Продление под стражей

  • автор:

Некоторое время назад меня пригласили в качестве защитника для оказания юридической помощи гражданину, обвиняемому в мошенничестве. Уголовное дело было возбуждено следственными органами в феврале 2016 года и к моменту принятия мной поручения на защиту прошло основные стадии процесса: предварительное расследование, производство в суде первой инстанции с постановлением обвинительного приговора, производство в суде апелляционной инстанции с отменой обвинительного приговора и возращением уголовного дела прокурору.

Мне предстояло осуществить защиту прав обвиняемого (подсудимого) при производстве дела в суде первой инстанции после отмены судом апелляционной инстанции решения суда первой инстанции о возращении дела прокурору. К слову, дело в отношении моего доверителя более двух лет из одного суда направлялось в другой суд либо возвращалось прокурору, а затем прокурором снова направлялось в суд.

Итак, незадолго до майских праздников в ходе судебного разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции один из районных судов города Москвы, рассмотрев материалы данного уголовного дела в судебном заседании, решил (в очередной раз) возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, а меру пресечения в виде заключения моего доверителя под стражу оставил без изменения, продлив срок содержания под стражей еще на три месяца.

При этом мой доверитель, которому инкриминируется совершение преступления экономической направленности, с апреля 2016 года находится под стражей в условиях полной изоляции. Таким образом, на момент принятия указанного решения суда он уже содержался под стражей более 36 месяцев.

Обратившись с апелляционной жалобой на данное решение суда первой инстанции в части меры пресечения, я задумался над проблемой сроков содержания обвиняемых (подсудимых) под стражей на стадии судебного производства в целом. Предполагая дискуссионность и сложность вопроса о мерах пресечения, считаю возможным высказать свое мнение исключительно в отношении предельных сроков применения данной меры на примере конкретного дела.

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ содержатся формальные ограничения, определяющие максимальный срок содержания под стражей в период предварительного расследования, за пределами которого, по общему правилу, дальнейшее пребывание обвиняемого под стражей недопустимо.

Так, при расследовании преступлений срок содержания под стражей не может превышать двух месяцев. Когда закончить предварительное расследование в течение этого времени невозможно, срок может быть продлен до 6 месяцев. В случаях особой сложности уголовного дела (тяжкие и особо тяжкие преступления) срок содержания под стражей может быть продлен до 12 месяцев. При обвинении лиц в совершении особо тяжких преступлений в исключительных случаях срок содержания под стражей может быть продлен до 18 месяцев (ст. 109 УПК РФ).

Для стадии судебного производства предусмотрены иные сроки и порядок их продления. В частности, срок содержания под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать 6 месяцев. Однако суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении указанного срока со дня поступления уголовного дела вправе продлить срок содержания под стражей по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, и каждый раз не более чем на три месяца (ст. 255 УПК РФ).

Каких-либо формальных ограничений, устанавливающих предельные сроки содержания под стражей лиц на стадии судебного производства, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, законодателем не предусмотрено1.

Поскольку мой доверитель обвиняется в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ, которые относятся к категории тяжких преступлений, суд первой инстанции пришел к выводу о возможности продлить ему срок содержания под стражей еще на три месяца.

Между тем Верховный Суд РФ в своих разъяснениях обращал внимание на то, что при возвращении уголовного дела прокурору суд продлевает срок содержания обвиняемого под стражей – при необходимости сохранения данной меры пресечения – с учетом предельных сроков, предусмотренных ст. 109 УПК РФ, и лишь в рамках, достаточных для производства следственных и иных процессуальных действий, необходимых для устранения препятствий его судебному рассмотрению2.

Данные разъяснения коррелируются с правовой позицией Европейского Суда по правам человека, неоднократно указывавшего на то, что продолжительность содержания под стражей не должна превышать разумных пределов3.

Иными словами, применительно к инкриминируемым моему доверителю преступлениям предельный срок содержания под стражей ни при каких обстоятельствах не должен превышать 12 месяцев даже в стадии возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Данный вывод находит отражение и в Определении Конституционного Суда РФ от 7 октября 2014 г. № 2162-О.

Казалось бы, отсутствие в законодательстве формальных ограничений, устанавливающих предельные сроки содержания под стражей лиц на стадии судебного производства, было восполнено указанными разъяснениями Верховного Суда РФ, правовыми позициями ЕСПЧ и КС РФ.

Однако впоследствии КС РФ другим своим решением внес в данный вопрос определенную дискуссию относительно возможности содержания обвиняемого под стражей свыше предельных сроков по уголовному делу, возвращенному прокурору.

В частности, по мнению КС РФ, уголовно-процессуальный закон не распространяет норму ч. 4 ст. 109 УПК РФ о недопустимости продления срока содержания под стражей на данный особый порядок движения уголовного дела (возвращение уголовного дела прокурору)4.

Мне сложно согласиться с этой позицией, поскольку указанное, на мой взгляд, не только противоречит основополагающим принципам уголовного процесса, но и идет вразрез с разъяснениями Верховного Суда РФ и не соотносится с правовыми позициями того же КС РФ, высказанными ранее.

Потому, как верно отметил судья КС РФ Ю.М. Данилов, сроки содержания обвиняемых под стражей становятся бесконечными, ограниченными только сроками давности привлечения к уголовной ответственности5.

Одним из принципов уголовного процесса является уважение чести и достоинства личности. Но можно ли утверждать, что в случае возможного «бесконечного» продления срока содержания обвиняемых под стражей данный принцип соблюдается?

Вместе с тем каждому арестованному или задержанному по уголовному обвинению лицу должно быть обеспечено право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение6. Отвечает ли содержание под стражей обвиняемого (подсудимого) сроком более 36 месяцев (как в случае с моим доверителем) требованиям международных правовых актов? И является ли указанный срок «разумным»?

На мой взгляд, содержание кого бы то ни было под стражей (мера пресечения) на столь продолжительный срок (36 месяцев) не может считаться справедливым, адекватным и пропорциональным.

Конституция РФ декларирует, что принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность воплощает наиболее значимое социальное благо, которое, исходя из признания государством достоинства личности, предопределяет недопустимость произвольного вмешательства в сферу ее автономии (ч. 2 ст. 17, ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 22 Конституции РФ).

Данное конституционное право, в частности, не допускает ограничений, которые связаны с заключением по стражу или с лишением свободы сверх установленных сроков7.

Полагаю, что следует законодательно предусмотреть формальное ограничение предельных сроков содержания под стражей обвиняемых (подсудимых) на стадии судебного производства, установив предельный срок для соответствующей стадии процесса. Вероятно, необходимо также определить общий максимальный срок содержания под стражей обвиняемых (подсудимых) на стадии досудебного и судебного производства, который будет распространяться и на случаи возвращения уголовного дела прокурору.

Таким образом, предусмотренные в законодательстве формальные ограничения, с одной стороны, предотвратят зачастую произвольное и «бесконечное» продление срока содержания под стражей, а с другой – создадут предпосылки для устранения какой-либо волокиты при рассмотрении и разрешении уголовных дел по существу.

Дискуссионный вопрос о возможности или невозможности продления сроков содержания под стражей свыше предельных сроков был бы устранен, а конституционные права обвиняемых (подсудимых) не нарушались. Предупреждая возможную критику данного предложения, считаю, что целью предлагаемых изменений является исключительно предоставление дополнительных гарантий гражданам, которые подверглись уголовному преследованию.

1 Куряхова Т.В. Особенности продления предельного срока содержания под стражей по возвращенному судом уголовному делу // Законодательство и практика. 2018. № 1. С. 51–54.

2 Пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. № 28 (ред. от 15 мая 2018 г.) «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству».

3 Постановления ЕСПЧ от 26 июня 1991 г. «Летелье (Letellier) против Франции» (жалоба № 12369/86); от 29 января 2008 г. «Дело “Саади (Saadi) против Соединенного Королевства”» (жалоба № 13229/03).

4 Постановление КС РФ от 16 июля 2015 г. № 23-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей – седьмой статьи 109 и части третьей статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.В. Махина».

5 Особое мнение судьи КС РФ Ю.М. Данилова в связи с принятым Конституционным Судом Российской Федерации Постановлением по делу о проверке конституционности положений частей третьей – шестой статьи 109 УПК Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.В. Махина.

6 Пункт 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.); п. 3 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах (принят 16 декабря 1966 г. Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН).

7 Постановление КС РФ от 13 июня 1996 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина».

1. В исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого. При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

2. Обвинение в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 209, 210, 210.1, 277, 278, 279, 281, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, должно быть предъявлено подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не позднее 45 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.

Комментарий к Ст. 100 УПК РФ

1. Комментируемая статья акцентирует внимание на том, что применение любой меры пресечения в отношении лица, которому еще не предъявлено обвинение, — явление исключительное, строго ограниченное по срокам. В силу этих правил подозреваемый в уголовном процессе всегда существует временно, не дольше 10 суток. Причем, если данное лицо было задержано по подозрению в преступлении, а затем заключено под стражу, но обвинение ему еще не предъявлено, в десятисуточный срок входит все время задержания. Словом, гражданин ни при каких обстоятельствах не может находиться в условиях лишения свободы без предъявления обвинения свыше 10 суток. Если же в этот срок ему предъявлено обвинение, вступают в действие общие правила продолжительности пребывания под стражей, но уже не подозреваемого, а обвиняемого (см. текст статьи 109 УПК и комментарий к ней).

2. Статьи УК, к которым отсылает часть вторая комментируемой статьи, предусматривают ответственность за: терроризм, вовлечение в совершение преступления террористического характера или иное содействие его совершению, захват заложников, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем, бандитизм, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, диверсию и нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой. Практическое значение этих законодательных особенностей минимально. Мнение, будто удлинение на двадцать суток сроку предъявления обвинения содержащемуся под стражей подозреваемому предоставляет органам уголовного преследования дополнительные возможности в осуществлении ими своей законной функции, иллюзорно; оно может сложиться только у неспециалистов. Действующий закон, практика и следственные традиции таковы, что раз уж имеются основания для ареста, в том числе и подозреваемого в преступлении террористического характера (а теперь арест допускается только на основании судебного решения, принимаемого по результатам судебной процедуры с обязательным участием стороны защиты), то имеются основания и для предъявления краткого первоначального обвинения, прерывающего течение срока, установленного комментируемой статьей. Это обвинение может быть развернуто, изменено, конкретизировано и детализировано — словом, существенным образом варьировано в ходе дальнейшего расследования, причем неоднократно (см. текст статьи 175 УПК и комментарий к ней). Подозреваемый же о сущности имеющегося в отношении его подозрения, т.е. об основаниях начатого уголовного преследования, ставится в известность и при задержании (в протоколе этого процессуального действия в обязательном порядке указываются основания и мотивы задержания — часть вторая статьи 92 УПК), и при применении меры пресечения (в постановлении о таком применении обязательно содержится указание на преступление, в котором подозревается лицо, — часть первая статьи 101 УПК), не говоря уж о самой судебной процедуре принятия решения о заключении подозреваемого под стражу. В общем, проблема сроков трансформации подозрения в обвинение практически маловажна; она не заслуживает того, чтобы ею будоражить общественное сознание. Кроме того, при всей своей сомнительной пользе правило, закрепленное теперь в части второй комментируемой статьи, практически выглядит неудовлетворительным с теоретико-правовых позиций: порядок уголовного судопроизводства должен быть единым для всех, а если нет равенства его участников, нет и правосудия.

УПК РФ. Продление срока содержания под стражей

Продление срока содержания под стражей обвиняемого осуществляется судом в таком же порядке, как и избрание этой меры пресечения. Первое продление возможно на срок до 6 месяцев, второе – до 12 месяцев. В исключительных случаях допускается содержание под стражей на больший срок. Для каждого этапа продления срока предусмотрены свои особенности процедуры.

Сроки содержания под стражей по УПК РФ составляют:

  1. До 2 месяцев – в случае избрания районным судом меры пресечения в виде содержания под стражей.
  2. До 6 месяцев – в случае принятия районным судом решения о продлении срока содержания под стражей при условии невозможности завершить следствие в 2-месячный срок и отсутствия оснований для более мягкой меры пресечения.
  3. До 12 месяцев – в случае повторного продления районным судом срока содержания под стражей. Допускается только по тяжким и особо тяжким преступлениям при условии особой сложности уголовного дела.
  4. До 18 месяцев – в случае продления срока судом уровня субъекта федерации. Допускается только по особо тяжким преступлениям и при условии получения предварительного согласия руководителя соответствующего следственного органа на федеральном уровне (Председателя СК, Начальника следственного департамента МВД РФ и т.д.).

Таким образом, предельный срок содержания под стражей – 18 месяцев (полтора года). Продление предельного срока содержания под стражей не допускается, и находящееся под стражей лицо подлежит немедленному освобождению.

При каждом факте продления срока обвиняемым (его защитником) может быть подана апелляционная жалоба на продление срока содержания под стражей.

Что включается в срок содержания под стражей

В срок содержания под стражей входит все время, в течение которого человек был ограничен в свободе или лишен свободы в рамках расследования уголовного дела, в том числе:

  • Период задержания в качестве подозреваемого по ст. 91 УПК РФ (максимум – 48 часов, при продлении судом – максимум до 72 часов).
  • Период действия судебного запрета на выход за пределы жилого помещения, при этом 2 дня действия запрета считаются как 1 день содержания под стражей.
  • Период действия меры пресечения в виде домашнего ареста.
  • Период принудительного нахождения по решению суда в медицинском стационаре.
  • Период содержания под стражей на территории иностранного государства по запросу о правовой помощи или о выдаче.
  • Период предыдущего содержания под стражей по этому же уголовному делу или по соединенному с ним/выделенному из него (для случаев повторного задержания/помещения под стражу).

Порядок продления срока содержания под стражей

Порядок необходимо рассматривать в зависимости от ситуации.

Первое продление (до 6 месяцев):

  1. Основания – невозможность завершить следствие в 2-месячный срок и отсутствие оснований для отмены ареста или изменения меры пресечения на более мягкую.
  2. Для продления срока следователь с согласия своего руководства возбуждает перед судом соответствующее ходатайство, о чем выносит постановление. К постановлению прикладываются материалы уголовного дела, которые подтверждают наличие оснований для продления срока содержания под стражей. Ходатайство и материалы должны быть представлены в суд минимум за 7 дней до истечения срока ареста.
  3. Решение принимается районным судом (военным судом – по уголовным делам, подведомственным этим судам) в течение 5 дней со дня поступления материалов на продление срока.
  4. Порядок рассмотрения представленных материалов аналогичен порядку рассмотрения вопроса об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей. В заседании присутствует следователь, представитель прокуратуры, обвиняемый (лично или посредством видеоконференц-связи) и его адвокат. Следователь в своем выступлении обосновывает заявленное ходатайство. Все участники процесса имеют право высказать свою позицию по представленному вопросу. Итоговое решение – за судом.
  5. По результатам заседания судья выносит постановление, которым либо продлевает срок до конкретной даты, либо отказывает следователю в удовлетворении его ходатайства и освобождает обвиняемого в зале суда.

Второе продление (до 12 месяцев):

  • Основания – лицо обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, расследование уголовного дела представляет особую сложность, и нет оснований для отмены/изменения меры пресечения.
  • Для продления срока следователь возбуждает перед судом соответствующее ходатайство, о чем выносит постановление. К постановлению прикладываются материалы уголовного дела, которые подтверждают наличие оснований для продления срока содержания под стражей. Постановление согласовывается с руководителем соответствующего следственного органа на уровне субъекта федерации, и только после этого материалы уходят в суд. Ходатайство и материалы должны быть представлены в суд минимум за 7 дней до истечения срока ареста.
  • Решение принимается районным судом (военным судом – по уголовным делам, подведомственным этим судам) в течение 5 дней со дня поступления материалов на продление срока. Порядок аналогичен порядку первого продления срока.

Продление до 18 месяцев:

  1. Основания – лицо обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, расследование представляет особую сложность или есть другие исключительные причины для продления срока, и при этом нет оснований для отмены/изменения меры пресечения.
  2. Предварительно проходит этап согласования решения следователя о продлении срока содержания под стражей. Как правило, первично вопрос согласовывается на уровне руководителя следствия и местной прокуратуры, затем – то же самое на региональном уровне. Для продления срока следователь возбуждает перед судом регионального уровня соответствующее ходатайство, о чем выносит постановление. К постановлению прикладываются материалы уголовного дела, которые подтверждают наличие оснований для продления срока содержания под стражей. Постановление согласовывается с руководителем соответствующего следственного органа на федеральном уровне, и только после этого материалы уходят в суд. Ходатайство и материалы должны быть представлены в суд минимум за 7 дней до истечения срока ареста. Конечно же, фактическое время решения вопроса до представления материалов в суд будет больше. Порой оно занимает несколько недель. Вместе с тем, для следователей районного и межрайонного уровня такое продление – редкость. В большинстве случаев сроки содержания под стражей до 18 месяцев продлеваются следователями федерального уровня и по действительно особо сложным делам (множество эпизодов, множество обвиняемых, большое количество следственных действий, выполнение за рубежом запросов о правовой помощи и т.п.).
  3. Решение принимается судом субъекта федерации (военным судом аналогичного уровня – по уголовным делам, подведомственным этим судам) в течение 5 дней со дня поступления материалов на продление срока. Порядок аналогичен общему порядку продления срока.

Продление срока для ознакомления с делом

Материалы завершенного расследования должны быть предъявлены обвиняемому и его адвокату для ознакомления не позднее 30 дней до окончания срока содержания под стражей. В данном случае правильно рассчитать достаточность срока – задача следователя. Правда, она не всегда решается успешно. Обвиняемый и адвокат могут умышленно затягивать процесс ознакомления с делом. Но нельзя исключить, что 30-дневного срока будет действительно мало. Для таких ситуаций предусмотрен свой порядок продления срока содержания под стражей. В целом он схож с обычным, но имеет некоторые важные нюансы:

  • В данном случае ставится вопрос о продлении срока содержания под стражей для ознакомления обвиняемого с материалами дела.
  • Для продления срока следователь возбуждает перед судом соответствующего субъекта федерации ходатайство, о чем выносит постановление. К постановлению прикладываются материалы уголовного дела, которые подтверждают наличие оснований для продления срока. Постановление согласовывается с руководителем соответствующего следственного органа на уровне субъекта федерации, и только после этого материалы уходят в суд. Ходатайство и материалы должны быть представлены в суд минимум за 7 дней до истечения срока ареста.
  • Если по делу проходит несколько обвиняемых и не все успели ознакомиться с делом в 30-дневный срок, то ходатайства о продлении содержания под стражей могут быть представлены в отношении всех обвиняемых. И порядок продления срока ареста в данном случае будет для всех единый, независимо от того, ознакомился кто-то из них с делом или нет. В отношении каждого готовится свое постановление и материалы для суда. Вопрос по каждому обвиняемому решается в отдельном судебном заседании.
  • Определяя конкретный срок продления, суд исходит из позиции обвиняемого и его защитника – того срока, который им необходим для ознакомления с делом. Но этот срок не может быть более 3 месяцев. Если ознакомление не будет завершено в установленный срок, следователь должен повторно заявить ходатайство о продлении этого срока и в том же самом порядке. Второе и каждое последующее продление не может превышать 3-месячный срок.

Продление срока для принятия прокурором решения о направлении дела в суд

Соблюдение сроков содержания под стражей – задача следователя до того, как он ознакомит обвиняемых и защитников с делом и направит его прокурору для принятия решения о направлении в суд или возврате на доследование.

Порой возникают ситуации, когда следователь со своей стороны все сделал верно, все сроки соблюдены, а прокуратура задерживается с принятием своего решения и продлевает отведенный ей 10-дневный срок до 30 суток. И так может сложиться, что на этот период времени придется окончание срока содержания под стражей обвиняемого. В этом случае вопрос о продлении срока ареста должен быть решен прокурором. Он обязан обратиться в суд для продления срока, но не более чем на 30 суток.

Если следователь до направления дела прокурору определит, что последнему будет недостаточно времени для принятия решения, и срок содержания обвиняемого под стражей истечет, то ходатайство о продлении срока содержания под стражей должен представить в суд сам следователь. В данном случае продолжительность срока продления определяется с учетом, установленных для прокурора и суда сроков принятия решений по поступившему уголовному делу.

Понятие, виды и значение мер пресечения. Заключение под стражу

Страница 2 из 2

Заключение под стражу

Заключение под стражу (ст. 108 УПК) — самая строгая мера пресечения. Представляет собой максимальное ограничение прав граждан на свободу и личную неприкосновенность, гарантированных Конституцией РФ (ст. 22), Декларацией прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. (ст. 8).

Согласно ст. 22 Конституции РФ, ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований ст. 89 Кодекса.

В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

    1. подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;
    2. его личность не установлена;
    3. им нарушена ранее избранная мера пресечения;
    4. он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Законом установлен судебный порядок избрания меры пре­сечения в виде заключения под стражу на предварительном расследовании и продления срока содержания под стражей.

Заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении:

К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

Порядок заключения под стражу

При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу

  • следователь с согласия руководителя следственного органа, а также
  • дознаватель с согласия прокурора

возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 Кодекса, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании участвуют (ст. 108 УПК РФ):

1) обязательно:

    • подозреваемый или обвиняемый,
    • прокурор,
    • защитник (если он участвует в уголовном деле).

2) вправе участвовать:

    • законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого,
    • руководитель следственного органа,
    • следователь,
    • дознаватель.

Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск.В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

    1. об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;
    2. об отказе в удовлетворении ходатайства;
    3. о продлении срока задержания.

Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому или обвиняемому и подлежит немедленному исполнению. Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке с учетом особенностей, предусмотренных ст. 389.3 Кодекса, в течение 3 суток со дня его вынесения. Суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления. Решение суда апелляционной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Решение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным гл. 47.1 Кодекса.

Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомляет о месте содержания под стражей или об изменении места содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого

    • кого-либо из его близких родственников, при их отсутствии — других родственников,
    • при заключении под стражу военнослужащего — также командование воинской части,
    • при заключении под стражу лица, являющегося членом общественной наблюдательной комиссии, образованной в соответствии с законодательством Российской Федерации, — также секретаря Общественной палаты Российской Федерации и соответствующую общественную наблюдательную комиссию,
    • при заключении под стражу сотрудника органа внутренних дел — также начальника органа, в котором проходит службу указанный сотрудник.

Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца (ст.ст. 109 УПК РФ).

Срок содержания под стражей в период предварительного следствия исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления прокурором уголовного дела в суд.

В срок содержания под стражей также засчитывается время:

    1. на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;
    2. домашнего ареста;
    3. принудительного нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда;
    4. в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со ст. 460 Кодекса.

В случае повторного заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее.

Продление сроков содержания под стражей:

1) на срок до 6 месяцев — судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном ч. 3 ст. 108 Кодекса в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения;

2) дальнейшее продление срока до 12 месяцев может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия

    • руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо
    • по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 Кодекса, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора.

Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в части третьей статьи 31 Кодекса, или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти), до 18 месяцев.

Дальнейшее продление срока не допускается. Обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению, за исключением случаев, предусмотренных п. 1 части 8 и частью 8.1 ст. 109 УПК РФ.

Фактическое и процессуальное задержание лица подозреваемого в совершении преступления



Согласно п. 11 ст. 5 УПК РФ задержание подозреваемого – «мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 ч с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления» . Пункт 15 ст. 5 УПК РФ определяет момент фактического задержания как «момент производимого в порядке, установленном УПК РФ, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления» . Таким образом, понятия юридического и фактического задержания подозреваемого различаются.

Фактическое задержание является совокупностью действий, направленных «на захват и удержание лица при пресечении преступления на месте его совершения или в ходе преследования лица после совершения преступления, либо в результате реализации комплекса оперативно-розыскных действий, а также доставление его должностному лицу» , которое наделено полномочиями проводить процессуальное оформление задержания.

Как показало проведенное исследование, физическое задержание лица, совершившего преступление, может произвести любое лицо: очевидцы, военнослужащие, сотрудники патрульно-постовой службы полиции. В то же время «правовое значение имеет лишь задержание с момента фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления», производимого, согласно нормам, установленным в УПК РФ .

Законодательно закрепленное фактическое задержание лица сопровождается, как правило, проведением целого ряда процессуальных действий (допрос, освидетельствование и т.п.), с момента фактического задержания подозреваемого возникает право на получение квалифицированной юридической помощи, поэтому момент фактического задержания имеет важное правовое значение.

Исследование материалов судебной практики показало, что в связи с правовой неопределенностью, «на практике фактически действуют два вида задержания лица по подозрению в совершении преступления: задержание, когда человек фактически ограничивается в свободе (поимка, захват, доставление в правоохранительные органы), и задержание, при котором физическое задержание получает процессуально-правовое оформление в виде протокола задержания», согласно законодательно закрепленным положениям ст. 92 УПК РФ .

Как показывает практика, отдельные виды преступлений, носящие скрытый характер, например преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, коррупционные преступления, имеют свою специфику задержания лица по подозрению в совершении совершение данного преступления. Следовательно, выявлению таких преступлений зачастую предшествует проведение оперативно-розыскных мероприятий. Исходом данных мероприятий, как правило, является «захват» преступника, т.е. фактическое задержание подозреваемого на месте совершения преступления. Зачастую это происходит, когда уголовное дело еще не возбуждено.

В данной ситуации «вопрос о соблюдении прав задержанного по подозрению в совершении преступления в период с момента фактического задержания и до оформления процессуального задержания следователем в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ является достаточно актуальным» . В частности, между физическим и юридическим задержанием подозреваемого может существовать временной интервал, от нескольких минут до нескольких часов, представляющий собой, по мнению В. Ю. Мельникова, «правовую пустоту» .

Кроме того, УПК РФ устанавливает, что разъяснение задержанному своих прав, в том числе право на защиту, осуществляется «с момента начала производства в отношении него процессуальных действий (в т.ч. до возбуждения уголовного дела) либо сразу после доставления в орган расследования, как правило, при составлении протокола задержания, но не позднее 3 часов со времени доставления. Закон не указывает на необходимость разъяснения основных прав задержанного именно в момент фактического задержания. Таким образом, доступ к осуществлению права на квалифицированную юридическую помощь может оказаться затруднен на продолжительное время» , как и реализация иных прав подозреваемого в совершении преступления.

Недооценка значимости анализируемого этапа расследования следователями, дознавателями «на практике приводит к различным нарушениям» .

Так, например, как следует из жалобы В. И. Маслова 2 октября 1997 года в рамках расследования по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного статьей 163 УК Российской Федерации, следственными органами при ГУВД города Санкт-Петербурга и Ленинградской области был произведен обыск по месту жительства гражданина В. И. Маслова, после чего он был принудительно доставлен в региональное управление по борьбе с организованной преступностью, где удерживался более 16 часов. За это время в отношении него был проведен ряд других следственных действий – опознание, допрос в качестве свидетеля, очная ставка.

В ответ на ходатайство В. И. Маслова об обеспечении помощи адвоката (защитника) следователь разъяснил ему, что в соответствии с частью первой статьи 47 УПК РСФСР такая помощь предоставляется только обвиняемому – с момента предъявления обвинения и подозреваемому – с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, а поскольку В. И. Маслов в данный момент по своему процессуальному положению является свидетелем, его просьба не может быть удовлетворена. Протокол же о задержании в качестве подозреваемого был объявлен В. И. Маслову после того, как он уже длительное время находился в положении фактически задержанного и в отношении него были проведены опознание, допрос в качестве свидетеля и очная ставка.

Конституционный суд расценил данные действия как нарушение нарушения прав гражданина при задержании, так как необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведение в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него .

Кроме того, в ч. 2 ст. 94 УПК РФ установлено, что если в отношении подозреваемого в совершении преступления не избрана мера пресечения в виде заключение под стражу либо если суд не продлил срок задержания по ходатайству одной из сторон для предоставления дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, то задержанный подозреваемый должен быть освобожден по истечении 48 часов с момента задержания.

По данным К. А. Костенко, «следователи не всегда выясняют время фактического ограничения в свободе лица, доставленного к ним по подозрению в совершении преступления. Если взять именно практический аспект, то указание истинного времени фактического задержания следователю может быть не всегда выгодно, так как предел задержания, определенный современным УПК РФ в 48 часов, сам по себе ограничен, и исчисление этого срока, именно с момента фактического задержания (с учетом времени доставления к следователю), может не позволить в оставшееся время провести с подозреваемым необходимые следственные и процессуальные действия до решения вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (например, провести допрос, очные ставки, проверку показаний на месте, предъявить обвинение, подготовить и направить материалы в суд для избрания меры пресечения и др.)» . Кроме того, необходимо учитывать, что и ч. 2 ст. 46 УПК РФ также ограничивает время допроса подозреваемого – до 24 часов с момента его фактического задержания.

Как уже указывалось ранее, законодатель определил момент фактического задержания «как момент фактического лишения свободы, производимого в соответствии с УПК РФ» . Таким образом, речь идет о процессуальном задержании подозреваемого в совершении преступления сотрудниками правоохранительных органов в рамках возбужденного уголовного дела, руководствуясь положениями ФЗ о полиции и др. Данные положения не распространяются на обычных граждан, которые задерживая преступника, руководствуется, как правило, высоким уровнем правового сознания либо гражданским долгом. Поэтому задержание (захват) предполагаемого преступника сотрудниками правоохранительных органов и гражданами не равнозначны по своей природе и не могут быть приравнены к процессуальным формам задержания.

Как отмечает Е. П. Ким «в пользу того что УПК РФ определяет фактическое задержание как процессуальное в рамках возбужденного уголовного дела, указывает нам и п. 3 ст. 49 УПК РФ, где указано, что защитник участвует в уголовном деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях, предусмотренных ст. ст. 91 и 92 УПК РФ. При этом ст. ст. 91 и 92 УПК РФ определяют, что задержание осуществляют орган дознания и следователь после доставления к ним подозреваемого с составлением в срок до 3 часов соответствующего протокола», что позволяет следователям не учитывать при составлении протокола задержания время от фактического задержания (захвата, поимки) до доставления к следователю.

Например, В. Ю. Мельников в этой связи вполне справедливо отмечает, «что сам уголовно-процессуальный закон создает трудности в понимании понятия «фактическое задержание». В частности, УПК РФ использует понятие «момент фактического задержания» (п. 15 ч. 1 ст. 5 УПК РФ), и в то же время в ч. ч. 2, 3 ст. 94 УПК РФ применяется понятие «момент задержания», а уже ст. 100 УПК РФ определяет необходимость предъявления обвинения задержанному подозреваемому с «момента задержания»» . В то же время В. Ю. Мельников отмечает, «что при совершении преступления любые действия по захвату и доставлению, выполняемые сотрудниками правоохранительных органов, должны иметь исключительно процессуальный характер в рамках начала существования института подозрения» . К сожалению, четкая правовая регламентация понятия «фактическое задержание» подозреваемого в совершении преступления отсутствует законодательных актах. Р. С. Абдрахманов, исследуя понятие уголовно-процессуального задержания, определяет, что «на момент захвата правонарушителя на месте происшествия ни о каком уголовно-процессуальном задержании речи быть не может». Кроме того, данный автор определяет, что отсчет 48-часового срока задержания «должен исчисляться с момента фактического задержания в том случае, если фактическое задержание переросло в уголовно-процессуальное» .

На практике возникают разные ситуации с задержанием подозреваемого: в одних случаях доставление задержанного может затянуться на длительное время (например, из-за больших расстояний, поломки автомобиля, погодных условий и т.п..); в других – задержанный доставляется к следователю в очень короткое время, например, если задержание осуществлялось по поручению следователя; временной промежуток может вообще отсутствовать, если следователь задерживает подозреваемого, вызванного предварительно повесткой в следственный орган.

Следует так же отметить, «что именно сам процесс задержания лица по подозрению в совершении преступления обусловлен в первую очередь опасностью самих преступлений и необходимостью на первоначальном этапе расследования уголовного дела исключить возможности использовать служебное положение, авторитет, «связи», в т.ч. криминальные, и иные «рычаги» давления на свидетелей, а также возможность сокрытия следов преступления или незаконно полученных доходов и т.п.» .

В отечественном процессуальном законодательстве остается не разрешенным и вопрос о том, что 48-часовой срок процессуального задержания должен исчисляться со времени фактического задержания (захвата). Ведь не исключено, что фактическое задержание, например с поличным, взяткополучателя потребует определенного времени для документального оформления материалов оперативно-розыскной деятельности и передачи их вместе с задержанным в следственный орган для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. При этом законодательство не содержит каких-либо правил общего суммирования времени фактического и юридического задержания.

Единственным понятным положением для следователя является предусмотренный ч. 3 ст. 92 УПК РФ трехчасовой срок составления протокола задержания подозреваемого. По нашему мнению, указанного времени вполне достаточно для изучения следователем поступивших материалов, возбуждения уголовного дела, вызова защитника и составления самого протокола задержания. А до того, пока уголовное дело в отношении задержанного не возбуждено, в процессуальном смысле задержание не произошло, лицо является лишь заподозренным в совершении возможного преступления.

Учитывая, что уголовно-процессуальным законодательством не регулируется объем (перечень) прав лиц в период с момента фактического задержания до доставления в орган расследования, отдельные ученые предлагают законодательно закрепить необходимость «разъяснения основных прав и обязанностей заподозренному лицу именно с момента фактического лишения свободы передвижения лица» . А так же выделить «в качестве самостоятельных процессуальных действий: фактическое задержание, доставление задержанного, его личный досмотр» , определить необходимость «указания в протоколе задержания не только времени процессуального, но и фактического задержания лица», подозреваемого в совершении преступления . Кроме того Е.П. Ким предлагает внести изменения в УПК РФ – дополнить главу 12 УПК РФ новой статьей «Порядок фактического задержания»:

«1. Должностное лицо, осуществляющее фактическое задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, обязано в месте задержания разъяснить ему основные права, предусмотренные частью 2 ст. 48 и частью 1 ст. 51 Конституции РФ, и доставить задержанного в орган дознания, предварительного следствия к дознавателю или следователю в срок, не превышающий трех часов со времени объявления ему о задержании (за исключением случаев, когда для транспортировки задержанного или по иным уважительным причинам требуется дополнительное время).

2. Срок фактического задержания не включается в сроки задержания, указанные в части 2 ст. 94 УПК РФ.

Дополнить статью 5 пунктом 15.1:

15.1 Момент процессуального задержания – момент доставления задержанного в орган дознания, предварительного следствия к дознавателю или следователю.

На наш взгляд, предлагаемые поправки позволят урегулировать правовой статус заподозренного лица до возбуждения уголовного дела.

Таким образом, с учетом презумпции невиновности и презумпции свободы задержание подозреваемого в порядке, предусмотренном УПК РФ, должно быть крайней мерой, исключением, а не правилом. При этом следует учитывать, что ограничения же, налагаемые на лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, должны быть минимально необходимыми и соответствовать той обоснованной цели, с которой они налагались.

Литература:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *