Владимир Алексеевич Воронеж

  • автор:

Главное – иметь цель

Pulse PRIME встретился с ним и узнал о том, как он стал банкиром, почему так важно заставлять мозг работать и как решиться на необычный эксперимент.

— Владимир Алексеевич, с чего вы начинали свою карьеру?

Владимир Пенин: — Я окончил куйбышевский авиационный институт по специальности «Жидкостные ракетные двигатели». В советские времена каждый молодой специалист должен был отработать 3 года по распределению. В конце пятого курса к нам в институт приехали представители различных предприятий из многих городов, в том числе и из Воронежа. Я выбрал этот город, получив работу в КБХА (Конструкторском бюро химавтоматики). В то время у молодых людей был невероятный патриотический настрой: многие хотели летать в космос, строить космические корабли… Я тоже собирался стать… не меньше, чем Королевым.

За 13 лет работы в КБХА я вырос от инженера-конструктора до заместителя начальника конструкторского отдела. Мне очень нравилась моя работа, я писал диссертацию, занимался изобретательской деятельностью (даже получил звание «Изобретатель СССР»)… Кстати, до сих пор некоторые мои изобретения используются в ракетной сфере. Получил второе высшее образование — окончил математический факультет ВГУ, что открыло новые возможности для моего развития как конструктора. Но тут грянули девяностые годы, которые круто изменили мою жизнь.

— Как вы оказались в банковской сфере?

ВП: - Моя банковская карьера началась в 1994 году. Я и помыслить не мог, что так резко поменяю сферу деятельности. В начале 90-х всем было туго, все пытались выжить. Вот и наш конструкторский отдел разъезжал по стране, пытаясь внедрить в народное хозяйство свои разработки. Так однажды я оказался в Самаре, а там мой однокашник открыл банк. Предложил и мне сделать то же самое. В тот момент я не воспринял это всерьез. А потом, вернувшись в Воронеж, поразмыслил и решил: «Почему бы и нет?».

Среди моих знакомых-авиационщиков был ныне покойный Владимир Викторович Виноградов, возглавлявший тогда «Инкомбанк». Наверное, если бы не он, я бы никогда не попал в банковскую среду. На тот момент она начала бурно развиваться, профессиональных кадров не хватало. Поэтому набирали сотрудников с более или менее подходящим для финансовой сферы образованием и исходя из личностных характеристик. Владимир Викторович считал, что на тех, кто успешно работал в таких сложных отраслях, как авиация и космонавтика, можно положиться. Мне же в свою очередь было интересно все новое, поэтому я согласился. К тому же и платили неплохо.

Отсутствие профильного образования и опыта поначалу компенсировал активным чтением специальной литературы, изучением нормативных актов. В общем, дело пошло. Кстати, через некоторое время получил высшее экономическое образование.

Сейчас, оглядываясь назад, могу сказать: я не любитель революций, однако в них есть один неоспоримый плюс: в такие переломные моменты появляется возможность полностью изменить свою жизнь.

— Сложно ли вам было?

ВП: - Как ни странно, нет. Возможно, я везунчик по жизни, но я и не помню, где мне действительно было сложно. Да, трудности были, ошибки… Но я всегда относился к ним философски. Это поступательный процесс: если ты что‑то делаешь, то рано или поздно обязательно ошибешься. Это нормально. Сложность в тот период жизни для меня состояла лишь в том, что приходилось очень много работать, чтобы достичь приличного результата. А так, после ракетостроения экономика не казалась мне слишком сложной, я быстро вошел в курс дела, втянулся в работу.

— Почему вы перешли в ВТБ?

ВП: - Я пережил все кризисы, которые происходили в России в последнее время. Самым жестоким оказался 1998 год — в тот момент рухнула вся банковская система, в том числе и «Инкомбанк». После того, как его объявили банкротом, нужно было думать, как выживать. Для себя я решил, что работать в банке с госучастием – надежнее. Поэтому я поразмыслил и поехал на переговоры в Москву, в головную организацию «Внешторгбанка», который потом трансформировался в нынешний ВТБ. Мы пообщались с руководством и сошлись во мнении, что в Воронеже надо открыть филиал «Внешторга». Решение было принято очень быстро — буквально за месяц. Практически вся моя команда сотрудников воронежского «Инкомбанка» перешла во Внешторгбанк. Кстати, инкомбанковский костяк до сих пор работает со мной в ВТБ.

— Что вас привлекает в работе в банковской деятельности?

ВП: - Как бы это громко не звучало, но финансируя предприятия, мы тем самым развиваем экономику региона и страны в целом. Моя деятельность предполагает находиться в центре событий, способствовать становлению компаний, возникновению новых производств. Это чувство сопричастности большому делу завораживает, вдохновляет, заряжает энергией. Для меня самая интересная часть работы — анализировать деятельность предприятий, знакомиться с различными отраслями — сельским хозяйством, промышленностью, торговлей… Я посещаю производства, взаимодействую с собственниками и управленцами, каждый раз узнаю что-то новое, в общем, расширяю свой кругозор.

— Возникало ли у вас когда‑нибудь желание все бросить и вести беззаботную жизнь?

ВП: - Нет, никогда. Бездеятельность для мужчины равносильна смерти. Это доказанный медицинский факт. Как только мужчина бросает работу, у него исчезает цель, отпадает необходимость развиваться, двигаться вперед. Нами управляет мозг, и если он активно работает, то не дает умереть телу. Главное — иметь цель.

— Как вы преодолеваете жизненные кризисы?

ВП: - Знаете, у меня никогда не бывает депрессии. Я вообще не понимаю этого состояния. Если же говорить о трудностях, то предпочитаю переживать их в одиночестве. Как говорится, ухожу «в домик» и сижу там до того момента, пока не найду выход из сложившейся ситуации. Нельзя надеяться, что тебе кто‑то поможет. В 99 процентах случаев, если человек сам себе не поможет, ничего хорошего не произойдет. Кроме того, важно никогда не забывать такую вещь: никто никому ничего не должен. Это основной постулат, который сопровождает меня по жизни. А выход, между прочим, можно найти всегда.

— Обсуждаете ли вы свои проблемы с семьей?

ВП: - Нет. Не хочу, чтобы семья за меня переживала, особенно супруга. Пусть живет спокойно (смеется — ред.). Кроме того, во мне с детства воспитано понятие, что мужчина не должен втягивать слабый пол в решение сложных вопросов. Женщине надо только поддерживать своего мужа, это очень важно для каждого мужчины. Как бы мы, сильный пол, не хорохорились, но именно женщина придает смысл жизни, а одному мужчине ничего не нужно.

— Были ли у вас в жизни учителя?

ВП: - Я твердо уверен в том, что все люди, встречающиеся на нашем жизненном пути, могут нас чему-то научить. Поэтому могу сказать, что учителей у меня было много. И я им всем благодарен. Самый легкий способ получить какие‑то знания и опыт — взять и срисовать что‑то у другого человека. Иногда самый простой способ достичь желаемого — просто найти положительный пример, человека, успешного в том, что тебя интересует. Нужно внимательно посмотреть, как он это делает, учесть его ошибки и использовать положительный опыт.

— Какие качества вы цените в своих сотрудниках?

ВП: - Трудолюбие, здравомыслие и коммуникабельность. Я думаю, что этого набора качеств достаточно, чтобы добиться успеха в любой отрасли.

— Как вы считаете, совместимы ли бизнес и дружба?

ВП: - Уверен, что совместимы. А где тогда искать друзей, если не в совместной работе? Могу точно сказать, что, как правило, кредитуют не предприятие, а человека. Если у собственника, управленца есть определенные человеческие качества, которые он проявляет в общении, дружбе, то на него можно положиться и в бизнесе. Конечно, есть поговорка «Дружба дружбой, а табачок врозь», но это не про меня.

— Что для вас работа?

ВП: - Важная и интересная часть жизни. Но не вся жизнь. У меня очень много интересов, поэтому я живу не для того, чтобы работать. Я работаю для того, чтобы жить так, как мне нравится.

— Чем вы занимаетесь в свободное время?

ВП: - Люблю спорт, увлекаюсь им с детства. Со студенческих времен постоянно принимал участие в спортивных соревнованиях: бегал на лыжах, занимался тяжелой атлетикой, играл за сборную института по хоккею… Потом заинтересовался горным туризмом, горными лыжами и катаюсь на них до сих пор. Это тот вид спорта, которым при хорошо поставленной технике можно заниматься вплоть до глубокой старости. Надо сказать, что любовь к спорту я пытаюсь привить и всему нашему коллективу, поэтому мы устраиваем спартакиады, корпоративные спортивные праздники с соревнованиями, в этом году планируем всем воронежским ВТБ сдать нормы ГТО.

Что еще? Люблю читать. До 10 класса я рос в деревне в Оренбургской области. Там почти не было развлечений, зато была библиотека, и я очень любил сидеть в читальном зале. С тех пор сохранил эту любовь, и когда переехал в Воронеж, много времени проводил в Никитинской библиотеке. Сейчас уже не хожу туда. Интернет заменил библиотеку.

— Вы увлекаетесь театром, уже второй год выходите на сцену, участвуя в благотворительных спектаклях…

ВП: - Да, актерство можно назвать еще одним моим хобби. В этом году меня пригласили сыграть роль режиссера Якина в благотворительном спектакле «Шуры-Муры» и я, конечно же, согласился.

— Как вы решились на такой эксперимент?

ВП: - Дело хорошее – помочь одаренным детям. Да и актерская деятельность мне по душе. У меня большой опытпубличных выступлений, потому что в силу своей должности на совещаниях, конференциях я регулярно что-то говорю перед широкой аудиторией. Но, конечно, в качестве актера я никогда раньше не выступал перед таким количеством зрителей. В прошлом году благотворительный спектакль проходил в ВКЗ – это 750 зрителей, в этом году – в оперном театре, зрительный зал которого вмещает тысячу человек. Было очень интересно окунуться в театральную деятельность. Это очень ответственно и волнительно. Своего рода вызов, преодоление. Но мне нравится ощущение победы над собой, своими страхами.

Кстати, я и свой коллектив тоже приобщаю к актерской деятельности. На Новый год, 23 февраля и 8 Марта у нас принято устраивать театрализованные представления. Участвуют все. Руководители – в первую очередь. Я человек еще социалистического воспитания. Тогда считалось, что кроме трудовой деятельности на любом предприятии должны быть еще общественная и спортивная жизнь. И если все это находится в гармонии, то способствует формированию крепкой команды, коллективного духа и дает отличные результаты в работе. Мой жизненный опыт, многолетняя практика руководителя это подтверждают.

— Как вы находили время для репетиций при такой ответственной работе и плотном графике жизни?

ВП: - Время — это своего рода «резинка», и если тебе что‑то нравится, то вопрос «как все успеть» просто не ставится. Когда чего-то очень хочешь, чем-то увлечен — обязательно найдется время. Но все же в последние дни перед спектаклем репетиции в театре были и утром и вечером, это было непросто. Но я учил роль и репетировал в машине — по дороге на работу.

— Волновались перед выходом на сцену?

ВП: - Не буду лукавить – волновался. Как известно, два самых сильных человеческих страха — это страх смерти и страх публичного выступления. Не верьте тому, кто говорит, что никогда не волнуется в таких ситуациях. Вообще, некий трепет внутри перед любым важным делом — это хорошо, потому что это своего рода концентрация внимания.

— Как часто вы ходите в театр в качестве зрителя?

ВП: - Редко, и, как правило, инициатива исходит от супруги. Не могу назвать себя театралом, но, тем не менее, есть пьесы, которые глубоко трогают, которые смотрю с большим удовольствием.

— Кто из российских актеров вам больше всего нравится?

ВП: - Владимир Машков. Он всегда играет физически и духовно сильных людей.

— Владимир Алексеевич, спасибо за интересную беседу. И в ее финале такой вопрос: за что вы любите наш город?

ВП: - Я долго не считал себя воронежцем. Приехал сюда в 1979 году и через 3 года собирался вернуться на родину в Оренбургскую область. Но жизнь распорядилась иначе. Именно здесь, в Воронеже, я встретил свою будущую супругу. Вообще, любовь к местности не появляется просто так — подобные чувства обязательно связаны с человеческими взаимоотношениями. Для меня Воронеж — это город, где я встретил любовь, где живет моя семья, где родились мои дети и внуки. Здесь вся моя жизнь. Именно за это я и люблю этот город●

Управляющий филиалом банка ВТБ в Воронеже Владимир Пенин полагает, что антикризисная программа «дает надежду на ослабление зависимости от нефтяной иглы». Банкир утверждает, что ВТБ готов финансировать серьезные инвестиционные сделки без оглядки на их размер и срок кредитования в интересах развития бизнеса своих клиентов и диверсификации экономики.

— Владимир Алексеевич, диверсификация экономики на повестке дня не первый год. Почему же планы именно текущего года Вы выделяете особо?
— Меня, как и любого гражданина России, очень волнует зависимость нашей экономики от «нефтяной иглы». В 2014 году реального движения отечественной экономики в сторону диверсификации не наблюдалось. 2015 год, на мой взгляд, стал поворотным: правительство сгенерировало и выпустило ряд антикризисных постановлений, касающихся поддержки разных отраслей промышленности, их кредитования и субсидирования процентной ставки. В этих постановлениях основным инструментом реализации являются государственные банки. И если в прошлом году позиция о плановой реализации постановлений не звучала жестко, то теперь на совещании по среднему бизнесу президент предложил ввести оценочный критерий для банкиров по участию в реализации постановлений. Реакция на это была достаточно быстрой. Государственные банки обязаны в текущем году нарастить свой кредитный портфель по малому и среднему бизнесу не менее чем на 12%. Признаюсь: лично я это буду делать с большой охотой, понимая позитивные результаты такой работы.

— Судя по реализованным в 2015 году инвестиционным сделкам, «генеральная репетиция» в воронежском филиале ВТБ уже состоялась?
— Можно сказать и так (улыбается). По итогам 2015 года кредитный портфель филиала банка ВТБ в Воронеже вырос на 15% и достиг 32,5 млрд рублей в основном за счет стратегического направления развития – финансирования клиентов сегмента среднего бизнеса. К началу текущего года объем этого финансирования составил 16,8 млрд рублей, увеличившись за 12 месяцев почти вдвое – на 72%. Это один из самых больших портфелей по среднему бизнесу в региональной сети банка ВТБ. Для меня это особенно отрадно.

Важнейшими сделками стали проекты ОАО «Молвест» по строительству молочного комплекса на 5000 голов КРС (сумма кредита 2,7 млрд. рублей) и ЗАО «Лискимонтажконструкция» (1,4 млрд рублей) по строительству цеха для производства труб большого диаметра – импортозамещающей продукции.

Хочу подчеркнуть, что эти две большие сделки не были бы реализованы без активного участия Алексея Васильевича Гордеева. Не ради лести, а как констатация факта. Губернатор имеет большой политический вес, к нему в министерствах прислушиваются.

Банк профинансировал также капитальные вложения ГК «Агротех-Гарант» на покупку сельхозтехники – 1 млрд рублей, ГК «Татьяна» – 300 млн рублей на строительство цеха по производству хлебобулочных изделий, 150 млн рублей банк выделил ГК «Модекс» на модернизацию цеха по производству сыра. Были открыты крупные импортные аккредитивы по сделкам воронежских компаний с зарубежными поставщиками: ЗАО «Лискимонтажконструкция» — в китайских юанях (30 млн в долларовом эквиваленте) и ООО «Русвата» в сумме 6,3 млн евро. Были и другие, менее масштабные сделки.

Год отработали успешно с показателями, которые нам задавались планом. К слову сказать, в сравнении с январем 2015 года у нас рост и по депозитному портфелю – на 4,5 млрд рублей.

— В связи со сложной экономической ситуацией стал ли риск-менеджмент банка более жестким?
— Нет. Оценка рисков в текущем году будет стандартной. В некоторых сегментах экономики риски даже уменьшились. Например, в сельском хозяйстве. Ведь самое главное для банков , каким образом заемщик реализует свою продукцию и вернет деньги. Когда рыночные ниши освободились, риски для банков, выдающих кредиты, уменьшились. В той же «оборонке», которая сегодня имеет солидное финансирование, куча комплектующих закупалась за рубежом, а теперь их нужно менять на отечественные. Для банков это новые перспективы кредитования.

— Нестабильность и не предсказуемость макроэкономической ситуации не заставляет банкиров осторожничать в финансировании проектов с длительной инвестиционной фазой?
— ОАО «Молвест» получил кредит на 12 лет, «Лисмонтажконструкция» имеет 7-летний инвестиционный период… На сегодня проблем у банка по срокам кредитования и суммам нет. Если проект окупаем, даем деньги на тот срок, какой нужен. Здесь ситуация простая. После того, как банки отключили от внешнего фондирования, у нас остался единственный источник фондирования – Центробанк. Какую срочность ресурсов он нам задаст, такая и будет.

— Банковский рынок в регионе отличается достаточно жесткой конкуренцией. В чем Вы видите преимущества ВТБ?
— Если сравнивать нас с коммерческими банками, ВТБ крупнее и в связи с этим имеет определенные преимущества по ценам. Но самая важная часть конкурентной борьбы – у нас за плечами достаточно длинная биография, и наши клиенты имели возможность понять, что нам можно доверять. Мы, в свою очередь, доверяем своим постоянным клиентам. Когда работа с клиентом идет на нормальном человеческом уровне, это и есть серьезное конкурентное преимущество.

— Владимир Алексеевич, каковы приоритеты воронежского ВТБ в 2016 году?
— Рост по всем показателям. В том числе и по кредитному портфелю. Увеличение меньше 10-15% я никогда не планирую. В приоритете, как я уже сказал, – 10-15 проектов по среднему бизнесу. Будем работать и по сельскому хозяйству, и по промышленности. Когда видишь реальные меры правительства, дающие надежду на то, что мощный экономический потенциал нашей страны начнет реализовываться, работать хочется с полной самоотдачей.

Онлайн-версия коммерческого проекта.
«Воронежская область. Итоги-2015″

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *