Специальные знания эксперта

  • автор:

Судебная оценочная экспертиза

В настоящее время, одним из важнейших критериев допуска эксперта к выполнению судебной оценочной экспертизы, экспертным исследованиям является наличие профильного образования, а именно наличие диплома о высшем образовании и диплома о профессиональной переподготовке с правом ведения деятельностипо определенной специализации. В случае не соответствия данному критерию эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы в установленном порядке.

А также, в условиях современной жесткой конкуренции, для того, чтобы занимать лидирующие позиции в сфере экспертных услуг необходимо постоянно расширять зону профессиональной деятельности путем прохождения профессиональной переподготовки. Тем самым получая право на ведение экспертной деятельности в новой сфере.

Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки проводит обучение судебных экспертов, проводящих оценочную экспертизу. Образовательная программапрофессиональной переподготовки Академии ориентирована на подготовку судебных экспертов-практиков. Выпускники сразу смогут выполнять работы по оценке, поскольку до 80% времени в процессе обучения занимает практика оценки и экспертизы отчетов об оценке.

В процессе обучения слушатели под руководством опытных преподавателей-практиков нашей Академии проводят оценку учебных и реальных объектов и составляют отчеты об оценке. В результате по итогам обучения у каждого слушателя формируется пакет шаблонов отчетов об оценке, созданных собственноручно:

  • коммерческой недвижимости (отдельно стоящее здание);
  • земельного участка;
  • объекта жилой недвижимости;
  • права пользования на офисное помещение (встроенное);
  • офисного помещения (встроенного);
  • технологической линии;
  • машин и оборудования;
  • транспортного средства;
  • лицензии на разработку нефтяного месторождения;
  • товарного знака;
  • НМА и ОИС;
  • гудвилла;
  • 100 % пакета акций в ОАО;
  • доли участия в ООО.

Методическая поддержка молодых начинающих экспертов

Одной из основных проблемоценочной деятельности, в настоящее время, была и остается проблема отсутствия методической поддержки молодых начинающих экспертов.

Данная проблема заключается в том, что многие учебники излишне теоретизирование и оторваны от реальных оценочных задач, стоящих перед начинающим оценщиком, ведь при решении конкретных оценочных задач эксперты сталкиваются с множеством нюансов, не описанных в методической литературе.

Программа профессиональной переподготовки по подготовке судебных экспертов Академии ориентирована на подготовку судебных экспертов -практиков, учитывая все особенности данной профессиональной деятельности. Большой объем часов в рабочей программе отведен на выполнение практических работ по оценке и экспертизе отчетов об оценке. Практические занятия проводят преподаватели-практики, которые являются ведущими судебными экспертами определенной отрасли.

Преподаватели-практики нашей Академии по окончанию обучения оказывают методическую поддержку и осуществляют постоянное обучение наших выпускников-экспертов. Консультационно-методическая поддержка наших выпусков является важным направлением деятельности нашей Академии.

Основания для отвода эксперта от участия в производстве судебной экспертизы

В целях качественного выполнения экспертизы к судебным экспертам предъявляются определенные критерии допуска к трудовой деятельности.

К критериям недопуска относятся:

  • существенность и наличие непогашенных (неснятых/неисполненных) мер дисциплинарного воздействия (приостановление права осуществления оценочной деятельности, рекомендация об исключении) у эксперта;
  • наличие отрицательных экспертных заключений СРО на отчеты эксперта;
  • факты признания заключений эксперта ненадлежащим доказательством;
  • отсутствие (недостаточность) профильного опыта;
  • отсутствие (недостаточность) профильного образования;
  • отсутствие квалификационных аттестатов;
  • зависимость/аффилированность от участников процесса, их представителей;
  • связь с экспертами, специалистами, оценщиками, экспертными и иными организациями, фигурирующими в деле (например, наличие имущественных, договорных, организационных, родственных отношений);
  • цена, несоразмерная трудоемкости/тарифам/рыночным ценам на проведение аналогичных экспертиз.

Наличие у эксперта одного из критериев является основанием для отвода от проведения судебной оценочной экспертизы экспертов/экспертных организаций и учреждений.

Законодательная база экспертной деятельности

В настоящее время деятельность эксперта должна осуществляется в строгом соответствии с действующим законодательством.В соответствии с нормами процессуального законодательства РФ судебная экспертиза может производиться лицами, имеющими специальное образование иобладающими специальными знаниями в определенной области.

Особенности назначения и проведения судебной экспертизы в рамках судебных процессов регламентируются соответствующими статьями кодексов, а также иными законодательными актами:

  • ФЗ от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»
  • Гражданский процессуальный кодекс РФ
  • Уголовно-процессуальный кодекс РФ
  • Арбитражный процессуальный кодекс РФ
  • Кодекс РФ об административных правонарушениях
  • ФЗ «О третейских судах в РФ «
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе»

Пройдя наши курсы профессиональной переподготовки по программе Судебная оценочная экспертиза Вы будите квалифицированным, соответствующим всем требованиям экспертом, знающим содержание и нюансы действующего законодательства РФ.

Структура и содержание экспертного заключения

После проведения судебной оценочной экспертизы эксперт или комиссия экспертов должны письменно оформить заключение эксперта. В настоящее время, законодательство, в т.ч. и процессуальное предъявляет ряд требований к содержанию заключения эксперта. Согласно ст. 25 Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», а также ст. 86 ГПК РФ, 26.4. КоАП РФ, 86 АПК РФ, 204 УПК РФ, ч. 8 ст. 95 ч. 1 НК РФ, ст. 379 Таможенного кодексв заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:

  • время и место производства СЭ;
  • основания производства СЭ;
  • сведения об органе или о лице, назначивших СЭ;
  • сведения о государственном судебно-экспертном учреждении или об эксперте (ФИО, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы;
  • предупреждение эксперта в соответствии с законодательством РФ об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;
  • вопросы, которые были поставлены перед экспертом или комиссией экспертов;
  • объекты исследований и материалы дела, которые были представлены эксперту или экспертной комиссии для производства судебной экспертизы;
  • сведения об участниках процесса, которые присутствовали при производстве судебной экспертизы;
  • содержание и результаты исследований с указанием примененных методов;
  • оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

Программа по профпереподготовке экспертов ЧОУ ДПО «АПК и ПП» включает в себя подробное изучение структуры и содержания экспертного заключения. Преимуществами профессиональной переподготовки являются индивидуальный подход к каждому слушателю, модульная система обучения, которая дает возможность последовательного освоения материала по направлениям оценочной деятельности, а также программа профессиональной переподготовки экспертов максимально адаптирована к требованиям современной оценочной и экспертной практики.

Методика поиска нарушений (ошибок) в отчете об оценке

Все данные, зафиксированные в отчете об оценке должны быть достоверными согласно действующему законодательству экспертной деятельности в РФ. Наличие каких-либо выявленных нарушений в отчете об оценке должны быть доказаны в соответствии с принципами обоснованности, существенности, достаточности,однозначности и достоверности.

В настоящее время основными ошибками, выявленными при экспертизе отчетов об оценке, как правило, являются:

  • отсутствие источника информации по данным, участвующим в оценке.
  • отсутствие расчетного обоснования по данным, участвующим в оценке.
  • нарушение причинно-следственных связей.
  • противоречия в отчете об оценке
  • ошибочная методология
  • арифметические ошибки
  • нарушение формальных требований

Специфика судебной экспертизы

Под судебной экспертизой принято понимать следственное действие, которое состоит из специальных исследований, установленных законодательством РФ.

Основанием для назначения данной судебной экспертизы является необходимость в получении специальных знаний, которые помогут дать ответ на вопросы следствия. Проводить судебную экспертизу имеет право эксперт, который имеет профильное образование (базовый диплом о высшем образовании и диплом о профессиональной переподготовке) и назначенный в законодательном порядке. В судопроизводстве судебный эксперт является полноправным участником судебного процесса. Все результаты, которые были получены в процессе экспертизы, оформляются согласно всем требованиям в виде экспертного заключения. Полученное экспертное заключение выступает как самостоятельное доказательство, предусмотренное законодательством.

Обучающая программа Академии по подготовке экспертов включает в себя блок практических занятий по проведению судебной экспертизы, по оформлению и рецензированию судебных экспертных заключений.

В каких случаях проводится судебно-оценочная экспертиза

  • 22:34 Заразившийся коронавирусом отец петербургского автогонщика ушел из жизни
  • 19:59 В Архангельске собрали чрезвычайное заседание из-за коронавируса
  • 17:57 Президент Татарстана призвал Мишустина платить ИП и самозанятым наравне с безработными
  • 17:40 Мариинский театр в режиме онлайн собрал более 25 млн зрителей
  • 17:21 В Коммунарке от коронавируса умер депутат Мособлдумы Иван Жуков
  • 17:02 Не только распределять бюджет и штрафовать: о пропусках в Петербурге
  • 17:01 Калининградские власти продлили запрет на массовые мероприятия
  • 16:49 В Мурманской области умерла вторая пациентка с коронавирусом
  • 16:40 В Петербурге начали готовить «Ленэкспо» к размещению зараженных
  • 16:18 АФК «Система» возглавил бывший гендиректор «Детского мира»
  • 15:53 В список пострадавших отраслей внесли музеи и непродовольственный ретейл
  • 15:43 Спортшкола Сыктывкара станет реанимацией для коронавирусных больных
  • 15:38 В России разрешили выдавать беспроцентные кредиты бизнесу 14 банкам
  • 15:15 Внедрить московскую систему распознавания лиц для карантина готовы 12 регионов
  • 14:51 Путин впервые за 17 лет отменил визит в Храм Христа Спасителя на Пасху
  • 14:37 Петербург остается в оранжевой зоне по индексу изоляции
  • 14:20 Петербургские стартапы создают инновации для новой реальности
  • 13:55 Самая мощная индустрия развлечений переживает беспрецедентное испытание
  • 13:19 Минфин перечислил регионам на закупку коек с кислородом 32,4 млрд рублей
  • 13:11 Безработная Европа — как во время Великой депрессии
  • 12:48 Мужчина с коронавирусом умер в «Госпитале для ветеранов войн» в Петербурге
  • 12:29 Смольный сменил Главного акушера после закрытия трех роддомов на карантин
  • 12:06 Путин из-за пандемии поручил принимать иностранцев без разрешения на работу
  • 11:49 Президент продлил срок действия истекающих паспортов и водительских прав
  • 11:29 В Петербурге на коронавирус за сутки проверили 9 тысяч горожан
  • 11:19 В Ленобласти нашли 34 зараженных уже в 19 поселениях
  • 10:55 В России за сутки выявили рекордные 4,7 тысяч зараженных коронавирусом
  • 10:40 В Петербурге выявили 139 зараженных COVID-19, выросло число погибших
  • 10:34 В Петербурге иномарка повисла на ограждении Мойки после бегства от ГИБДД
  • 09:58 В Москве режим ограничений и спецпропусков продлили до 1 мая
  • 09:46 «Запаса времени нет»: Беглов поручил подготовить 7 госпиталей для приема зараженных
  • 09:27 Смольный ответил на обращение врачей Покровской больницы
  • 09:06 Пасха онлайн: как коронавирус ускорил диджитализацию храмов Северо-Запада
  • 00:27 Псковский губернатор сообщил о шестом случае смерти от коронавируса
  • 17.04 В Новгородской области зарегистрирована вторая смерть от коронавируса
  • 17.04 Скачок числа заболевших, зараженные нахимовцы и ЧС в больнице: Петербург 17 апреля
  • 17.04 Второй крупный алмаз за год добыли в Архангельской области
  • 17.04 Правительство установило максимальные размеры выплат по безработице
  • 17.04 Стало известно, сколько компаний получат статус системообразующих
  • 17.04 В Карелии ускорят закрытие городов из-за роста случаев коронавируса
  • 17.04 Холерный доктор. История владельца дома 74 на Английской набережной
  • 17.04 Коронавирус нашли у сотрудника психиатрической больницы Архангельска
  • 17.04 Доходы Смольного: Пикалев, Батанов и Потехина на троих заработали в 25 раз меньше Соколова
  • 17.04 Ведущие музеи мира и до нынешних событий славились не только шедеврами
  • 17.04 В МЧС рассказали, чем чревато введение в Петербурге режима ЧС
  • 17.04 Монологи у телевизора. «Короткие интервью с подонками» Дэвида Фостера Уоллеса
  • 17.04 В Петербурге резко выросло число госпитализированных медиков
  • 17.04 Набиуллина объяснила, почему раздача денег населению неактуальна в России
  • 17.04 С чем связаны низкие показатели COVID–смертности в Германии
  • 17.04 «Роскосмос» сообщил о смерти заболевших COVID-19 сотрудников

Специальные знания в судебной экспертизе

3 / 5 ( 2 голоса )

Специальные знания в судебной экспертизе

Эффективность выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений во многом зависит от своевременности и полноты использования специальных знаний. Термин «специальные знания» законодатель употребляет в понятии судебной экспертизы в Федеральном законе от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ст. 9 ФЗ)Далее — Закон., а также в характеристике эксперта и специалиста как лиц, обладающих специальными знаниями (ст. 57, ст. 58 УПК РФ), не раскрывая при этом его содержание, что обусловливает значительные трудности применения на практике.

Указанный термин подчеркивает особый, локальный характер знаний, их отличие от обычных, преобладающих в общественной жизни знаний, которые именуются общеизвестными и отражают уровень среднего общего образования. Важность правильного определения специальных знаний имеет непосредственное отношение к требованиям, предъявляемым к лицам, выступающим в качестве экспертов и специалистов. В данном Законе в качестве условия для осуществления экспертной деятельности говорится о профессиональных и квалификационных требованиях. Такое положение представляется неправильным, ибо противоречит этимологическому значению термина «квалификация».

Указанным термином охватываются понятия, характеризующие: а) качество знаний, которыми обладает лицо, т.е. отнесение их к определенной области, в которой лицо является специалистом; б) уровень подготовки лица для выполнения той или иной работы; в) профессию, т.е. постоянную специальность, род занятий человекаНовейший словарь иностранных слов и выражений. М. — Минск, 2001.. Поэтому представляется правильным в нормативном, научном и практическом обороте использовать один термин — «квалификация».

Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту государственных судебно-экспертных учреждений, предусмотрены в ст. 13 Закона, согласно которой должность эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может также занимать гражданин Российской Федерации, имеющий среднее специальное экспертное образование.

Указанные положения вызывают два серьезных возражения. Первое связано с тем, что в Законе не учитывается реально осуществляемое в стране высшее профессиональное экспертное образование. Для лиц, получивших такое образование, нет необходимости проходить по окончании учебного заведения специальную подготовку. В то же время очевидно, что значительное число лиц, претендующих на должность эксперта в государственных судебно- экспертных учреждениях, имеют обычное высшее образование. Именно эту категорию имеет в виду Закон.

Учитывая различия в формировании государственных экспертных учреждений, в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» должны быть отражены оба способа.

Второе соображение касается двойственного подхода к уровню образования при допуске лица в качестве эксперта. Речь идет о возможности занятия должности эксперта лицами, имеющими среднее специальное образование.

Между двумя уровнями образования — высшим и средним — имеются существенные различия в объеме и глубине знаний, полученных в указанных учебных заведениях. Поэтому уровень познавательных возможностей у обладателей этими знаниями не может не быть различным. Между тем в судопроизводстве при доказывании должны использоваться доказательства в форме заключений судебной экспертизы, не вызывающие сомнений в научной обоснованности, отражающей высшую ступень знаний в соответствующей области, которыми специалист, имеющий среднюю экспертную подготовку, не обладает.

Нам представляется, что лица с таким образованием должны иметь статус помощников экспертов, в связи с чем их деятельность будет находиться под контролем эксперта, который должен нести полную ответственность за качество проведенного исследования.

Элементная структура специальных знаний, которыми обладает эксперт, имеет двойственное происхождение. К ним прежде всего относятся:

  1. знания, полученные в рамках основной образовательной программы высшего профессионального образования по соответствующей специальности;
  2. знания, полученные в результате последующей подготовки по конкретной экспертной специальности, уровень которых определяется экспертно-квалификационными комиссиями в процессе аттестации.

Таким образом, вторую группу составляют знания, приобретенные экспертом опытным путем в ходе профессиональной деятельности.

Третья группа — это знания, приобретенные вследствие самостоятельной работы по ознакомлению с новейшими достижениями науки, проведения экспериментальных исследований, конструирования приборов, приспособлений и т.д. Значимость этого источника приращения профессиональных знаний состоит в том, что уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру через каждые пять лет. Общеизвестен интенсивный процесс накопления новых знаний в промежутках между аттестациями. С учетом этого в экспертных учреждениях должна создаваться обстановка, способствующая самостоятельному повышению квалификации экспертов. Формы данной работы многообразны: приобретение специальной литературы, обмен опытом, поощрение лиц, которые преуспели в этом, и другие.

Специфика деятельности эксперта состоит не только в реализации научных положений, но и в необходимости обладания различными умениями и навыками, связанными с обращением с объектами исследования, приемами, методами и средствами, используемыми при производстве экспертизы. В связи с этим неизбежно возникает вопрос об их месте в структуре знаний и источниках формирования. На наш взгляд, навыки и умения представляют неотъемлемый элемент профессиональных знаний. Навыки и умения не могут рассматриваться вне этих знаний, так как они применяются именно в связи с реализацией знаний, без них невозможно достигнуть целей деятельности.

Наряду с государственными судебно-экспертными учреждениями в России функционируют также негосударственные судебные эксперты (ст. 41 Закона, ч. 2 ст. 195 УПК РФ).

В связи с этим возникает ряд принципиальных для практики вопросов, связанных с регулированием судебно-экспертной деятельности лиц, не являющихся государственными судебными экспертами. В качестве альтернативных могут быть предложены несколько вариантов решения проблемы. Наиболее предпочтительным представляется принятие закона, регулирующего эту деятельность. Второе решение связано с внесением дополнений в действующий Закон, в этом случае они должны быть внесены в ст. ст. 13 и 41. Дело в том, что, распространяя действие Закона на деятельность негосударственных экспертов (ч. 2 ст. 41 ), законодатель не распространил положения, касающиеся аттестации, на указанную категорию лиц, осуществляющих экспертную деятельность.

Наконец, может быть принят вариант, связанный с нераспространением на негосударственных экспертов требования об определении уровня профессиональной подготовки посредством аттестации. Данная позиция может быть обоснована следующими соображениями.

В условиях преобладающего количества государственных экспертов деятельность негосударственных экспертов представляет конкурирующую сторону на рынке потребностей правоохранительных органов в услугах экспертной деятельности. Поэтому естественно их стремление к достижению высокого качества исследований. Мотивацией этих экспертов является стремление обеспечить уровень исследований, отвечающий современным научным данным, что в определенной мере компенсирует отсутствие института аттестации.

Однако нельзя упускать из вида одно существенное обстоятельство. По структуре негосударственные эксперты включают две группы лиц. Первую составляют научные работники, преподаватели вузов, которые в связи с родом занятий хорошо осведомлены о новейших достижениях науки. Вторая группа включает пенсионеров, работавших ранее экспертами в государственных судебно-экспертных учреждениях и обладающих достаточным опытом, навыками и умениями, связанными с проведением экспертиз. Учитывая, что в уголовном процессе востребованными являются специальные знания, находящиеся на современном уровне их развития, частный эксперт сам должен определять, когда его знания потребуют усовершенствования.

Объективным критерием оценки деятельности эксперта, давшего заключение, выступает следственная и судебная практика. Участники судопроизводства, прежде всего следователь, суд, прокурор, защитник, обладающие соответствующей подготовкой и практическим опытом, располагая данными об обстоятельствах преступления, способны полно, объективно и всесторонне оценить заключение. При необходимости они могут воспользоваться консультацией со специалистами для анализа заключения с точки зрения его соответствия современному уровню науки.

Качество заключения обеспечивается также возможностями, предоставленными законом участникам судопроизводства, в том числе осуществлением контроля за деятельностью эксперта. Так, следователь имеет право присутствовать при производстве судебной экспертизы, получать разъяснения эксперта по поводу проводимых им действий (ст. 197 УПК РФ), допросить эксперта для разъяснения данного им заключения (ст. 205 УПК РФ). Признав заключение эксперта недостаточно ясным или полным, следователь может назначить дополнительную судебную экспертизу (ч. 1 ст. 207 УПК РФ), а в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам — повторную (ч. 2 ст. 207 УПК РФ).

Учитывая, что Закон имеет отношение не только к уголовному процессу, о чем прямо говорится в преамбуле, целесообразно регламентировать общее понятие специальных знаний, которое будет являться базовым. В соответствующих кодексах (Гражданско-процессуальном, Арбитражно-процессуальном и др.) это понятие может быть воспроизведено, а при необходимости дополнено элементами, специфичными для данной отрасли права.

Представляется необходимым дополнить ст. 9 Закона абзацем 12 и изложить его в следующей редакции: «специальные знания — это не являющиеся правовыми знания в различных областях деятельности, полученные в рамках высшего профессионального образования, включающие знания теории, навыки и умения, и используемые участниками гражданского, арбитражного, административного и уголовного судопроизводства в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, в порядке, предусмотренном соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации».

Наличие специальных знаний у эксперта является необходимым условием его привлечения к производству экспертизы. Поэтому понятие «специальные знания» должно быть раскрыто в общей теории судебной экспертизы как по своему содержанию, так и в плане анализа причин и условий их формирования.

Специальные знания судебного эксперта—понятие многомерное и сложное. Расшифровка его дается в многочисленных пособиях, трактующих, какие вопросы (экспертные за дачи) разрешимы в пределах того либо иного рода экспертизы. Подобный подход помогает следователям и судьям ориентироваться при назначении и оценке экспертиз, но малополезен при попытке определить объем и содержание специальных познаний, составляющих основу данного рода экспертизы. Если проанализировать системы централизованной подготовки экспертов (в МЮ, МВД, МЗ РФ), то можно убедиться в том, что к базовому образованию экспертов в процессе обучения добавляются познания в области криминалистики (теория криминалистической идентификации, судебная фотография, криминалистическая техника); владение естественнонаучными, математическими методами и ЭВМ; сведения из области уголовного процесса, уголовного права. С созданием общей теории судебной экспертизы эта дисциплина также должна войти в комплекс знаний судебного эксперта.

Можно признать, что определяющими в специальных познаниях эксперта являются его базовое, как правило, высшее образование, а также профессия (когда речь идет о ремесле или технике). Вместе с тем одного базового образования в наши дни далеко недостаточно для систематического производства экспертизы. Об этом, в частности, свидетельствуют следственная и судебная практики. Обращение к услугам лиц из неэкспертных специализированных НИИ, вузов, предприятий порождает многие трудности в доказывании фактов по делу только потому, что лица, выступающие в качестве экспертов, не сведущи в вопросах криминалистической идентификации, не владеют методологией экспертного исследования, не понимают судебной перспективы даваемого ими заключения. Поэтому подготовка судебных экспертов в целях овладения ими комплексом знаний в дополнение к базовым знаниям специалиста является, по-видимому, единственно верной на современном этапе.

В качестве рабочего определения специальные знания могут быть охарактеризованы как теоретическая база, обеспечивающая решение экспертных задач данного рода экспертизы, включающая в себя основополагающие научно-практические знания данной специальности и методы, привлекаемые из различных областей знания для проведения необходимых исследований. Специальные познания являются основой, на которой формируются компетенция и компетентность судебного эксперта.

Специальные познания судебного эксперта как профессионала формируются в основном за счет трансформации знаний из различных областей одной или ‘нескольких наук. При этом процесс трансформации знаний представляется достаточно сложным, многогранным, протекающим с некоторыми отличиями для различных родов экспертиз. Основой его является, как отмечалось выше, обращение эксперта (сведущего лица) к своим базовым знаниям, которые и делают его сведущим лицом в данной области. До тех пор пока производство экспертиз носит эпизодический характер, объем данных знаний полагают достаточным для их производства. Однако по мере накопления эмпирического материала и его обобщения, усложнения решаемых задач и их разнообразия с неизбежностью вступают в действие диалектически взаимосвязанные процессы дифференциации и интеграции знаний. Первый ведет к все большему дроблению знания в определенной области, второй позволяет объединять знания различных областей.

Дифференциация знаний в области судебной экспертизы осуществляется по всем элементам цепочки: предмет—объект— задача — методы экспертного исследования.

Применительно к предмету экспертизы можно говорить о тенденциях дифференциации вплоть до появления новых видов и направлений в экспертизах. Так, суммарная криминалистическая экспертиза в свое время распределялась по пяти родам экспертиз, названным традиционными. Впоследствии роды дифференцировались на виды. Например, в технико — криминалистической экспертизе документов стали различать экспертизу реквизитов документов и экспертизу ма­териалов документов. В судебно-баллистической экспертизе определилось два вида: экспертиза огнестрельного оружия и экспертиза следов выстрела и боеприпасов. Последующая дифференциация привела к тому, что сформировался новый вид экспертизы—взрывотехническая и ее научная основа— криминалистическая взрывотехника.

Дифференциация по предмету экспертизы является первым шагом в дифференциации специальных познаний эксперта, т. е. комплекса знаний, которыми он должен обладать для решения экспертных задач, относящихся к его компетенции. Из базовой науки выбираются необходимые знания, которые становятся основой более глубокой, хотя и более узкой специализации эксперта. Так, из всего многообразия направлений медицины выделяются знания дисциплины, получившей наименование «судебная медицина».

Дифференциация по предмету экспертизы дополняется дифференциацией по объектам. Она может стать основой создания родов экспертиз внутри классов и видов внутри родов. Так, в области судебно-медицинской экспертизы происходит создание родов экспертиз по исследованию трупов, освидетельствованию живых лиц, судебно-биологическому исследованию вещественных доказательств, физико-техническому исследованию объектов.

Аналогично дифференциации объектов осуществляется дифференциация задач. Оба процесса сопровождаются дальнейшей дифференциацией знаний, необходимых для экспертного исследования, и это могло бы продолжаться до бесконечности, если бы дифференциация не уравновешивалась своей диалектической противоположностью — интеграцией знаний.

Интегративные процессы в формировании знаний выступают в качестве закономерности развития любой области науки и, что особенно важно, развития ее методологической базы. Поэтому, рассматривая закономерности формирования новых родов (видов) экспертиз и специальных познаний как основы любого рода экспертизы можно говорить об интеграции на всех уровнях этого знания, от высшего уровня общей и частной методологии до решения конкретных экспертных задач.

Основными факторами появления новых экспертиз и формирования необходимых для этого специальных познаний могут считаться следующие.

Возникновение экспертизы и используемых ею предметных знаний за счет применения в качестве базовых данных из других областей науки. Например, в криминалистической экспертизе положения биологии и анатомии служат научной основой дактилоскопии; данные анатомии (в том числе топографической) и антропологии выполняют такую же роль в судебно-портретной экспертизе. Эти и подобные им знания являются базисными для научного обоснования экспертиз определенного рода (вида). Со временем, доказав свою состоятельность и бесспорность, они становятся постулатами, не подвергаемыми сомнению. На их основе развивается специализированное знание как основа данного рода экспертизы. Вместе с тем, благодаря интегративным процессам формируются общетеоретические положения и осуществляется перенос идей и представлений из одной области в другую. Так, из криминалистики, по мере ее становления, в разные виды судебных экспертиз осуществляется переход таких генеральных идей, как закономерности возникновения уголовно-релевантной информации, отражение ее в объектах материального мира, возможность познания экспертным путем происшедшего события по его отображениям и др.

Частным случаем интеграции знаний может считаться сближение наук, различающихся своими предметными областями, и возникновение на этой основе нового рода (вида) экспертизы и ее теории. При этом осуществляется заимствование знаний из области естественных, технических и общественных наук. Так, предметные знания о криминалистической экспертизе различных родов (судебное почерковедение, судебная баллистика) строились на базе знаний из области биологии, медицины, физиологии высшей нервной деятельности, военно-технических и технических наук, Криминалистики, уголовного процесса, уголовного справа, криминологии.

Интеграция знаний, заимствование их из одной области и перенос в другую может осуществляться по-разному и реализовываться в различных формах. Так, в криминалистике ориентировочно можно выделить три этапа (ступени) использования данных других наук для формирования предметных знаний о судебной экспертизе.

1. Первоначальной или исходной научной базой являются наиболее общие данные о закономерностях, изучаемых другими науками, охватывающих и закономерности, относящиеся к объекту экспертного исследования (знания о психофизиологии двигательного акта, разновидностью которого является письмо; об анатомии и биомеханике движений для судебного почерковедения и т. п.). Подобные закономерности не являются и не могут быть предметом криминалистической теории и вообще криминалистической науки. Они исследуются экспертами других областей знания, в данном случае физиологами, психологами. Для криминалистов такие знания—основа для последующего изучения закономерностей объекта экспертизы. Они обобщаются, систематизируются, интегрируются применительно к специальному объекту, но не перестают оставаться знаниями соответствующих дисциплин и не принадлежат криминалистике.

2. Базовые данные других наук активно приспосабливаются к задачам и целям судебной экспертизы, адаптируются к специальному объекту экспертизы. Если продолжить пред•шествующий пример, к знаниям о соответствующих закономерностях на этом уровне создания теории судебно-почерковедческой экспертизы следует отнести: сведения об анатом письменно двигательного аппарата, биомеханике письма, управлении процессом письма со стороны нервной системы, о формировании почерка и т. п. Эти данные не разрабатываются другими науками, так как пока не представляют для них непосредственного интереса. Вместе с тем они служат основой для изучения закономерностей, определяющих свойства объекта, имеющие криминалистическое значение. Такие данные уже не являются просто заимствованными, перенесен­ными. Они специально разрабатываются криминалистами, нередко совместно с представителями других дисциплин. Так, судебными почерковедами совместно с физиологами на экспериментальной базе решались отдельные проблемы двигательной анатомии, биомеханики и психофизиологии письма для своих специфических задач. Такие разработки уже носят криминалистический характер, ибо лежат «на стыке» криминалистики и естественнонаучных дисциплин.

3. Знания, достигнутые на предшествующих этапах, в свою очередь используются в качестве основы для раскрытия собственно криминалистических значимых закономерностей природы объекта, существенных для разработки соответствующих методов и методик экспертизы. Таковыми являются закономерности, определяющие основные свойства (качества) объектов, благодаря которым они могут исследоваться для решения идентификационных, диагностических, классификационных задач: индивидуальность, устойчивость, избирательная изменчивость объекта экспертизы.

А. И. Винбергом была предложена следующая схема распределения уровней знания, формирующего конкретный род судебной экспертизы: материнские науки (базовое знание) — предметная наука (трансформированное знание) — судебная экспертиза (реализация знания) для решения экспертной задачи.

В различных классах экспертиз в качестве базовых выступают естественные, технические, экономические науки и т. п. В отношении отдельных судебных экспертиз трансформации знания может и не происходить, если экспертиза осуществляется на основе своей базовой науки (строительно-техническая экспертиза). Для подобных вариантов А. И. Винберг рекомендовал создавать не предметные науки, в которой нет необходимости, а методические дисциплины, которые пользовали бы данные базовых наук и вырабатывали методические рекомендации экспертного исследования соответствующих объектов.

Создание специализированной предметной науки той или иной судебной экспертизы представляет собой одну из закономерностей развития, когда данные базовых наук требуют трансформации. Так, в судебном почерковедении нашли отражение знания физиологии высшей нервной деятельности в трасологии—биологии, биомеханики, теоретической механики, в судебной баллистике—внешней и внутренней баллистики, материальной части оружия и т. п.

Особенно четко иерархия уровней знаний просматривается на примере судебно-медицинской экспертизы. Первый уровень — медицина со всем многообразием своих дисциплин и направлений; второй—судебная медицина как специализированная, предметная наука, отразившая в своем содержании осознанно отобранные и трансформированные данные базовой науки; третий уровень—судебно-медицинская экспертиза. Аналогичным образом прослеживается связь и в области судебно-психиатрической экспертизы: общая психиатрия — судебная психиатрия — судебно-психиатрическая экспертиза.

Рассмотрим более подробно условия формирования специальных знаний на примере судебной психиатрии.

Процесс формирования судебно-психиатрических (знания в целом соответствует схеме образования предметных судебных наук, предложенной А. И. Винбергом и Н. Т. Малаховской). Согласно этой схеме положения базовой (материнской) науки осваиваются предметными судебными науками в преобразованном, трансформированном для целей право судия виде. Область, изучаемая судебно-психиатрической наукой, по своему содержанию и объему шире судебно-психиатрической экспертизы и включает в себя, помимо экспертизы, принудительное лечение психически больных, совершивших общественно опасные деяния, а также ряд других видов судебно-психиатрической деятельности.

Базовой (материнской) наукой то отношению к судебной психиатрии выступает общая психиатрия. Предметом ее изучения являются закономерности возникновения и развития болезненных психических нарушений (психических болезней в самом широком смысле этого слова), а также средства воздействия на указанные нарушения в целях их предупреждения и лечатся.

Более подробно предмет общей психиатрии определен в соответствующих учебниках и руководствах. Так, в одном из последних и наиболее фундаментальных трудов—двухтомном руководстве — психиатрия толкуется как «медицинская дисциплина, изучающая клинику, диагностику и лечение психических болезней, их этиологию, патогенез, распространенность, организацию психиатрической помощи, социальные аспекты психиатрии (вопросы реабилитации, профилактики психических болезней и т. д.)».

Приведенное определение нуждается в некотором уточнении. В нем поставлены в одни ряд различающиеся между собой группы закономерностей: а) собственно психические расстройства — их этиология (происхождение), патогенез (механизм возникновения и развития), клиническая картина или клиника (внешнее проявление болезненных нарушений); б) деятельность медицинских работников по «воздействию» на психические расстройства—их профилактика, диагностика, лечение, а также социальная реабилитация психически больных и организационные аспекты оказания психиатрической помощи.

Судебная психиатрия, подобно общей психиатрии, также изучает закономерности болезненных психических расстройств. Этот единый исходный пункт, точка соприкосновения обеих научных дисциплин позволяет судебной психиатрии иметь в своем наименовании само слово «психиатрия». Но если основная цель изучения психических расстройств в общей психиатрия—диагностика, лечение, профилактика психических расстройств, то в судебной психиатрии цель их познания иная. Судебная психиатрия исследует психические расстройства применительно к специфике задач, стоящих перед уголовным и гражданским правосудием. «Судебная психиатрия—специальный раздел психиатрии, задачей которого является изучение различных психических расстройств в специальном отношении их к правовым нормам, к вопросам уголовного и гражданского права и процесса».

Подобный «поворот» в исследовании психических расстройств обусловливает и специфику предмета судебной психиатрии по сравнению со своей базовой (материнской) наукой — общей психиатрией. Болезненные нарушения психики человека как субъекта права способны влиять на юридически значимое поведение в такой мере, что это должно учитываться правом и влечь за собой определенные юридические последствия. Например лицо, не способное осознавать значение своих действий или руководить ими, не может нести юридической ответственности за эти действия, даже если им нарушен уголовно-правовой запрет. Лицо, не способное адекватно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, не может быть допущено к даче показаний относительно этих обстоятельств. Юридически значимые нарушения поведения субъекта в результате психических расстройств рассматриваются правом в категориях невменяемости, недееспособности, беспомощного состояния потерпевшего и ряде других. С на­личием их у лица законодатель связывает наступление специфических правовых последствий — освобождение от уголовной ответственности, назначение опеки, иная квалификация преступления и пр. Для установления указанных обстоятельств требуются специальные познания и, следовательно, назначение экспертизы. Но, устанавливая эти обстоятельства, эксперт-психиатр руководствуется их особыми признаками или критериями, которые отсутствуют в общей психиатрии.

Медицинских характеристик для решения правовых задач еще недостаточно. Даже очень подробное клиническое описание заболевания не позволяет следователю и суду решать правовые вопросы о способности лица ‘нести ответственность, о допуске лица к даче показаний и т. п. Для того чтобы принять соответствующее процессуальное решение, органу, ответственному за производство по делу, нужно иметь такую обобщенную характеристику психологического расстройства, которая отражала бы юридически релевантные свойства последнего, а именно: лишает или не лишает болезненное нарушение страдающего им субъекта способности к созна­тельно-волевому регулированию своего поведения, совершению одних действий и воздержанию от других. Подобная характеристика психического расстройства носит наименование юридического критерия и представляет собой абстрактную формулировку, в которой находят выражение отмеченные выше значимые для права психические способности лица.

Основная задача эксперта-психиатра—установить с помощью специального «мерила» (медицинского и особенно юридического критерия) наличие или отсутствие у лица психического расстройства, имеющего правовое значение при производстве по уголовному или гражданскому делу. В этом заключается главная «предметная» особенность судебной психиатрии.

Чтобы установить наличие или отсутствие такого расстройства, судебному психиатру требуются не только «обще — психиатрические» знания, но и специфические «судебно-психиатрические», вытекающие из своеобразия предмета судебной психиатрии. Эксперт-психиатр обязан знать, помимо принципов и начал клинической диагностики, также принципы и начала судебно-психиатрической диагностики (именуемой традиционно судебно-психиатрической оценкой): как трактовать вывод о неспособности осознавать значение своих действий или руководить ими и т. п., как использовать эти формулировки в экспертной практике, какие психопатологические состояния подпадают под указанные критерии, а какие нет, и пр.

Своеобразие предмета судебной психиатрии, оказывающее влияние на другие стороны судебно-экспертной деятельности (методику, тактику, стадии и этапы экспертного исследования), можно признать «ядром» той трансформации, которую претерпевает система специальных положений в процессе преобразования базовой (материнской) науки—общей психиатрии в предметную судебную науку—судебную психиатрию. Кроме того, в состав специальных познаний эксперта-психиатра входят «общеэкспертные» знания, т. е. необходимые судебному эксперту любого профиля. К ним можно отнести знание правовых основ порядка проведения судебных экспертиз, требований закона к составлению экспертного заключения и ряд иных вопросов.

Относительно подробное изложение условий формирования специальных познаний в области судебной психиатрии подтверждает правильность утверждения о том, что создание специализированных (предметных) наук судебных экспертиз—сложный и длительный процесс. На каком-то этапе своего развития экспертиза вынуждена ограничиваться только знаниями фундаментальной науки, используя ее методы и средства для исследования объектов, знание о которых является прерогативой этой науки. По мере перехода от эпизодических исследований к систематическим происходит накопление эмпирического материала и создание на этой основе предметной науки. Цель последней—очертить круг объектов, относящихся к предмету данной экспертизы; систематизировать экспертные задачи, которые могут быть решены при исследовании этих объектов; определить, какие методы исследования следует для этого применять.

Дальнейшее развитие экспертизы и формирование ее предметной науки идет по всем трем указанным направлениям. По отношению к объектам определяют и систематизируют свойства и признаки, которые должны подвергаться экспертному исследованию в рамках экспертизы данного рода (вида). Особенностью этого и следования при создании предметной науки является целенаправленный характер отбора изучаемых свойств и признаков с учетом цели и объема решаемых экспертных задач. При этом должны иметься в виду и перспективы развития данной экспертизы за счет раскрытия новых возможностей исследования свойств и признаков объектов. При игнорировании этой задачи информация, способная оказать существенную помощь в раскрытии преступлений, длительное время остается невостребованной. Так, трасологическая экспертиза следов кожного покрова человека более ста лет изучала свойства и признаки участков кожи, имеющих папиллярные линия, и только в последние 30 лет уделила внимание следам участков кожи, не имеющих папиллярных узоров.

Развитие в предметной экспертной науке раздела, касающегося задач, идет по пути их систематизации, уточнения, детализации. При этом могут формулироваться и новые задачи по мере расширения возможностей экспертизы, в свою очередь зависящих от следующих факторов:

— появление в рамках данного рода экспертизы новых, ранее не исследуемых объектов. Например, в трасологии стали исследовать звукозаписи для решения задач, связанных с техникой ее осуществления: имело ли место выключение и включение магнитофона во время производства записи, стирались ли фрагменты записи, каким способом, имел ли место монтаж (склеивание пленки и т. п.). Дальнейшее развитие фонографических исследований, идущих по пути исследования как голоса (вокалография), так и речи (судебная лингвистика), привело к выделению их в самостоятельный род криминалистической экспертизы;

— открытие новых свойств и признаков ранее исследовавшихся объектов, например следов участков кожи, не имеющих папиллярных узоров;

— разработка новых или трансформация уже существующих методов и методик, существенно расширяющих возможности исследования. Это могут быть глобальные методы (электронная микроскопия, голография), определившие возникновение и развитие микротрасологии, и методы частные, узкоспециализированные (полученные фоторазверткн поверхности пули со следами, контактограммы области входного отверстия и т. п.).

В целом же следует отметить влияние методов и методик на формирование как видов экспертиз и их развитие, так и области специальных знаний. Формы этого влияния различны: заимствование методов (биологических, химических, физических) из базовой науки данного рода (вида) экспертизы, базовых методов «своей науки» с учетом специфики объектов исследования (чрезвычайно малый объем исследуемого вещества, недопустимость разрушения объекта и т. п.); приспособление методов других наук к целям экспертного исследования объектов данного рода экспертизы (микроскопия в трасологии, методы научной фотосъемки и т. п.) —наиболее распространенная форма влияния; специальная разработка методов для целей экспертизы определенного рода (вида), например судебно-экономической.

Еще большая роль в формировании области предметной экспертной науки принадлежит методикам. Методы и особенно методики экспертного исследования составляют существенную часть каждой специализированной науки конкретного рода экспертизы.

Естественное развитие каждого из трех направлений (объекты, задачи, методы) закономерно приводит к созданию теоретической базы каждого рода экспертизы, что является непременным этапом ее развития, причем развития достаточно высокого уровня.

Интеграцию знаний на базе сближения наук, различающихся своими предметными областями, именуют внешней, в отличие от внутри дисциплинарной интеграции. Внешняя интеграция—синтез высшего порядка, так как он объединяет воедино области, различающиеся не только по своим предметам, но и по логико-методологической специфике. Такой синтез делает возможным создание познавательных средств высокого уровня общности, позволяющих решать как однотипные, так и разнотипные экспертные задачи из различных предметных областей. Последнее обстоятельство является немаловажным для судебной экспертизы с ее множеством задач, разнообразием объектов, эвристическим характером исследования.

Примером использования познавательных средств высокого уровня общности может служить применение в судебной экспертизе теории криминалистической идентификации, учения о навыках, методов и средств кибернетики, общей теории систем, теории информатики и т. п. Эти, сами по себе интегративные науки, являющиеся образцом синтеза общественных, технических и естественных знаний, выступают в данном случае как средства познания, распространяемые на предметы знаний различной степени общности. На более низком уровне интеграция знаний, различающихся по предметам, является питательной средой для формирования методов и методик исследования, приспосабливаемых к объектам, целям и задачам экспертизы.

Важным в создании новых родов и видов экспертиз и соответствующих специальных знаний является формирование новых научных дисциплин «пограничного» типа благодаря интеграции областей знаний на стыке наук. Роль таких дисциплин чаще всего играют уже сформировавшиеся предметные науки, число которых закономерно увеличивается. Ранее в первую очередь происходила интеграция близких областей знания (судебная фотография и техническое исследование документов—две области знания из раздела криминалистической техники стали основой судебно-фотографической экспертизы).

В настоящее время подобная интеграция характерна для областей знания не только не смежных, но весьма далеко отстоящих друг от друга: таким образом появились в судебной медицине как трасология, транспортная трасология и д.р.

Имея в виду рассматриваемую форму интеграции, можно предсказать создание и развитие в ближайшее время судебной лингвистики на базе синтеза знаний из области общей лингвистики, математической лингвистики, экспертизы устной и письменной речи, автороведческой экспертизы, теории криминалистической идентификации.

Таким образом, одним из определяющих факторов в создании и развитии специальных познаний классов (родов) судебных экспертиз могут считаться взаимосвязанные процессы дифференциации и интеграции знаний как отражение общего диалектического процесса развития знания и использования его в практике.

Другим существенным фактором, оказывающим несомненное влияние на формирование специальных познаний, является опыт практической деятельности. Влияние его на всех этапах несомненно и особенно важно в стадии создания промежуточных теоретических обобщений, когда закладываются такие основы будущей частной теории (учения) экспертизы определенного рода, как трактовка объектов, экспертных задач, методов исследования, определение предмета экспертизы. Эмпирические данные, проходя стадию систематизации и осмысления, понуждают к привлечению новых знаний из различных областей науки. По мере создания и пополнения области специальных познаний практический опыт представляет теории богатый материал, позволяющий проверять правильность ее положений, создавать новые теоретические разработки, трансформировать и модифицировать уже имеющиеся.

Оценщик – судебный эксперт

15 января 2015

Кто может стать судебным экспертом? На этот и другие вопросы отвечает Алена Валерьевна Верхозина, вице-президент, генеральный директор НП «Финансово-экономических судебных экспертов» (г. Москва).

Не каждый может быть судебным экспертом

Потенциально любой человек — оценщик: достаточно иметь высшее образование, прослушать 800 часов профессиональной переподготовки, получить диплом о профпереподготовке, вступить в СРО – и все, уже как будто бы готов оценщик.

Согласно ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», экспертом может быть гражданин РФ, имеющий высшее образование и прошедший подготовку по конкретной экспертной специальности. Таким образом, основным законом, регламентирующим судебно-экспертную деятельность, обязательная сертификация не предусмотрена.

Но в действительности далеко не каждый оценщик может быть судебным экспертом, несмотря на то, что нет законодательных ограничений по минимальному стажу к эксперту. Есть как минимум два ограничения. Первое: какого специалиста суд выберет в качестве судебного эксперта? Судья обязательно посмотрит, какое у эксперта первое высшее образование – лучше, чтобы оно было, скажем, не музыкальное, а финансово-экономическое. Безусловно, этот факт будет определяющим для того, чтобы судья поверил, что именно этот специалист может стать экспертом, т.е. лицом, проводящим судебную экспертизу по назначению суда или следствия.

Второй момент: не каждый оценщик защитит в суде свое экспертное мнение, не зная процессуального законодательства. Вопрос обязательных требований к этой специализации пока не стоит, но есть требования морально-этические. Оценщик, имеющий высшее образование, уровень профпереподготовки, стаж работы, становится экспертом, это промежуточная стадия между оценщиком и оценщиком – судебным экспертом. Его следующий шаг – изучение процессуальных вопросов, чтобы, зная всю полноту ответственности, он мог судить мнение других, рецензировать мнение коллег и выносить вердикт, на основании которого судья примет решение. Подчеркиваю: у оценщика и оценщика – судебного эксперта разная ответственность: оценщик несет материальную ответственность, а оценщик – судебный эксперт – материальную и уголовную, если он своими действиями нанес кому-нибудь ущерб.

Поэтому основная задача для специалистов-оценщиков, настоящих или будущих судебных экспертов, – это освоение программ профессиональной переподготовки или повышения квалификации, направленных на изучение процессуальных требований проведения судебной экспертизы. Специалист должен знать основы УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, знать, как проводить экспертизу, как юридически грамотно оформить документ, чтобы он имел статус доказательного значения, а не воспринимался как просто мнение специалиста.

Оценщик – адвокат стоимости

Мы долго думали в оценочном сообществе о правилах игры на нашем рынке. На 21-м году развития оценочной деятельности принят наконец стандарт оценки недвижимости. Конечно, по моему мнению, с этого нужно было начинать, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Надеюсь, что будут приняты и другие стандарты, устанавливающие правила игры на оценочном рынке, тогда будет меньше проб и ошибок. Когда известны правила и все знают, как их соблюдать, никто специально не захочет их нарушать. А это значит, собственники меньше понесут убытков, ведь оценщик – инструмент защиты собственника, адвокат стоимости. Сегодня я вижу хорошие тенденции: органы, регулирующие оценочную деятельность, начинают активно заниматься развитием стандартизации. Проектом закона о судебно-экспертной деятельности уже предусмотрено обязательное повышение квалификации с последующей сдачей экзамена.

Раньше оценщик сопровождал добровольную сделку и работал в большей степени как консультант. Но рынок активно меняется, все больше появляется судебных споров – развитие экономики требует от специалистов высокой квалификации. В частности, одна из потребностей рынка – финансово-экономическая экспертиза. Этот вид деятельности является сопутствующим видом экспертиз оценщика. Главное – научиться правильно делать этот вид экспертиз.

Основание для назначения экспертизы?

Отчет об оценке или заключение эксперта? Это спорный вопрос. Многие говорят: все забывают № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ», по 9-ой статье которого основанием назначения повторной оценки является в том числе определение суда. И когда определение суда назначило повторную оценку, то это назначение происходит в виде назначения судебного эксперта, а не в каком-то другом виде. Но когда оценщика вызывают в качестве судебного эксперта, многие говорят: «Нам в данном случае не нужны никакие стандарты оценки, мы не имеем к закону «Об оценочной деятельности в РФ» никакого отношения». Но нельзя забывать о том, что когда проводится экспертиза, где отчет об оценке обязателен, то соответствующим документом доказательного значения должен быть документ, соответствующий уровню отчета. Таким образом, заключение эксперта – оценщика должно быть выполнено в соответствии с процессуальными требованиями к заключению и законодательству об оценочной деятельности. И в данном случае отчет по таким сделкам прилагается как иллюстрирующий материал к заключению эксперта без самостоятельной регистрации отчета.

Сейчас приняты стандарты оценки по недвижимости, скоро будут приняты стандарты оценки по пакетам акций, так что не ссылаться на стандарты оценки в заключении эксперта будет нельзя. И когда потребуется заключение судебного эксперта, придется руководствоваться той методологией, которая установлена оценочным законодательством.

Оценщик должен быть защищен совестью

Я всегда выступала против введения специальной статьи уголовной ответственности оценщиков в уголовном процессе. Оценщик – это как инструмент сопровождения каких-либо сделок прежде всего с собственностью. В ситуациях, когда была нарушена процедура и оценщик умышленно или непредумышленно помог провести незаконную процедуру (не показал правильную стоимость, скажем), основанием для возбуждения уголовного дела могут быть соответствующие статьи УК, по которым он может идти как соучастник каких-либо неправомерных действий. Еще раз озвучу свое мнение: специальной уголовной ответственности у оценщика не должно быть, потому что на сегодняшний день она и так уже существует. Если говорить об ответственности оценщика – судебного эксперта, то она тоже есть – за дачу ложных показаний. Так что вся ответственность лежит на самом оценщике, и главный здесь вопрос чистоты морали специалиста: если он не идет на умышленные противоправные действия, сговор и может защитить те цифры, которые он указал в отчете, то и давления со стороны на него не может быть. Оценщик должен быть защищен своей совестью.

Судебная экспертиза – процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Организация и производство данного следственного и судебного действия регулируются ФЗ № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Основные положения, связанные с процессуальными аспектами судебно-экспертной деятельности, содержатся в УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, а также в КоАП РФ. Некоторые аспекты судебно-экспертной деятельности, требующие дополнения или уточнения, были рассмотрены в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21 декабря 2010 г. и Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» от 20 декабря 2006 г

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *