Уголовный розыск орган дознания

  • автор:

Является ли органом дознания оперуполномоченный оперативного подразделения? В случае проведения оперуполномоченным оперативного подразделения органа внутренних дел проверки сообщения о преступлении в порядке статьи 144, 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, вправе ли оперуполномоченный самостоятельно принимать решения об отказе в возбуждении уголовного дела, либо о передаче сообщения о преступлении по подследственности?

Статьями 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК) обязанности по приему и проверке сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении, а также по принятию процессуального решения возложены в том числе на дознавателя и орган дознания.

В соответствии с пунктом 24 статьи 5 и пунктом 1 части первой статьи 40 УПК органом дознания являются органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения) полиции.

Исходя из указанных положений УПК, сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации, не являющиеся по должности дознавателями, имеют статус должностных лиц органа дознания.

Одновременно следует учитывать, что в силу пункта 7 статьи 5 УПК любое должностное лицо органа дознания приобретает статус дознавателя в случае, если оно уполномочено начальником органа дознания на осуществление предварительного расследования в форме дознания, а также иных полномочий, предусмотренных УПК.

В силу взаимосвязанных положений пункта 17 статьи 5, пункта 1 части первой и части третьей статьи 402 УПК начальник органа дознания (должностное лицо, возглавляющее соответствующий орган дознания, а также его заместитель), а в органах внутренних дел Российской Федерации также заместители начальника полиции уполномочены поручать проверку сообщения о преступлении, принятие по нему решения в порядке, установленном УПК.

Корреспондирующие положения содержатся в пункте 40 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, утвержденной приказом МВД России от 29 августа 2014 г. № 736 (зарегистрирован в Минюсте России 6 ноября 2014 года, регистрационный № 34570), согласно которому проверку зарегистрированного заявления (сообщения) осуществляет сотрудник органов внутренних дел по соответствующему поручению руководителя (начальника) территориального органа МВД России либо его заместителя (начальника управления, отдела, отделения, пункта полиции, линейного отдела, линейного отделения, линейного пункта полиции либо его заместителя) или лиц, их замещающих.

По каждому зарегистрированному заявлению (сообщению) о преступлении руководитель территориального органа обязан дать письменное поручение в форме резолюции с указанием исполнителя, срока проверки и порядка разрешения заявления (сообщения) о преступлении (пункт 41 указанной Инструкции).

Таким образом, сотрудники оперативных подразделений территориального органа МВД России, не являющиеся по должности дознавателями, в соответствии с поручением начальника органа дознания могут быть уполномочены на проведение проверки сообщения о преступлениях в порядке, предусмотренном УПК.

При этом постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное данным сотрудником, как должностным лицом органа дознания, подлежит утверждению начальником органа дознания или заместителем начальника полиции. Однако утверждение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не требуется, если оно вынесено дознавателем, в том числе должностным лицом органа дознания, на которое начальником органа дознания возложено осуществление полномочий, предусмотренных УПК в порядке, установленном пунктом 7 статьи 5 УПК.

По смыслу части первой статьи 144 УПК проверка сообщения о преступлении и принятие по нему решения в установленный срок должны осуществляться в пределах компетенции дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, установленной УПК.

Компетенция указанных должностных лиц и органов, разной ведомственной принадлежности определяется в том числе с учетом правил подследственности, установленных статьей 151 УПК, что подтверждается пунктом 3 части первой статьи 145 УПК, согласно которому одно из решений, принимаемых по результатам рассмотрения сообщения о преступлении, является передача сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 УПК.

Задачи отдела уголовного розыска

  • Главная
  • Избранное
  • Популярное
  • Новые добавления
  • Случайная статья

⇐ Предыдущая12

Задачами уголовного розыска являются:

· Осуществление оперативно — розыскной деятельности (ОРД), направленных на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений общеуголовной направленности, розыск лиц, скрывшихся от следствия и суда, без вести пропавших граждан и установления личности не опознанных трупов;

· Проведение дознания в ходе доследственной проверки, по заявлениям граждан и сообщениям организаций о преступлениях;

· Проведение дознания по уголовным делам, по которым предварительное следствие не обязательно (в настоящее время дознание по уголовным делам в РФ проводится дознавателями отделов дознания органов внутренних дел);

· Оперативное сопровождение предварительного расследования по уголовным делам;

· Исполнение отдельных поручений следователя.

Должностные обязанности оперуполномоченного уголовного розыска

Должностным лицом, в полномочия которого входит выполнение мероприятий по оперативно-розыскной деятельности и дознанию, является оперуполномоченный. Специфика работы и ее методы, среди которых личный сыск и разработка агентов, освобождают сотрудника ОУР от обязательного соблюдения требований внешнего вида. Кроме того, служащие имеют доступ документам, хранящимся под грифами «секретно», «совершенно секретно». Круг обязанностей оперуполномоченного составляют:

— наблюдение;

— исследование предметов, документов;

— проведение визуального осмотра зданий, предметов, помещений, транспорта;

— установление личности;

— проведение проверочных закупок;

— установление контроля за почтовыми отправлениями;

— прослушивание телефонных звонков;

— наведение справок;

— произведение оперативного внедрения;

— получение сведений через технические каналы.

Таким образом, целью деятельности оперуполномоченного уголовного розыска является получение сведений в рамках возбужденного уголовного дела.

Заключение

Таким образом, отдел уголовного розыска, в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», выполняет функции по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию тяжких, особо тяжких преступлений против личности, личного имущества граждан; выполнения оперативно-розыскной деятельности с целью установления места сокрытия прячущихся от следствия преступников, пропавших без вести граждан, опознания трупов; подготовка и внедрение действий, направленных на защиту жизни и здоровья человека, его имущества от противоправных посягательств; осуществление дознаний при выполнении доследственной проверки по заявлениям о совершении правонарушений от граждан и организаций. Главные задачи ОУР: осуществление оперативно — розыскной деятельности, направленных на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений общеуголовной направленности, розыск лиц, скрывшихся от следствия и суда, без вести пропавших граждан и установления личности не опознанных трупов; проведение дознания в ходе доследственной проверки, по заявлениям граждан и сообщениям организаций о преступлениях.

Правовые основы деятельности ОУР: Конституция России, Уголовно-процессуальный кодекс, Федеральный закон «О полиции», Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», нормативные акты МВД, другие законы и иные правовые акты.

Важнейшим условием успешного решения задач, возложенных на уголовный розыск, является грамотная организация деятельности ОУР и поддержание тесной связи с населением и взаимодействие с общественными формированиями, участвующими в охране общественного порядка. С этой целью сотрудники уголовного розыска устанавливают деловые контакты с местными жителями, администрацией, должностными лицами и работниками жилищных органов, которые могут оказать реальную помощь и необходимое содействие в охране общественного порядка.

Заключительный вывод

Общее впечатление от пройденной учебной практики – положительное. Считаю, что цель проделанной работы – углубление и расширение теоретических знаний, получение практического опыта – выполнена.

Я считаю, что все цели и задачи, поставленные мной в начале пути, были достигнуты. Я думаю, что опыт, полученный мной на данной практике, несомненно, пригодиться мне в дальнейшем, при построении своей профессиональной деятельности.

В заключение своего отчета хочу сказать, что при прохождении производственной практики особых трудностей не возникало. Было очень интересно познакомиться с работой полиции в ОМВД России по г.Новочебоксарск. Данная преддипломная практика, несомненно, поможет мне в дальнейшей работе полицейского. Я выбрал эту профессию что бы служить России и ее народу. Я еще раз убедился в том что полицейский — это мое призвание.

Характеристика – Отзыв

Студент 3 курса, Яковлев Евгений Геннадьевич по специальности «Юриспруденция», группы ЗЮ-62-14 Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения Высшего профессионального образования «Чувашского государственного университета имени И.Н.Ульянова» (ФГБОУ ВПО «ЧГУ им. И.Н.Ульянова») прошел производственную практику в ОУР ОМВД РФ по г.Новочебоксарск в период с 17 апреля по 23 апреля 2017 года.

Результаты практики:

1. Степень выполнения программы практики: намеченная программа практики выполнена в полном объеме.

2. Характеристика работы практиканта за период прохождения практики: Яковлев Евгений Геннадьевич проявил себя как инициативный, исполнительный и дисциплинированный работник. Ответственно относится к выполнению своих обязанностей. В работе его можно характеризовать как волевого, напористого, целеустремленного сотрудника. Все порученные задания выполняет своевременно и качественно. Обладает необходимыми знаниями в своей области. Активно расширяет сферу своей деятельности за счет освоения новых участков работы.

Яковлев Евгений Геннадьевич работает эффективно без контроля. Производственные задания всегда выполнял в установленные сроки. Евгений не теряется в стрессовой ситуации, при жестком лимите времени умеет выделить главное и активно действует в соответствии с имеющимися возможностями. Быстро и качественно усваивает новую информацию. Стремится к приобретению новых знаний и навыков. Яковлев Е.Г. внимательно относится к критическим замечаниям в свой адрес, принимает их к сведению и делает конструктивные выводы. За время прохождения практики Яковлев Евгений Геннадьевич практически реализовал свой профессиональный опыт, оказывая помощь сотрудникам полиции.

3. Качество оформления дневника, отчета и прохождения практики заслуживает оценки «отлично».

Оперуполномоченный ОУР ОМВД

России по г.Новочебоксарск

лейтенант полиции А.А. Михайлов

Список используемой литературы

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г.,-М. Эксмо, 2011.

2. Конституция Чувашской Республики от 30.11.2000г.(с измен. и доп.)-2010 г.

3. Уголовный кодекс РФ/-М. : Эксмо, 2012.-240 с.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ/-М. : Эксмо, 2012.-320 с.

5. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995г. №144-ФЗ (ред. от 06.07.2016г.)

6. Приказ МВД РФ от 12.12.2011г. №1221.

7. Приказ МВД РФ от 01.03.2012г. №140.

8. Приказ МВД РФ от 12.01.2009г. №13.

9. Приказ МВД РФ от 30.04.2012г. №389.

Уголовный розыск – это не работа, а смысл жизни

Судя по фильмам и сериалам, будни уголовного розыска – это сплошные погони, перестрелки и захватывающие приключения. На самом деле, утверждает младший лейтенант Евгений Жулев, в жизни работа оперуполномоченных выглядит совсем не так красиво, как в кино показывают. С этим он столкнулся в первый год своей службы в самом творческом отделе балаковской полиции – уголовном розыске.
За плечами почти год работы в уголовном розыске. От работы не ждал ничего сверхъестественного, с первых минут понимал, что попал туда, о чем мечтал с детства. У маленького Женьки Жулева была мечта — стать милиционером как его папа, у которого есть пистолет и наручники. Их он (наручники) втихаря таскал, чтобы ловить воображаемых преступников. Один раз, насмотревшись популярный в то время сериал «Улицы разбитых фонарей» как преступник проволокой открывает замочек наручников, решил испытать отцовские наручники на себе. Приковал себя за ногу к батарее и… проволока не помогла, а ключи от «кандалов» папа оставил на работе. Чтобы выручить маленького сына из плена пришлось вызывать на помощь коллег, которые и спасли наплакавшегося заключенного. Тогда будущий опер дал себе зарок, что обязательно будет служить.
С годами мечта о работе в правоохранительных органах отошла сначала на второй план, потом на третий, а потом и вовсе позабылась, на смену ей пришла другая не менее интересная и ответственная. После школы было принято решение стать тренером по армейскому рукопашному бою, специально для этого он поступил в Физкультурный институт, но после службы в армии все изменилось.
— Пошел в армию, и в армии меня осенило, что хочу служить Родине, но не в вооруженных силах. Сразу после срочной службы стал устраиваться в полицию. Сначала работал в ППС, а потом перевелся уже сюда в уголовный розыск.
Служба в патрульно-постовой службе научила многому, что сейчас в службе конечно помогает.
— Служба ППС — это наружная служба, ты постоянно находишься на улице, народ тебя видит, запоминает, а мы ходим в штатной форме одежды, не в гражданке, и работаем по другим линиям немножко, по административным и немножко по уголовной. Здесь же мы всегда работаем только с уголовными делами, разыскиваем преступников. В патрульно-постовой службе научился общению с людьми. Попадается разный контингент. К примеру, идет пьяный человек, но он адекватно информацию воспринимает. Иногда попадаются и ранее судимые, люди прошедшие тюрьму, у них свое отношение к сотрудникам полиции. Они могут разговаривать грубо. В такой ситуации полицейскому важно самообладание, уметь себя сдерживать, эмоции свои не показывать ни кому. Потому что мы обязаны работать в рамках закона о Полиции, где все прописано и принимать соответствующие меры.
Рукопашный бой в работе, конечно, пригодился. Приходилось усмирять слишком активных граждан. Это в кино поиском преступников занимается замечательный пес Мухтар, ловит преступников. На деле совсем все не так!
— Здесь не так здорово и весело. Приближенный к правде сериал «Ментовские войны» Они более или менее схожи с реальностью, упоминают даже закон о Полиции. А «След» и «Невский», где сотрудники бегают по улице стреляют из пистолетов, промахнулся, и ушел обратно. На деле нельзя так делать! Если ты будешь стрелять направо и налево, к тебе потом будет много вопросов. Чтобы применить оружие нужны веские основания. К примеру, вооруженный преступник. Ты должен сам понимать, что ты будешь делать. Всегда стараемся обойтись без этого. Всегда есть спецсредства и боевые приемы борьбы. Я еще ни разу не применял оружия.
Раскрываются преступления по разному. Иногда можно за час понять, что к чему и задержать злоумышленника, а бывает, что месяцами приходится решать ребус.
— Самое интересное преступление, когда в этом есть что-то мистическое, — рассказывает более опытный коллега Евгения Жулева – старший оперуполномоченный Егор Трошкин. — Человек приходит и рассказывает, что у него из квартиры загадочным образом пропал ноутбук. Утром ушел на работу, он стоял на столе, а вернулся домой, нет его и все. Приходишь к нему, смотришь, замки целые, никаких признаков проникновения в квартиру посторонних нет. Начинаешь с человеком общаться, логический цепочки выстраиваешь: кто дома был, кому ключи давал, кто стал заглядывать частенько. Выясняется много интересных деталей, по которым становится все понятно, и даже грустно, что мистики никакой и нет.
Оперативники рассказывают, что большинство краж раскрывается просто, потому что злоумышленники спешат побыстрее избавиться от награбленного и относят «добычу» в ломбарды.
— Сначала ломбарды отрабатываем, когда их работники говорят, что им такое не приносили и не сдавали, то начинаем работать по людям, которые были в близком окружении. Сейчас хорошо помогают в раскрытии преступления – камеры наружного видеонаблюдения. Если бы их не было бы на порядок сложней. Много злоумышленников попадают под камеры.
Егор Трошкин, в полиции служит уже больше 10-ти лет. В УгРо пришел тоже с улицы – семь лет он патрулировал город, будучи сотрудником Вневедомственной охраны. Пришел еще в милицию, тоже отслужив в армии. Пока патрулировал город, параллельно учился в Юридическом институте. Когда закончил сразу принял решение о переводе в другой отдел.
— Другие варианты я не рассматривал, знал, что пойду только уголовный розыск. Работа творческая, целенаправленная, то есть событие есть куда бежать. Здесь не так как ОВО и люди здесь другие (и это он говорит не о коллегах, а о своих «подопечных», тех кого приходится ловить – прим. редакции). У них жизнь другая, кто неоднократно судимый. Для них совершить преступление – это в порядке вещей. Многие на этом живут. Он освободился, какое-то время просуществовал, хорошо если есть родственники, они поддерживают. Если у них нет ничего, то в принципе их здесь ничего не держит. Украл, выпил, в тюрьму (опять как в кино!).
Вообще Егор первый кто в семье надел погоны. Родители — инженеры, приняли его решение и поддержали. Сложно было с «тылами» поначалу, но сейчас супруга и маленькая дочка тоже приняли выбор папы и мужа, с пониманием относятся к его ответственной работе.
Всего в уголовном розыске четвертого отдела полиции работают девять человек. В зоне их обслуживания более 100 000 жителей города (центральная и часть заканальной, до улицы Минской). Раскрываемость преступлений составляет около 80 %. Хороших результатов удается добиться благодаря коллективной работе, как говорится: «Один в поле не воин!». Таким образом опытные сотрудники передают свои знания «новичкам».
— Для того, чтобы все понять нужно отработать в уголовном розыске не один год. 3 – 5 лет – это небольшой период чтобы узнать совсем немного. Опытный опер, бывший начальник уголовного розыска Михаил Михайлович Абджалимов отработал в уголовном розыске 33 года, и даже он говорил, что я всего не знаю. Век живи, век учись!
Работа в уголовном розыске требует много времени и самоотдачи. Поэтому в свой профессиональный праздник они желают своим коллегам не только здоровья и успехов.
— Хочется, пожелать возможности, чтобы работа давала возможность побыть с семьей дома. Чтобы она немножко отпускала. Мы всегда здесь, — это же уголовный розыск, могут ночью позвонить или в выходной: все поднялись, поехали! Это уголовный розыск этим он и отличается. Стабильного графика здесь не было, нет и, наверное, долго еще не будет. Служба такая. И когда ты сюда пришел, ты должен понять и принять.
Ребята пожелали коллегам Оперского фарта или Милицейской удачи, чтобы преступлений побольше раскрывать. Здоровья, терпения семьям и удачи.

«Петровка, 38»

Аркадий Кошко — «сыщик от Бога»

Аркадий Францевич Кошко

Справедливости ради надо отметить, что уголовный сыск, то есть функция по установлению лица, совершившего уголовное злодеяние, существовал с сотворения мира. И так уже исторически сложилось, что работники уголовного розыска вот уже 100 лет считают 5 октября 1918 года днём образования своей службы.
Первое сыскное отделение полиции появилось в Санкт-Петербурге в 1866 году и только после гибели Александра II — в Москве. Начало легендарной известности московской сыска связано с именем возглавившего его в 1908 году Аркадия Кошко — «сыщика от Бога» и не менее талантливого писателя. Имея прежний штат сотрудников, он смог прикомандировать к каждому полицейскому участку по одному надзирателю сыскной полиции, над группами надзирателей поставить своих чиновников по особым поручениям, а самому возглавить всю эту сыскную «вертикаль». С помощью специально подобранной агентуры чиновники контролировали надзирателей, а он сам через собственную агентуру — и тех и других. Такой тотальный контроль позволял ему поддерживать внутренний порядок, укреплять дисциплину, предупреждать и устранять злоупотребления по службе и избавляться от сотрудников, скомпрометировавших себя неблаговидными поступками.
Кошко упорядочил работу и собственно сыскного отделения. Ведущее место в нём занимало справочно-регистрационное бюро, основанное на антропометрии, фотографии и дактилоскопии, которое он оснастил по последнему слову криминалистической техники. Работа по раскрытию преступлений строилась по линейному принципу. Имелось три основных направления: 1) убийства, разбои и грабежи; 2) профессиональные воровские организации; 3) мошенничество, фальшивомонетничество, контрабанда, продажа женщин. Большое внимание уделялось личному сыску, который осуществлялся в местах вероятного появления разыскиваемых преступников и сбыта похищенных вещей. Этим занималась агентура и штатные сотрудники, в распоряжении которых имелся соответствующий гардероб, парикмахер и даже гримёр. Собственной филёрской службы в сыскном отделении не было, поэтому наружное наблюдение вела, как правило, платная агентура. Славилось отделение и своими служебно-розыскными собаками.
Если судить о работе московской сыскной полиции по рассказам Кошко, то у читателя может сложиться впечатление, что она могла не только раскрыть любое преступление, но и навести в Москве образцовый порядок. Увы, но, даже имея своим руководителем общепризнанного «русского Шерлока Холмса», она при том кадровом обеспечении была в состоянии лишь на штучную работу — ловить в кишащем рыбами аквариуме самые привлекательные экземпляры. На других у неё не было ни сил, ни времени. Ситуация слегка изменилась после того, как Кошко стал заведующим сыскной полиции Российской империи. Штат московской сыскной полиции вырос с 71 до 173 человек.
Февральская революция и народная милиция
Февральская революция 1917 года нанесла сокрушительный удар по всей правоохранительной системе города Москвы. Полицейские участки оказались разгромленными, офицеры и нижние чины полиции, запятнавшие себя сотрудничеством с «охранкой» или злоупотреблениями по службе — в тюрьмах, и лишь невиновные в этом передавались в распоряжении военного командования или высылались из города. Новая власть, Комитет общественных организаций и Совет рабочих депутатов, приступила к созданию народной милиции, которая оказалась укомплектованной людьми, совершенно не подготовленными к охране общественного порядка и борьбе с преступностью, а часть из них имела весьма сомнительное прошлое.
А тем временем криминогенная обстановка в Москве накалилась до предела: к осени 1917 года, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, только количество убийств увеличилось в 10 раз, не говоря уже о разбоях, грабежах и кражах. В этих условиях беззащитным москвичам ничего другого не оставалось делать, как заняться самоохраной. Обыватели дежурили во дворах и в подъездах, ловили карманных воров и спекулянтов, что сопровождалось их избиениями, причём столь частыми и жестокими, что потерпевшие от «карающей руки обывателя» однажды собрались на митинг и потребовали от городских властей «обеспечить им охрану от самосудов».
Критическое положение с охраной общественного порядка не было секретом для городских и центральных властей. Однако они вплоть до ноября 1917 года ничего так и не смогли сделать для того, чтобы укрепить народную милицию положительно зарекомендовавшими себя солдатами и армейскими офицерами или обеспечить её служащих сносным денежным содержанием. Защищая свои права, стражи порядка накануне октябрьского вооружённого восстания объявили забастовку, в результате в критической ситуации город практически остался без милиции.
Карл Маршалк — глава сыска в период двух революций

Карл Маршалк, начальник
уголовно­розыскной милиции 1917 год

В отличие от городской полиции, московское сыскное отделение после Февральской революции избежало такого сокрушительного разгрома. Её начальник, Карл Петрович Маршалк, некоторое время скрывавшийся от революционной стихии, через несколько дней после отречения Николая II добровольно явился в Комитет общественных организаций и предложил свои услуги, чем спас и отделение, и свое должностное положение. Однако он лишился той самостоятельности, что имел ранее. Отделение переименовали в управление уголовного сыска и передали в ведение министерства юстиции, а для того, чтобы Маршалк и его подчинённые действовали в соответствии с требованиями новых властей, Комитет общественных организаций назначил ему специального комиссара.
Но вот свершилась и Великая Октябрьская социалистическая революция. Командный состав московской народной милиции и милицейский профсоюз отказались сотрудничать с Советской властью, однако многие рядовые сотрудники отозвались на призыв комиссара по гражданским делам Михаила Ивановича Рогова, возглавлявшего спешно созданный Совет московской милиции (с июня 1918 года Административный отдел Моссовета), и приступили к исполнению своих обязанностей. На места саботажников по рекомендациям партийных, советских или профсоюзных организаций приходили сотни рабочих и красногвардейцев. Во главе районных и участковых комиссариатов милиции Президиум Моссовета и районные Советы (последние с согласия Совета московской милиции) поставили своих представителей, в основном, большевиков либо левых эсеров.

Примечательно, но Маршалк — начальник управления уголовного сыска, и по отношению к новой власти повёл себя лояльно. Его примеру последовали подчинённые, посчитавшие, что забастовка в такое трудное для страны время есть преступление перед Родиной. Однако, как и во времена правления Керенского, над ними вновь возвышался комиссар, теперь уже большевик. Им оказался латышский революционер Карл Гертович Розенталь, в помощь которому вскоре прибыл отряд балтийских моряков.
Рождённый в борьбе с преступным миром

Петровка, 38 в 20­е годы

Уголовный розыск Москвы в тот период времени подчинялся только Административному отделу Моссовета, так как в НКВД республики соответствующая служба отсутствовала. С советской милицией, именуемой в то время «рабочей», их взаимоотношения строилось на паритетных началах. Иначе складывалось взаимодействие с ВЧК, где имелся свой уголовный подотдел, здесь сыск выступал лишь в роли младшего партнёра. Эта иерархия сохранится вплоть до 1953 года.
К середине 1918 года штатная численность уголовного розыска составляла 344 человека. Работа сотрудников строилась по территориально-линейному принципу и мало чем отличалась от организации работы в царское время, если не считать наличие боевой дружины (прообраз современного СОБРа) в составе 150 человек, используемой оперативниками при проведении облав и рейдов по воровским притонам и другим злачным местам.

Карл Маршалк, начальник
уголовно­розыскной милиции. 1917 год

А тем временем, несмотря на предпринимаемые Советской властью меры, преступность в молодой Советской республике, находящейся в состоянии гражданской войны, продолжала расти угрожающими темпами. В Москве ежедневно совершались десятки убийств и вооружённых нападений. Гибли ни в чём не повинные граждане, гибли и сотрудники милиции. В схватке с преступниками в 1918 году Московский уголовный розыск, по разным сведениям, потерял не менее 15 сотрудников, что стало причиной поспешного массового увольнения из него так называемых буржуазных специалистов. В этих условиях вся тяжесть борьбы с преступностью легла на плечи людей, имевших лишь поверхностное представление о криминалистике, агентуре, оперативной работе, уголовном праве, уголовном процессе.
В сложившихся условиях до сознания руководства НКВД наконец-то дошло, что ему придётся отказаться от утопической идеи вести борьбу с преступностью без негласного расследования с использованием доступного тогда комплекса оперативно-розыскных мероприятий и последовать примеру той же Москвы где в старые сыскные подразделения, существовавшие до Октябрьской революции, стали вливать новое рабоче-крестьянское содержание. Своим постановлением от 5 октября 1918 года Коллегия НКВД РСФСР приняла постановление об организации отделений уголовного розыска, как части единого милицейского аппарата. С этого дня, а не с 1741 года, когда Ванька Каин начал работать на Разбойный приказ, и не с 1866 года, когда в Санкт-Петербурге приступил к исполнению своих обязанностей Путилин, и даже не с издания в 1908 году закона «Об организации сыскной части» ведёт своё летоисчисление уголовный розыск Москвы и страны в целом.

Комиссар уголовно-розыскной милиции Карл Розенталь

Карл Розенталь, комиссар
уголовно­розыскной милиции

Карл Гертович Розенталь — личность мало изученная, тем не менее из тех скудных и не всегда абсолютно достоверных источников информации, можно всё же попытаться нарисовать, увы, не портрет, а всего лишь умозрительный абрис. Что достоверно известно, Розенталь рижанин и латыш, родился в 1886 году, и у него была семья, которую он оставил в 1915 году и уехал в Москву, где организовал подпольный кружок по изучению марксизма среди… грузчиков.
Документально подтверждено, что у него был сын, Карл Карлович, 1910 года рождения, который после окончания одного из ленинградских институтов работал последовательно в Историко-археологическом институте АН СССР, в АН БССР, Российской национальной библиотеке (РНБ) в Ленинграде. Он дважды привлекался к следствию по ст. 58 УК РСФСР и оба раза благополучно избегал наказания. Последняя информация о нём гласит, что в 1938 году он был уволен из РНБ за невыход на работу. Дальнейшая судьба его неизвестна. В числе репрессированных не значится.
Вся последующая информация о Карле Гертовиче почерпнута из источников, достоверность которых может быть подвергнута сомнению. Итак, что же говорят эти источники? Они говорят, что Розенталь учился в университете, но не закончил его, что он владел французским, польским и немецким языками, что в партии большевиков он состоял с 1905 года, был членом Всебалтийского подпольного бюро профсоюзов (1914), участвовал во Вселатвийской партийной конференции (1915), являлся активным участником октябрьского вооружённого восстания 1917 года в Москве и даже возглавлял ревизионную комиссию Моссовета (сентябрь-ноябрь 1917 года).
После прихода большевиков к власти, Розенталь был назначен комиссаром Уголовно-розыскной милиции города Москвы, личный состав которой вместе со своим начальником Маршалком объявил себя находящимся вне политики и изъявил готовность продолжать свою профессиональную деятельность в новых условиях. После эмиграции Маршалка, Карл Гертович возглавил столичную сыскную службу и руководил ею, как это утверждают авторы литературных произведений, настолько успешно, что в октябре 1918 года по предложению Дзержинского был назначен первым начальником Центророзыска ГУРКМ НКВД РСФСР.
Возглавив Центророзыск, Розенталь ещё какое-то время продолжал руководить МУРом, пока на этом месте его не заменил Александр Максимович Трепалов. С учётом того, что Московский уголовный розыск, приняв в свои ряды балтийских моряков и местных энтузиастов, смог по максимуму сохранить дореволюционные кадры, а, следовательно, и работоспособность, то его сотрудники стали опорой и основной рабочей силой Центророзыска при расследовании резонансных преступлений, совершённых в губерниях, где Советская власть уже утвердилась, а уголовный розыск лишь зарождался. В этой связи основные усилия Центророзыска пришлось направлять на формирование и обучение личного состава службы в центре и на местах, на внедрение научных методов идентификации преступников, фиксации следов преступления и документирования противоправной деятельности.
Имеются сведения, что в 1919 году Карл Гертович состоял членом Коллегии Центрального управления лагерей НКВД и что в декабре того же года начальником Центророзыска был уже Игнатий Антонович Визнер.
Что же произошло с Розенталем дальше? Пролить свет на его дальнейшую судьбу помогли некоторые документы, отыскавшиеся в Российском государственном архиве. Среди этих документов сохранились и автографы, в которых Карл Гертович излагает некоторые вехи своего жизненного пути. И вот что интересно, свою работу в уголовном розыске Москвы он представляет не иначе, как работу в Моссовете, а о руководстве Центророзыском даже не упоминает. О причинах же своего увольнения из НКВД Розенталь также умалчивает, говорит лишь о своём аресте по распоряжению самого Дзержинского, но не говорит за что. Имеются две версии причины ареста: подозрение в получении взятки и злоупотребление властью. Что было на самом деле, неизвестно. Однако в обоих случаях источники информации солидарны в одном — из-под ареста его освободили по решению ЦИК РСФСР. Это вполне могло быть сделано по состоянию здоровья Карла Гертовича, не зря же в следующем году он выбыл из партии по болезни. По всей видимости, душевной.
Тем не менее последующие десять лет Розенталь значится ответственным работником профсоюза транспортников, а с 1930 по 1938 год он работает на малозначащей должности старшего инспектора по кадрам «Мосавтотранса». Как человека и специалиста его характеризуют следующим образом: «… по натуре скрытный, замкнутый, всегда проявляет какое-то недовольство, любит показать видимость, что много и хорошо работает, шумит, кричит, якобы для улучшения дела, а на поверку выясняется, что кадровая работа организована им недопустимо плохо».
Чем уж он так насолил арестованному латвийскому шпиону (да и шпиону ли) К. Лаубе, который вдруг взял и «возвёл» его в резиденты латвийской разведки, а чекисты, не получив никаких доказательств и даже не добившись его личного признания, имея лишь показания Лаубе, передали «дело» на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР. Там же, недолго думая, вынесли вердикт: «Карла Гертовича Розенталь по подозрению в шпионаже заключить в исправтрудлагерь на 8 лет». На все его жалобы и ходатайства ответ был один — молчание, чему, наверное, способствовало заключение лагерных врачей, диагностировавших у него «сухотку, некоторое изменение личности и частичную потерю памяти». Из лагеря бывший комиссар Московской уголовно-розыскной милиции и первый начальник Цетророзыска РСФСР так и не вышел. 26 марта 1940 года была констатирована его смерть, причины которой также неизвестны.
Через 17 лет последовала его реабилитация. Решение принял Военный трибунал Московского военного округа.
(Продолжение следует.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *