Право на обращение в суд

  • автор:

1. В качестве «лица» в данной статье подразумевается как любой человек (физическое лицо), так и всякое обратившееся через своих представителей в суд учреждение, организация, предприятие и т.п. (юридическое лицо).

2. Заинтересовано лицо может быть как прямо, так и косвенно.

3. Лицо обладает правом на обращение в суд вне зависимости от того, может оно доказать или нет тот факт, что его право либо законный интерес нарушены.

4. Лицо обладает всеми правами субъекта, обратившегося в суд, и в тех случаях, когда ему (несмотря на прямое указание закона) все же в принятии его заявления было отказано. Единственным исключением из этого правила являются случаи нарушения им предусмотренного законом порядка обращения в суд.

5. Правовые последствия, обусловленные подачей заявления в суд, наступают всегда, если подача таковой осуществлена в предусмотренном законом порядке.

6. В некоторых материальных отраслях права предусмотрены сроки подачи заявления (жалобы) в суд. Так, заявление работника о восстановлении на работе подается в районный суд в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки, либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки, а о разрешении иного индивидуального трудового спора — мировому судье в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ч. 1 ст. 392 ТК РФ, ст. 24 ГПК РФ).

7. Между тем судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотивам пропуска без уважительных причин срока обращения в суд (ч. ч. 1 и 2 ст. 392 ТК РФ) или срока на обжалование решения комиссии по трудовым спорам (ч. 2 ст. 390 ТК РФ), так как закон не предусматривает такой возможности. Не является препятствием к возбуждению трудового дела в суде и решение комиссии по трудовым спорам об отказе в удовлетворении требования работника в связи с пропуском срока на его предъявление.

8. Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абз. 2 ч. 6 ст. 152 ГПК РФ).

9. Учитывая, что ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту и ТК РФ не содержит положений об обязательности предварительного внесудебного порядка разрешения трудового спора комиссией по трудовым спорам, лицо, считающее, что его права нарушены, по собственному усмотрению выбирает способ разрешения индивидуального трудового спора и вправе либо первоначально обратиться в комиссию по трудовым спорам (кроме дел, которые рассматриваются непосредственно судом), а в случае несогласия с ее решением — в суд в десятидневный срок со дня вручения ему копии решения комиссии, либо сразу обратиться в суд (ст. 382, ч. 2 ст. 390, ст. 391 ТК РФ).

Если индивидуальный трудовой спор не рассмотрен комиссией по трудовым спорам в десятидневный срок со дня подачи работником заявления, он вправе перенести его рассмотрение в суд (ч. 2 ст. 387, ч. 1 ст. 390 ТК РФ).

10. Третейский суд представляет собой негосударственное непостоянно действующее образование. Он формируется по соглашению всех участников спора в составе одного либо нескольких судей, избранных в одинаковом числе каждой стороной, и одного по общему избранию судей.

11. Согласно ч. 1 ст. 11 ГК РФ третейский суд осуществляет защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством.

12. За исключением споров, вытекающих из трудовых и семейных отношений, и некоторых других дел, граждане могут путем заключения между собой письменного договора передать любой возникший между ними спор на рассмотрение третейского суда.

13. Морская арбитражная комиссия является самостоятельным постоянно действующим арбитражным учреждением (третейским судом), осуществляющим свою деятельность по разрешению споров, отнесенных к ее компетенции, в соответствии с Законом РФ от 7 июля 1993 года N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже».

14. Морская арбитражная комиссия разрешает споры, которые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих из торгового мореплавания, независимо от того, являются сторонами таких отношений субъекты российского и иностранного либо только российского или только иностранного права. В частности, Морская арбитражная комиссия разрешает споры, вытекающие из отношений:

1) по фрахтованию судов, морской перевозке грузов, а также перевозке грузов в смешанном плавании (река — море);

2) по морской буксировке судов и иных плавучих объектов;

3) по морскому страхованию и перестрахованию;

4) связанных с куплей-продажей, залогом и ремонтом морских судов и иных плавучих объектов;

5) по лоцманской и ледовой проводке, агентскому и иному обслуживанию морских судов, а также судов внутреннего плавания, поскольку соответствующие операции связаны с плаванием таких судов по морским путям;

6) связанных с использованием судов для осуществления научных исследований, добычи полезных ископаемых, гидротехнических и иных работ;

7) по спасанию морских судов либо морским судном судна внутреннего плавания, а также по спасанию в морских водах судном внутреннего плавания другого судна внутреннего плавания;

8) связанных с подъемом затонувших в море судов и иного имущества;

9) связанных со столкновением морских судов, морского судна и судна внутреннего плавания, судов внутреннего плавания в морских водах, а также с причинением судном повреждений портовым сооружениям, средствам навигационной обстановки и другим объектам;

10) связанных с причинением повреждений рыболовным сетям и другим орудиям добычи (вылова) водных биологических ресурсов, а также с иным причинением вреда при осуществлении промышленного рыболовства.

+Читать далее…

15. Морская арбитражная комиссия разрешает также споры, возникающие в связи с плаванием морских судов и судов внутреннего плавания по международным рекам, в вышеприведенных случаях, а равно споры, связанные с осуществлением судами внутреннего плавания загранперевозок.

16. Морская арбитражная комиссия принимает к рассмотрению споры при наличии соглашения между сторонами о передаче их на ее разрешение, а также споры, которые стороны обязаны передать на ее разрешение в силу международных договоров Российской Федерации.

17. По смыслу ч. 2 ст. 1 и ст. 7 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате России может разрешать возникший спор, если имеется письменное соглашение сторон о передаче спора в третейский суд.

1. Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

1.1. Исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

2. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

3. По соглашению сторон подведомственный суду спор, возникший из гражданско-правовых отношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение гражданского дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и федеральным законом.

Правовые механизмы осуществления судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций

Правовые основы судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., устанавливает более широкое право человека на судебную защиту в ст. 8, указывая, что «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом».

Право на обжалование в суд действий и решений органов государственной власти — это более узкое право, однако в условиях современного мира, когда государство, как правило, является единственным субъектом, обладающим легитимным аппаратом насилия и принуждения, именно угроза нарушения прав человека со стороны государственных органов приобретает первоочередное значение. Соответственно, правовые механизмы, обеспечивающие защиту прав человека от противоправных посягательств со стороны государства и его должностных лиц, должны иметь, и имеют детальное регулирование в международном и национальном праве, помимо общего права на судебную защиту. Реализация права на судебную защиту во многом зависит от надлежащего правового механизма. Поэтому законодательство, регулирующее судебную защиту субъективных прав граждан и организаций, на основе Конституции значительно расширяется и совершенствуется. Во всех законах, принятых в последнее время, предусматривается право обращения в суд (общий или арбитражный) за защитой субъективных прав и законных интересов.

Так, сняты почти все ограничения в области защиты трудовых прав граждан, расширена возможность судебной защиты в области земельных правоотношений, установлена практически неограниченная возможность обжалования в суд действий и решений государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ст. 1 Закона «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»).

Согласно ст. 11 Гражданского Кодекса РФ, защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляется судом, арбитражным судом в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством. Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Однако решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд.

Аналогичные нормы имеются и в других отраслях материального права (семейного, трудового, земельного, финансового, аграрного и др.).

Таким образом, действующее законодательство предусматривает различные формы — судебную, общественную и административную, устанавливая приоритет судебной защиты права.

Статья 96 Закона о Конституционном Суде РФ предусматривает право на обращение в Конституционный Суд РФ с индивидуальной или коллегиальной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод граждан (чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащем применению в конкретном деле) и объединений граждан, а также иных органов и лиц, указанных в федеральном законе. Право на обращение в суд возникает у каждого гражданина, который «считает», что его права и свободы нарушены. Иными словами, одного лишь субъективного мнения заявителя о нарушении его прав и свобод достаточно для начала рассмотрения дела по существу. Эта формулировка вступает в противоречие с общим принципом гражданского судопроизводства, установленным ст. 3 ГПК РФ, «заинтересованное лицо… вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов», которая подразумевает, что факт нарушения (оспаривания) прав у заявителя должен носить объективный, а не субъективный характер. При обращении в суд лицо должно представить доказательства того, что его права или законные интересы нарушены. Со статьей 3 ГПК РФ корреспондирует ст. 134 ГПК РФ, которая, применительно к исковому производству, устанавливает обязанность суда отказать в приеме искового заявления (т. е., фактически в рассмотрении дела), если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя. При этом суд не приступает к рассмотрению дела, не выслушивает заявителя и других лиц, не исследует доказательства.

Между тем производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, в отличие от искового производства, такого института, как отказ в принятии заявления, не предусматривает, за исключением случая, когда имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу (ст. 248 ГПК РФ).

Это различие в подходах вызвано особой значимостью данной категории дел, наличием не только частного, но и публичного интереса (т. е., интереса общества и государства) в обеспечении защиты прав граждан от посягательств со стороны органов государственной власти. То обстоятельство, что граждане не всегда способны сразу при подаче заявления юридически верно оформить суть своих требований и обосновать факт нарушения своих прав, не должно в данном случае являться препятствием для начала рассмотрения заявления по существу, в ходе которого заявителям будет предоставлена возможность исправить эти упущения.

С другой стороны, следует отметить, что несбалансированная правовая система и несовершенство судебной власти привели ко множественным случаям злоупотребления столь широким правом на обращение в суд. Были прецеденты, когда лица, нарушение прав которых имело очень субъективный либо вообще мнимый характер, обращались в суды с заявлениями, на основании которых суды, не всегда являясь достаточно независимыми и беспристрастными, имея чрезвычайно мощные инструменты воздействия на заинтересованных лиц до вынесения судебного решения, серьезно вмешивались в действия различных государственных органов и хозяйствующих субъектов.

Возможность лиц, права и законные интересы которых не нарушены, обратиться в суд предусмотрена в ч. 2 ст. 4 ГПК РФ. Эти лица выступают от своего имени, но в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, в т. ч., публичных образований и неопределенного круга лиц. В их число входит прокурор, который может обращаться в суд в защиту интересов частных лиц лишь в случаях, предусмотренных законом, а также лица, перечисленные ст. 46 ГПК РФ (например, органы опеки и попечительства, общества по защите прав потребителей и др.).

Действующее законодательство Российской Федерации, а также международные правовые акты признают и детально регулируют право обжалования незаконных действий государственных органов не только гражданами, но и юридическими лицами. Правда, в законодательстве РФ имелся пробел, связанный с отсутствием прямых указаний на право юридических лиц оспорить незаконные действия органов государственной власти, нарушившие их права не в сфере экономической деятельности, однако Конституционный Суд РФ восполнил этот пробел, указав в своем Определении от 22 апреля 2004 г., №213-О «По жалобе общественного благотворительного учреждения «Институт общественных проблем «Единая Европа» на нарушение конституционных прав и свобод статьями 255 и 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьями 2 и 5 Закона Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», что «отсутствие в действующем законодательстве, в том числе в оспариваемых положениях Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», прямого указания на право объединения граждан (юридического лица) оспорить в порядке гражданского судопроизводства коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и законные интересы объединения… как и отсутствие указания на обязанность суда принять такое заявление к своему производству, а в случае его обоснованности — вынести решение об обязательстве соответствующего органа государственной власти — устранить в полном объеме допущенное нарушение или препятствие к осуществлению прав объединения, не может парализовать само это право, гарантированное Конституцией Российской Федерации».

Иск как средство судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов. Иск является одним из главных способов обращения в суд за защитой права или охраняемого законом интереса и возбуждения судебной деятельности. Иск является правовым инструментом, при помощи которого осуществляется защита прав и законных интересов.

Поэтому защита по иску может быть осуществлена только в гражданском судопроизводстве, поскольку только суд может дать такую защиту. Следовательно, иск может интерес исключительно в качестве процессуального механизма.

Цель иска как в случае предъявления требования лицом, защищающим свое право или интерес, так и в случае предъявления требования лицом, защищающим «чужое» право или интерес, состоит в защите нарушенного или оспоренного права или охраняемого законом интереса одним из способов, указанных в законе. Цель иска может быть достигнута при условии, что лицо независимо от того, чье право или интерес оно просит защитить, сошлется в обоснование своего требования (просьбы) на определенную совокупность юридических фактов, подтверждающих как наличие самого права или интереса подлежащих защите, так и нарушение или оспаривание этого права или интереса.

Поскольку эта совокупность фактов определена нормой материального закона, она не может меняться в зависимости от того, кто предъявляет иск, т. е., не может меняться от того, защищает ли заинтересованное лицо свое или «чужое» право (интерес).

Иск — важнейшее процессуальное средство защиты нарушенного или оспоренного права, а форма, в которой происходит защита этого права, называется исковой формой.

Таким образом, иск является процессуальным средством (инструментом) защиты нарушенного (оспоренного) права и охраняемого законом интереса, присущим исковой форме судопроизводства. Поскольку обладатель (носитель) нарушенного права или законного интереса, обращаясь в суд, ищет у суда защиты права или законного интереса, и просит тем самым суд рассмотреть его иск в отношении правонарушителя в предусмотренном законом процессуальном порядке, то обращение этого лица в суд получило название иск, а само производство по этому обращению — исковое. Из содержания данного вывода можно выделить один из признаков иска: обращение с иском в суд всегда связано со спором о праве или законном интересе.

Необходимо заметить, что действующее законодательство РФ предусматривает возможность защиты субъективных прав и законных интересов не только от гражданского правонарушения, но и от других видов правонарушений. Таким образом, сравнительный анализ правовых норм, предусматривающих защиту прав и законных интересов граждан и организаций подводит нас к необходимости сделать вывод о том, что эта цель является задачей не только гражданского судопроизводства, но и уголовного, а также административного судопроизводства.

В связи с этим, не случайно ст. 46 Конституции РФ не акцентирует судебную защиту прав и свобод на одном каком-либо виде судопроизводства, поскольку такая защита может быть предоставлена только при помощи правосудия, которое в силу ст. 118 Конституции РФ осуществляется судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Следовательно, иск, как правовой инструмент по защите нарушенного (оспариваемого) субъективного прав или законного интереса имеет публично-правовой характер, поскольку с помощью его приводится в движение механизм правосудия по защите различных по своей отраслевой принадлежности и характеру нарушения прав и законных интересов.

Подтверждением данного тезиса, является то, что наличие института гражданского иска в уголовном судопроизводстве, свидетельствует о том, обвинение по юридической природе представляет собой иск, но только особый — уголовный. Гражданский иск в уголовном процессе был бы просто невозможен, если бы обвинение и гражданский иск не были родственными категориями. Данное обстоятельство свидетельствует о некой адаптации иска в различных отраслях российского права, что указывает на универсальный характер данного правового инструмента.

Исходя из того, что иск представляет собой требование о защите нарушенного или оспоренного права либо законного интереса, можно сделать вывод, что иск как требование о судебной защите всегда адресован суду, а не правонарушителю. Аксиоматичный характер данного утверждения очевиден, поскольку он вытекает из правового анализа ст. 46, 118 Конституции РФ. Действительно правонарушитель, получив иск, может и не осуществить в добровольном порядке содержащиеся в нем требования. Поэтому закрепление в Конституции РФ права на судебную защиту повысило уровень определенности в субъектном составе правоотношения. Право граждан на защиту их прав и законных интересов реализуется обращением не просто к органам государства, а конкретно к суду, поскольку только суд от имени государства, проверив факты объективной действительности, устраняет спорность права или, установив нарушения права, применяет принудительные меры к его восстановлению, а также защищает интерес, охраняемый законом (законный интерес). Таким образом, для иска характерно то, что лицу с ним обратившимся всегда корреспондирует обязанность соответствующего государственного органа, дать ответ по существу заявленного требования о защите. В противном случае можно говорить не об иске, а о претензии, жалобе, заявлении.

Стадии процесса судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Стадия процесса — его определенная часть, объединенная совокупностью процессуальных действий, направленных на достижение самостоятельной (окончательной) цели. Гражданский процесс делится на следующие стадии:

  • — производство в суде первой инстанции (от возбуждения дела до вынесения решения или иного заключительного постановления);
  • — производство в суде второй инстанции (обжалование и пересмотр решений и определений, не вступивших в законную силу);
  • — производство по пересмотру решений, определений и постановлений в порядке надзора;
  • — производство по пересмотру решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам;
  • — исполнительное производство.

Каждая стадия процесса характеризуется стоящей перед ней задачей: либо разрешить спор по существу (в суде первой инстанции), либо рассмотреть жалобу (протест) на решение или определение, не вступившее в законную силу, и т. д.

Каждая стадия процесса отражает тем самым право и обязанность суда по правосудию на том или ином его этапе в сотрудничестве со сторонами и другими участвующими в деле лицами. Но не всякое дело проходит все стадии. Так, процесс может закончиться рассмотрением дела в суде первой инстанции, если решение суда не было обжаловано либо опротестовано.

В этом случае по требованию взыскателя может быть возбуждено исполнительное производство. Если же на решение подана жалоба (принесен протест), дело переходит в суд второй инстанции (возбуждается кассационное производство). И тогда исполнительное производство может быть возбуждено только после кассационного рассмотрения дела. Лишь незначительное количество решений и определений, вступивших в законную силу, пересматривается в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам (см. гл. 21 и 22 настоящего учебника). Во всех случаях исполнительное производство возбуждается, если должник не исполняет решение добровольно. Задача своевременного рассмотрения и разрешения гражданских дел должна реализовываться на всех стадиях гражданского судопроизводства. В противном случае суды могут осуществлять задачу защиты прав, свобод и законных интересов бесконечно, не опасаясь привлечения к ответственности за волокиту и затягивание дела.

Таким образом, процесс может быть завершен в любой стадии. Этот признак имеет определяющее значение при делении гражданского процесса на стадии. Правосудие по гражданским делам осуществляется в определенной законом процессуальной форме (процессуальном порядке).

Процессуальная форма — последовательный определенный нормами гражданского процессуального права порядок рассмотрения и разрешения гражданского дела, включающий определенную систему гарантий.

Процессуальные действия совершаются в порядке и в строгой последовательности, установленных законом. В соответствии с этим возникают, развиваются и прекращаются гражданские процессуальные правоотношения на всех стадиях процесса.

Для процессуальной формы характерны следующие черты:

  • а) конституционные гарантии, прежде всего независимость суда и подчинение его только закону, гласность, национальный язык судопроизводства;
  • б) нормы гражданского процессуального права в совокупности образуют процессуальную форму в широком значении, ею строго и исчерпывающе определяется и направляется процессуальная деятельность — в процессе допустимы только действия, предусмотренные процессуальным законом;
  • в) решение суда должно основываться только на фактах, доказанных и установленных судом предусмотренными законом способами;
  • г) лицам, заинтересованным в судебном решении, предоставляется право участвовать в разбирательстве дела судом для защиты своих интересов. Суд не вправе постановить решение, не выслушав и не обсудив доводов этих лиц, явившихся по извещению суда в судебное заседание.

Жалоба гражданина на действия (решения) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений, должностных лиц, государственных служащих рассматривается судом по правилам гражданского судопроизводства в соответствии с гл. 23, 25 ГПК РФ.

Общий порядок рассмотрения таких заявлений заключается в подаче заявления (гл. 12 ГПК РФ), подготовке дела к судебному разбирательству (гл. 14 ГПК РФ), самом судебном разбирательстве с участием сторон (гл. 15 ГПК РФ), вынесении решения суда (гл. 16 ГПК РФ), обжаловании решения суда в кассационном — поскольку такие дела неподсудны мировым судьям, то, соответственно, стадия апелляционного обжалования невозможна — (гл. 40 ГПК РФ), надзорном (гл. 41 ГПК РФ) порядке, в порядке пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

К производству по таким делам применяются правила об обеспечении требований (гл. 13 ГПК РФ), приостановлении производства по делу (гл. 17 ГПК РФ) и др. Сторонами в таком судопроизводстве выступают заявитель и лицо (орган), действия (решения) которого оспариваются. Закон разрешает привлекать к участию в рассмотрении такого дела третьих лиц, чьи права и интересы могут быть затронуты судебным решением (ст. 43 ГПК РФ). Однако вступление в такое дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, невозможно, т. к., государственные органы не имеют своего собственного интереса (а значит, и самостоятельных требований) в конкретном деле, а гражданин, если считает, что его права и свободы также нарушены оспариваемыми действиями (решениями), должен доказывать факт нарушения в рамках отдельного судопроизводства, при этом вступившее в законную силу решение по делу по оспариванию тех же действий имеет для него, как было указано выше, преюдициальное значение.

В силу ч. 2 ст. 246 ГПК РФ к такого рода делам не применяются правила о заочном судопроизводстве. С одной стороны, такая особенность судопроизводства вызвана необходимостью обеспечить защиту государственных интересов, т. к., суд в любом случае выявит правовую позицию государственного органа. С другой стороны, эта норма не ограничивает права граждан, т. к., в отличие от обычных граждан и юридических лиц, установление места нахождения государственного органа, извещение его о судебном процессе и обеспечение явки его представителя в суд не вызывают затруднений. Важнейшей особенностью судопроизводства по такой категории дел является распределение обязанностей по доказыванию. Согласно общему правилу, установленному ст. 56 ГПК РФ, «каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений». В рамках же производства по данной категории дел, согласно ч. 2 комментируемой статьи, обязанность по документальному доказыванию законности оспариваемых действий возлагается на государственный орган, тогда как гражданин обязан доказать факт нарушения его прав и свобод. Аналогичная норма закреплена в ст. 249 ГПК РФ. Освобождение граждан от обязанности по доказыванию незаконности оспариваемых действий вызвано особым публичным значением данной категории дел, а также тем обстоятельством, что решение суда по делу имеет преюдициальное значение не только для лиц, участвующих в деле, но и для неопределенного круга лиц. При таких обстоятельствах суд не должен основывать свое решение исключительно на доказательствах, представленных заявителем, но должен по своей инициативе полностью исследовать вопрос, в том числе самостоятельно истребовать доказательства, как это предусмотрено ч. 2 ст. 249 ГПК РФ. С другой стороны, данная норма не препятствует заявителю представлять доказательства незаконности обжалуемых действий и не освобождает суд от обязанности исследовать и дать оценку таким доказательствам и доводам. Если же гражданин не сумел доказать факт нарушения его прав и свобод, суд должен вынести решение об отказе в удовлетворении заявления.

В случае если суд устанавливает факт нарушения прав заявителя он принимает решение об устранении допущенных нарушений прав гражданина либо об ином восстановлении заявителя в правах. Одного лишь этого факта достаточно для удовлетворения требований, т. к., права и свободы гражданина могут быть ограничены лишь Федеральным законом, а значит, любое действие (решение) нарушающее права гражданина, заведомо является незаконным и противоречит Конституции РФ. Защита прав гражданина может заключаться в снятии с него ответственности, отмене оспариваемых решений, обязательстве государственного органа совершить по отношению к гражданину определенные действия либо воздержаться от определенных действий. К решению по делу применяются все правила, установленные гл. 16 ГПК РФ. При наличии обстоятельств, указанных в ст. 212 ГПК РФ, суд вправе обратить решение к немедленному исполнению. Статья 258 ГПК РФ, в отличие от общего порядка, предусматривает обязанность суда самостоятельно направить решение в орган, чьи действия оспорены, для устранения недостатков.

Особенности механизма судебной защиты субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов в исковом процессе тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.15, кандидат юридических наук Хакимулин, Антон Рафаилович

Заключение диссертации по теме «Гражданский процесс; арбитражный процесс», Хакимулин, Антон Рафаилович

Заключение

Подводя итог исследованию, автор обращает внимание на следующие выводы:

• при определении понятия механизма правового регулирования следует учитывать тот факт, что механизм правового регулирования представляет собой один из блоков или подсистем правовой системы: механизм правового регулирования есть локальное образование внутри правовой системы, охватывающей всю совокупность правовых средств;

• механизм правового регулирования как правовое явление характеризуется тем, что:

1. является узловым элементом системы права

2. раскрывает правовую систему с динамической точки зрения, показывает право «в действии»;

• поскольку конечная цель правового регулирования — правомерное поведение — достигается не только с помощью юридических средств, поэтому к изучению механизма правового регулирования выделяют также иные подходы. Наиболее конструктивными, на наш взгляд являются изучение социального и психологических механизмов воздействия права;

• раскрывая специально-юридическую составную механизма правового регулирования можно выделить следующие подходы:

1. функциональный — с точки зрения этого подхода можно выделить дозволение, запрет и обязывание как активную сторону (способы) воздействия и способы реализации, которые проявляются в фактическом поведении людей (результативная сторона),

2. изучение организационно-правовых форм действия права подразумевает формы деятельности соответствующих компетентных органов, — в данном случае предметом исследования будет не совокупность юридических средств, а именно организационно-правовые формы деятельности указанных органов, 3. структура механизма правового регулирования включает в себя нормы права, правоотношения, акты реализации прав и обязанностей. Указанные элементы мы выделяем в качестве основных, в качестве «пунктов сосредоточения». Это отнюдь не означает, что элементы, не выделенные в качестве основных, низводятся до уровня второстепенных. Выделение основных элементов позволяет выделить главные специфические функции, выполняемые средствами правового регулирования, их «роль», структурные связи. Это, в свою очередь, дает возможность «привязать» те или иные правовые явления к какому-либо звену механизма правового регулирования, показать его специфику с данной точки зрения. Логичным поэтому представляется выделение на каждой стадии правового регулирования своего рода подсистем, которые представляют собой ключевой элемент механизма правового регулирования и набор взаимосвязанных с ним явлений. К примеру, на стадии регламентирования общественных отношений (1 стадия) задействованы не только юридические нормы, но и такие явления как правосознание, нормотворчество, законность и т.д.;

• рассматривая категорию «механизм правового регулирования» с точки зрения охранительной функции права, можно вывести понятие механизма защиты субъективных прав — как взятую в единстве систему правовых средств, при помощи которых обеспечивается восстановление нарушенных субъективных прав, защита охраняемых законом интересов, разрешение правовых споров и устранение иных препятствий в реализации субъективных прав;

• рассматривая структуру механизма защиты субъективных прав в рамках специально-юридического подхода, можно выделить следующие его элементы: охранительные нормативно-правовые предписания, охранительные правоотношения, акты реализации охранительных прав и обязанностей;

• исследование нормативной основы механизма защиты субъективных прав привело нас к следующим выводам. Исходя из положения о том, что норма права представляет собой структурную единицу права в целом, она с неизбежностью должна быть рассмотрена как абстрактная юридическая конструкция, выражающая признаки права в целом. Из этого следует, что норма может иметь только так называемую «логическую» структуру (гипотеза, диспозиция, санкция), иначе она не смогла бы выразить функции права, быть регулятором общественных отношений. Поскольку право является многоуровневой системой, то на более низких системных уровнях норма права находит свое проявление в более простых, двучленных предписаниях, концентрированно выражающих охранительную, либо регулятивную функцию права. Данные предписания не обладают признаками нормы права, поэтому мы охарактеризуем их как нормативно-правовые предписания (так называемая «живая норма»), не отождествляя их, однако, со статьями нормативных актов, в которых нормативно-правовые предписания находят свое закрепление. Такое рассмотрение нормы снимает противоречие между неизбежной трехчленной структурой правовой нормы и признанием существования регулятивных и охранительных «норм»;

• исследуя понятие правоотношения, следует заключить, что право в процессе воздействия не создает каких-либо качественно новых отношений, регулирование происходит путем упорядочения отношений, сложившихся в обществе, — поэтому правоотношение следует понимать как специфическую социальную связь, участники которой наделены правами и обязанностями. Исходя из такого определения, делаем вывод, что содержание правоотношения составляют субъективные права и юридические обязанности участников правоотношения. Поскольку правоотношение — категория исключительно юридическая, на наш взгляд неверно выделять в содержании правоотношения помимо юридического так называемое «материальное» содержание, равно как и плюралистически подходить к содержанию правоотношения. Правоотношение — это одна из «граней» общественного отношения. Общественные отношения регулируются не только правом: различные инструменты общественного регулирования, воздействуя на общественное отношение, так или иначе, его преобразуют, оставляют свой «отпечаток» в его содержании. Поэтому логичнее, на наш взгляд, говорить о материальном, волевом, юридическом, психологическом и т.д. в содержании общественного отношения, а не о множественности содержаний правоотношения. Рассмотрение содержания правоотношения как совокупности актов, фактических поступков, действий субъектов по реализации прав и обязанностей — есть ошибка смешения правоотношения с другим элементом механизма защиты (механизма правового регулирования) — актами реализации прав и обязанностей;

• исследуя функциональную сторону механизма защиты субъективных прав, можно выделить следующие его функции: восстановительную, обеспечительную, превентивную;

• по объекту защиты мы выделяем следующие виды (подсистемы) механизма защиты субъективных прав: собственно механизм защиты субъективных прав и механизм защиты охраняемых законом интересов. При рассмотрении механизма защиты охраняемых законом интересов, возникает необходимость в определении понятий: охраняемый законом интерес» (социальная потребность, получившая признание и защиту со стороны государства в форме наделения его обладателя охранительным субъективным гражданским правом — притязанием, но не опосредованная регулятивным субъективным правом и потому выступающая самостоятельным объектом защиты); охранительный интерес» (интерес, сопутствующий охранительному субъективному праву, т.е. возникающий в момент нарушения регулятивного субъективного права или охраняемого законом интереса и реализующийся в процессе защиты);

• с точки зрения форм защиты можно выделить локальные и юрисдикционные формы защиты субъективных прав. Первые характеризует то, что возникший спор стороны разрешают собственными силами. К ним, прежде всего, относятся механизм самозащиты (например, применение мер оперативного воздействия к должнику) и механизм совместного урегулирования споров. Для вторых характерно наличие юрисдикционного органа, разрешающего спор. Наиболее важным в данной группе является механизм судебной защиты субъективных прав (система общего и арбитражного судопроизводства);

• по характеру юридической обязанности должника целесообразно выделять механизм реализации юридической ответственности и иные меры защиты,

• проведя общую характеристику механизма судебной защиты субъективных прав, следует отметить следующие признаки его как явления процессуального:

1. сущностным критерием процессуально-правового регулирования является его опосредованность. Это регулирование как бы второго порядка, которое гарантирует реализацию норм материальных, — такое регулирование» характеризуется менее жесткой зависимостью от содержания реальных общественных отношений и гораздо большей формализованностью, — в то время как определяющим признаком материально-правового регулирования выступает непосредственное результативное регулирование общественных отношений. Говоря о тесной связи материального и процессуального, все же следует иметь в виду, что процессуально-правовые отрасли являются самостоятельными образованиями, и имеют свою специфическую природу;

2. специфика механизма судебной защиты субъективных прав и интересов проявляется также в его особенной роли, которая ему присуща: регламентация юрисдикционной деятельности, предусматривающей защиту и восстановление нарушенных или оспоренных прав, реализацию мер юридической ответственности, превентивных мер, иных мер защиты; 3. важнейшим методологическим инструментом для характеристики механизма судебной защиты субъективных прав является теория охранительных правоотношений. Именно эта теория помогает выявить взаимосвязь материального и процессуального в механизме судебной защиты субъективных прав, показать роль суда в этом механизме, отразить динамику процесса защиты субъективных прав и интересов; • подробный анализ теории охранительных правоотношений позволил нам выяснить весьма важные вопросы:

1. выяснить, какое место в механизме судебной защиты субъективных прав занимают процессуальные правоотношения, показать связь материального и процессуального в процессе защиты;

2. с содержательной и динамической сторон обрисовать предмет судебной деятельности.

Предмет судебной деятельности, на наш взгляд, включает в себя несколько блоков: предмет судебной защиты, — нарушенные регулятивные правоотношения, которые пребывают в дефектном, «замороженном» состоянии до момента разрешения конфликта между сторонами; предмет судебного осуществления (судебной реализации) -охранительное правоотношение, возникающее в момент нарушения, в рамках которого осуществляются меры защиты; предмет судебного разрешения — спор о праве как организационно-охранительное правоотношение, в рамках которых стороны заявляют и обосновывают свои взаимные претензии по поводу предмета спора (предмета судебной защиты); эти три пласта отношений при попадании на рассмотрение суда, объединяются понятием гражданского дела; рассмотрение гражданского дела происходит в рамках процессуальных правоотношений, которые не смыкаются с материальными охранительными правоотношениями и им не тождественны;

Преимущество изложенного подхода видится в том, что в представленном варианте правовые явления «укладываются» в структуру механизма защиты субъективных прав в качестве элементов единой и внутренне непротиворечивой системы;

• понимая механизм судебной защиты субъективных прав и интересов в целом как охранительно-правовое явление, необходимо учитывать, что в рамках самого процесса существуют и регулятивные, и охранительные нормативно-правовые предписания: в первом случае мы рассматриваем механизм судебной защиты субъективных прав с точки зрения его внешнего взаимодействия, учитывая место, которое он занимает в механизме правового регулирования, во втором же случае — с точки зрения его внутреннего устройства;

• между тем, отождествление юридического процесса и охранительных материальных правоотношений не соответствует действительности, — процессуально-правовое регулирование всегда есть охранительная деятельность, процессуальное правоотношение — это всегда охранительное правоотношение, но не наоборот: не любое охранительное правоотношение является процессуальным. Охранительные правоотношения, находящиеся в материально-правовой плоскости следует отнести к тому блоку механизма защиты субъективных прав, который мы охарактеризовали как «локальные формы защиты субъективных прав и интересов». Этот пласт правоотношений является охранительным по существу, но обладает всеми признаками, характерными для материально-правового регулирования, поэтому не смыкается с процессом и ему не тождественен. Собственно, назначение материально-охранительных правоотношений в системе гражданско-правового регулирования состоит в том, что в их рамках реализуется обязанность (и право) государства обеспечивать нормальное функционирование правового механизма, функционирование, которое, по общему правилу, не предполагает вмешательства государства в разрешение конфликта между юридически равными участниками гражданского оборота. Перебои в работе такого механизма приводят к обязательному присутствию в разрешении спора властного субъекта в лице государственного юрисдикционного органа. Тем самым спор переходит в новую фазу своего развития — в процессуально-правовое отношение; • кроме отмеченных, можно также выделить следующие особенности механизма судебной защиты субъективных прав:

— с точки зрения субъектного состава процессуальная деятельность характеризуется тем, что в разрешении спора обязательным и решающим субъектом является юрисдикционный орган (суд);

— защита права в порядке гражданского судопроизводства является одновременно осуществлением правосудия со всеми присущими ему признаками;

— процесс — это область публичного права, поскольку предметом его являются общественные, публичные интересы. Для гражданского процесса характерно доминирование диспозитивности судопроизводства над публичностью (объективной истиной). Тем не менее, принудительная функция власти, использование насилия (принуждения) играют немаловажную роль и в гражданском процессе, несмотря на прочные позиции диспозитивного начала (к примеру, меры по обеспечению иска, взыскание задолженности на основании судебного приказа и т.п.). В то же время, новейшие реформы свидетельствуют о все большем проникновении частноправовых начал в область гражданского судопроизводства. Новое видение российской цивилистики неизбежно влечет за собой пересмотр процессуальных механизмов осуществления и защиты субъективных гражданских прав; механизм судебного разрешения правовых споров характеризуется также тем, что подчиняется правилам процессуальной формы. На наш взгляд, основным отличительным признаком судебной гражданской процессуальной формы является то, что такая форма является исковой по общему правилу; ключевой категорией, которая определяет специфику гражданской процессуальной формы, является иск. Иск необходимо рассматривать прежде всего как процессуальное требование о защите нарушенных или оспоренных субъективных прав и охраняемых законом интересов, причем такое требование направлено к суду, но против ответчика; для того, чтобы понять, каким образом иск как процессуальное требование соотносится с обслуживаемым им материально-правовым требованием, необходимо рассмотреть структуру охранительного правоотношения. Содержание права на защиту (единого собирательного термина, обозначающего охранительные субъективные права) составляют две группы прав: 1) права на односторонние волеизъявления, отличительная особенность которых заключается в том, что они во всех случаях реализуются действиями самого управомоченного (или уполномоченных им лиц) и не подлежат принудительной реализации в юридисдикционном органе,

2) исковые права (притязания), содержание которых заключается в том, что управомоченный вправе требовать от обязанного лица известного поведения и которые обладают способностью быть принудительно реализованными юрисдикционным органом. Исковые права являются основным средством гражданско-правовой защиты; исследовав отличительные признаки притязания, мы определяем его как охранительное субъективное гражданское право требования, направленное к определенному лицу и обладающее способностью к принудительной реализации в судебном порядке; о характеризуя установительное притязание (притязание о признании), необходимо выделить ключевые моменты в его характеристике:

— целью установительного притязания, на наш взгляд, выступает защита интереса истца путем внесения определенности в материально-правовое положение сторон и установления конкретного содержания правоотношения; характеризуя предмет защиты, осуществления, подтверждения по установительному притязанию и притязанию о признании, необходимо выделить две самостоятельные разновидности установительных притязаний: собственно установительные притязания (предметом защиты которых является охраняемый законом интерес и устанавливается право) — особенность таких притязаний, что они обладают определенным правопорождающим (конститутивным) действием, притязания о признании (которыми защищается регулятивное субъективное право, либо охраняемый законом интерес и устраняются неопределенность в вопросе о его существовании); предметом судебной защиты является охраняемый законом интерес истца в случае реализации установительного притязания, регулятивное субъективное право в случае реализации положительного притязания о признании и охраняемый законом интерес в случае реализации негативного притязания о признании; предметом судебного подтверждения является правоотношение, наличие или отсутствие которого истец просит установить, предметом судебного осуществления является само установительное притязание, либо притязание о признании; вопреки распространенному мнению укажем, что установительное притязание и притязание о признании может, как и любое другое исковое право, быть реализованным и в досудебном порядке; с точки зрения субъектного состава укажем, что, как и любое иное притязание, установительное притязание и притязание о признании направлено к ответчику, и обязанной стороной по такому притязанию выступает именно он, а не суд. общая обязанность ответчика по установительному притязанию, либо по позитивному притязанию о признании в случае его досудебного осуществления — признать право истца (и, соответственно, свою сопутствующую обязанность). Такое признание может заключаться в (прекращении) отказе от оспаривания права истца, и совершении иных юридически значимых действий, свидетельствующих о согласии с правом истца.

В случае досудебной реализации негативного притязания о признании обязанность ответчика противоположна: он должен признать отсутствие правоотношения (прав и обязанностей). Такое признание также может заключаться в (прекращении) отказе от оспаривания отсутствия права истца, и совершении иных юридически значимых действий, свидетельствующих о согласии с отсутствием прав и обязанностей.

В случае принудительной реализации установительного притязания (притязания о признании) активные действия по установлению (признанию) права (и обязанности), либо их отсутствию — в случае реализации негативного притязания о признании — выполняются судом, замещая волеизъявление ответчика, — со стороны ответчика остается обязанность претерпеть реализацию неблагоприятного для него притязания; о ключевыми моментами в характеристике исполнительного притязания являются следующие:

— цель исполнительного притязания состоит в том, чтобы путем принуждения ответчика к совершению определенного действия -передать вещь, уплатить денежный долг и т.п., — т.е. исполнить свою охранительную обязанность, — восстановить нарушенное право и устранить последствия правонарушения;

— характерной особенностью исполнительного притязания является то, что достижение цели исполнительного притязания достигается с помощью специального аппарата принуждения по правилам исполнительного производства;

— предметом защиты по исполнительному притязанию выступает нарушенное регулятивное право, либо охраняемый законом интерес истца; возникшую в результате нарушения охранительную обязанность ответчика по исполнительному притязанию часто бывает трудно отграничить от схожей регулятивной обязанности, — это является основанием для неверного утверждения, будто в результате правонарушения не возникает каких-либо новых прав и обязанностей;

— с точки зрения форм реализации исполнительное притязание может быть реализовано как в добровольном, так и в судебном порядке;

— обязанной стороной по исполнительному притязанию выступает ответчик, но не суд; корреспондирующей исполнительному притязанию охранительной обязанностью должника выступает обязанность совершить определенные действия в пользу, либо воздержаться от каких-либо действий; о ключевыми моментами в характеристике преобразовательного притязания являются следующие:

— следует не согласиться с позицией, согласно которой преобразовательные преобразования не являются самостоятельным видом исковых прав, — прекращение или преобразование правоотношения является самостоятельным видом конститутивного (индивидуально-правового) воздействия;

— их целью является защита регулятивного субъективного права, либо охраняемого законом интереса истца путем преобразования существующего с ответчиком правоотношения;

— предметом защиты по преобразовательному притязанию, выступает нарушенное регулятивное право, либо охраняемый законом интерес, именно таким специфичным способом, как его прекращение, либо преобразование, поскольку в результате нарушения оно становится дефектным и непригодным к дальнейшему использованию;

— с точки зрения правового эффекта преобразовательное притязание следует охарактеризовать как притязание, направленное на вынесение конститутивного судебного решения. Конститутивный механизм имеет сложную структуру и включает в себя два элемента: прекращение прежнего правоотношения и установление нового. Кроме того, преобразовательными решениями правоотношение может быть только прекращено;

— как и любое другое исковое право, преобразовательное притязание может быть реализовано в досудебном порядке. Однако в силу того, что в ряде случаев государство берет под особую охрану интерес лица, в некоторых случаях преобразовательные притязания могут быть реализованы только в судебном порядке. Такая охрана выражается в том, что государственный орган осуществляет контроль над подобными действиями, проверяет их законность и обоснованность и выносит властное решение, по сути, выражающее волеизъявление сторон — поэтому такие притязания мы характеризуем как притязания о замещении волеизъявления сторон. Механизм «замещения волеизъявления» может быть задействован и при отсутствии согласия должника добровольно исполнить свою охранительную обязанность;

— не соглашаясь с точкой зрения о том, что преобразовательное притязание предъявляется к суду, отметим, что обязанной стороной по преобразовательному притязанию всегда выступает ответчик; при характеристике права на иск как процессуального явления следует отметить, что оно является проявлением более общего конституционного права на судебную защиту; праву на иск как процессуальному субъективному праву корреспондирует обязанность суда рассмотреть спор по существу и вынести правосудное решение, — представляется неправильной точка зрения о том, что предъявление иска — это одностороннее волеизъявление, которому не корреспондирует чья-либо обязанность; для возникновения права на иск необходимо и достаточно предположения субъекта о нарушении его права, о принадлежности ему спорного права, даже если в действительности это не так. Условно этот момент можно обозначить как факт повода к иску; иск определяет специфику гражданской процессуальной формы, сущность которой определяется рядом факторов: природой юрисдикционного органа рассматривающего спор (суд), природа спора, возникающего на основе иска (спор о праве), состав и особенности гарантий, предоставляемых заинтересованным лицам при рассмотрении иска; анализ признаков исковой формы позволяет сделать заключение, что иск является средством разрешения исключительно частноправовых споров, — в этой связи неправильной представляется позиция, когда иску стараются придать характер универсального средства защиты, применимого к использованию в административном и уголовном процессе — такое рассмотрение иска противоречит его сущности.

Предпосылки права на обращение в суд

Обязанность суда принять исковое заявление к производству в гражданском процессе выводится из смысла целого ряда норм, регулирующих вопросы оставления иска без движения, его возврата или отказа в его принятии. Тем не менее, если говорить о реализации права на обращение за судебной защитой, то наиболее правильно вести речь о том, что суд обязан принять к производству исковое заявление при отсутствии оснований для его возвращения или оставления без движения, а также при отсутствии оснований для отказа в его принятии.

Право на обращение в суд, реализуемое в конкретной ситуации, при возбуждении конкретного дела обусловлено наличием ряда условий, с которыми связывается процесс реализации данного права. Таким образом, если заинтересованное лицо обладает правом на обращение в суд, то для его реализации должны быть соблюдены определенные условия, которые в теории процессуального права называют условиями осуществления (реализации) права на обращение в суд за судебной защитой.

Право на обращение в суд за судебной защитой — это установленная законом возможность всякого заинтересованного лица обратиться в суд для возбуждения производства судебной деятельности в целях защиты нарушенного или оспоренного (действительно или предполагаемо) права или охраняемого законом интереса. Как всякая возможность, практическое осуществление права на обращение в суд должно зависеть от определенных условий, которые связаны с основаниями, дающими возможность не только обратиться в суд, но и возбудить судебную деятельность. Поэтому практически всеми учеными условия реализации права на обращение в суд связываются именно с основаниями возбуждения судебной деятельности.

Функции суда при принятии искового заявления к производству и возбуждении производства по делу заключаются в проверке выполнения истцом условий, предусмотренных процессуальным кодексом для предъявления искового заявления в суд. Разрешая вопрос о возможности принятия искового заявления к производству, суд, прежде всего, устанавливает подведомственность спора (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). То есть суд определяет, подлежит ли право на судебную защиту, принадлежащее заявителю, реализации в порядке гражданского судопроизводства, или для его реализации установлен другой судебный или иной порядок.

При принятии искового заявления к производству суд проверяет наличие у государственного органа, органа местного самоуправления, организации или гражданина, которым предоставлено право обращаться в суд в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц, соответствующих полномочий (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). Право на обращение в суд в защиту прав иных лиц в силу п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ может быть предоставлено только ГПК РФ и иными федеральными законами. В связи с этим при рассмотрении вопроса о принятии искового заявления (заявления) в обязанности суда входит проверка содержания соответствующих законов на предмет наличия в них права заявителя на обращение в суд.

Так, определением областного суда отказано в принятии заявления главы города, председателя городской Думы о признании незаконными ряда решений областной избирательной комиссии. Отказывая в принятии данного заявления, суд исходил из того, что заявитель не наделен правом обращаться в суд в интересах неопределенного круга лиц, и не относится к кругу лиц, имеющих право в соответствии со ст. 254 ГПК РФ обжаловать решение государственного органа. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ данное определение отменено, поскольку в соответствии со ст. 46 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и уставом города глава города вправе обращаться в суд с подобным заявлением Определение Верховного Суда РФ от 29.12.2004 N 46-Г04-23 // Справочная правовая система КонсультантПлюс..

В приведенном примере суд ненадлежащим образом исполнил свои процессуальные обязанности по проверке полномочий заявителя на обращение в суд с соответствующим заявлением. Более внимательное и ответственное осуществление судами своих полномочий усилит гарантии осуществления права на судебную защиту при обращении в суд, снизит количество судебных ошибок, допускаемых при принятии искового заявления (заявления) к производству, и повысит тем самым доступность, а также эффективность судебной защиты.

Пункт 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ устанавливает новое основание для отказа в принятии искового заявления к производству: суд отказывает в принятии искового заявления, если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя. Установление этих фактов возможно уже на стадии принятия искового заявления к производству в силу специфики указанной категории споров, поскольку для установления этих обстоятельств суду не нужно ни определять предмет доказывания по делу, ни исследовать доказательства. Суд должен проанализировать оспариваемый акт, сферу его применения и определить, затрагивает ли он заявителя, т.е. установить отсутствие у заявителя самого субъективного права, для реализации которого он использует механизм судебной защиты, установить отсутствие субъективного права и необходимости его защиты в судебном порядке (заинтересованности в судебной защите).

Так, заявитель — гражданин М. обратился в суд с заявлением о бездействии областной избирательной комиссии, сославшись на то, что кандидат в депутаты Законодательного Собрания — гражданин Ф. представил недостоверные сведения об основном месте своей работы и занимаемой должности, чем нарушил активное избирательное право заявителя. Определением областного суда в принятии заявления отказано, поскольку сведения об основном месте работы и занимаемой должности Ф., по поводу которых, по мнению заявителя, областная избирательная комиссия обязана была совершить определенные действия, не затрагивают прав, свобод и законных интересов самого заявителя Определение Верховного Суда РФ от 16.03.2005 N 86-Г05-7 // Справочная правовая система КонсультантПлюс.. В данном примере суд уже на стадии принятия заявления к производству установил, что оспариваемые акты прав заявителей не затрагивают, а следовательно, не нарушают, и вынес определение об отказе в принятии заявления.

Введение указанной нормы в ГПК РФ является позитивным моментом в сфере усовершенствования механизма реализации права на судебную защиту, не нарушает прав граждан и организаций на судебную защиту, поскольку разрешить вопрос о наличии заинтересованности в осуществлении судебной защиты по делам об оспаривании актов суд может уже на стадии принятия иска к производству. Для разрешения этого вопроса не требуется проведения судебного заседания, заслушивания мнения сторон, исследования и оценки каких-либо доказательств. Заинтересованность субъекта во многих случаях может быть установлена непосредственно в момент обращения в суд, исходя из текста заявления, текста оспариваемого заявителем акта, его характера и сферы применения.

При разрешении вопроса о возможности реализации заинтересованным лицом права на обращение за судебной защитой суд осуществляет и другие предусмотренные процессуальным законом действия — устанавливает отсутствие судебного акта, принятого ранее по тождественному спору (п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). На практике отказ в принятии иска по указанным основаниям возможен в случае, если судья непосредственно знает о состоявшемся по тождественному спору судебном акте или суд информирован об этом иным способом, например усилиями противоположной стороны. В судебной практике такие основания отказа в принятии искового заявления встречаются достаточно редко, поскольку в большинстве случаев вопрос о наличии тождественного судебного акта выясняется после принятия иска, в связи, с чем указанные основания чаще являются основаниями для прекращения производства по делу (ст. 220 ГПК РФ).

ГПК РФ также содержит круг условий реализации права на обращение в суд, несоблюдение которых влечет иные процессуально-правовые последствия в виде оставления искового заявления без движения и возвращения искового заявления заявителю (ст. ст. 135, 136 ГПК РФ).

Как показывает судебная практика, круг проблемных вопросов, возникающих при реализации права на обращение за судебной защитой, достаточно обширен. Остановимся на наиболее интересных и актуальных: правильности указания требований к ответчику и обстоятельств, на которых основаны исковые требования, и проблеме приложения истцом доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которых основаны исковые требования.

В механизме реализации права на судебную защиту при предъявлении иска и возбуждении производства по делу суду отводится важная роль по проверке правильности указания истцом в исковом заявлении требований к ответчику и обстоятельств, на которых основаны исковые требования. Процессуальные нормы, содержащиеся в п. п. 4 и 5 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ касаются таких спорных в науке процессуального права вопросов, как предмет и основание иска. Наибольшее количество известных на настоящий момент научных дискуссий, посвященных проблемам иска, отводится вопросам, связанным с предметом иска. Исследования, касающиеся непосредственно основания иска, гораздо менее распространены, однако для правоприменительной практики вопросы, связанные с таким элементом иска, как основание, также важны. Дискуссия вокруг основания иска в основном сводится к тому, следует выделять в иске правовое основание Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965. С. 127 — 128. или нет Викут М.А. Иск как элемент права на судебную защиту, его юридическая природа и обоснование // Вопросы теории и практики гражданского процесса: Межвуз. научн. сборник. Вып. 1. Саратов, 1976. С. 58.. Под правовым основанием, как правило, понимаются материально-правовые нормы, на которых основаны требования Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., 2003.

Не углубляясь в теоретическое исследование этого вопроса, скажем, что выделение в составе иска его правового основания с точки зрения правоприменительной практики вряд ли целесообразно, поскольку если отождествлять правовое и фактическое основание иска, то в тех случаях, когда истец основывает свои правомерные, по сути, требования на норме права, не подлежащей применению к данным правоотношениям, суд, не обладая правом изменить основание иска, должен отказать в удовлетворении искового требования. Однако согласно действующему законодательству суды не связаны доводами истца и возражениями ответчика по вопросу о том, какими нормами права они должны руководствоваться при вынесении решения. Закон не выделяет правового основания иска.

Вероятно, как в теории, так и в правоприменительной практике не целесообразно использовать понятие «правовое основание иска». Истец должен указывать требования, их основание (фактическое основание — непосредственно обстоятельства, на которых истец основывает свои требования), а также делать ссылки на нормы права. Причем закон говорит о том, что ссылки должны быть, но это могут быть и ссылки на общие нормы ГК РФ или даже на Конституцию РФ. В данном случае это не главное, необходимо, чтобы был понятен способ защиты, который избрал истец, его требования и основания, а подлежащие применению нормы права должен определить суд.

Выделение правового основания в рамках понятия основания иска способно внести путаницу в правоприменительную практику. Такая путаница уже встречается и нередко применительно к случаям, когда истцом после отказа в иске предъявляется фактически тождественный иск с теми же требованиями, основанный на тех же самых фактических обстоятельствах, но со ссылкой на другие правовые нормы. Например, когда истец требует возврата своего имущества, основываясь на неправомерном нахождении его у ответчика (недействительный договор аренды), указывает в качестве основания иска ст. 301 ГК РФ (виндикация). Суд отказывает в иске на том основании, что требования истца неправомерны, поскольку истец не обладает правоустанавливающими документами на это имущество, фактически имущество принадлежит другому лицу, которое и вправе его истребовать у ответчика. После отказа в иске истец предъявляет те же, по сути, требования, основанные на тех же обстоятельствах, но обосновывает их с помощью других норм (например, о неосновательном обогащении и применении последствий недействительности сделки), надеясь таким образом «зайти» с другой стороны и попытаться завладеть имуществом.

Подобных примеров судебная практика знает множество, однако их необходимо отличать от законных с позиций процессуальных кодексов способов использования права на судебную защиту несколько раз в отношении одного и того же права. Это связано с возможностью использования для истца нескольких способов защиты, предоставленных законодательством для защиты нарушенного субъективного права.

Конечно, чистота правового регулирования должна исключать использование нескольких способов защиты в отношении одного и того же права. В идеале каждому нарушению должен соответствовать свой установленный законом способ защиты. Однако действующее российское законодательство несовершенно, и на сегодняшний день защиты свого права истец нередко может добиваться разными путями.

Предмет и основание иска согласуются с правовым основанием иска, которое должно соответствовать избранному истцом способу защиты нарушенного права. В случаях, когда истец, обратившись в суд, не знает, каким путем правильно осуществлять защиту своих прав и интересов в суде, возможна ошибка в способе защиты (например, истец избрал не тот способ защиты, который предусмотрен нормами материального права для защиты нарушенного права, или вообще избрал способ защиты, не предусмотренный законодательством). Отсюда неясно сформулированные требования и путаница в основаниях иска как фактических, так и правовых.

Пункты 4, 5 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ призваны уже на стадии принятия иска и возбуждения производства по делу помочь истцу определиться со своими требованиями, способами, которыми его права могут быть защищены, и основаниями этих требований. Анализ судебной практики показывает, что значительное количество исков оставляется без движения на основании неисполнения требований п. п. 4, 5 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ. В определении суд указывает истцу на допущенные нарушения, и истец уже с помощью суда имеет возможность более точно определиться с предметом и основанием иска и устранить все допущенные недостатки.

При реализации права на обращение за судебной защитой суд проверяет исковое заявление и прилагаемые к нему документы на предмет их соответствия требованиям, установленным ст. ст. 131, 132 ГПК. В соответствии со ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению истцом должны быть приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых он основывает свои требования.

При проверке судом выполнения истцом указанных норм процессуальных кодексов в судебной практике возникает проблема, связанная с объемом (достаточностью) представляемых истцом в момент предъявления иска документов, подтверждающих обстоятельства, на которых основаны исковые требования. Исходя из буквального толкования норм ст. 132 ГПК РФ следует, что в отношении истца не установлено прямой обязанности приложить все документы, подтверждающие все обстоятельства, на которых основываются его исковые требования.

ГПК РФ не содержит каких-либо отрицательных для истца последствий неисполнения им обязанности по приложению всех документов, обосновывающих его требования.

На стадии принятия искового заявления к производству и возбуждения производства по делу в части проверки выполнения истцом требований ГПК о представлении документов, подтверждающих обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, суд не может применять институт оставления иска без движения и возвращения искового заявления в случае неполного исполнения истцом указанной обязанности. Иными словами, если к иску приложен хотя бы один документ, подтверждающий обстоятельства, на которых основываются исковые требования, суд не должен оставить такой иск без движения, а в последующем возвращать, так как процессуальные кодексы содержат механизм, позволяющий истцу восполнить недостатки искового заявления в данной части: истец может заявить ходатайство об истребовании доказательств, необходимых для рассмотрения дела от лица, у которого они находятся; суд может предложить представить необходимые для рассмотрения дела доказательства уже после принятия искового заявления к производству и возбуждения производства по делу при проведении подготовки дела к судебному разбирательству.

Вопросы, возникающие при принятии иска и возбуждении производства по делу, всегда актуальны в правоприменительной практике. Их исследование и анализ оказывают положительное влияние на совершенствование механизма реализации права на обращение в суд и уменьшение количества правовых ошибок, допускаемых при обращении в суд, принятии искового заявления и возбуждении производства по делу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *