. и Дегтяревой О.В. отменила решение и отправила дело на новое рассмотрение. Обоснование Мосгорсуда выглядит весьма странным и сомнительным (определение Мосгорсуда об отмене решения Гагаринского районного суда Москвы находится здесь).

Странное утверждение Мосгорсуда № 1: супруги уже разделили имущество раньше. Но подаренная доля квартиры — не раздел

Вообще-то никакого раздела имущества при разводе супруги не производили. Почему же тогда Мосгорсуд утверждает обратное? Как выяснилось, еще до расторжения брака с Маргаритой, в сентябре 2005 года, Юрий Абрамян оформил договор дарения на долю квартиры и гаражного бокса и передал своей жене в собственность. Именно это Мосгорсуд и классифицировал как раздел имущества. Но разве можно всерьез говорить о таковом, когда самое главное имущество — огромный холдинг — целиком остался в собственности бывшего супруга?

По мнению адвоката Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Александра Селютина, вывод Мосгорсуда о разделе имущества противоречит нормам подпунктов 2, 3 статьи 38 СК РФ.

Такого же мнения придерживается и управляющий партнер юридического бюро «Виртус — Лекс» Юлия Мешкова. Она полагает, что сделку по дарению доли квартиры и гаражного бокса признать разделом совместно нажитого имущества нельзя. Раздел имущества производится либо по письменному соглашению супругов, которое можно также «для верности» оформить при участии нотариуса либо в судебном порядке. Суд в своем решении указывает, кому какое имущество принадлежит.

Юлия Мешкова считает, что муж просто подарил жене часть имущества, все остальное, совместно нажитое в период брака, осталось в их общей совместной собственности.

Сомнительное утверждение Мосгорсуда № 2: истек срок исковой давности. Но ГК и СК РФ, а также ВС РФ всвоих постановлениях указывают на иное

В своем определении Мосгорсуд указал, что суд первой инстанции неправильно определил срок исковой давности, в рамках которого Маргаритой Абрамян было подано исковое заявление. Если говорит проще, в Мосгорсуде считают, что трехлетний срок исковой давности истек, так как исчисляется он с момента расторжения брака.

Такая позиция противоречит не только нормам Семейного и Гражданского кодекса, но и разъяснениям Верховного Суда РФ о «начале течения сроков исковой давности».

Как следует из пункта 2 статьи 9 СК РФ, применяя нормы, устанавливающие исковую давность, суд руководствуется правилами статей 198 — 200 и 202 — 205 ГК РФ.

В статье 200 ГК РФ говорится: течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Очень четко говорится о том, как надо исчислять трехлетний срок исковой давности, и в Постановлении Пленума ВС РФ № 15 от 5 ноября 1998 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». А именно: срок следует исчислять не со времени прекращения брака (при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

О нарушенных правах собственника Маргарита Леонидовна Абрамян узнала лишь в мае 2009 года, когда обратилась к нотариусу и получила отказ в выдаче Свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов.

Как заметили адвокаты Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Александр Селютин и Павел Попов, законодатель определил, что требование о разделе совместно нажитого имущества является правом лица, а не его обязанностью. Поэтому и сейчас Маргарита Абрамян может претендовать на имущество, нажитое в период совместного брака, длившегося 44 года.

А тот факт, что Маргарита Абрамян не предъявила встречного требования о разделе имущества при рассмотрении в 2005 году иска Юрия Абрамяна о расторжении брака к ней, не может лишать ее права на супружескую долю в совместно нажитом имуществе.

Аналогичная позиция выражена Верховным Судом Российской Федерации в Определении от 25 августа 2009 г. N 18-В09-54: «Если бывший супруг не обращалась с заявлением о выдаче свидетельства о праве собственности на указанную долю, нельзя расценить как ее отказ от этой доли, и невозможность признания за ней право на это имущество».

«Супругам действительно дают три года для того, чтобы уладить все вопросы по разделу общего имущества,- говорит управляющий партнер Юридического бюро «Виртус-Лекс» Юлия Мешкова. — Но надо помнить о том, что течение этого срока начинается не с момента прекращения брака, а с момента когда один из бывших супругов узнал о нарушении своих прав на общее имущество, то есть когда бывшая супруга узнала о том, что есть имущество, о котором ей не было известно в период брака. Тогда она вправе была обратиться в суд за признанием своего права собственности на половину. Безусловно нужно доказывать, что раньше она этого не знала и знать не могла».

Про доказывание — это логично. Но Мосгорсуд ведь категорично пишет — суд не правильно определил срок исковой давности.

Под вопросом и право женщины на имущество, и действия судьи, и порядок в системе судов общей юрисдикции

ГПК РФ обязывает районные суды, когда они выносят новые решения, придерживаться указаний вышестоящих инстанций, в данном случае — Мосгорсуда.

Но когда эти указания столь далеки от норм законодательства, можно ли рассчитывать на справедливое решение суда. Вправе ли семидесятилетняя женщина, прожившая 44 года в браке, надеяться, что оно будет именно таким, если предметом спора является крупный промышленный холдинг.

И чем руководствоваться судье Гагаринского суда при вынесении решения — указанием вышестоящей инстанции или законом, которому она призвана служить.

А самое главное: эта частная, казалось бы, история о разделе имущества и о наследстве, на самом деле показывает, сколь далеки еще суды общей юрисдикции от выработки единых подходов и практики в рассмотрении аналогичных дел. Очень далеки, если суд даже не первой инстанции может весьма вольно трактовать законодательство и пренебрегать разъяснениями Верховного суда РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *