Постановление пленума верховного суда 50

  • автор:

Злоупотребление гражданскими правами (ст. 10 ГК РФ) в контексте судебной практики

Частью 1 статьи 10 Гражданского кодекса РФ установлен запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
03.02.2015 в Определении Верховного суда РФ по делу № 32-КГ14-17 было дано следующее разъяснение:

«Злоупотребление правом имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право, не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность»Перечень недобросовестного поведения, определенный ст. 10 ГК РФ, является открытым, что позволяет судам применять рассматриваемую норму к широкому кругу правоотношений.
Возможность широкого толкования и применения нормы, безусловно вызывает недовольство недобросовестных участников оборота, так Конституционный суд РФ не менее 3-х раз рассматривал вопрос о конституционности названной статьи, заявители указывали на «правовую неопределенность, неясность и неконкретность ст. 10 ГК РФ» (Определение КС РФ от 24 сентября 2013 г. N 1252-О; Определение КС РФ от 17 июля 2014 г. N 1808-О; Определение КС от 29 января 2015 г. N 99-О).
Однако, как неоднократно указывал Конституционный суд РФ в своих решениях:
«нормы статьи 10 ГК Российской Федерации, устанавливающие запрет злоупотребления правом в любых формах и правовые последствия злоупотребления правом, направлены на реализацию принципа, закрепленного в статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации (Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц), как в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 30 декабря 2012 года N 302-ФЗ, так и после, неопределенности не содержат и сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.»В данной публикации мы рассмотрим различные случаи применения судами нормы ст. 10 ГК РФ о злоупотреблении гражданскими правами:
Целью отказа в защите права лицу, злоупотребившему правом, является не наказание данного лица, а защита прав лица, пострадавшего в результате этого злоупотребления.
Источник: Пункт 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127
Если платежеспособный должник обратился с заявлением о признании его банкротом с целью неправомерного получения выгоды, то суд вправе прекратить производство по делу
Источник: Пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 N 88
Если одна из сторон для получения преимуществ при реализации прав и обязанностей, возникающих из договора обязательного страхования, действует недобросовестно, в удовлетворении исковых требований этой стороны может быть отказано
Источник: п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 N 2
Суд может отказать в удовлетворении иска, если его предъявление вызвано недобросовестными действиями самого истца или намерением причинить вред ответчику.

Источник: пункты 1, 4, 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127
В случаях, когда будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).
Источник: п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах».
В случае намеренного без уважительных причин длительного непредъявления кредитором, осведомленным о смерти наследодателя, требований об исполнении обязательств, вытекающих из заключенного им кредитного договора, к наследникам, которым не было известно о его заключении, суд, согласно пункту 2 статьи 10 ГК РФ, отказывает кредитору во взыскании указанных выше процентов за весь период со дня открытия наследства, поскольку наследники не должны отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны кредитора.
Источник: п. 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании»
Оспаривание договора поручительства контролирующим акционером поручителя при неплатежеспособности основного должника, контролируемого этим же лицом, является злоупотреблением правом, если кредитор по основному договору надлежаще исполнил свои обязательства, а основной договор не оспаривается.
Источник: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации 1 (2014) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24.12.2014)
В случае установления обстоятельств, свидетельствующих о том, что лицо злоупотребило своим правом при оспаривании крупной сделки, арбитражный суд может отказать в удовлетворении иска о признании такой сделки недействительной
Источник: Определение Верховного Суда РФ от 07.10.2014 по делу N 305-ЭС14-101
«Верховный Суд признал незаконным отказ в реализации преимущественного права на приобретение нежилого помещения. Право оперативного управления учреждения на арендуемое обществом помещение зарегистрировано, а, следовательно, возникло как вещное право. При этом обращение за государственной регистрацией права оперативного управления учреждения на спорное помещение явилось следствием неправомерных действий администрации и комитета, осуществление которой позволило ссылаться на наличие препятствия в реализации права на приобретение арендуемого имущества. В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.»
Договор, заключенный с намерением причинить вред и сопряженный с заведомо недобросовестным осуществлением гражданских прав, является недействительным
Источник: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2014 N 10АП-10822/2012 по делу N А41-48592/12
«Апелляционный суд постановил, что суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что земельные участки были отчуждены по заниженной цене, а оспариваемые сделки являются для ООО «Т» крупными и были совершены без одобрения общим собранием участников общества.
В соответствии со сведениями о кадастровой стоимости земельных участков, следует, что кадастровая стоимость отчужденных земельных участков по отношению к их цене по спорным договорам значительно отличается. Таким образом, оспариваемые договоры купли-продажи спорных земельных участков были заключены ответчиком с намерением причинить вред другому лицу — истцу Е. и ООО «Т», и их заключение было сопряжено с заведомо недобросовестным осуществлением гражданских прав (злоупотреблением правом), а, следовательно, договоры являются ничтожными как не соответствующие требованиям ст. 10 ГК РФ.»
Требование заемщика о признании сделки недействительной из-за порока формы может являться злоупотреблением правом
Источник: Постановление Президиума ВАС РФ от 13.12.2011 N 10473/11 по делу N А07-16356/2009
«Президиум ВАС разъяснил, что если ненадлежащее оформление кредитного договора вызвано недобросовестными действиями заемщика, получившего и принявшего исполнение от кредитора, но не исполнившего свои обязательства по возврату кредита и уплате процентов, его требование о признании кредитной сделки недействительной из-за порока формы следует квалифицировать на основании п. 1 ст. 10 ГК РФ как злоупотребление правом.»
Сохранение регистрационного учета в комнате в случае получения субсидии на приобретение квартиры может быть признано злоупотреблением правом.
Источник: Апелляционное определение Московского городского суда от 22.12.2014 по делу N 33-41416/2014
«Согласно материалам дела семья истца в составе 4 человек занимает комнату размером 17,2 кв. м в 2-комнатной коммунальной квартире. Комната размером 11,6 кв. м в указанной квартире фактически свободна, в ней зарегистрированы ответчики, которые на указанной жилой площади не проживают. Ответчики получили субсидию для приобретения квартиры 54 кв.м, при условии освобождения комнаты размером 11.6 кв. м., однако ответчики не снялись с регистрационного учета. Суд постановил, что стороны ответчиков имеет место нарушение требований ст. 10 ГК РФ, а именно имеет место злоупотреблением правом.»
Сделки, заключеные без намерения реального исполнения последних сторонами, а также с целью причинения вреда правам кредиторов, могут быть квалифицированы как злоупотребление правом
Источник: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2014 по делу N А41-61148/13
«Как усматривается из материалов дела, между ИП С и ИП Л был подписан договор займа. Размер задолженности ИП Л перед истцом (Банком Зенит) составляет 381 807, 11 долларов США, а также 48 094,42 рублей. Истец считает договор займа ничтожной сделкой, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ), а также с целью причинения вреда правам и законным интересам ОАО Банк » Зенит», являющемся кредитором ИП Л. Суд пришел к выводу о том, что договор займа заключенный между ИП Л и ИП С на сумму 20 000 000,0 рублей, является недействительным в силу его ничтожности на основании ст. 10, п. 1 ст. 170, ст. 168 ГК РФ, поскольку был заключен без намерения реального исполнения его ответчиками, а также с целью причинения вреда правам ОАО Банк » Зенит», являющимся кредитором ИП Л»

Подача заявления, которое содержит не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию сведения, может являться злоупотреблением правом
Источник: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.03.2015 N Ф04-16175/2015 по делу N А45-4604/2014
«Ответчиками в Следственное управление Следственного комитета РФ и в Счетную палату РФ посредством электронного ресурса сети Интернет направлено заявление о совершенных соистцами преступлениях, заключавшихся в хищении бюджетных средств. Судами установлено, что текст заявления содержит не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию соистцов сведения. Судом был установлено, что подача заявление продиктована не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом что является основанием для оценки действий соответчиков как злоупотребление правом в соответствии с требованиями статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.»
Непредъявление кредитором иска в течение длительного времени не может рассматриваться как злоупотребление им правом
Источник: Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2014 N 08АП-3660/2014 по делу N А70-9417/2013
«Суд указал, что непредъявление кредитором иска в течение длительного времени не может рассматриваться как злоупотребление им правом и не свидетельствует о виновности действий кредитора в смысле статьи 10 ГК РФ, поскольку на должнике лежит обязанность исполнить обязательство независимо от наличия судебного акта. Само по себе обращение в суд является реализацией конституционного права на судебную защиту (статья 46 Конституции РФ) и также не может рассматриваться как злоупотребление правом. Факта реализации данным лицом своих прав исключительно с намерением причинить вред ответчику не установлено.»
Предоставление должником поручительства по соглашению о новации в преддверии своего банкротства может быть признано злоупотреблением правом
Источник: Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.06.2014 по делу N А64-808/2013
«Суд признал правомерным отказ во включении денежного требования организации — кредитора о взыскании суммы займа и суммы процентов в реестр требований кредиторов организации – должника. Суд указал, что по смыслу статьи 10 ГК РФ злоупотребление гражданским правом заключается в превышении пределов дозволенного гражданским правом осуществления своих правомочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, с нарушением при этом прав и законных интересов других лиц. В данном случае предоставление должником поручительства по соглашению о новации в преддверии своего банкротства привело к значительному увеличению размера имущественных требований, предъявленных к должнику, и должник, заключая данную сделку, заведомо знал о невозможности исполнения дополнительно принятых на себя обязательств, а значит, имеется злоупотребление правом со стороны должника и кредитора при совершении сделки по предоставлению поручительства.»
Назначение высокого размера выходного пособия работнику может являться злоупотреблением правом, если работодатель признан банкротом
Источник: Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2014 по делу N А35-8981/2012
«Суд указал, что начисление одному из работников должника неоправданно высокого размера выходного пособия после того, как суд признал работодателя банкротом и установил в решении его неспособность удовлетворить все требования кредиторов, по ст. 10 ГК РФ являлось злоупотреблением правом, поскольку нарушало права всех кредиторов должника на соразмерное удовлетворение их требований за счет ограниченной конкурсной массы, так как оно существенно уменьшало конкурсную массу и подлежало оплате до требований кредиторов, включенных в третью очередь реестра.»
Если факт злоупотребления правом со стороны дольщика, уклоняющегося (отказывающегося) от принятия объекта, установлен, суд по общему правилу отказывает во взыскании неустойки за нарушение срока передачи объекта
Источник: Пункт 25 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013)

ВС решил уточнить, что такое злоупотребление правом и разобраться с «адвокатами-дублерами»

ВС РФ отправил на доработку проект постановления «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном производстве». Судьи просили объяснить, что конкретно можно считать злоупотреблением правом со стороны обвиняемых и защиты, а адвокаты требовали внести в документ норму, согласно которой при наличии адвоката по соглашению назначение защитника судом допустимо лишь после неявки первого в течение пяти дней. Эксперты заострили внимание на тех же спорных моментах, а некоторые из них посчитали постановление «пересказом соответствующих норм УПК».

Сегодня Пленум Верховного суда РФ обсудил проект постановления «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном производстве». Впервые о подготовке проекта этого документа стало известно 26 мая 2015 года на круглом столе, который проводился в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина, где выступал судья в отставке Сергей Пашин, который и поделился с коллегами инсайдерской информацией.

Нормы 37-летней давности

Необходимость такого нововведения возникла давно, поскольку, как отмечает адвокат-партнер МКА «Князев и партнеры» Игорь Симонов, предыдущий документ высшего суда государства, посвященный праву на защиту, датирован 16 июня 1978 года. Именно в этот день было принято постановление Пленума ВС СССР № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту», которым предлагалось руководствоваться до сих пор. «Изменения в социально-экономической и общественно-политической сферах страны, не могли не отразиться в законодательных актах, в том числе, и касающихся уголовного судопроизводства», – говорит Симонов, указывая на то, что большинства законодательных актов, на которые ссылается «старое» постановление, уже не существует.

Однако, если сравнить содержание документов, не обращая внимания на разницу в 37 лет, они во многом схожи. Очевидно, законодательные нормы, обеспечивающие права обвиняемых и подсудимых на защиту за это время не слишком изменились, за небольшими исключениями. Так, например, в новом документе нет разрешения на неограниченное количество свиданий наедине с адвокатом для подзащитного, находящегося под стражей. Также там, в отличие от советской версии постановления, не описан порядок подачи кассационной и надзорной жалоб.

О «злоупотреблении правом» и «адвокатах-дублерах»

В своем выступлении докладчик судья ВС РФ Игорь Таратута подчеркнул, что обсуждаемое постановление имеет не только правовое, но и общественно-политическое значение. «Именно принцип обеспечения права на защиту служит гарантией справедливого судебного разбирательства», – сказал он перед тем, как изложить вкратце все 23 пункта нового документа.

Самый большой ажиотаж вызвало положение п. 2 о неоставлении судами без внимания «недобросовестного осуществления обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве (злоупотребление правом)». Заместитель Вологодского облсуда Игорь Трофимов говорил о том, что такая проблема на самом деле существует. Таратута в числе самых часто встречающихся злоупотреблений назвал неявку адвокатов в суд по неуважительным причинам без уведомления или с поздним уведомлением и затягивание процесса из-за намеренно долгого ознакомления защиты и обвиняемых с материалами дела. Константин Калиновский, завкафедрой уголовно-процессуального права Северо-западного филиала Российского университета правосудия, в своем выступлении привел еще один пример злоупотребления правом, когда цыган, который прекрасно владел русским языком, требовал переводчика для участия в процессе. Он предложил изменить форму этого положения на более «практичную»: «не является нарушением права на защиту отказ в удовлетворении ходатайства обвиняемого (подсудимого), если отдельные права используются им явно недобросовестно (со злоупотреблением правом)».

Адвокаты к указанной норме относятся с подозрением. «Использование в данном абзаце постановления термина «злоупотребление правом» позволит стороне государственного обвинения трактовать средства защиты обвиняемого (подсудимого, осужденного), в том числе активной защиты, как злоупотребление правом или как методы воспрепятствования правосудию», – считает адвокат Елена Бухарина.

Много споров вызвал и п. 12 проекта. В нем сказано, что подсудимый (или его представитель) вправе пригласить для участия в деле одного или нескольких защитников. Однако неявка кого-то из них на заседание не является основанием для отложения дела, оно будет рассматриваться, если явился хотя бы один адвокат. В случае заявления обвиняемым ходатайства об отложении заседания для приглашения избранного им защитника ему следует объяснить, что при неявке адвоката в течение пяти дней или «иного разумного срока» суд вправе предложить обвиняемому другого защитника.

Нарекания со стороны председателя Федеральной палаты адвокатов Юрия Пилипенко вызвала как раз формулировка «иной разумный срок», который, по его мнению, должен быть от пяти дней и выше.

С ним согласна адвокат Бухарина. «Подобная формулировка способствует формальному назначению защитника и не является обоснованной, так как такими процессуальными мерами сводится к нуля реальная защита обвиняемого», – считает она.

Председатель судебного состава Мособлсуда Александр Самородов согласился, что формулировка неудачная, и предложил избавиться от нее, оставив в постановлении пятидневный срок. Также Пилипенко, наряду с представителями судов и генпрокуратуры, отметил, что нужно дополнить этот пункт положением о недопустимости назначения так называемых «дублеров», когда при наличии адвоката по соглашению в процесс все равно приглашается назначенный адвокат. По его словам, такая практика распространена во многих судах.

По мнению Евгения Корчаго, председателя коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры», это весьма спорное положение. «Таким образом, на мой взгляд, нарушается право лица иметь то количество защитников, которое необходимо ему для оказания надлежащей юридической помощи, – считает он. – Проведение заседания в отсутствие кого-либо из защитников обвиняемого (подсудимого) без согласия данного лица возможно лишь в тех случаях, когда судом будет установлено уклонение адвоката от явки по неуважительной причине либо по объективным причинам в срок продолжительность более пяти дней. Думаю, что иное толкование нарушает основополагающее конституционное право лица на оказание квалифицированной юридической помощи».

Обсуждался и п. 16 постановления, в котором указывается, что обвиняемому должна быть обеспечена возможность общения с защитником, находящимся в зале суда, наедине и конфиденциально, даже если сам подсудимый участвует в разбирательстве при помощи видеосвязи. Часть выступавших пыталась ввести в обиход новое понятие – «ограниченная конфиденциальность», – подразумевая под этим ситуацию, когда адвокат остается один в зале судебного заседания, чтобы пообщаться с обвиняемым. Оппоненты приверженцев этой точки зрения говорили о том, что современные способы защиты данных все же позволяют обеспечить необходимую камерность общения защитника и подсудимого.

Возникли претензии к пункту, в котором разъяснены механизмы отвода адвоката в случаях, когда он работает с несколькими лицами, участвующими в одном деле. Поводом для этого может послужить конфликт интересов обвиняемых в случаях, если адвокат оказывает или оказывал юридическую помощь в ходе досудебного производства или на предыдущих стадиях судебного разбирательства лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного. Трофимов пояснил, что эта проблема актуальна для маленьких городов, где работает мало адвокатов, которым нередко приходится защищать сначала одну, а после другую сторону по делу. «Объясните, как поступать в таких случаях?» – попросил уточнить он.

Этим толкованием норм права недоволен и адвокат Корчаго. «Таким образом Верховный суд ставит под удар саму возможность оказания одним адвокатом юридической помощи нескольким гражданам. Так, к примеру, присутствуя при получении объяснений на стадии доследственной проверки у нескольких опрашиваемых, адвокат рискует получить отвод в том случае, если после возбуждения уголовного дела один из опрашиваемых будет обвиняемым (подзащитным данного адвоката), а второй станет свидетелем обвинения по уголовному делу», – объясняет он.

Также в числе предложенных нововведений предлагалось обязать органы предварительного расследования своевременно сообщать о назначении и проведении различных экспертиз. Пилипенко просил признать произвольный отказ в удовлетворении ходатайства подсудимого или защитника, без его изучения, нарушением права на защиту.

Как изменился проект?

Главная норма принятого документа гласит: каждый человек имеет право на защиту на любой стадии уголовного судопроизводства, вне зависимости от своего процессуального статуса.

Итоговый вариант постановления, который был вынесен на рассмотрение Пленума ВС, существенно отличается от чернового варианта. Изменена структура документа, некоторые пункты объединены, сокращены, конкретизированы, а часть их в финальную версию не попала.

В числе вымаранных норма, позволяющая судам оценивать качество оказания адвокатской помощи, которая звучала так: «Если защитник в судебном разбирательстве выполняет свои процессуальные обязанности ненадлежащим образом (например, заявляет о доказанности вины подсудимого, который ее отрицает; отказался от участия в прениях сторон; занял позицию, противоречащую доводам жалобы (возражениям) обвиняемого, и т. п.), вопрос о его замене может разрешаться судом без ходатайства обвиняемого». Говорилось в ней и о том, что замена защитника возможна по ходатайству обвиняемого, отказывающегося от адвоката из-за неэффективной защиты, в случае если суд сочтет его доводы обоснованными.

Также в новой редакции «не прижился» важный для многих защитников пункт, о том, что, если адвокат был допрошен в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля, это не является безусловным основанием для его отвода. При условии, что допрос проводился на законных основаниях и не затрагивал обстоятельств, которые стали известны защитнику в связи с оказанием юридической помощи.

Исключен пункт, в котором перечислены российские и международные законодательные акты, обеспечивающие право подсудимого (обвиняемого) на защиту, дублирующий вводную часть документа.

Из новой версии проекта выпала норма о том, что участие защитника в деле не является обязательным и, если его нет, суду необходимо поинтересоваться, желает ли обвиняемый, чтобы его интересы в суде представлял адвокат. В случае отказа допускалось рассматривать дело без участия защитника.

Убрано и положение о своевременном допуске защитника к участию в деле – с момента начала осуществления в отношении него процессуальных действий. Если бы это право не было обеспечено надлежащим образом, все результаты этих действий суд мог счесть полученными с нарушением закона.

Добавлен пункт об обязательности разъяснения подсудимому в числе его прав и обязанностей положений ст. 258 УПК РФ, которая предусматривает меры воздействия за нарушение порядка в заседании и неподчинениt распоряжениям суда. Если подсудимый нарушает порядок, он получает предупреждение или, по мотивированному решению суда, удаляется из зала заседаний на определенный период. При этом суд не обязан по возвращении уведомлять обвиняемого о том, что происходило в его отсутствие.

В более ранней редакции этот пункт выглядел несколько иначе. Там, в частности, упоминалось, что неоднократное заявление подсудимым различных ходатайств процессуального характера, в том числе отвода, не может рассматриваться как нарушение порядка. Также судьям напоминали, что даже если подсудимый удален из зала суда, лишать его последнего слова суд права не имеет. А также о том, что удалить его из зала можно только после вынесения предупреждения. Не вошло в новую редакцию и положение о том, что суд высшей инстанции может проверить обоснованность удаления обвиняемого из зала суда лишь при наличии такого довода в его апелляционной, кассационной или надзорной жалобе.

Сильно «порезана» возможность допуска в качестве защитника одного из близких родственников или иного лица по ходатайству обвиняемого. В новой редакции суды призывают учитывать лишь обстоятельства, перечисленные в ст. 72 ГПК РФ, желание указанного лица осуществлять защиту, характер и особенности обвинения. Ранее же говорилось, что в процессе такой человек может участвовать лишь наряду с адвокатом (вместо адвоката только у мирового судьи) и только при отсутствии обстоятельств, не позволяющих заниматься такой деятельностью – начиная от наличия необходимых знаний и заканчивая семейными проблемами.

При этом указано, что обвиняемый не имеет права приглашать в качестве защитника кого угодно по своему усмотрению. «По смыслу положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве может осуществлять только адвокат», – говорится в документе.

К ранее существующему пункту о том, что, если обвиняемый не отказался от защитника и не пригласил его самостоятельно, а также отказался от адвоката, но был удален с заседания, суд обеспечивает его защитником в принудительном порядке, добавили уточнение о том, что в этом случае право выбирать конкретного адвоката обвиняемому законом не обеспечено. «Это очень значимый момент, поскольку раньше в практике рассмотрения уголовных дел обвиняемые нередко злоупотребляли предполагаемой возможностью выбора адвоката по назначению», – считает руководитель Московской коллегии адвокатов «Талион» Роман Трубецкой.

При этом процедура отказа подсудимого от защиты четко прописана: нежелание пользоваться услугами адвоката должно быть выражено явно и недвусмысленно, в письменном виде. Нехватка средств на оплату услуг адвоката или неявка того в суд мотивированным основанием для отказа от его услуг не являются.

Также в конечном варианте постановления появилась норма, обеспечивающая право осужденного и его защитника на ознакомление со всеми материалами дела после вынесения приговора для составления апелляционной жалобы. Срок дополнительного ознакомления определяется в зависимости от того, насколько хорошо сторона защиты знакома с делом. Дополнительное время должно предоставляться и в случае изменения прокурором обвинения во время предварительного слушания или рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Согласно постановлению, суды обязаны обеспечивать право на защиту подсудимых путем их участия в процессе. Обвиняемые, находящиеся на свободе, в обязательном порядке должны быть извещены о месте и времени рассмотрения дела, а те, что находятся под стражей, на усмотрение суда либо участвуют в разбирательстве лично, либо посредством видео-конференц-связи. Также судей обязывают учитывать, достаточно ли времени было у обвиняемых и защиты на подготовку к слушанию, а если нет, рассмотрение дела должно быть отложено на определенный срок.

Указывается, что заочное рассмотрение уголовных дел по ходатайству обвиняемого, который не уклоняется от явки в суд (ст. 1, 4, 5 УПК РФ), возможно лишь по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести. При этом, если в ходатайстве подсудимый ссылается на некие обстоятельства, которые препятствуют его участию в процессе, суд вправе признать его вынужденным и назначить заседание с участием обвиняемого или приостановить производство по делу.

Суды обязаны реагировать на любые нарушения или ограничения права обвиняемых на защиту путем признания недопустимыми полученных доказательств, возвращения уголовного дела прокурору, изменения или отмены судебного решения, вынесения частного определения. Такие нарушения могут являться основанием для отмены обвинительного приговора судом апелляционной инстанции, отменить таким образом оправдательный приговор нельзя. При этом на новое рассмотрение дела направляется лишь в случае невозможности устранения нарушений в апелляции. Причем в этом случае вынесение приговора по более тяжкому преступлению или усиление наказания недопустимо.

О плюсах и минусах

Адвокат Алексей Михальчик и его коллега адвокат Трубецкой отметили, что не видят в предлагаемом проекте «ничего революционного». «Более того, вместо действительного разъяснения проблемных вопросов истолкования всех возможных прав, связанных с обеспечением права на защиту, высшая судебная инстанция, по существу, предлагает краткий и очевидный пересказ соответствующих норм УПК», – считает Михальчик. По его мнению, действительно важные и сложные вопросы соответствующей судебной практики остались нераскрытыми. В качестве примера адвокат приводит фрагмент постановления, в котором говорится о необходимости признания доказательств недопустимыми при выявлении фактов нарушений прав обвиняемых в процессе их получения. «В который раз очевидное императивное требование представлено в виде диспозитивного, т. е. позволяющего разрешать этот вопрос по внутреннему убеждению суда», – озвучивает он свою точку зрения.

О недостатках документа говорили и другие спикеры. Заместитель председателя Московской коллегии адвокатов «Ноздря, Мишонов и партнеры» Андрей Мишонов считает, что в постановлении недостаточно освещается вопрос права на защиту несовершеннолетних в ходе судебного разбирательства, а также ничего не сказано об участии защитника в процессе в случаях, когда истек срок действия соглашения об оказании юридической помощи, заключенного с обвиняемым.

Адвокат Бухарина в числе недостатков указала на то, что до настоящего времени нет норматива ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемым и его защитником. Кроме того, в постановлении отсутствует норма, предусматривающая удаление из зала подсудимого и его адвоката в условиях суда присяжных. «Это является особенно актуальным, так как личность подсудимого и его показания зачастую являются существенными при вынесении вердикта присяжными», – говорит она.

Были отмечены и положительные аспекты. Трубецкой, например, считает важной конкретизацию некоторых моментов применения норм процессуального законодательства, норм Конституции РФ, а также ссылки на Закон об адвокатской деятельности и даже Кодекс профессиональной этики адвоката, что, по его мнению, бывает нечасто. Импонирует ему и указание на то, что фактически любое лицо имеет право на защиту, независимо от процессуального статуса, что ранее было ясно не всем правоприменителям, в частности правоохранительным органам, и часто приводило к нарушению прав граждан на защиту.

Владимир Шафран, юрист группы компаний vvCube говорит о том, что ВС РФ четко определил круг лиц, который подпадает под защиту участников уголовного процесса. «Фактически таковыми являются все, кто прямо или косвенно задействован в уголовном судопроизводстве, поэтому защита должна предоставляться не только подозреваемым и обвиняемым, но и задержанным, свидетелям, оправданным лицам», – озвучивает он свою точку зрения. В качестве плюса, по его мнению, можно рассматривать и директивную норму о том, что защитником должен быть адвокат и его присутствие на процессе строго обязательно и должно обеспечиваться судом. «Наконец, Пленум ВС разъясняет судам ряд непосредственно процессуальных моментов, касающихся, в первую очередь, уведомления участников процесса о разбирательстве, а также обжалования решений судов в уголовном процессе», – говорит юрист.

Собравшиеся согласились, что проект постановления требует дальнейшей доработки. Его уже четвертую по счету редакцию представит на следующее заседание Пленума ВС РФ редакционная комиссия, в состав которой вошли докладчик, все выступающие, преставители Минюста, прокуратуры и ВС РФ.

С текстом документа можно ознакомиться здесь>>

Статья 157. Сделки, совершенные под условием

1. Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит.

2. Сделка считается совершенной под отменительным условием, если стороны поставили прекращение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит.

3. Если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим.

Если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим.

Комментарий к статье 157 ГК РФ

1. Содержание любой сделки представляет собой совокупность условий, на которых она совершается. Предмет, цена, срок, способ исполнения и многое другое относятся к числу условий в сделке. Отсюда не существует сделок, которые бы не содержали никаких условий. Но не всякие сделки совершаются под условием. Это происходит только в тех случаях, когда результат сделки ставится в зависимость от наступления или ненаступления определенных обстоятельств, относительно которых сторонам неизвестно, наступят ли они или не наступят.

Условие, которое подразумевает закон, не должно зависеть от сторон, совершающих сделку. Оно должно относиться к будущему времени и носить вероятностный характер. Например, гражданин покупает дом под условием, что его сын, военнослужащий, получит назначение в данный город. Сделка совершена, но права и обязанности сторон возникнут лишь в том случае, если данный военнослужащий получит такое назначение. Если этого не произойдет, то обе стороны свободны от своих обязательств, сделка не совершена. Если же условие выполнено, то стороны связаны своими взаимными обязательствами с момента его наступления. Ни продавец дома, ни покупатель не могут отказаться от исполнения своих обязанностей.

Сторонам в момент совершения сделки не должно быть известно, наступит это условие или нет. Данная черта означает, что обе стороны в отношении условия находятся в равном положении.

Заключая условную сделку, стороны могут установить срок, в течение которого условие имеет силу. Так, учредитель может заключить договор аренды нежилого помещения с условием, если в течение 2 месяцев с момента заключения сделки состоится государственная регистрация учреждаемого юридического лица. Истечение срока в этом случае будет означать, что условие не наступило и сделка утратила силу, так и не создав для сторон никаких прав и обязанностей.

Условие может быть сформулировано позитивно: наступление события, совершение действия (перевод в другую местность, назначение на должность, государственная регистрация, окончание вуза и т.д.). Но возможна и иная редакция — негативная, увязывающая правовой эффект в сделке с ненаступлением условия (ненаступлением события, несовершением действия). Можно, в частности, обусловить сдачу в аренду дачи, если к определенному сроку к собственнику не приедут гости.

Условие может определять момент возникновения прав и обязанностей по сделке. Такая сделка именуется сделкой, совершенной под отлагательным условием. Сделка в этом случае считается совершенной, но правовой результат по ней не наступает. В этом отношении она несколько напоминает предварительный договор (ст. 429 ГК). Правда, в отличие от предварительного договора такая сделка содержит все существенные условия и не требует совершения каких-либо дополнительных (основной) сделок. В предварительном же договоре, как правило, определяются только вид основной сделки, предмет и другие существенные условия будущей сделки, а также срок, в течение которого она должна быть совершена. Предварительный договор ни при каких условиях не создает прав и обязанностей для сторон, кроме права и обязанности заключить основную сделку.

2. При отменительном условии правовые последствия по сделке наступают немедленно по ее совершении. Но стороны заранее предусматривают возможность прекращения прав и обязанностей при наступлении (ненаступлении) определенных обстоятельств. Например, юридическое лицо получает в аренду нежилое помещение с условием прекращения действия этого договора к моменту начала работ по реконструкции здания, в котором это помещение находится. Практика свидетельствует о распространенности таких сделок при сдаче в аренду объектов муниципального фонда нежилых помещений. В этом случае договор аренды будет действовать до того момента, как будет заключен соответствующий договор с подрядной организацией на выполнение работ по строительному подряду, которым определяется срок начала работ по объекту. Если же такой договор по каким-либо причинам заключен не будет, стороны обязаны будут соблюдать условия договора аренды.

Примером сделки с отменительным условием может служить также конструкция «купленной сделки», используемая на рынке ценных бумаг. В соответствии с ее условиями оператор фондового рынка (дилер) приобретает у эмитента пакет акций для последующего размещения с условием, однако, что эмитент принимает на себя обязательство приобрести часть этих ценных бумаг по фиксированной цене, если их не удастся разместить на рынке.

3. Требования добросовестности и разумности в осуществлении прав относятся и к условным сделкам. Повышенный риск, связанный с такими сделками, налагает на стороны особые обязательства, запрещая им совершать действия, способствующие наступлению (ненаступлению) того условия, в котором они заинтересованы. Если сторона заинтересована в том, чтобы сделка не состоялась, и она недобросовестно препятствует наступлению условия, условие признается наступившим.

Так должны квалифицироваться действия продавца, заключившего сделку о продаже жилого дома при условии получения назначения на работу, связанную с переездом в другую местность, отказавшегося затем по болезни от перевода в другую местность, а по прошествии непродолжительного времени продавшего дом другому лицу на более выгодных условиях и уехавшего в другой город.

Аналогичный результат вызывает недобросовестное содействие наступлению условия. Если наступлению условия недобросовестно способствовала сторона, которой наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим. Собственник заключает договор на реконструкцию объекта, требует освободить занимаемое помещение, выполняет работы по текущему либо даже капитальному ремонту, а затем прекращает работы и передает помещение в аренду более выгодному арендатору.

Условие в сделке не может служить определению срока в сделках, носящих срочный характер. В соответствии со ст. 190 ГК установленный сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Установленное в договоре условие о действии поручительства до фактического исполнения основного договора не может считаться условием о сроке. В этом случае срок поручительства считается неустановленным (п. 4 ст. 367 ГК, п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28). То же самое происходит, если в текст векселя включается условие о том, что срок платежа зависит от некоего вероятного события. Вексель признается в таком случае недействительным в силу прямого указания закона (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.07.1997 N 18 «Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте» <1>).

———————————
<1> ВВАС РФ. 1997. N 10.

Другой комментарий к статье 157 Гражданского Кодекса РФ

1. В комментируемой статье под условиями понимаются некие обстоятельства, относительно которых неизвестно, наступят они или нет. Правовое значение таких условий заключается в том, что стороны поставили возникновение или прекращение прав и обязанностей в зависимость от наступления или ненаступления данных условий.

Если при наступлении условия возникнут права и обязанности, то такое условие именуется отлагательным.

Сам по себе факт совершения сделки не порождает прав и обязанностей. Стороны считаются: одна — условно-управомоченной, другая — условно-обязанной. Права и обязанности появятся при наличии еще одного (наряду со сделкой) юридического факта — отлагательного условия, которое если не наступит, то прав и обязанностей не будет.

Отменительным считается условие, с наступлением которого прекращаются существующие (порожденные сделкой) права и обязанности (наступление условия прекращает (отменяет) права и обязанности).

2. Отлагательные и отменительные условия характеризуются следующими чертами.

Во-первых, неизвестно, наступит условие или нет, поэтому оно не может быть неизбежным (нельзя в качестве такого условия указать истечение срока, наступление определенного периода года и пр.).

Во-вторых, условие должно быть в принципе возможным. В противном случае оно никогда не наступит и, следовательно, не сможет оказать влияние на динамику правовой связи.

В-третьих, в момент совершения сделки условие еще не существует, оно может появиться лишь в будущем (а может и не появиться).

В-четвертых, таким условием может быть событие или действие, причем действие как третьих лиц, так и, при определенных условиях, лиц, совершивших сделку. Однако действия последних могут быть отлагательным или отменительным условием лишь при наличии определенных обстоятельств; возможные действия этих лиц могут квалифицироваться в качестве отлагательных или отменительных условий только с учетом конкретных обстоятельств. Дело в том, что если возникновение или прекращение прав и обязанностей будет обусловлено действием стороны, совершаемым по своему усмотрению (ее произволом), то окажется возможным наступление или ненаступление условия по воле стороны. И следовательно, исчезает одна из черт отлагательного и отменительного условий — должно быть неизвестно, наступит условие или нет. Стало быть, по общему правилу наступление/ненаступление условия не должно зависеть от воли сторон.

Вместе с тем закон (п. 3 комментируемой статьи) запрещает только недобросовестно препятствовать или содействовать наступлению условия. Значит, добросовестные действия стороны, содействовавшие наступлению условия либо препятствовавшие его наступлению, допустимы. Так, предположим, престарелый гражданин передал кому-то во владение и пользование часть принадлежащего ему жилого помещения. Договором предусмотрено, что права и обязанности пользователей прекращаются, если возвратятся временно отсутствующие родственники собственника жилого помещения (например, уехавшие на заработки). Если собственник жилья предпримет действия, направленные на возвращение родственников, для того чтобы выселить пользователей, то такие действия следует квалифицировать как недобросовестное содействие наступлению условия той стороной, которой наступление условия выгодно. Условие при этом признается ненаступившим. Если же собственник жилья предпринял усилия к скорейшему возвращению родственников в связи с тем, что ухудшилось состояние его здоровья и ему требуется посторонний уход, то приезд родственников будет отменительным условием. Права и обязанности пользователей прекращаются, хотя наступление условия связано с действием стороны.

3. Когда в п. 3 комментируемой статьи говорится: «условие признается наступившим», «условие признается ненаступившим», то используется такой юридический прием, как фикция. В первом случае обстоятельство, с которым стороны связывали возникновение или прекращение прав и обязанностей, не стало реальностью (его нет), но с точки зрения правовой считается, что оно есть. И соответственно возникают или прекращаются права и обязанности. Во втором случае, напротив, обстоятельство наступило, но мы его «не видим», считаем, что его нет, оно не оказывает влияния на правовую связь.

При применении этих правил необходимо установить:

1) наступление условия произошло или не произошло вследствие действия стороны (причинная связь между действием и наступлением условия);

2) эти действия недобросовестные;

3) наступление или ненаступление условия выгодно или невыгодно стороне, недобросовестно воспрепятствовавшей наступлению условия или содействовавшей его наступлению.

Комментарий к Ст. 157 ГК РФ

1. Комментируемая статья предусматривает сделки, совершенные под условием, или условные сделки. К условным сделкам относятся такие, в которых возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей ставится стороной или сторонами в зависимость от разного рода обстоятельств (окончание строительства, установление снежного покрова, рождение ребенка и т.д.). В том случае, когда невозможно заранее установить срок или определенное событие, от наступления которых возникают желаемые правоотношения, стороны договариваются об условиях (обстоятельствах), при наступлении которых «включаются» права и обязанности. Например, в договоре купли-продажи продавец обязуется передать вещь покупателю, а последний обязуется уплатить выкупную цену при условии получения покупателем кредита в банке. Или обещание совершить дарение в будущем при условии… (кто из нас в детстве не слышал это от своих близких!).

2. Главная черта рассматриваемых сделок — обстоятельство (условие), в зависимость от наступления (или ненаступления) которого стороны поставили свои гражданские права и обязанности. Такое обстоятельство (действие или событие) может быть условием в данной группе сделок, если оно:

а) неопределенно — сторонам достоверно не известно, наступит оно или нет (не будет таковым условием достижение лицом совершеннолетия, но будет — вступление в брак);

б) не неизбежно — неминуемое наступление какого-либо события или действия (приход весны, полнолуние, 29 февраля) не является условием, поскольку неизбежно и точно, безоговорочно наступит, в то время как рождение ребенка не неизбежно и может служить условием;

в) соответствует требованиям закона, основам правопорядка и нравственности.

Прочность зависимости возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей от условия придают указанные в статье последствия недобросовестности сторон, препятствующих или содействующих наступлению условного события.

3. В соответствии с комментируемой нормой рассматриваемые условия могут быть отлагательные или отменительные.

Другой комментарий к Ст. 157 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В зависимости от обусловленности возникновения или прекращения правовых последствий наступлением или ненаступлением в будущем определенного обстоятельства сделки подразделяются на условные и безусловные. Условные сделки, в свою очередь, подразделяются на совершенные под отлагательным или отменительным условием.

2. Оба вида условий должны относиться к будущему, их наступление должно быть лишь вероятным, но не неизбежным. Эти условия представляют собой дополнительные элементы сделки, которая в общем случае могла бы быть совершена и без таких условий, в отличие от тех сделок, где возможность наступления в будущем юридически значимого обстоятельства является существенным условием сделки, без включения которого она вообще не может считаться совершенной, например конкурс, пари и т.п.

3. Под недобросовестным воспрепятствованием или недобросовестным содействием, о которых идет речь в п. 3 ст. 157, следует понимать любые неправомерные действия стороны сделки, направленные на наступление отменительного условия или препятствующие наступлению отлагательного условия с целью извлечения выгоды из такого результата. Так, в деле, где кредитный договор был заключен под отлагательным условием, состоявшим во вступлении этого договора в силу лишь с момента регистрации договора о залоге, обеспечивавшего кредитный договор, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 29 апреля 1997 г. N 129/97 счел, что хотя заемщик этот договор залога не зарегистрировал, однако данное обстоятельство не является основанием для признания кредитного договора не вступившим в действие, поскольку наступлению предусмотренного сторонами отлагательного условия воспрепятствовала сторона, которой это было невыгодно, т.е. заемщик, обязанный зарегистрировать договор залога, в связи с чем на основании п. 3 ст. 157 ГК это условие было признано наступившим (Вестник ВАС РФ. 1997. N 7).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (ред. от 24.11.2015) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 марта 2004 г. N 2 О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТРУДОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Список изменяющих документов

(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 63, от 28.09.2010 N 22, от 24.11.2015 N 52) В связи с вопросами, возникшими у судов при применении Трудового кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 февраля 2002 года, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного применения положений названного Кодекса при разрешении трудовых споров постановляет дать судам следующие разъяснения:

  • Подведомственность и подсудность трудовых дел. Общие правила разрешения судами трудовых споров
  • Заключение трудового договора
  • Изменение трудового договора
  • Расторжение трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77, статья 78 ТК РФ), вследствие отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (пункт 7 части первой статьи 77 ТК РФ), по инициативе работника (пункт 3 части первой статьи 77, статья 80 ТК РФ)
  • Гарантии работникам при расторжении трудового договора по инициативе работодателя
  • Расторжение трудового договора по инициативе работодателя (статья 81 ТК РФ) и по пункту 2 статьи 278 ТК РФ. Дисциплинарные взыскания
  • Заработная плата. Ежегодные дополнительные отпуска. Забастовка
  • Вынесение судами решений по трудовым спорам

Открыть полный текст документа

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *