Суханов Кирилл Алексеевич минэкономразвития

  • автор:

Стратегия карьерного роста: Как стать CEO в крупной компании

Лемкин говорит, что несмотря на трудность карьерного пути к должности генерального директора в большой компании, ему удалось выработать стратегию, которая позволит добиться цели с большей вероятностью.

Джейсон Лемкин

Немного математики

Прежде всего вице-президент компании NeoPhotonics предлагает оценить шансы на получение должности CEO с количественной точки зрения. По его подсчетам, в крупных компаниях уровня Fortune 500 может быть до 40-50 вице-президентов и по несколько старших вице-президентов. При этом из всех этих людей действительно хотят стать CEO обычно не более 10 человек. Остальным это либо не нужно, либо у них нет подходящих компетенций и они курируют в компании не бизнес-ориентированные направления. Из 10 потенциальных кандидатов, в лучшем случае половина действительно может удовлетворять всем требованиям, предъявляемым к CEO данной конкретной компании, считает Лемкин.

Получается, что внутри даже крупной компании тяжело найти больше 4-5 потенциальных кандидатов из числа вице-президентов и высшего менеджмента на должность руководителя организации. Кроме того, если человеку удается достичь таких высот, даже если он не станет CEO своей «родной» компании, его наверняка позовут возглавить какой-либо другой проект — Лемкин приводит в качестве примера такого руководителя Мариссу Майер, которая много лет отработала в Google, а затем возглавила Yahoo.

Марисса Майер

Как добиться цели

Как считает Лемкин, самым перспективным способом занять должность CEO является рост внутри компании. Главное, по мнению эксперта — занять одну из руководящих позиций, пусть не среди менеджмента высшего звена, но «недалеко» от этого уровня. При этом очень важно заниматься реальными бизнес-задачами, которые влияют на получение прибыли, и идти по карьерной лестнице быстрыми темпами.

Нужно превосходить ожидания, вне зависимости от того, каковы они.

Как стать перспективным кандидатом

Еще один совет от Лемкина — часто кратчайшим путем в кресло CEO крупной компании является основание стартапа, который эта компании потом купит. CEO и руководители новоприобретенного стартапа, как правило, получают высокие должности и отвечают за действительно важные сферы деятельности. С полученных таким образом позиций до вершины остается сделать всего шаг или два. По мнению Лемкина, пройти этот путь, находясь внутри одной организации, будет гораздо сложнее, и это займет больше времени — а, как указано выше, скорость продвижения по службе здесь очень важна.

Второй по популярности ответ в треде опубликовал Ами Малавийа (Ami Malaviya), который за свою карьеру поработал в Microsoft, PepsiCo и McKinsey & Company. По его словам, на своем пути он неоднократно встречал самых разных CEO (в том числе руководителей компаний Fortune 500), и даже беседовал о карьерном росте с самим Биллом Гейтсом. В результате специалист пришел к выводу, что для получения должности CEO многомиллионной компании человек должен пройти через несколько фильтров.

  • Данные по умолчанию. По мнению Малавийа, кандидат на подобную позицию просто обязан обладать высоким IQ, умением решать проблемы, хорошим управленческими и коммуникативными навыками, внимаем к деталям и способностью уживаться с самыми разными людьми. Это исходные данные — самый первый фильтр на пути к великой цели, и проходит его достаточно большое количество талантливых работников. Если кандидат недостаточно хорош хотя бы по одному пункту, у него почти нет шансов возглавить крупную компанию.
  • Стратегическое мышление. Этим навыком, по оценке сотрудника McKinsey, обладают менее 5% от людей, которые соответствовали требованиям первого этапа. Под стратегическим мышлением Малавийа понимает целый набор действий — например, выбор в качестве хобби игры в гольф для того, чтобы иметь возможность пересекаться с важными людьми, которые могут помочь в карьере. Кроме того, в условиях когда даже обычные списки дел ведут очень немногие люди, способность планировать на год-два или пять вперед будет выгодно отличать будущего CEO от своих конкурентов.
  • Наличие спонсоров. Под спонсорами эксперт понимает не менторов, которые могут давать полезные советы, а людей, реально оказывающих протекцию при продвижении по службе. По мнению Малавийа, потенциальный CEO всегда должен обладать поддержкой такого высокопоставленного человека — для этого необходимо быть коммуникабельным, заниматься целенаправленным выстраиванием отношений и, конечно же, не допускать провалов в работе. Добиться этого в состоянии в лучшем случае половина от тех сотрудников, что сумели пройти предыдущие «фильтры».
  • «Женитьба на работе». Повидав множество CEO Ами Малавийа понял, что для этих людей работа на первом месте, и они жертвуют личной жизнью в угоду карьере. По его мнению, CEO компаний из списка Fortune 500 думают о работе в режиме «24 на 7» — дело для них важнее годовщин свадьбы, дней рождений детей и просто плохого настроения. Давление и требование к руководителям такого уровня никогда не ослабевает, а только становится сильнее — об этом свидетельствует тот факт, что срок пребывания на подобных должностях в последние годы снизился почти вдвое и редко превышает 5 лет. Председатель совета директоров PepsiCo Индра Нуйи часто упоминает о сложностях в нахождении баланса между работой и семьей. Что особенно сложно, такое рвение нужно демонстрировать не только на самой позиции CEO, но и находясь на дальних подступах к ней — только так можно попасть в список потенциальных кандидатов, говорит Малавийа.

В такой ситуации я оказался впервые, более того – у меня даже возникла уверенность, что я оказался уникален в своём положении. Я не знал не то что темы своего выступления, но даже названия секции. Мне предстояло рассказать, как у нас в банке развивается какое-то технологичное и новое для России направление бизнеса, причём какое именно – знали все присутствующие, кроме меня самого.

Я окинул взглядом конференц-зал. Беглый осмотр показал, что никто, собственно, не буравил меня жадным взглядом и вовсе не боялся пропустить хотя бы слово моего доклада. Так, очередной бур-бур-бур в ожидании фуршета.

Что ж, только на это и оставалось уповать. Итак, технологичное и новое для России… И я выступил:

– Уважаемые коллеги! Я буду краток, чтобы не превращать своё выступление в рекламу и чтобы не отнимать ваше драгоценное время. Отмечу лишь, что наш банк продолжает укреплять свои конкурентные позиции на рынке финансовых услуг. Развитие бизнеса в целом строится исключительно на принципах экономической целесообразности, чем и объясняется наш интерес к новому направлению деятельности, о котором меня и попросили рассказать. Клиентский спрос на этот вид услуги в последнее время растёт… по одним оценкам, растёт уверенно, а по другим – пока еще… гм… не очень уверенно. В любом случае, мы не могли не ответить на эту тенденцию соответствующими изменениями в линейке банковских продуктов. Мы также не могли не учитывать зарубежный банковский опыт, показывающий, что именно своевременная смена приоритетов в маркетинговых целях позволяет значительно улучшать свои рыночные позиции. Даже если первоначальная рентабельность проекта внедрения услуги оценивается как сравнительно низкая или… гм… даже отрицательная, надо иметь в виду последующий рост доходов благодаря увеличению клиентской базы, а также благодаря захвату большей доли потенциального рынка. Исходя из этих планово-экономических оценок, мы и принимали решение о развитии описываемого направления банковского бизнеса. Что скрывать, были и противники этого проекта, но всё же возобладала точка зрения, что без некоторой агрессивности при продвижении на рынок новых услуг невозможно рассчитывать на сколько-нибудь серьёзные успехи в бизнесе. И в этом году мы приступили к этому проекту. Были назначены специалисты, выделены соответствующие ресурсы на развитие технологии. Наш принцип – применять самые современные и передовые технологии под новые проекты. Мы на этом не экономим, понимая, что скупой платит дважды. По нашему убеждению, техническую основу под любую услугу нужно закладывать с дальним прицелом, чтобы обеспечить долгосрочное развитие и запас прочности. Такая политика ещё никогда нас не подводила. Качественная технологическая база – это хорошая основа для качественной услуги. Если у вас есть передовые технологии, то у вас есть все шансы дать клиентам передовую услугу; но вот чтобы такое получалось без технологий – это практически не удавалось никому. Этот принцип со всей справедливостью применим и в данном случае. Мы, конечно, с другой стороны, осознаём, что далеко не все клиенты готовы адекватно воспринять все наши финансовые инновации, но мы уделяем большое внимание воспитанию культуры потребления банковских услуг. Отечественные клиенты в основной массе своей пока ещё не готовы пользоваться высокотехнологичными и достаточно дорогими финансовыми продуктами. Да и благосостояние большинства розничных клиентов пока ещё оставляет желать лучшего. Как показывает практика, наиболее эффективно банковскими услугами пользуются наиболее обеспеченные группы клиентов. И это, пожалуй, закономерно…

К этому моменту я уже потерял нить своего выступления. Между нами говоря, её, этой нити, в общем-то и не было. Своё выступление я и так затягивал как мог – выдерживал паузы, делал вид, что подбираю слова, и задумчиво мычал. Со словами-то как таковыми проблем не было: за время выполнения той части своих вице-президентских обязанностей, что были связаны с представительскими функциями, у меня сложился крепко сбитый запас шаблонов и профессиональных идиом, на основе которых я мог выступить на любую банковскую или околобанковскую тему. Проблема была в том, что обычно я знал, о чём говорю, а сейчас удерживать свой бесцельный словесный поток от выпадения в полный маразм с каждой фразой становилось все сложнее. На пятой минуте своей вдохновенной речи, когда я понял, что иссякаю, я сдался: оперативно свернул выступление в том смысле, что «рассчитываем на поддержку банковского сообщества в деле внедрения в жизнь новых финансовых продуктов», и поблагодарил за внимание.

С вниманием, слава богу, были серьёзные проблемы. Аудитория изнывала от тоски и желания прекратить всё как можно скорее. На секунду, правда, мне показалось, что в воздухе повисла тяжёлая тишина. Но ещё через секунду осоловевший ведущий секции поблагодарил меня за «интересный рассказ» и вызвал следующего докладчика, выход которого на кафедру секция сопроводила еле слышным глухим стоном.

Усевшись на место, я судорожно принялся перебирать стопку материалов в поисках плана выступлений в нашей секции. Наконец я отыскал этот чёртов план, а в нём – тему, на которую выступил. Она гласила: «Примеры и перспективы внедрения интернет-трейдинга в российских банках».

Я почесал в затылке. Н-да. Чего-чего, а интернет-трейдинга в нашем банке отродясь не было. Однако в своём выступлении я уже успел его успешно внедрить. Как я отсидел пленарное заседание, не помню, но на фуршете уже ни в чём себе не отказывал.

…На следующее утро, сразу после того как мой кабинет покинул бледный начальник пресс-службы, я созвал рабочее совещание и поставил на нём задачу в кратчайшие сроки приступить к внедрению в банке «системы торговли финансовыми инструментами с использованием интернет-технологий».

…Спустя пару месяцев, когда президент банка на заседании совета директоров докладывал о применении передовых банковских технологий, я удостоился похвалы за стратегическое видение перспективных направлений бизнеса. Мне оставалось лишь скромно промолчать.

Что такое субординация

1. ФРАГМЕНТ РАЗГОВОРА ПРЕЗИДЕНТА БАНКА С ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТОМ A.B. ГАРДЕЗИ

ПРЕЗИДЕНТ. Надеюсь, вы понимаете, что при ведении бизнеса приходится иметь дело и с такими значимыми фигурами?

ГАРДЕЗИ. Разумеется, но…

ПРЕЗИДЕНТ (прерывает). Никакие «но» здесь не уместны, Андрей Викторович! В конце концов, он такой же клиент, как и прочие…

ГАРДЕЗИ. Да, но…

ПРЕЗИДЕНТ (прерывает). Просто будем считать его VIP-клиентом…

ГАРДЕЗИ (возмущённо). Но это будет слишком жирно даже для VIP-клиента!

ПРЕЗИДЕНТ (раздражённо). Значит, он будет супер-VIP-клиентом! И давайте не будем спорить, Андрей Викторович… Вы хоть помните, что такое субординация?

ГАРДЕЗИ (вяло). Да.

ПРЕЗИДЕНТ. Вот и славно. Как говорится, извольте выполнять. Я прекрасно знаю способности вашей команды. Уверен, вы найдёте способ сделать всё в наилучшем виде – так, чтобы все были довольны…

ГАРДЕЗИ (с отчаянием). Может быть, просто дать ему взятку?

ПРЕЗИДЕНТ (возмущённо). Андрей Викторович!.. Это же высокопоставленный чиновник! Ему нельзя вот так просто дать взятку!

ГАРДЕЗИ. Н-да… Зато можно заработать для него неприлично много денег.

ПРЕЗИДЕНТ. Но это же не взятка всё-таки!

ГАРДЕЗИ (со вздохом). Конечно, нет.

2. ФРАГМЕНТ РАЗГОВОРА ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА A.B. ГАРДЕЗИ С НАЧАЛЬНИКОМ ОТДЕЛА ПО УПРАВЛЕНИЮ АКТИВАМИ КЛИЕНТОВ С.А. ПОПОВЫМ

ГАРДЕЗИ (устало). Не мне тебе объяснять, что у нас могут быть и такие VIР-клиенты…

ПОПОВ (пребывая в шоке). Но это же нереальная доходность! На чём я её заработаю?! Попрошу Мавроди выпустить специально для нас ещё немного «МММ»?

ГАРДЕЗИ. Я бы с радостью попросил, но его, кажется, уже посадили…

ПОПОВ (растерянно). Андрей, но это и вправду не смешно… Таких ставок на рынке уже давно нет. Даже по самым «мусорным» ценным бумагам…

Компании столкнулись с отказами в господдержке по формальным причинам

Какой бизнес столкнулся с проблемой

Заявленные в реестре коды ОКВЭД достаточно часто не совпадают с фактическими видами деятельности: либо они изначально указаны неверно, либо впоследствии предприятие изменило вид деятельности; некоторые виды деятельности являются смешанными или «пограничными», рассказали РБК эксперты.

Например, гостиницы обнаружили, что их основной ОКВЭД в ЕГРЮЛ — 68.3 «Операции с недвижимым имуществом за вознаграждение или на договорной основе», а в списке правительства для гостиничного бизнеса указан другой код — 55 «Деятельность по предоставлению мест для временного проживания», рассказала РБК адвокат и партнер практики налоговых споров МЭФ PKF Александра Амбрасовская.

С аналогичной проблемой столкнулись стоматологические клиники. Эта сфера вошла в правительственный список с кодом 86.23 «Стоматологическая практика». По нему работает примерно треть клиник, сообщил РБК результаты мониторинга президент «Опоры России» Александр Калинин. Еще треть работает с кодом 86.21 «Общая врачебная практика», остальные — по коду 86.22 «Специальная врачебная практика». «Получая коды, предприниматели не задумывались о различиях, а теперь оказались без господдержки, хотя работают в наиболее пострадавших отраслях», — рассказал Калинин.

Не могут получить льготы и частные образовательные организации дошкольного образования. В правительственный список вошли два кода: 85.41 «Образование дополнительное детей и взрослых» и 88.91 «Предоставление услуг по дневному уходу за детьми». Тогда как в основном частные детские развивающие центры работают с кодом 85.11 «Образование дошкольное», потому что только с таким кодом возможно получить лицензию на образовательную деятельность, отмечается в обращении предпринимателей в «Опору России» (есть в РБК).

Перечень составлен субъективно, подытожила Амбрасовская: «Например, деятельность в области искусства и организации развлечений с кодом 90 включена, а деятельность библиотек, архивов, музеев и прочих объектов культуры с кодом 91 — нет».

Как можно решить проблему

Проблема может быть решена, только если правительство откажется от детализации кодов и изменит постановления или же существенно расширит список, считает Александр Калинин.

Меры поддержки не должны распределяться только на основе ОКВЭД, сходятся во мнении эксперты. Ранее, когда какие-либо условия или преференции зависели от вида деятельности, обычно требовалось представить сведения о выручке в разрезе вида деятельности, отмечает Амбрасовская.

Было бы правильно, если бы дополнительно налоговые органы оценивали претендующие на господдержку компании и выдавали справки о фактическом виде деятельности компаний, считает глава совета Торгово-промышленной палаты по финансовой политике и инвестиционной деятельности Владимир Гамза.

По мнению экспертов ОНФ, нужно дополнительно учитывать данные о потере дохода, снижении выручки, снижении среднего чека. Организация направила министру экономического развития Максиму Решетникову письмо с просьбой дополнить перечень на основе ОКВЭД информацией о финансовых показателях по каждому виду деятельности за март—апрель 2020 года.

РБК направил запрос в Минэкономразвития.

Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Глава Минэкономразвития РФ не смог получить льготный кредит

Максим Решетников отметил, что в банки уже поступило 3,5 тыс. обращений на общую сумму 24 млрд рублей, однако пока льготные кредиты выдали всего лишь на 400 млн рублей. По словам министра, выдача кредитов идет медленно.

Решетников также рассказал, что решил сам проверить, как банки выдают кредиты бизнесу.

Максим Решетников, министр экономического развития РФ: «Предприниматели жалуются на отказы и ограничения при рассмотрении их заявок. Решил проверить это лично. Позвонил в два крупнейших банка. В одном оператор „горячей линии“ ответил, что правительство якобы еще не подписало постановление. В другом пообещали выдать кредит, но… в мае. Обратил на это внимание руководства банков».

В связи с этим министр отметил, что сегодня ситуация в экономике во многом зависит от того, как принимаемые правительством меры реализуются на практике.

Напомним, ранее правительство и ЦБ запустили выдачу зарплатных кредитов для бизнеса. Теперь компании могут взять льготный займ на срок до 12 месяцев, первые полгода ставка составит 0%, а потом увеличится до 4%.

А накануне Владимир Путин объявил о дополнительных мерах поддержки бизнеса. Так, государство будет давать гарантии под зарплатные кредиты. Кроме того, власти окажут прямую безвозмездную финансовую помощь малым и средним компаниям исходя из суммы в 12 тыс. 130 рублей на одного сотрудника в месяц. Главное и безусловное требование — сохранение рабочих мест.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *