Пожизненное в России

  • автор:

«Первый и последний раз вы меня видите»

«Лента.ру» завершает цикл публикаций о колониях особого режима — самых страшных зонах России. Там в крайне суровых условиях отбывают пожизненные сроки наиболее опасные преступники — от маньяков и каннибалов до террористов и главарей преступных группировок. В предыдущей статье мы рассказывали о колонии «Торбеевский централ» в Мордовии. В этот раз речь пойдет о колонии «Снежинка» в Хабаровском крае — новейшей зоне для пожизненно осужденных. Ее система безопасности с датчиками движения, камерами наблюдения и сканерами сетчатки глаза считается самой совершенной в России. Тюремщикам в «Снежинке» даже не особенно нужны служебные собаки — сбежать оттуда в принципе невозможно. И сидящим там убийцам и маньякам остается лишь жаловаться на гул истребителей из Комсомольска-на-Амуре, мешающий спать по ночам…

«Удобное место для жизни человека»

Название поселка Эльбан в Хабаровском крае на языке ульчей — небольшого народа, живущего в бассейне Нижнего Амура — означает «удобное место для жизни человека». По иронии судьбы, именно там находится первая и единственная на Дальнем Востоке зона для пожизненно осужденных — исправительная колония №6 (ИК-6). Эльбан был основан в середине 30-х годов XX века, при прокладке железнодорожной ветки «Волочаевка — Комсомольск-на-Амуре». Строительные работы, как это часто бывало в то время, вели осужденные одного из подразделений ГУЛАГа.

Однако первая зона в Эльбане — исправительная колония строгого режима №17 (ИК-17) — появилась лишь в 1972 году. В начале 90-х годов ИК-17 решили переделать в СИЗО на 800 человек и возвести для этого новый комплекс зданий. Проект изолятора, отвечающий европейским стандартам и всем требованиям по безопасности, был разработан в Швеции в 1992 году, строительство началось четыре года спустя. Жители Эльбана восприняли новость о появлении СИЗО в их поселке спокойно: новый изолятор сулил дополнительные рабочие места.

Правда, строительство изолятора растянулось почти на 16 лет — из-за отсутствия финансирования работы неоднократно замораживали. Общая сумма, потраченная на СИЗО, по одним данным приблизилась к 900 миллионам рублей, по другим — перевалила за миллиард. В изоляторе создали интегрированную систему безопасности, аналогичную той, что действует в столичном аэропорту Домодедово. Кроме того, на территории СИЗО создали пожарный водоем, собственную котельную и три дизеля для автономного питания на случай перебоев в электроснабжении.

Гости из «Черного беркута»

Свое необычное название — «Снежинка» — изолятор получил из-за того, что его корпуса расположены в форме семиконечной звезды. СИЗО торжественно открыли в конце января 2015 года, хотя ввели в эксплуатацию еще в 2012 году. В качестве изолятора «Снежинка» проработала всего два года, а ее заполняемость арестантами ни разу не превысила восьми процентов от всех мест. В итоге невостребованный СИЗО решили перепрофилировать в ИК-6 — зону особого режима для приговоренных к пожизненным срокам.

Сегодня «Снежинка» рассчитана на 378 «пожизненников», которые могут разместиться в 144 камерах; они находятся во втором, третьем и четвертом блоках зоны. Фактически же в ИК-6 находятся 250 пожизненно осужденных. Первые 23 из них прибыли в Эльбан 20 сентября 2017 года — до этого они сидели в знаменитой колонии «Черный беркут» в Свердловской области, которую решили закрыть.

Осужденные ехали этапом через СИЗО Иркутска, и некоторые из них, едва достигнув Эльбана, поспешили написать жалобы на жестокое обращение в изоляторе. Зэков возмутило то, что по территории иркутского изолятора их водили в наручниках и со служебными собаками. Пожизненно осужденные сочли эти меры излишними и даже пыточными, ведь в «Черном беркуте» они отличались примерным поведением. Правда, проверка, проведенная на основании жалоб осужденных, подтвердила: все меры безопасности, которые применялись к зэкам в СИЗО, были целесообразными.

Пожизненный срок и никакого сладкого

Каждая камера в «Снежинке» рассчитана на четыре места, но сидят в них пока по двое: осужденных в ИК-6 не слишком много. Каждый день зэков строится по четкому графику: подъем — в 6:00, отбой — в 22:00. Дважды в неделю осужденные могут 15 минут мыться под душем. В свободное от работы и прогулок время могут читать, играть в шахматы или шашки, а также смотреть телевизор. Раз в неделю в «Снежинке» устраивают киносеанс.

Кормят заключенных в ИК-6 трижды в день, их рацион составляют каши, борщ, макароны по-флотски, рыба и тушеные овощи. Повторять одно и то же блюдо допускается не более трех раз в неделю. На каждого зэка в «Снежинке» приходится по 90 граммов мяса ежедневно. Работают на кухне и раздают еду 47 осужденных за мелкие преступления, которых специально доставили в ИК-6.

Сладостями осужденных «Снежинки» не кормят, но зэки могут самостоятельно их заказать в магазине колонии. При этом на покупки у каждого заключенного есть лимит. Первые десять лет срока он составляет максимум шесть тысяч рублей, а затем увеличивается еще на тысячу. После 20 лет за решеткой осужденный может тратить на покупки уже по 7,5 тысячи рублей в месяц — конечно, если эти деньги у него есть.

Два десятка лет за решеткой дают еще одну привилегию — дополнительные свидания с родственниками. Если до 20 лет отсидки каждому зэку полагаются две краткосрочные и две долгосрочные встречи в год, то после 20 лет осужденные получают право на три свидания с близкими по четыре часа и три встречи длительностью до трех дней.

Впрочем, все это полагается лишь тем осужденным, к поведению которых нет нареканий у тюремной администрации. Нарушителям могут не только отказать в свиданиях, но и отправить в штрафной изолятор (ШИЗО) на срок до 60 дней, а то и вовсе перевести на особо строгий тюремный режим. Находиться на нем осужденные могут до трех лет.

Камеры для нарушителей-рецидивистов особые: вместо обычных кроватей зэки в них спят на не слишком удобных лежаках, которые в дневное время убираются и пристегиваются к стене. Находящимся там осужденным не полагаются ни посылки, ни свидания, ни просмотр телевизора. Впрочем, до сих пор в «Снежинке» не нашлось ни одного зэка, который загремел бы в ШИЗО за нарушения.

Зона, где узнают по глазам

От других зон особого режима «Снежинку» отличает то, что на ее территории мало служебных собак — ротвейлеров, овчарок и золотистых ретриверов, натасканных на наркотики. Держать их много в Эльбане попросту нет смысла: по периметру ИК-6 находятся сверхчувствительные датчики движения и многочисленные камеры видеонаблюдения — их в «Снежинке» больше тысячи. Причем в объективы камер попадает не только территория зоны, но и поселок, в котором она находится. Данные с устройств наблюдения поступают на мониторы, за которыми постоянно следят тюремщики.

Внутри каждой камеры «Снежинки» находится дополнительная клетка, а охрана в ИК-6 дежурит на всех этажах без исключения. Сбежать оттуда фактически невозможно: чтобы покинуть территорию зоны, мало электронного пропуска — входы и выходы в колонии оборудованы специальной аппаратурой, сканирующей сетчатку глаз тюремщиков. Ко всему прочему, «Снежинка» — самый освещенный объект в Эльбане, и яркий свет делает обозримым любой закоулок.

Кстати, по тюремным меркам служба в «Снежинке» вполне престижна: тут высокие зарплаты, а год работы засчитывают за два. К тому же сотрудники ИК-6 имеют право на дальнейшее обучение в Кузбасском институте Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) в Новокузнецке. Работать на зону в Эльбане нередко приезжают из других населенных пунктов Дальнего Востока, для которых на территории «Снежинки» есть общежитие.

Из-за очень высокого уровня безопасности в ИК-6 зэков по территории колонии водят без наручников. Впрочем, столь гуманные условия ценят далеко не все «пыжи» — так на тюремном жаргоне называют пожизненно осужденных. Некоторые недовольны отдаленностью колонии: это затрудняет приезд родственников на свидания, да и письма порой идут до адресата месяц-полтора. Кстати, вся почта обязательно проходит цензуру тюремщиков, ведь вероятность того, что в письмах будет что-то запрещенное, очень высока. Не вскрывают в ИК-6 только письма от адвокатов.

А еще некоторых зэков в «Снежинке» не устраивает строгое правило этой зоны: все осужденные обязаны работать — вне зависимости от желания. В колонии оборудованы рабочие места, где зэки занимаются шитьем и деревообработкой.

«По ночам вскакиваю в холодном поту»

В 2018 году один из осужденных «Снежинки», отбывающий пожизненный срок за убийства и кражи, подал прошение о переводе в соликамскую ИК-2 «Белый лебедь». В Эльбане зэка очень раздражали низко летающие над ИК-6 истребители, которые производят на заводе в Комсомольске-на-Амуре.

«Я с большим трудом засыпаю и по ночам вздрагиваю либо вскакиваю в холодном поту. Это последствие того, что в поселке Эльбан очень низко пролетают истребители без глушителей», — жаловался сиделец. И с укором почему-то в адрес сотрудников местного управления ГИБДД добавлял: «Инспектора ДПС не выполняют своих обязанностей, как те, кто ловил меня на трассе, когда я снимал глушитель со своего байка».

Зэку удалось добиться решения своего вопроса. Больше того: рекомендацию прислушаться к жалобам осужденного и перевести его в «Белый лебедь» дал и начальник аэродрома в Комсомольске-на-Амуре. В итоге зэка перевели в Соликамск, хотя основание для перевода и не попадало в установленный перечень существенных причин — болезни, обеспечение личной безопасности или ликвидация исправительного учреждения.

Эхо кровавых разборок

У каждого из тех, кто отбывает пожизненный срок в «Снежинке», очень темное прошлое. К примеру, один из самых пожилых зэков ИК-6 — 75-летний Станислав Тищенко — раньше сидел в колонии «Черный дельфин» в Оренбургской области. Там Тищенко находился вместе с сыном Игорем, а оказались за решеткой они из-за бандитской разборки, которая произошла в 1996 году.

Тогда Игорь Тищенко открыл стрельбу в шашлычной неподалеку от Норильской улицы в Москве, а его отец Станислав кинул в оппонентов гранату. Среди погибших в результате инцидента оказался вор в законе Николай Акбашев, известный в криминальных кругах как Акбашенок. За нападение в шашлычной отец и сын Тищенко получили пожизненные сроки.

Сосед Станислава Тищенко по «Снежинке» Александр Ложкин — участник самого массового убийства на Среднем Урале. Оно было совершено в одной из саун Нижнего Тагила в ночь на 8 февраля 1997 года: там проходила вечеринка по случаю дня рождения одного из отдыхающих. Как водится, не обошлось без спиртного, и в какой-то момент в сауне вспыхнула ссора. В ходе нее именинник попросил удалиться четверых гостей, одним из которых оказался Ложкин.

На столь непочтительный жест он обиделся, достал газовый пистолет, который сам переделал под боевой, и начал стрелять. Трое остальных гостей, которых попросили покинуть сауну, напали на оппонентов с ножами. В итоге погибли восемь человек, шесть из которых убил Ложкин. В 2001 году он получил пожизненный срок, который до «Снежинки» отбывал в «Черном беркуте».

От Эльбана до Милана

Не уступает Ложкину по числу жертв еще один осужденный «Снежинки», житель Новокузнецка Максим Киселев. В 2009 году он вместе с сожительницей Анастасией и годовалой дочерью прибыл в поселок Ортон отметить 23 февраля — День защитника Отечества, а заодно познакомиться с родственниками избранницы.

По этому случаю родители Анастасии устроили застолье, которое обернулось ссорой: отец девушки стал ругать Киселева за то, что он бьет Анастасию. В ответ на это разъяренный гость учинил в доме страшную резню, не пощадив даже восьмилетнего мальчика. Всю вину за свое преступление Киселев до сих пор валит на поддельное спиртное: якобы он напился, и у него возник провал в памяти, из-за чего он и совершил массовое убийство.

Во время своего пребывания в «Черном беркуте» Киселев стал «звездой» — снялся в документальном фильме итальянского режиссера Марка Франкетти «Приговоренные. Колония номер 56». После этого осужденному посыпались письма из самых разных уголков мира. Одно из них стало судьбоносным: Киселев познакомился с итальянкой по имени Серена, с которой в скором времени планирует связать себя узами брака. Серена даже согласна переехать в Хабаровск из Милана.

Вместе с Киселевым коротает свой век в поселке Эльбан бывший наркоман Дмитрий Дильшнайдер по кличке Новосибирский Раскольников, от рук которого в 2007 году погибли пять пожилых жителей Новосибирска. Он нападал на пенсионеров ради наживы, убивал их молотком и отверткой, после чего забирал у потерпевших все ценности и остатки пенсий. Свой пожизненный срок Дильшнайдер пытался оспорить через Верховный суд — впрочем, безуспешно.

«Где дочь, где жена, там я должен быть»

История убийцы Игоря Давыдова — первого, кто получил пожизненный срок во Владимирской области, поражает своей циничностью. Когда он отбывал предыдущий срок, его двоюродная сестра писала администрации колонии и просила об условно-досрочном освобождении (УДО) для Давыдова, обещая устроить его работать в свою фирму.

Когда Давыдов освободился, благодаря своей благодетельнице он получил не только работу, но и жилье. А потом, в 2002 году, он вместе с подельником расправился со всей семьей своей кузины: от рук убийц погибла и она сама, и ее муж, и двое сыновей 14 и 1,5 лет, а также няня младшего мальчика. За это преступление Давыдов будет находиться в «Снежинке» до конца своих дней.

На счету отбывающего срок в ИК-6 Руслана Гатагажева, лидера организованной преступной группировки (ОПГ), около 40 потерпевших. Он и его подручные виновны в похищениях и пытках жителей Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и других регионов России. Все это бандиты делали ради выкупа: они пытали пленников, снимали пытки на видео и отсылали близким похищенных людей. Если родственники не находили нужных денег, пленника казнили. Одну из расправ члены ОПГ сняли на видео, а запись отправили близким погибшего в качестве акта устрашения.

А жертвами Рауфа Гардашова из Орска стали не случайные люди, а собственные жена и четырехлетняя дочь, которых он жестоко убил в ноябре 2016 года. Мотивом преступления стала ревность: Гардашов заподозрил жену в измене и, несмотря на все ее оправдания, набросился на нее с ножом. Убийца нанес потерпевшей двадцать ударов, а затем зарезал собственную дочь. «Первый и последний раз вы меня видите! Где дочь, где жена, там я должен быть», — кричал на суде Гардашов, намекая на возможный суицид. Правда, в итоге его угрозы так и остались угрозами: сегодня осужденный отбывает пожизненный срок в «Снежинке».

Между тем в ИК-6 до сих пор не зафиксировано не только ни одного суицида, но и ни одной естественной смерти среди осужденных: колония еще очень «молодая». Поэтому место для захоронений зэков из «Снежинки» не определено до сих пор.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Как говорится, от тюрьмы и от сумы не зарекайся, и в это исправительное учреждение люди попадают в основном по приговору государства за совершенное преступление.

Еще в Древнем Риме существовали тюрьмы, в которых содержались преступники, должники, пленники. А при императоре Сервии Туллии в них содержали христиан.

Попробуем взглянуть на места заключения изнутри, и представим самые страшные тюрьмы, в которых содержат опаснейших преступников.

Черный дельфин, Россия

В отдаленной от центра Российской империи Оренбургской губернии первые тюрьмы, в которых содержались пожизненно осужденные, появились еще в правление Екатерины II.

Сегодня в «Черном дельфине», получившем свое название по фонтану во дворе в виде этого животного, содержатся как пожизненно осужденные преступники, так и общего режима. Заключенные находятся под постоянным видеонаблюдением, спят с включенным светом.

Кроме этого учреждения, в список самых страшных тюрем России входят также Колония № 17 и «Владимирский централ». Режиссер и продюсер Елена Бессонова даже сняла документальный фильм об условиях содержания в этих исправительных учреждениях.

Диярбакырская тюрьма, Турция

Как и российский «Черный дельфин», колония в турецком городе Диярбакыре предназначена для содержания наиболее опасных преступников. Потому в ней и одни из самых суровых и ужасных условий содержания.

В этом заведении к заключенным применяются не только физические, но и психологические пытки. После неудавшегося государственного переворота 2016 года камеры этой тюрьмы просто переполнены.

Само здание состоит из двух секций, а в камерах, из-за переполненности, одновременно находится от 20 до 40 человек.

ADX Florence, США

Американская тюрьма ADX Florence, местом расположения которой является штат Колорадо, считается по уровню безопасности одной из самых лучших в США.

Именно поэтому в ней содержат самых опасных преступников, но условия содержания настолько суровы, что многие заключенные предпочитают укоротить свой век, путем самоубийства, чем отбывать полный срок.

Заключенные находятся в полной изоляции как с другими осужденными, так и с персоналом. В чистые и комфортные камеры не попадет ни одного звука, а все новости заключенные получают из телевизора.

Гуантанамо, Куба

Одна из самых жестких по условиям содержания тюрем находится на военно-морской базе США, на территории Кубы.

После того как в СМИ попали факты жестокого обращения с заключенными и применения к ним пыток, американские власти обещали закрыть учреждение, но так этого и не сделали.

Жутко было смотреть на просочившиеся на ТВ кадры жестких пыток и издевательств над заключенными со стороны американских солдат. В Гуантанамо содержатся в основном осужденные за терроризм и те, кто принимал участие в военных действиях против Соединенных Штатов.

Тадморская тюрьма, Сирия

В тюрьме городка Тадмар, что в 200 километрах от столицы Сирии Дамаска, с середины 80-х годов ХХ века стали содержать военных преступников.

В 1980 году произошел жуткий случай, когда президент Сирии Хафез аль-Асад отдал бесчеловечный приказ расстрелять всех заключенных. В камерах тогда находилось 2 400 человек.

Правозащитные организации добились закрытия заведения, но в 2011 году оно снова начало функционировать.

Карандиру, Бразилия

В 2002 году эту исправительную колонию в бразильском Сан-Паулу закрыли. Карандиру стала известна всему миру в 1992 году, когда в ее стенах во время бунта было убито 111 человек.

Еще одной проблемой стала эпидемия СПИДа, которая быстро распространялась наряду с другими инфекционными заболеваниями.

Заведение удалось в итоге закрыть, но память о жестоком обращении и пытках в ее стенах до сих пор будоражат преступный мир Бразилии.

Лагерь 22, КНДР

В Северной Корее в начале 50-х годов был установлен тоталитарный режим, в котором действует отлаженная репрессивная система. «Лагерь 22», который в официальных документах именуется Кван-ли-со № 22, пожалуй, одна из самых худших и закрытых тюрем в мире.

В ее стенах содержаться политические заключенные, которые полностью изолированы, что даже родственники не знают дальнейшую судьбу человека, оказавшегося в камере лагеря.

Кроме пыток, в Северной Корее широко используется принудительный труд заключенных, приговоренных порой по сфабрикованным обвинениям.

Бангкванг, Таиланд

В провинции Нонтхабури, в 11 километрах от столицы Таиланда Бангкока находится одно из старейших исправительных заведений Юго-Восточной Азии.

Но славится Бангванг не только своим возрастом, но и жесточайшими условиями содержания заключенных. А дело в том, что охранники практически никем не контролируются, и жестоко обращаются с теми, кто содержится в камерах.

В камерах сидят не только уроженцы Таиланда, но и иностранные граждане, совершившие преступления на территории восточного государства.

Гитарама, Руанда

Еще одно место на земле, где полностью забыли о правах человека, это тюрьма Гитарама в африканской Руанде. Одно из страшнейших исправительных заведений в мире.

Тем, кому удалось выйти на свободу из ее стен, называют колонию «настоящим адом на земле». Чтобы выжить, люди нередко прибегают к жестоким убийствам и каннибализму.

Строилась Гитамара для содержания 700 человек, но с середины 90-х годов прошлого столетия руководство просто закрыло глаза на все нормы, и в камерах находится более 8 тысяч человек.

Сабанета, Венесуэла

Исправительное учреждение с самыми жесткими условиями содержания находится в Венесуэле. Это не только самая страшная тюрьма в мире, но и самое большое пенитенциарное заведение мира. На сегодня за его стенами содержат 25 тысяч преступников.

В камерах Сабанеты не проводится уборка и мероприятия по соблюдению гигиены и дезинфекции. Поэтому многие, кто в ней содержится, погибают от инфекционных болезней.

Кроме того, персонал охраны не сильно рьяно исполняет свои обязанности, из-за чего самими заключенными совершается множество убийств и других опаснейших преступлений.

Как видим, и в России, и во многих других странах мира есть пенитенциарные учреждения с особыми условиями содержания. В большинстве случаев это обусловлено содержанием в них опаснейших преступников, но имеются и факты нарушения элементарных прав человека.

Страшнее всего, что во многие подобные заведения не допускают правозащитные организации и журналистов, которые бы смогли отследить ситуацию, а общественность добиться ее исправления.

Автор статьи: Валерий Скиба

ИК-8 п. Южный

ФКУ ИК-8 в посёлке Южный является подведомственным пенитенциарным учреждением ГУФСИН России по Нижегородской области.

Колония строгого режима.
Лимит наполнения: 600 мест.

Наиболее удаленная от Н.Новгорода колония (310 км). Из-за своего не удобного местонахождения учреждение не может рассчитывать на расширение производства, есть проблемы с посещением родственников. В то же время небольшая численность и удалённость позволяет администрации и осуждённым поддерживать приемлемые отношения. Администрация предрасположена к общественной помощи и контролю.

В колонии большинство осуждённых обеспечены работой, хотя есть жалобы на условия труда и оплату. Ларек имеет минимум ассортимента.

ФКУ ИК-8 «Исправительная колония №8» п.Южный, Нижегородская область

Контакты
Адрес: Нижегородская область, Тоншаевский район, п. Южный
Телефоны:
Канцелярия: (831-51) 57838

Начальник учреждения: майор внутренней службы Брагин Владимир Михайлович

Режим и график работы ФКУ ИК-8

График приёма граждан администрацией учреждения

Приём осуществляется с 10:00 — 12:00

Заместитель начальника: подполковник внутренней службы Н.А. Исупов
понедельник

Заместитель начальника: подполковник внутренней службы О.Е.Бусыгин
вторник

Начальник ФКУ ИК-8 ГУФСИН России по Нижегородской области
Отдел специального учёта, группа СЗО, бухгалтерия:
среда

Заместитель начальника: подполковник внутренней службы Л.В. Иваненко
четверг

Заместитель начальника. начальник центра: подполковник внутренней службы А.И. Колтунов пятница

Ежедневно приём граждан по личным вопросам осуществляет ответственный по учреждению.

График работы комнат приёма посылок передач, длительных и краткосрочных свиданий

Без выходных и праздничных дней

Понедельник с 09:00 до 18:00 часов
Вторник с 08:00 до 17:00 часов
Среда с 08:00 до 17:00 часов
Четверг с 08:00 до 17:00 часов
Пятница с 09:00 до 18:00 часов
Суббота с 09:00 до 18:00 часов
Воскресенье с 09:00 до 18:00 часов

Обед: с 12:00 до 13:00

Два последних дня каждого месяца – санитарные дни.

uCrazy.ru

Жизнь за решеткой всегда казалась благопристойным законопослушным гражданам жуткой и таинственной. И, как выясняется, так оно и есть: не только жути в тюрьме достаточно, но и тайн сколько угодно!Подборка снимков, сделанных в тюрьмах в самых разных странах мира, вам это докажет.


Пользователь ЗК
Это фото выложил в фейсбук заключенный из штата Теннесси, хвастаясь нелегально доставленным к нему смартфоном. Мало того, на снимке он облизывает нож — а значит, является еще и нелегальным владельцем холодного оружия!

Несмываемый отпечаток
Этот отпечаток руки в тюрьме Пенсильвании принадлежит Александру Кэмпбеллу, казненному в 1877-м за грабежи и убийства. По легенде, он приложил руку к стене перед казнью — и до сих пор тюремщики, как ни стараются, не могут стереть отпечаток.

Ребенок в одиночке
Этот 10-летний мальчик был помещен в тюрьму за жестокое избиение старшего брата. По словам мальчика, тот долгое время издевался над ним. Однако тяжесть нанесенных брату травм стала достаточным основанием для заключения.

Призрак женщины
Автор снимка утверждает, что ему удалось заснять на пленку самое знаменитое привидение тюрьмы Алькатрас. В тот момент, когда он фотографировал, никакой женщины за дверью, по его словам не было. Неизвестно, правду ли он говорит, но о призраке надзирательницы, убитой в Алькатрасе, слухи по тюрьме ходили еще тогда, когда в Алькатрасе размещалась тюрьма, и он еще не стал музеем.

Пытка тюрьмой
Эта тюрьма в Турции настолько переполнена, что само по себе пребывание в ней становится нескончаемой пыткой.

Убийцы в клетках
Эта тюрьма в Калифорнии предназначена для преступников, совершивших убийства или иные преступления с особой жестокостью, приговоренных к очень большим или пожизненным срокам. Они целыми днями сидят в таких прозрачных будках: охрана чувствует себя спокойно лишь тогда, когда их подопечные заперты в клетке.

Конец тюремного бунта
Фото сделано в 1977 году в тюрьме «Аттика» в Нью-Йорке, где 2000 заключенных подняли бунт против трех десятков тюремных служащих. Бунт чудом удалось подавить, ни один преступник не сбежал.

Тюрьма в Руанде
Это одна из самых переполненных тюрем Руанды. Ее обитатели постоянно голодны. По слухам, заключенные настолько оголодали, что, если кто-нибудь умирает в камере, его плоть тотчас становится обедом для сокамерников.
Тюрьма в Северной Корее
Пока в мир не проникло ни одной фотографии из северокорейских тюрем. Этот рисунок — одно из немногих свидетельств о них: его нарисовал бывший заключенный северокорейской тюрьмы, впоследствии выпущенный на свободу и бежавший на Запад.
Прогорели
Эта тюрьма была передана в частные руки, чтобы добиться ее доходности. Но владелец не справился с бизнесом, и тюрьма прогорела. В США немало таких заброшенных тюрем, ставших жертвами неудачной приватизации.
Тюрьма в ЮАР
Эта обитаемая тюрьма в ЮАР выглядит несколько хуже, чем заброшенная тюрьма в США.
Вытрезвитель в Калифорнии 1950-х
Вытрезвители существовали не только в СССР. В Калифорнии 1950-х они были забиты под завязку!
Одиночное заключение в Гуантанамо
Пребывание в такой камере само по себе превращает жизнь заключенного в бесконечную пытку.
Поверка заключенных в сирийской тюрьме
Заключенные не имеют права смотреть на своих тюремщиков: им следует лишь безропотно принимать наказания.
Перенаселенность
В этой бразильской тюрьме — кризис перенаселения. Но еще страшнее то, что здесь бушует эпидемия СПИДа, от которой за год умерли несколько десятков человек. Когда же заключенные, возмущенные условиями содержания, подняли бунт, он был жестоко подавлен. В ходе подавления охрана убила около 100 заключенных.

www.saltt.ru/node/1606

Дмитрий Меркушев /03 июня 2010

Знаменитые пермские зоны и их не менее знаменитые обитатели. Анамнез.

Неделю назад во Владимирской тюрьме состоялась встреча участников российско-американской рабочей группы по гражданскому обществу.
Российскую сторону представлял замглавы администрации президента Владислав Сурков, американскую — помощник президента США Майкл Макфол. Темами второй по счету встречи стали проблемы миграции и права заключенных. Претензии у международных правозащитных организаций, как оказалось, есть и к США, и к России. Amnesty International, например, критикует правительство США за пытки заключенных в Гуантаномо, а российское — за гибель в СИЗО адвоката Магнитского. «Хрестоматийный» Владимирский централ — место знаковое, и не удивительно, что именно оно было выбрано в качестве площадки для дискуссии. Колонии Пермского края, впрочем, известны не меньше, чем тюрьма во Владимире. Майклу Макфолу и Владиславу Суркову было бы здесь на что посмотреть.

«Белый лебедь», Соликамск

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

Исправительная колония общего режима ИК-1 и особого режима ИК-2, известные как «Белый лебедь», существуют с 1938 года. До середины 1950-х в колонии находились исключительно политзаключенные, в основном священнослужители. В 1955 году большую часть «политических» этапировали в Мордовию, а «Белый лебедь» стал уголовной зоной. В 1980 году здесь возникло знаменитое ЕПКТ (единое помещение камерного типа), куда отправляли на «перевоспитание» советских воров в законе. В стенах ЕПКТ сложили «короны» больше 130 «законников». Собственно, всероссийскую известность «Белый лебедь» приобрел именно потому, что в его стенах «прессовали» многих известных рецидивистов.

Сейчас в колонии отбывают срок осужденные за особо тяжкие преступления — убийцы, насильники, члены бандитских формирований, лидеры ОПГ. А также приговоренные к пожизненному заключению (для них есть зона особого режима).

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

В «Белом лебеде» мотал срок чеченский полевой командир Салман Радуев, умерший в 2002 году. Сейчас сидят — бывший депутат Юрий Шутов (на нем 12 заказных убийств), Александр Пичушкин и Денис Евсюков.

За все время существования «Белого лебедя», кстати, никому не удалось оттуда сбежать. Самая дерзкая попытка была предпринята в 1992 году. Тогда осужденный Шафранов, ворвавшись с гранатой в кабинет начальника ЕПКТ, потребовал освободить из одиночки своего друга, предоставить автотранспорт и разрешить свободный выезд из зоны. Ничего не вышло: захватчика блокировали и убили.

— ИК-2 была изначально создана для того, чтобы усмирять и ломать «строптивых», чего совершенно не скажешь об ИК-1 , — рассказывает Андрей Налетов, эксперт фонда «В защиту прав заключенных». — Эта колония является транзитной, через нее проходят люди, приговор в отношении которых пересматривается, и некоторые из них еще не осуждены. Их пропускают «сквозь строй» активистов секции дисциплины и порядка, бьют и издеваются так, что от этого приходят в ужас даже осужденные-строптивцы из «Белого лебедя».

«Красный лебедь», Ныроб

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

«Красный лебедь» — объединение исправительных учреждений в Ныробе — менее известен, чем «Белый», хоть они и были построены в одно и то же время. Ныробский «Лебедь» изначально был задуман как пересыльная тюрьма, где «ломали» воров перед отправкой на зону. В 1969 году Алексей Марченко писал о Ныробе: «Здесь, как и на большинстве пересылок, процветали грабеж и мордобой. Несколько уголовников успели сгруппироваться и шныряли в толчее в поисках добычи. Приставали к каждому, у кого был в руках чемодан или сидор».

Сведения о насилии на пересылке поступают из «Красного лебедя» до сих пор. По сообщениям Общественной наблюдательной комиссии, осужденных избивают, а наполняемость превышает установленные законом лимиты. Во время проверок в колонии ИК-4 по несколько дней в подвалах прячут заключенных, без света и еды, чтобы те не могли пожаловаться. «На общем режиме вся секция дисциплины и порядка, вся хозобслуга — осужденные особисты, которые числятся за больницей, а сами работают наравне с инспекторами отдела безопасности. После приемки этапа с пересылки еженедельно на больницу приводят по 2-3 человека с переломанными ребрами и челюстями. Однако при этом ни один не жалуется и не просится на прием. Подобным «перевоспитанием» занимаются не сотрудники колонии, а сами зэки», — сказано в обращении комиссии.

«Десятка», Чусовой

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

«Десятку» организовали в 1941 году. Согласно Указу Президиума ВС СССР, в лагерное отделение № 10 УИТЛК (бывший «Понышлаг») засылали на каторжные работы изменников и предателей Родины. Они работали на час дольше, чем обычные зэки, а выходных в месяц им давали на один меньше. На одежду обитателям «Десятки» пришивалась специальная метка — полоска желтой ткани с номером.

В 1950 году здесь открылся специальный лагерный пункт строгого режима — на 300 осужденных. Здесь закрывали бандитов, грабителей, неисправимых рецидивистов, убийц, беглецов и «злостных дезорганизаторов лагерной и производственной дисциплины», отрицательно влияющих на прочих «колонистов».

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

Сейчас «Десятка» считается самой огромной колонией в России — там находится около двух тысяч заключенных (хотя в советское время, конечно, было намного больше).

ИК-30, Кунгур

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

Тридцатая колония узурпировала территорию Свято-Никольского храма и женского монастыря в самом центре небольшого купеческого городка Кунгура. В 1921-м церковь закрыли, а пять лет спустя реорганизовали монашеские кельи в тюремные камеры. Еще через некоторое время из тюрьмы получилась целая промышленная колония № 3. В годы Великой Отечественной войны здесь даже выпускали боеприпасы.

В послевоенные годы производство начало расти — делали мебель, швейные принадлежности, железные бочки. В 1963 году колония вновь освоила производство оборонной продукции (120-миллиметровых осколочно-фугасных мин). Прервалось оно только в 1988-м, из-за конверсии.

После падения СССР Свято-Никольский храм был освобожден, но колония — осталась. В ИК-30 до сих пор отбывают наказание за преступления средней тяжести.

ИК-35, Чердынь

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

Чердынская колония своим появлением на свет обязана плану ГОЭЛРО 1920 года, согласно которому на Урале должны были построить четыре мощные электростанции (одна из них на реке Чусовой). Но война внесла свои коррективы, и строительство ГЭС так и не началось. Кое-какие объекты уже успели возвести, и со временем на их базе был устроен Понышский исправительно-трудовой лагерь.

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

В 1967 году ИТК преобразовали в воспитательно-трудовую колонию для несовершеннолетних. Но малолетние воры содержались здесь недолго — до 1972 года, пока специальным приказом колония вновь не получила «переназначение» и не стала зоной для особо опасных государственных преступников. Именно в этот период здесь отбывали сроки за диссидентство Буковский, Щаранский, Якунин и Ковалев. На одном из общежитий колонии имеется мемориальная надпись: «Отсюда уходили на волю последние политические заключенные коммунистического режима».

Сегодня в колонии отбывают наказание особо опасные преступники (всего около 500 человек), работают они, как и их предшественники, на деревообработке и лесоповале.

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

С 1998 года в ИК-35 работает свой музей. С самого начала им заведует председатель Совета ветеранов колонии — Владимир Кириллович Кургузов, много лет отдавший службе и возглавлявший здесь в свое время службу контролеров.

Многие приходят слушать рассказы Кургузова об истории не только ИК-35, но и всей уголовно-исполнительной системы Пермского края. Здесь же, в музее, молодые сотрудники ИК-35 принимают присягу и получают удостоверения личности.

ИК-38, Березники

Фото: Главное управление федеральной службы исполнения наказаний по Пермскому краю

38-я колония в Березниках, рассчитанная на 1400 человек (30 процентов из которых заняты на производстве), прославилась исключительно тем, что в ней отбывал наказание Григорий Грабовой.

Впрочем, Грабовой провел там совсем немного времени — его перевели сюда из Ныроба накануне условно-досрочного освобождения. Как удалось узнать от сотрудников березниковской колонии, ничего примечательного в осужденном не было — самый обычный заключенный. Другие сидельцы относились к нему ровно. Это подтверждает и адвокат Григория Грабового: «В заключении он достаточно терпеливо ко всему относился. На давление со стороны администрации не жаловался. Человек он спокойный, неконфликтный».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *