Прокурор Тимирязевской прокуратуры

  • автор:

Роман Клопцов: «Если копать слишком глубоко, можно нарыть компромат на самого себя»

Сейчас очень много говорят о злоупотреблениях в Госкомрыболовстве. Дескать, руководство комитета вместе с коммерсантами присваивало выручку от реализации ценных биоресурсов, выловленных по научным квотам. Злоупотребления привели к тому, что бюджет ежегодно недополучает полмиллиарда долларов. А вы знаете, что еще два года назад, будучи заместителем прокурора Северо-Восточного округа Москвы, я расследовал дело против первого заместителя председателя Госкомрыболовства Михаила Дементьева. Он тоже «работал» с научными квотами. Раскрыть это преступление помог «его величество случай». К председателю Госкомрыболовства Юрию Синельнику был вхож один человек, бывший чекист. У него дома в ходе обыска был изъят системный блок компьютера, напичканный компроматом на правительственных чиновников, военных, бизнесменов. Записи были примерно такого содержания: «Тарасенко (предположительно один из руководителей федеральной пограничной службы. — «Известия») в качестве инспектирующих судов морской охраны отрядил 5 кораблей ФПС. Заработал на этом более одного миллиона долларов… Как грибы растут на Дальнем востоке коттеджи пограничников… Надо поработать». Или. «Неделю назад пограничник Логвиненко ездил на Азов. Там ему было подарено 20 кг черной икры. Интересно, поделился ли он». В числе прочего там был подробно расписан механизм хищений при помощи научных квот. В 2000 году Михаил Дементьев незаконно направлял указания в органы рыбоохраны Камчатской области о предоставлении научных квот под видом коммерческих ряду рыболовецких предприятий, занимавшихся промыслом крабов. Мы, конечно, заинтересовались этой информацией. Однако доказать, что Дементьев получал взятки, не удалось. Эта статья предусматривает взятие с поличным. Зато превышение власти прошло: Мещанский суд дал чиновнику пять лет тюрьмы. Счетная палата насчитала, что ущерб от его деятельности составил $600 тыс. Странно, что опытный чекист хранил свой «конфиденс» дома, без электронной защиты. Но надо отдать ему должное — собирал он все скрупулезно, а затем тщательно анализировал. Как бы то ни было, из 13 томов уголовного дела один состоял из этих распечаток. Он потом пошутил на допросе: «Ничего страшного, мы делаем одно дело. Только по разные стороны баррикады». Впрочем, мне не понятно, почему глобальное расследование в Госкомрыболовстве началось только после убийства губернатора Магаданской области Валентина Цветкова. А ведь еще два года назад надо было проверять. Но тогда это особо никого не интересовало. А так, глядишь, и губернатора не убили бы. И еще одно. У следователей есть заповедь: «Не копай слишком глубоко, а то выйдешь сам на себя.» В ходе выемок в Госкомрыболовстве я нашел документы Министерства рыбного хозяйства СССР за подписью моего деда, который там в свое время работал. И по иронии судьбы тоже отвечал за распределение научных квот. Он давно умер. Но мне стало очень приятно: дед оказался честным человеком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *