Тугушев Орлов

  • автор:

Рыбный король: подлинная история нового российского миллиардера

В «Норебо холдинге» Орлова тоже говорят об отсутствии какого-то рывка вследствие контрсанкций. «Добыча рыбы предприятиями холдинга в 2016 году осталась примерно на уровне 2015-го — 530 тыс. т против 520 тыс. На Дальнем Востоке добыча выросла, а в северном бассейне упала. Так что где-то выручка выросла, а где-то снизилась», — сообщили РБК в холдинге.

В Министерстве по рыбному и сельскому хозяйству правительства Мурманской области уверены, что рост благосостояния Виталия Орлова никак не связан с импортозамещением.

На самом деле в поле зрения Bloomberg предприниматель попал благодаря победе в корпоративном конфликте и консолидации в его руках контрольного пакета «Норебо холдинга» в 2016 году.

Что такое «Норебо холдинг»

Сегодня в группу «Норебо» входят 12 основных рыбопромысловых компаний (северо-запад и Дальний Восток России), которые осуществляют промысел 39 рыболовными судами (все принадлежат компаниям холдинга). В состав группы «Норебо» также входят торговые компании в России и за рубежом, новое современное рыбоперерабатывающее предприятие в Мурманской области, грузовой терминал «Сероглазка» (Петропавловск-Камчатский), а также административные и управляющие компании. В холдинге работают порядка 3 тыс. человек, из которых 2 тыс. — это экипажи рыбопромысловых судов. Головной офис группы «Норебо» расположен в Мурманске. Финансовых показателей представители компании не раскрывают, по информации СМИ, в 2015 году выручка компании составила $600 млн, Орлов в интервью «Коммерсанту» говорил о прибыли в 25–35%.

Друзья-мореходы

В советское время поступление в Высшее мореходное училище было завидной мечтой мурманской молодежи. Самым престижным в нем был судоводительский факультет. Завидная карьера капитана дальнего плавания ждала поступивших на него в середине 1980-х Виталия Орлова и Александра Тугушева. Они учились на разных курсах — Тугушев на два года старше, но подружились еще курсантами. Распад Советского Союза внес коррективы в жизненные планы моряков и открыл перед ними принципиально новые перспективы.

Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg

Тугушев, получив диплом, открыл собственный бизнес — рыбопромысловую компанию, которой принадлежало несколько стареньких морозильных траулеров. Орлов пошел по другому пути — хорошее знание английского помогло ему получить место в мурманском офисе шведской фирмы Scansea International. Scansea скупала рыбу у мурманских моряков, а затем с выгодой перепродавала ее в Норвегии.

Одним из поставщиков рыбы для Scansea стал и Александр Тугушев. Бизнес рос, и в 1997 году приятели вместе с совладельцем Scansea International Магнусом Ротом решили создать новую компанию — Ocean Trаwlers. Бизнес-расчет базировался на том факте, что рыболовецкий флот российских компаний находился в плачевном состоянии — новых траулеров не строилось, а старые советские уступали по техническим характеристикам и оснащению норвежским судам. Зарегистрированная в Норвегии Ocean Trаwlers стала поставлять в Россию норвежские траулеры по бербоут-чартерным соглашениям (аренда судна без команды), получая взамен готовую продукцию — филе рыбы.

«У нас активно развивался такой вид деятельности, как поиск хороших судов норвежской постройки. Мы реализовывали сложные схемы по финансированию и покупке этих судов и их продаже нашим поставщикам на условиях длительной рассрочки», — рассказывал Орлов в интервью «Коммерсанту» в 2015 году.

По словам бывшего руководителя Союза рыбопромышленников Севера Геннадия Степахно, такая схема приносила новой компании сверхприбыль. «Орлов, пользуясь тем, что у мурманских компаний не было ни связей, ни опыта, за полцены закупал нашу рыбу и перепродавал ее по всему миру», — описывает ситуацию тех лет Степахно.

Свой среди чужих

В 1998 году совладельцы Ocean Trawlers учредили российский холдинг «Карат», который должен был заняться рыбным промыслом. По версии Тугушева, по 33% получили Орлов и Рот, 34% досталось ему. При расследовании возбужденного впоследствии уголовного дела (показания его участников есть в распоряжении РБК) Тугушев заявил, что договоренности стороны якобы закрепили в соглашении на английском языке, оригинал которого в единственном экземпляре остался на хранении у Орлова, которому он как другу полностью доверял.

Орлов отвечал за закупки, финансирование и общее сотрудничество с контрагентами, Рот — за продажи, финансирование и управление, Тугушев — за обеспечение квотами собственного флота и компаний-партнеров.

Доступ к квотам всегда был ключевым фактором рыбного бизнеса в России. Ежегодно госорганы стран, занимающихся промыслом рыбы, на основании научных исследований и иных факторов определяют предельные нормы вылова конкретных видов рыб. До 2003 года 60% квот в России распределяли местные власти, 40% поступало на федеральные аукционы.

Такая схема провоцировала коррупцию и вовлечение в бизнес криминальных структур. В частности, именно с распределением рыбных квот следствие связывало резонансное убийство губернатора Магаданской области Валентина Цветкова в Москве в 2002 году. Оно ускорило процесс пересмотра порядка распределения рыбных квот: с начала 2003 года активно обсуждались грядущие изменения в отрасли, решающая роль в которых отводилась Госкомрыболовству. По новым правилам, именно это ведомство должно было распределять квоты сразу на пять лет по «историческому принципу» — на основании показателей добычи компаниями за три предыдущих года.

Александр Тугушев посчитал, что в условиях радикального изменения правил игры стоит держать руку на пульсе. В сентябре 2003 года он перешел на госслужбу, став заместителем главы Госкомрыболовства.

Как предприниматель получил эту должность? «В то время деятельность рыбного ведомства сопровождалась скандалами. Руководители и замы менялись быстро, и ни для кого не было секретом, что купить должность можно было без особых проблем», — рассказывает РБК Валерий Яранцев, в прошлом капитан траулера «Электрон», прославившийся после того, как погоня за его судном норвежских рыбных инспекторов попала в прямой эфир ТВ.

Став чиновником, Тугушев был вынужден уйти из бизнеса и продать свою долю в холдинге. Сейчас он утверждает, что уход был формальным: он оформил свои акции на номинальных держателей.

Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg

У Орлова другая версия, которую изложил следствию. По его словам, партнер ушел на госслужбу, получив за свой пакет акций $30 млн, — столько тогда стоила треть «Карата». Эти деньги были переведены на указанные Тугушевым счета, говорит Орлов.

Не проработав в Госкомрыболовстве и года, Тугушев оказался фигурантом уголовного дела. Дальневосточная компания «Поллукс» обратилась в правоохранительные органы, заявив, что чиновник пообещал выделить ей квоты на вылов 50 тыс. т рыбопродукции, за что получил $3,7 млн наличными. Квоту «Поллукс» так и не получил. В июне 2004 года Тугушев был арестован, ему было инкриминировано мошенничество, а в феврале 2005-го Тверской суд Москвы приговорил его к шести годам лишения свободы.

Рыбная экспансия

Освободившись в конце 2009 года, Тугушев сразу же встретился со своим компаньоном и другом Виталием Орловым, и тот вернул его в бизнес. Формально должность Тугушева называлась «советник», но он утверждает, что фактически руководил работой холдинга в России — Орлов и Рот постоянно жили за границей.

После возвращения Тугушева «Карат» начал энергично скупать активы, тем более что предложений на рынке было достаточно. При этом важнейшим фактором при выборе объектов был не размер собственного флота, а наличие «исторических» квот.

«У собственников рыбопромысловых предприятий разные причины для продажи бизнеса. В основном они чисто экономические. Амортизация судов подходит к нулю, ремонт не все хотят и способны делать. Вот и продается каждый год по одной-две компании», — рассказал РБК Владимир Григорьев, гендиректор ряда компаний, входящих в «Норебо холдинг».

В 2010-х холдинг начал экспансию на Дальнем Востоке. В 2011 году компаньоны выкупили у семьи экс-губернатора Приморского края Сергея Дарькина компанию «Ролиз» (по данным «Коммерсанта», за $50 млн) и контрольный пакет (53,24%) камчатской «Акрос», цена сделки составила почти $100 млн. В 2012–2013 годах ими на Дальнем Востоке были приобретены компании «Магадантралфлот», «Восточный берег», «Сахалин лизинг флот», имевшие более 160 тыс. т квоты на вылов минтая (порядка 15% от всего российского объема).

В Северном бассейне квоты «Карата» на треску удвоились после покупки контрольного пакета «Тралфлота». Это старейшее предприятие отрасли в Мурманской области, основанное в марте 1920 года. Незадолго до этой сделки «Тралфлот» выкупил за 122 млн руб. у правительства Мурманской области 26% акций ОАО «Мурманский губернский флот», созданного в конце 1990-х. «Я считаю, что продажа этих акций была недальновидной политикой губернатора Дмитрия Дмитриенко, — сказал РБК бывший руководитель ОАО «Мурманский губернский флот» Станислав Никаноров. — Дмитриенко считал, что деньги, пусть и небольшие, в бюджет лучше получить сейчас, чем развивать предприятие».

Наконец, в 2016 году активы «Карата» на Севере пополнились компанией «Карельские морепродукты», имеющей порядка 6,8 тыс. т квоты на вылов рыбы. За нее заплатили около $60 млн, знает директор рыбодобывающей компании «Северный купец» Роман Кулик.

На покупку всех активов ушло более $600 млн. В основном это кредиты Сбербанка. С 2005 года было реализовано порядка 15 совместных крупных проектов с «Норебо холдингом», рассказал старший вице-президент Сбербанка Анатолий Попов. Чистый долг холдинга по итогам 2015 года СМИ оценивали в $450 млн.

Конец дружбе

В «Норебо холдинге» — так стала называться головная структура группы с 2013 года — у Виталия Орлова было уже 67%, 33% остались у Рота. Тугушев утверждает, что Орлов неоднократно обещал вернуть ему треть компании, которые тот «передал на хранение», пока работал Госкомрыболовстве, а потом сидел, однако дело не сдвигалось с мертвой точки.

Конфликт был неизбежен. В феврале 2013 года Орлов отстранил Тугушева от управления холдингом, а тот начал настойчиво требовать возврата акций. Как следует из материалов следственных органов, Орлов предлагал партнеру некое компромиссное решение. Тугушев на следствии изложил условия компромисса — партнер якобы предлагал ему $60 млн. Однако сам Тугушев оценивал ее гораздо выше — в $350 млн. В случае отказа он был готов купить долю Орлова в компании за такую же сумму.

Эти условия были также предложены в ноябре 2015 года представителями Тугушева на встрече с юристами Орлова из адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАМ). В случае несогласия представители Тугушева обещали перевести корпоративный спор в уголовную плоскость, а также привлечь на свою сторону влиятельных людей. Звучали, в частности, фамилии бизнесмена Ильи Трабера, также известного как Антиквар (отвечал за контроль над морскими портами со стороны «тамбовской» ОПГ Санкт-Петербурга), а также депутата Госдумы, друга президента Чечни Адама Делимханова.

«Представители Тугушева на нашей встрече заявили, что он обратился к неизвестному им состоятельному лицу, которое попросило Делимханова и Трабера урегулировать сложившийся конфликт», — рассказал следователям адвокат Юрий Саввин. Другой представитель ЕПАМ — Аркадий Краснихин, пересказывая следователю разговор с представителями Тугушева, утверждает, что они охарактеризовали людей депутата Делимханова как «использующих оружие при решении проблем и остающимися безнаказанными».

Опять арест

Однако Орлов предложение не принял. Тогда Тугушев подал в правоохранительные органы Мурманской области заявление о хищении у него акций, приложив аудиозаписи своих разговоров с Орловым, на которых тот якобы подтверждал право бывшего партнера претендовать на треть активов.

Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg

Подтверждения факты, изложенные в заявлении Тугушева, не нашли, но, по словам его адвокатов, ОБЭПиПК по Мурманской области проверку все еще продолжает.

Виталий Орлов также обратился в правоохранительные органы. Он подал заявление в Следственный комитет, обвинив экс-партнера в вымогательстве. В апреле 2016 года СК отказал Орлову в возбуждении уголовного дела, однако в конце года Тугушев все же был арестован.

Поводом для задержания стали записанные Орловым звонки с угрозами, поступавшие на его мобильный телефон. По версии следствия, по просьбе Тугушева Орлову звонил безработный житель Чечни Муалади Джамалдаев. Звонивший представлялся «кентом Саши Тугушева» и обещал «вырвать ноги» и «порезать на куски» Орлова и членов его семьи, если тот не перепишет акции. Джамалдаев был помещен в СИЗО, а Тугушев — под домашний арест в своей московской квартире. С 25 марта суд отпустил его под подписку о невыезде.

«Нашего подзащитного даже не допрашивали, обвинение основывается исключительно на показаниях Джамалдаева, никаких других доказательств его вины нет», — рассказала РБК Дарья Константинова, адвокат Тугушева.

«Мне очень жаль, что история отношений двух представителей рыбацкого сообщества вышла на всеобщее обозрение, это очень печальный факт», — сказал РБК руководитель мурманской компании «Мурмансельдь-2» Юрий Задворный.

Победитель

После отстранения Тугушева от управления российским бизнесом «Норебо» Виталий Орлов перебрался на родину, в Мурманск. С началом «санкционной войны» он отказался от норвежского гражданства и, по словам его представителей, лично обратился в ФАС и налоговую с просьбой проверить чистоту всех сделок холдинга по скупке активов. «Все сделки в итоге были одобрены как законные», — рассказал РБК Владимир Григорьев, гендиректор нескольких компаний, входящих в «Норебо холдинг».

В 2016 году Орлов также выкупил в холдинге долю Магнуса Рота, став единоличным собственником «Норебо холдинга». По словам руководителей предприятий холдинга, сейчас он активно участвует в управлении компанией, они еженедельно согласовывают с ним свою стратегию, а тактику определяют сами. Впрочем, период активной экспансии закончился, сейчас планов по приобретению новых рыбопромысловых компаний у холдинга нет.

Впрочем, для досуга у Орлова время все же остается. «Виталий Петрович с детства занимался лыжами в Мурманске и Кировске, что переросло в хобби. Сейчас, постоянно проживая в Мурманске, у него есть хорошая возможность заниматься активными видами зимнего спорта», — сообщил РБК Сергей Сенников, заместитель Виталия Орлова в управляющей компании холдинга.

СохранитьСохранитьВладелец «Норебо Холдинг» Виталий Орлов прокомментировал заметку РБК о себе

Один из крупнейших рыбодобытчиков России Виталий Орлов прокомментировал большой текст РБК, посвященный истории его миллиардного бизнеса. Бизнесмен не согласен с рядом прозвучавших утверждений.

27 марта РБК опубликовал заметку «Рыбный король: подлинная история нового российского миллиардера», главным героем которой стал Виталий Орлов – владелец крупной рыбодобывающей компании «Норебо Холдинг». Ранее Bloomberg сообщил, что состояние Орлова достигло отметки в $1 млрд.

Значительная часть публикации посвящена роли бывшего компаньона Орлова Александра Тугушева в становлении бизнеса компании и последовавшем между ними конфликте. При подготовке материала РБК не удалось получить комментарии непосредственно от Виталия Орлова.

Спустя некоторое время после выхода публикации РБК получил официальные письменные комментарии Виталия Орлова относительно фактов, изложенных в заметке. Орлов называет ряд утверждений относительно роли Тугушева в его бизнесе ошибочным. По его словам, между ним и Тугушевым отсутствует какой-либо корпоративный спор относительно собственности акций АО «Норебо Холдинг» и вхождение Орлова в рейтинг Bloomberg Billionaires Index не является следствием такого спора. Также Виталий Орлов настаивает на том, что он не учреждал совместно с Александром Тугушевым холдинг «Карат» в 1998 году, Александр Тугушев не имел отношения к учреждению компании Ocean Trawlers, а также А.Тугушев после освобождения в 2009 г. никогда не занимал какие-либо управленческие должности в компаниях, принадлежащих В.П. Орлову и не владел акциями/долями в таких компаниях.

Сохранить

Уголовник Александр Тугушев: «Спасибо шведу за победу»

Начало истории о том, как, почти по Гоголю, поссорились Александр Иванович Тугушев и Виталий Петрович Орлов, надо искать в конце 80-х годов прошлого века. Тогда два приятеля, делившие кубрики и курсантский рацион все пять лет обучения, закончили Мурманское высшее инженерное военно-морское училище. И продолжили идти по жизни вместе, сменив, правда, мужественную форму военморов на пиджаки коммерсантов: в 1998 году они совместно со шведом Магнусом Ротом создали холдинг «Карат», ставшим управлять группы рыбодобывающих и рыбоперерабатывающих компаний «Норебо». В 2001 году Тугушев, как он позже утверждал, по договоренности с партнерами, при условии сохранения доли в бизнесе ушел на госслужбу, став заместителем руководителя Росрыболовства.
Решение логичное – надо было продвигать интересы «Норебо», которая к тому времени стала заметной компанией на рынке рыбы и морепродукции. Однако делал он это не совсем удачно. Приторговывая квотами, был арестован в 2004 году и получил шесть лет заключения по обвинению в мошенничестве. Пока Тугушев осваивал рабочие профессии в колонии, его партнеры развивали компанию, скупая рыбоперерабатывающие мощности и суда. В 2009 году Александр Иванович освободился и направился к старым партнерам, заявив права на треть бизнеса, ссылаясь на понятийное соглашение, подписанное в 1997 году в норвежском городе Дробак. И в этот момент старая добрая просоленная военно-морская дружба лопнула, не выдержав испытания деньгами. Орлов поначалу не отрицал, что старый кореш имеет право на треть компании, которая к тому времени оценивалась примерно в миллиард долларов. Но рассчитываться не спешил, равно как и не допускал к управлению Тугушева. Начался затяжной конфликт со множеством отдельных сюжетов — от уголовных до судебно-правовых.
В 2016 году Тугушев, видя, что его водят за нос, написал заявление в правоохранительные органы Мурманска, в котором обвинил старого друга в хищении акций. Орлов не замедлил ответить, в свою очередь рассказав следователям о том, что Тугушев вымогает у него деньги, угрожая привлечь к решению проблемы преступного авторитета из Петербурга Илью Трабера (Антиквар) и Адама Делимханова заместителя председателя правительства Чечни. После этого заявления Тугушева поместили под домашний арест, из-под которого он скрылся и объявился в Лондоне, где его признали жертвой политического преследования. А Высокий суд принял к рассмотрению дело против Орлова, арестовав спорные активы на 350 миллионов долларов. Однако затем Орлов перешел в наступление: в Лондоне он сумел убедить суд, что, заняв госдолжность Тугушев потерял право на долю в «Карате» («Норебо») и добился разблокирования акций.
Помимо этого в России странным образом возникло еще одно дело против Тугушева: в январе 2020 года Мурманский суд удовлетворил ходатайство следственной части Мурманского УВД о заочном аресте Тугушева, подозреваемого в мошенничестве. Основанием послужило заявление Александра Сычёва, собственника небольшого рыбного предприятия, который утверждал, что Тугушев обманом выманил у него 31 миллион рублей. История эта крайне мутная и запутанная, и весьма напоминает классические заказные дела, которые помогают избавиться от назойливого кредитора. Тем более, что следствие активизировалось в тот самый момент, когда ситуация начала складываться не в пользу Орлова.
Во-первых, ему не удалось перенести слушания по делу о спорных акциях в Мурманск, где он, без сомнения, сумел бы убедить местных судей в своей непорочной чистоте. А во-вторых – и это главное – швед Магнус Рот, напомним, третий соучредитель «Норебо», до этого поддерживавший Орлова, неожиданно переметнулся на сторону Тугушева, заявив, что тот имеет право на треть компании! Это был удар под дых! Впрочем, «неожиданно» — это, пожалуй, не совсем точное определение. Скорее, этот шаг Рота можно объяснить простой логикой: использовать любые обстоятельства, чтобы заработать. Сначала он поддерживал Орлова, ровно до того момента, пока с немалой выгодой для себя не продал ему свою долю в «Норебо». При этом Орлов придумал хитроумную схему сделки, по которой он не доплатил налогов в российский бюджет на громадную сумму. А потом, по всей вероятности, швед получил некое щедрое предложение от Тугушева и поддержал его в Лондонском суде, одновременно вступив с Орловым в судебную тяжбу в Гонконге по другому поводу.
Разумеется, все эти сюжеты, изрядно напоминающие процессы в банке со скорпионами, не лучшим образом сказываются на рыночных позициях «Норебо», которая производит 400 тысяч тонн рыбы и морепродуктов, да так что впору говорить о её огосударствлении, причём безвозмездном. Так или иначе в преддверии предварительного заседания Лондонского суда, которое намечено на май 2020 года, если коронавирус не помешает, можно ожидать новых удивительных сюжетов на тему «лови мошенника!».

«Ъ»
Рыбопромышленник Юрий Тузов. Фото «Ъ»

К длительным срокам заключения были приговорены два посредника, через которых следователь Следственного комитета России (СКР)
Мария Слезкина пыталась получить взятку в €2 млн за освобождение мурманского рыбопромышленника
Юрия Тузова, арестованного по обвинению в похищении человека. Сама следователь скрылась от бывших коллег
на Украине.

На оглашение приговора обвиняемым в посредничестве во взяточничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 291 УК РФ) у судьи Преображенского райсуда Натальи Аверчевой ушло всего около часа. Она объявила, что безработные Георгий Атмачиди и Александр Христо виновны, после чего огласила сроки — семь и семь с половиной лет лишения свободы в колонии строгого режима соответственно. Надо отметить, что ранее в прениях сторон представители прокуратуры просили назначить им несколько большее наказание — девять лет для Христо и восемь лет для Атмачиди. Любопытно, что сами подсудимые не отрицали, что пытались получить деньги от рыбопромышленника, однако якобы не собирались их передавать следователю
СКР, а хотели воспользоваться ими сами. В связи с этим обвиняемые просили переквалифицировать их действия на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). В таком случае им грозило бы не от семи до двенадцати лет лишения свободы с возможным штрафом в размере до 70-кратного сумме взятки, а всего до десяти лет. Кроме того, им почти наверняка был бы назначен общий, а не строгий режим наказания, а сам срок пересчитан из расчета один проведенный в СИЗО год за полтора года колонии. При этом Георгий Атмачиди, по некоторым данным, вообще пытался избежать попадания на зону. Его адвокаты предоставили суду некие документы о якобы имеющихся у их клиента психических заболеваниях, но судья сочла эти доводы защиты неубедительными.

Адвокат
Марина Ярош, представляющая интересы потерпевшего Тузова, заявила, что она сама и ее клиент удовлетворены приговором. «В ходе судебного следствия подтвердились факты должностных преступлений и откровенной коррупции со стороны следователя Марии Слезкиной»,— отметила госпожа Ярош. По ее словам, данные, изложенные в суде, «свидетельствуют об искусственно созданном уголовном преследовании Юрия Васильевича (Тузова) с целью вымогательства у него денег и отъема бизнеса».

Напомним, что крупный рыбопромышленник был задержан в Москве в конце 2017 года по заявлению гендиректора ООО «Лоджистикс Москва» Павла Сурина. По его словам, он был похищен по приказу господина Тузова, после чего под угрозой расправы его заставили подписать отказ от финансовых претензий на 400 млн рублей. Сам же Юрий Тузов утверждал: он ничего противоправного не совершал, а спор с
Павлом Суриным уже решил в свою пользу через арбитраж. Однако бизнесмена с санкции суда поместили в СИЗО «Бутырка». Уже там, в ходе одного из допросов, ведущая дело о похищении человека и вымогательстве (ст. 126 УК РФ и ст. 163 УК РФ) следователь управления СКР по Центральному округу Москвы Мария Слезкина потребовала у бизнесмена €2 млн за смягчение ему меры пресечения, непредъявление новых обвинений и непривлечение к уголовной ответственности его сына. Через доверенных лиц предприниматель передал сообщение о вымогательстве в ФСБ. Ведших переговоры подельников следователя Слезкиной — Георгия Атмачиди и Александра Христо — задержали, но сама следователь, отработавшая в органах меньше года, уволилась и уехала за границу. Обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ) ей предъявили заочно и объявили в международный розыск.

В результате создалась парадоксальная ситуация: Юрий Тузов имел сразу два противоположных статуса — обвиняемого по делу о похищении и потерпевшего по делу о вымогательстве у него взятки. Бизнесмен настаивает на своей невиновности, утверждая, что похищение Павла Сурина — это лишь
инсценировка. При этом он даже добровольно прошел исследование на полиграфе, подтвердившее его версию. В итоге бизнесмена перевели под домашний арест, однако обвинение с него не сняли. Сейчас его дело находится на утверждении в прокуратуре.

Сергей Сергеев

Как стало известно “Ъ”, Следственный комитет России (СКР) предъявил новое обвинение известному мурманскому рыбопромышленнику Юрию Тузову. Ранее ему инкриминировались подстрекательство к похищению человека и вымогательство крупной суммы денег, теперь он, по версии следствия, считается организатором преступлений. Тем временем начался суд над предполагаемыми сообщниками бывшего следователя Марии Слезкиной, которая одно время вела дело господина Тузова и, по версии следствия, сама вымогала у него €2 млн за смягчение условий уголовного преследования бизнесмена.

По данным источников “Ъ” в правоохранительных органах, недавно 57-летний Юрий Тузов и его адвокаты подписали протокол об ознакомлении с материалами уголовного дела о подстрекательстве к похищению человека и вымогательстве (ст. 33 и 126, а также ст. 163 УК РФ). При этом подследственный и защита написали ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с непричастностью бизнесмена к инкриминируемым ему деяниям. Пока следствие разбиралось с этими ходатайствами, в Преображенском райсуде Москвы начались слушания другого уголовного дела, напрямую связанного с историей господина Тузова. Перед судом предстали безработные Георгий Атмачиди и Александр Христо, которым предъявили обвинение в посредничестве во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), По версии следствия, именно при их помощи у Юрия Тузова вымогала взятку Мария Слезкина, пообещавшая взамен смягчить бизнесмену меру пресечения и не привлекать к уголовной ответственности его сына. Оба подсудимых вину не признают. Господин Тузов по этому делу выступал на процессе в качестве свидетеля. Несколько часов рыбопромышленник рассказывал, как у него требовали деньги. Напомним, по версии следствия, госпожа Слезкина за €2 млн обещала перевести обвиняемого Тузова под домашний арест, а в случае отказа угрожала новыми обвинениями, а также «посадить» его сына на длительный срок. Через доверенных лиц господин Тузов смог довести эту информацию до ФСБ. При попытке получения «куклы», имитирующей взятку, были задержаны несколько человек.

После показаний господина Тузова в процессе был объявлен перерыв. И именно в это время в его собственном деле произошел неожиданный поворот. Бизнесмена вновь пригласили в столичное управление СКР, где следователь сообщила, что расследование его дела возобновлено, а бизнесмену заново предъявляется обвинение в организации похищения человека (последнее время следствие считало его подстрекателем). «Юрий Васильевич, надеявшийся на прекращение уголовного дела, был возмущен»,— заявили “Ъ” представители рыбопромышленника, добавив, что у перенесшего ранее микроинсульт бизнесмена резко подскочило давление и его состояние значительно ухудшилось.

Напомним, что один из крупнейших российских рыбопромышленников был задержан в Москве в конце 2017 года по заявлению гендиректора ООО «Лоджистикс-Москва» Павла Сурина. Последний утверждал, что неизвестные по указанию Юрия Тузова похитили его, избили и под угрозой смерти заставили подписать отказ от финансовых претензий на 400 млн руб. Сам мурманский бизнесмен утверждал, что у него не было повода похищать оппонента, так как финансовый спор, возникший из-за векселя, он уже выиграл в арбитраже. Когда рыбопромышленник находился в «Бутырке», следователь Мария Слезкина, которая вела его дело, по версии правоохранителей, потребовала у него €2 млн. Предполагаемых сообщников следователя задержали, сама она, уволившись из СКР, скрылась. Сначала экс-следователь, как сообщал “Ъ”, получила статус адвоката в Северной Осетии, однако почти сразу его лишилась. После этого госпожа Слезкина предположительно уехала на Украину, ей заочно предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ) и объявили в международный розыск.

Тем временем дело господина Тузова продолжали расследовать. После успешного для подследственного исследования на полиграфе и предоставления защитой доказательство в его пользу бизнесмена все-таки отпустили под домашний арест, кроме того, ему смягчили обвинение с организации похищения человека на подстрекательство к этому преступлению. Однако теперь следствие вернулось к первоначальному варианту обвинения.

«Возврат к редакции Слезкиной в момент, когда Юрий Васильевич дает показания против нее в суде, свидетельствует об очередной попытке руководителей следственного органа спасти репутацию следователя-взяточника и свою»,— заявила “Ъ” адвокат господина Тузова Марина Ярош. Она утверждает, что после запросов защиты даже сами следователи «добыли стопроцентные доказательства непричастности Юрия Тузова к преступлению». Госпожа Ярош отметила, что защита подала соответствующие жалобы и приняла «все другие необходимые меры к тому, чтобы виновные в заведомо незаконном преследовании господина Тузова понесли соответствующее наказание».

Сергей Сергеев

«Рыбного короля» Юрия Тузова развели прямо в Бутырке

Как стало известно “Ъ”, в Москве возбуждено уголовное дело о попытке хищения 150 млн руб. у известного мурманского предпринимателя Юрия Тузова, находящегося в СИЗО по обвинению в организации похищения человека.

Бизнесмену, отрицающему свою вину, прямо в «Бутырке» предложили через доверенных лиц заплатить более €2 млн за перевод на домашний арест.

Сейчас ведется розыск злоумышленников, а также выясняется, действительно ли они имели связи в правоохранительных органах.

Юрий Тузов (третий слева), между Геннадием Степахно и Мариной Ковтун

По данным “Ъ”, скандальное уголовное дело, в котором пока фигурируют «неустановленные следствием лица», было возбуждено следователями Главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Москве.

Поводом для него стало обращение в СКР доверенного лица известного рыбопромышленника Юрия Тузова.

Как утверждают близкие к его окружению источники, к предпринимателю в СИЗО обратилась сотрудница СКР, участвовавшая в расследовании его дела.

Она пояснила, что может изменить ему меру пресечения на домашний арест за 150 млн руб., написав сумму на листке бумаги.

По утверждению заявителя, в случае отказа арестанту обещали добавить обвинение в вымогательстве (ст. 163 УК РФ).

Позже адвокатам и доверенным лицам Юрия Тузова поступило еще несколько предложений, причем суммы варьировались от $2 млн до 800 млн руб.

За эти деньги ему обещали снятие обвинения, покровительство высокопоставленных сотрудников спецслужб и т. д.

В противном случае угрожали приговором на срок до 20 лет, а также привлечением как соучастника преступления сына бизнесмена Никиты.

Переговоры с вымогателями шли под контролем следователей ГСУ СКР и оперативников ФСБ.

Один из главарей злоумышленников, представлявшийся Константином, неоднократно звонил, согласовывая условия сделки.

Стороны сошлись на 150 млн руб., но Константин потребовал перевести сумму в евро, что вызвало новый виток переговоров, так как курс менялся, а вымогатель не хотел потерять ни цента.

У гостиницы Holiday Inn на Русаковской улице злоумышленнику передали «куклу», имитирующую более €2,1 млн, после чего на него надели наручники.

Однако оказалось, что задержанный уроженец Абхазии лишь курьер, нанятый за 10 тыс. руб. чтобы перевезти сумку.

Позвонивший после этого Константин пообещал прострелить заявителю голову.

ГСУ СКР квалифицировало действия неизвестных как попытку особо крупного мошенничества (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) — сейчас их разыскивают.

Следователь, приходившая в СИЗО, уволилась.

Если версия о причастности правоохранителей к преступлению подтвердится, то речь, по словам собеседников “Ъ”, уже может идти о возбуждении дела о вымогательстве взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ).

Проблемы господина Тузова связаны с векселем на 400 млн руб., выпущенным одной из его компаний.

К оплате его предъявило ООО «Лоджистикс-Москва», гендиректором которого является Павел Сурин.

Господин Тузов, усомнившийся в том, что ООО законно получило вексель, платить по нему отказался.

Стороны обратились с встречными исками в арбитраж.

Пока шло разбирательство, в июне 2017 года группа кавказцев похитила в Москве господина Сурина, заставив под угрозами ножами отказаться от требований.

Похитителей впоследствии задержали.

Один из них, ранее неоднократно судимый за разбои уроженец Чечни Ваха Ингаев, не только признался в преступлении, но и назвал его организатором Юрия Тузова.

Последний заявил, что не имеет никакого отношения к похищению, а его адвокаты предъявили документы из «Аэрофлота» о том, что в момент, когда якобы происходила встреча организатора преступления с исполнителями, Юрий Тузов находился в воздухе, а не в Москве.

Тем не менее с санкции Хамовнического райсуда в конце прошлого года бизнесмен был арестован по обвинению в организации похищения человека (ст. 126 УК РФ).

В арбитражном споре из-за векселя компания арестанта победила.

bloger51.com, 12.02.2018, «Расскажите про арест Тузова»:

«Оказывается, в начале января в столичном СИЗО оказался Юрий Васильевич Тузов, известный «рыбный» предприниматель, также являющийся владельцем знаковой рыбоперерабатывающей фабрики в Териберке (на фото второй справа, стоит между Геннадием Степахно и Мариной Ковтун).
Год назад мы обсуждали нетипичное дело с сайта арбитражного суда. Компания «Норд пилигрим» требовала со своего учредителя 400 миллионов рублей. Этот эпизод, со слов участников рынка, связан с попыткой спасти имущество компании, которое вывел один из партнеров Тузова.
Одному из партнеров недобросовестного партнера Тузова некоторое время назад дали по голове и украли портфель с документами. Нападавших нашли, те указали на заказчика нападения — Юрия Васильевича.
В декабре в доме Тузова столичные силовики устроили жесткий обыск — около двух часов ночи вынесли дверь, всех домочадцев под стволами поставили на колени. Ну а в январе господин Тузов оказался за решеткой, по всей видимости, в рамках расследования уголовного дела об организации нападения.
Вероятно, в итоге эти события ведут к потере бизнеса, а главное — потере квот на рыбу. По оценкам участников рынка, стоимость квоты на добычу одной тысячи тонн трески сегодня составляет порядка шести миллионов долларов. Компания Норд Пилигрим владеет квотой на десять тысяч тонн пикши и трески. Чистая прибыль компании в 2015 году составила 1,4 миллиарда рублей».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *