Протопопова Ольга Владимировна

  • автор:

Честь и совесть История биатлонистки Ольги Зайцевой — самой неожиданной фигурантки допингового скандала

Россия. Сочи. 15 февраля. Спортсменка из России Ольга Зайцева во время индивидуальной гонки в соревнованиях по биатлону среди женщин на XXII зимних Олимпийских играх. Валерий Шарифулин / ТАСС / Vida Press

Биатлонистка Ольга Зайцева — пожалуй, самая неожиданная жертва допингового расследования о Сочи-2014. В декабре 2017 года МОК пожизненно отстранил спортсменку от участия в олимпийских играх в любом качестве. При всем уважении к лыжникам, бобслеистам, конькобежцам и другим атлетам, которых осудила комиссия Дениса Освальда, — ни за кого не было обидно так, как за Зайцеву. По просьбе «Медузы» журналист Sports.ru Вячеслав Самбур рассказывает историю биатлонистки, в виновность которой невозможно поверить.

Талант

Зайцева родилась в Москве — и это плохой старт для биатлониста. В одном из самых популярных видов спорта в России исторически правит снежная провинция: Тюменская область, ХМАО, Удмуртия, Красноярский край и другие. Московская инфраструктура, как ни удивительно, до сих пор слаба, внимание властей к биатлону минимально, да и климат слишком мягок. Влюбиться в этот лесной спорт в столице сложно.

Тем символичнее, что Зайцева впервые взяла в руки винтовку почти по случайности — понадобилось заменить кого-то на детских стартах. Александр Тихонов — четырехкратный олимпийский чемпион и бывший босс русского биатлона — при любом удобном случае публично напоминает, как где-то на стыке веков прислушался к тренеру Рашиду Суфиянову и взял под опеку молодой талант.

На самом старте нулевых Зайцевой повезло с коллективом в сборной: Куклева, Ахатова, Ишмуратова, Пылева (теперь уже Медведцева, по мужу) — без сомнений, сильнейшее поколение в истории нашего женского биатлона. Хоть по результатам, хоть по авторитету, хоть по внутренней «химии». В этом окружении Ольга быстро росла — и тот же Александр Тихонов, говоря о ее возможностях, порой острил: «Человека с таким потенциалом сможет тренировать даже дворник. Главное — пусть не мешает».

Кажется, за десяток с лишним лет в основе Зайцевой не помешал никто. Быстро освоившись на Кубке мира, она держала топ-уровень до самого финала: 13 личных побед и четыре Олимпиады — и то, и другое рекорд для женского биатлона России.

Но для народной любви недостаточно просто высоких результатов — и не они сделали Зайцеву по-настоящему популярной.

Мудрость

Даже самый глубокий поиск не подскажет, с кем и когда не ладила Зайцева. Кого обвиняла, кого, кроме себя, в чем-то упрекала, кого игнорировала. Каждый тренер, прощаясь со сборной, останавливался на Ольге отдельно: с ней можно в разведку, ни единой проблемы за все время работы.

Эта истинно материнская мудрость пришла к Зайцевой еще до рождения Саши — ребенка от первого брака со словаком Миланом Августином. Порой ее мудрость путали с апатией: не желая откровенничать, Ольга избегала больших интервью, а в коротких комментариях чаще пряталась за общими фразами — и звучала вызывающе сухо, особенно после неудач. А утром кто-то из тренеров по секрету сообщал: Оля опять полночи проплакала — переживала.

Единственный срыв случился с Зайцевой в развязке чемпионата мира 2011 года в Ханты-Мансийске. Сразу после скандальной эстафеты (8 место с увольнением тренера по ходу гонки) она не сдержала эмоций в прямом эфире:

«Не журналистам и не болельщикам судить, что и как было в нашей подготовке. Рассуждать не ваше дело, а мое и тренеров. Может, я грубо сейчас говорю, но винить не буду ни себя, ни кого-то другого. Я ни с кем не планирую больше работать. Планирую заканчивать, это мой последний сезон. И не передумаю: если я сказала — значить, это все».

В те дни Ольгу понимали многие: у нее в резюме были две победные эстафеты на Играх (2006 и 2010), личное золото ЧМ (2009) и олимпийское серебро (2010). Где-то вдалеке маячил праздник Сочи-2014, но до него еще требовалось дотянуть — а российский биатлон задыхался в склоках, скандалах и допинге. Из этой едкой среды Зайцеву тянуло домой — к растущему Саше.

Несколько недель спустя ее переубедили. Сергей Кущенко, некогда второй человек в русском биатлоне, рассказывал:

«Мы просидели в кабинете целый день: я, Оля, ее сестра и личный тренер Оксана Рочева, плюс едва назначенный Вольфганг Пихлер. Одна выходила, другой заходил и так без конца — думали, спорили. После разговора с Пихлером Оля приняла окончательное решение. И, думаю, не пожалела».

Чистота

За два года до этого, в сумрачном 2009-м, именно Пихлер называл российских биатлонистов, только что пойманных на допинге, «мешками с дерьмом» и призывал снять с сезона всю команду.

Русский биатлон, растерзанный после трех допинг-залетов, отчаянно искал героя — надежного, сильного, честного. Только-только вернувшаяся из декрета Зайцева подошла на эту роль идеально. Ее четыре медали на ЧМ-2009 (какое совпадение, он проходил в южнокорейском Пхенчхане, будущей столице зимних Игр) очаровали страну — после удивительной победы в эстафете Дмитрий Губерниев назвал ее «Всероссийской Зайкой».

Ей хотелось верить. Потому что если не ей, то кому? Иностранные спортсмены, в большинстве сторонившиеся наших из-за склок, тоже приглядывались: похоже, в России остались чистые, улыбчивые, харизматичные биатлонисты. И они могут побеждать без запрещенных препаратов.

Зайцева, прекрасно выступая из сезона в сезон, подчеркивала: я против допинга, я никогда не прикасалась к нему ни в каком виде. На ее пребывание в сборной пришлись два мощнейших скандала, но каждый раз, когда информация едва просачивалась, отовсюду рефреном звучало: это может быть кто угодно, но не Зайцева.

Ярый борец с допингом Пихлер особенно ценил эту честность все три года сотрудничества.

Обвинение

Судя по показаниям Григория Родченкова и документам Ричарда Макларена, к Ольге Зайцевой несколько претензий:

  • присутствие в списке «Дюшес» — среди тех, кто употреблял алкогольный коктейль с допингом;
  • содержание соли в анализе чуть выше нормы — косвенный признак манипуляции с пробой;
  • некое «несоответствие» проб по ДНК — якобы одна из них принадлежит другому человеку.

МОК аннулировал результаты Зайцевой в Сочи — хотя с «материальной» точки зрения, это уже не имеет значения: серебро эстафеты она потеряла раньше — когда та же комиссия Освальда наказала Ольгу Вилухину и Яну Романову. Куда важнее — восстановить репутацию «совести русского биатлона».

«Ольга не использовала допинг — это 200%», — уверяет Пихлер, на днях от досады отправивший собственный пресс-релиз знакомым журналистам и в СБР.

«Зайцева чиста, в этом никаких сомнений. Она никогда не принимала ничего запрещенного», — твердит Александр Селифонов, под руководством которого Ольга завоевала большинство наград ЧМ и Олимпийских игр.

«За Олю голову на плаху положу — она чиста. За других не буду говорить, но в Оле я уверен», — с жаром рассказывает еще один бывший тренер сборной.

5 декабря, когда МОК допустил российских спортсменов до Олимпиады-2018 только под нейтральным флагом — Зайцева сорвалась снова:

«Под таким натиском я сама начинаю сомневаться в себе. Но заявления про меня и допинг — ложь и клевета. Мы отправили все документы для подачи в суд», — выдавила сквозь слезы Ольга в прямом эфире «Матч ТВ».

И если вдруг ее вину докажут — значит, российским спорт действительно потерял совесть.

Вячеслав Самбур

  • Напишите нам

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *