Понятие натуральных обязательств

  • автор:

Сложный юридический состав как основание возникновения гарантийного обязательства

Одним из самых спорных вопросов, возникших при исследовании института банковской гарантии, является определение основания возникновения правоотношений по банковской гарантии и, в частности, обязательства гаранта перед бенефициаром (гарантийного обязательства). Можно достаточно категорично утверждать, что анализ и выявление основания возникновения любого обязательства, в том числе и банковской гарантии, является необходимой ступенью, не пройдя которую, нельзя идти дальше в изучении правоотношения. Еще большее значение исследование оснований возникновения банковской гарантии имеет в практической деятельности, так как может привести к конкретным имущественным лишениям участников отношений по банковской гарантии. Достаточно наглядным примером сказанного может являться волна судебных споров, прошедшая в 1992 — 1994 г.г., связанная с неправильной юридической квалификацией вида сделки (как юридического факта) — гарантии (ст. 210 ПС РСФСР, п. 6. ст. 68 ОГЗ). Некоторые участники гражданских правоотношений, являющиеся кредиторами в основном обязательстве, считали возможным принять от гаранта документ, содержащий его обязательство нести ответственность за должника, как самодостаточное основание для установления правоотношений по гарантии. При этом не учитывались произошедшие изменения в законодательстве (введение в действие ОГЗ на территории Российской Федерации с 03.08.92 г.), в результате которых гарантия стала синонимом поручительства и приобрела договорный характер. При отсутствии встречного волеизъявления со стороны кредитора, свидетельствующего о принятии (акцепте) адресованного ему гарантийного письма (оферты), правоотношения по гарантии не считались установленными.

Неправильное определение нормативного основания возникновения отношений по гарантии привело к ошибочному фактическому поведению субъектов гражданского права и, в результате, к недостижению цели — установлению отношений по гарантии.

Анализ банковской гарантии как односторонней сделки или одностороннего договора должен происходить из конкретного анализа норм, посвященных исследуемому институту в российском законодательстве, а не из «международной коммерческой практики» (т.е. даже не из зафиксированных норм международного частного права, а фактически обычаев). Но не только ГК РФ, а и Унифицированные правила для гарантий по требованию (Публикация № 458) не содержат обязывающих норм, свидетельствующих о необходимости выражения бенефициаром каким-либо способом (в том числе и посредством молчания) своей воли, направленной на достижение соглашения с гарантом по совершению сделки — выдаче банковской гарантии. А именно действительная необходимость выражения воли второго лица, направленная на достижение общей цели — заключения договора, является главным критерием для отнесения банковской гарантии к двухсторонним сделкам.

Пожалуй, самым распространенным мнением относительно юридико-фактического основания возникновения правоотношений по банковской гарантии является признание банковской гарантии односторонней сделкой.

Эта позиция базируется на ст. 368 ПС РФ, в которой указывается, что гарант дает письменное обязательство, и на ст. 373 ГК РФ, которая устанавливает правило о вступлении банковской гарантии в силу со дня ее выдачи, если в ней не предусмотрено иное. Вообще, раскрытие правовой природы банковской гарантии как односторонней сделки должно опираться именно на законодательство, регламентирующее этот институт. Действительно: «в гражданском праве односторонняя сделка лишь тогда порождает юридический эффект, когда для этого есть специальное правовое основание».

Как односторонняя сделка банковская гарантия должна характеризоваться тем, что для ее совершения необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (пункт 2 ст. 154 ГК РФ). В данном случае (по мнению сторонников концепции «банковская гарантия — односторонняя сделка») этой стороной является гарант.

К односторонним сделкам применяются общие положения об обязательствах и договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки (ст. 156 ГК).

Но не простое выражение воли гаранта должно являться основанием для определения банковской гарантии, как односторонней сделки. В определении вида сделки (односторонняя, двухсторонняя, многосторонняя) определяющее значение имеет именно необходимость и достаточность волеизъявления определенного, соответствующего количества лиц. Безусловно, что любая сделка — это всегда волевой акт, проявление чьей-то воли вовне, и поэтому необходимость выражения воли следует из самой сути любой сделки, в том числе и банковской гарантии. Для совершения сделки по банковской гарантии в обязательном порядке необходимо выражение воли гаранта, именно он дает письменное обязательство бенефициару уплатить денежную сумму. Без выражения гарантом своей воли данная сделка вообще не может быть совершена. Но является ли волеизъявление гаранта абсолютно достаточным для порождения гарантийного обязательства? Полагаю, что нет.

Предположим, что банковская гарантия основана на односторонней сделке, которая представляет юридический факт, достаточный для возникновения правоотношений по банковской гарантии. При этом необходимо учитывать, что банковская гарантия не зависит от основного обязательства. В такой ситуации односторонняя сделка по выдаче банковской гарантии выглядит как бы изолированной, оторванной от действительности, от отношений лиц, связанных банковской гарантией, их целей и задач, от своей основной функции, определяемой ее правовой природой — обеспечительного обязательства. При этом банковская гарантия должна включать определенные существенные для всех участников условия: сумму гарантии, срок гарантии, а также и иные важные для всех участников (а не только для гаранта) положения, подлежащие согласованию заинтересованными лицами. Получается, что гарант в односторонней сделке сам определяет все условия гарантии и вручает ее некоему лицу, принимая на себя непонятно из каких соображений и интересов невыгодное для него обязательство уплатить денежную сумму. Чисто гипотетически это не исключено. Но в действительности, как до совершения сделки по выдаче банковской гарантии, так и после, возникают совершенно определенные, юридически значимые и, что самое важное, основанные на законе отношения между бенефициаром, принципалом и гарантом, во многом предопределяющие будущие права и обязанности участников правоотношений по банковской гарантии.

Помимо обязательства гаранта перед бенефициаром нормы ГК РФ, посвященные банковской гарантии, создают предпосылки для возникновения и иных правоотношений, в том числе и тех, которые предшествуют и обусловливают совершение сделки по выдаче банковской гарантии, устанавливающей обязательства гаранта перед бенефициаром.

Если стать на позицию правоведов, определяющих банковскую гарантию как одностороннюю сделку, можно прийти к выводу о том, что вся система обязательств, возникающих при банковской гарантии, имеет в своем основании единственный юридический факт — одностороннюю сделку по выдаче гарантии, которая и устанавливает весь комплекс правоотношений по банковской гарантии.

Анализ норм ГК РФ в совокупности с фактическими действиями субъектов банковской гарантии, складывающимися в действительности, свидетельствует о существовании и других юридических фактов, направленных на возникновение отношений по банковской гарантии.

Рассмотрение данного вопроса приводит к необходимости более детально исследовать юридико-фактическую основу динамики отношений участников, связанных банковской гарантией. Следует отметить, что хотя понятие «цель» находится за пределами сделки по банковской гарантии, именно конкретные субъективные экономические и юридические цели во многом определяют поведение данных лиц, проявляющееся в достижении компромисса между общественно-частными интересами участников отношений по банковской гарантии.

Юридико-фактическая основа банковской гарантии может быть представлена следующим образом. Выбор банковской гарантии как способа обеспечения надлежащего исполнения обязательств принадлежит кредитору по основному обязательству (будущему бенефициару). Именно для него принципиальное значение имеют условия будущей банковской гарантии и выбор конкретного гаранта. Цель бенефициара — получить приемлемую для него банковскую гарантию, которая будет для него способом обеспечения исполнения обязательства должника (будущего принципала) перед ним, и по которой он реально сможет получить денежные средства от гаранта в случае неисполнения должником своих обязательств по основному договору. Тем не менее, проблема отстраненности бенефициара от процесса формирования правоотношений по банковской гарантии является одной из наиболее часто встречающихся в практической деятельности и, вследствие этого, требующей соответствующей методики ее разрешения.

Получить гарантию на устраивающих условиях, выразить свою волю на установление правоотношений по банковской гарантии бенефициар может следующими способами:

  • -передачей своих предписаний (инструкций) по условиям банковской гарантии принципалу, который должен будет их реализовать посредством соглашения о выдаче банковской гарантии;
  • -непосредственным участием в трехстороннем соглашении между бенефициаром, должником и гарантом, предшествующем выдаче банковской гарантии и, в том числе, определяющем условия будущей банковской гарантии;
  • -посредством акцепта (или неакцепта) банковской гарантии, поступившей от гаранта и не вступившей в силу (оферты), или заключения договора о банковской гарантии — путем составления одного документа.

Должник по основному обязательству (будущий принципал), получив соответствующие указания от кредитора, обращается непосредственно к гаранту с просьбой о выдаче банковской гарантии. Цель принципала — достичь соглашения с гарантом по выдаче необходимой банковской гарантии и сделать это на наиболее приемлемых для себя условиях, зафиксированных в соглашении о выдаче банковской гарантии. Позиция принципала характеризуется тем, что она находится на стыке интересов бенефициара и самого принципала. С одной стороны, действуя фактически, как поверенное лицо бенефициара, он должен добиться выдачи той гарантии, которая необходима именно бенефициару. С другой стороны, и ему также необходима гарантия для реализации основного договора. Но для него не могут быть безразличны условия, которые обеспечат выдачу гарантии, а именно: размер вознаграждения, которое ему предстоит уплатить гаранту, возможное требование гаранта об обеспечении регрессных обязательств принципала перед ним и др. Поэтому принципал вынужден сопоставлять свои интересы, возможные затраты и планируемую эффективность основной сделки.

Гарант, рассматривая просьбу принципала, принимает решение об отказе в выдаче или о выдаче банковской гарантии. В последнем случае гарант заключает с принципалом соглашение о выдаче банковской гарантии, во исполнение которого и выдается банковская гарантия. Цель гаранта — извлечь прибыль из данной сделки. Ему экономически безразличны отношения бенефициара и принципала по основному договору. Для гаранта важно получить вознаграждение за выдачу банковской гарантии и достаточно надежно и эффективно обеспечить обязательства принципала перед ним по возврату возможно уплаченных в будущем денежных средств в соответствии с банковской гарантией.

Таким образом, обязательность заключения соглашения о предоставлении банковской гарантии объясняется объективной необходимостью разрешения коллизии интересов субъектов банковской гарантии, является одновременно и средством, и формой достижения компромисса между субъективными интересами различных лиц.

Но не только объективная необходимость ориентирует принципала и гаранта на заключение соглашения о предоставлении банковской гарантии, влекущего возникновение соответствующих юридических последствий.

Для возникновения и последующего движения гражданских правоотношений необходимы следующие юридические предпосылки (основания): 1) нормы права (нормативные основания); 2) правосубъектность — юридическая способность лиц к обладанию (приобретению) правами и обязанностями; 3) юридические факты (юридико-фактические) основания — факты реальной действительности, с которыми нормы права связывают наступление юридических последствий.

Нормативным основанием для совершения сделки — соглашения о предоставлении банковской гарантии является ст. 368 ГК РФ, которая определяет, что гарантия выдается по просьбе другого лица (принципала). Следовательно, совершению гарантом сделки по выдаче гарантии обязательно должна предшествовать просьба со стороны принципала. Далее законодатель, последовательно проводя линию на нормативное закрепление обязанности заключения указанного соглашения, ссылается на него в п.1 ст. 379 ГК РФ, утверждая, что «право гаранта потребовать от принципала в порядке регресса сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, определяется соглашением гаранта с принципалом, во исполнение которого была выдана банковская гарантия».

Указанные нормы ГК РФ позволяют сделать заключение о договорном характере отношений между гарантом и принципалом, а также необходимости заключения между ними соглашения (договора) о предоставлении банковской гарантии. При этом соглашение может быть заключено, как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и посредством направления принципалом гаранту одностороннего письма (содержащего существенные условия банковской гарантии) с просьбой выдать данную гарантию (которая будет являться офертой — п. 3 ст. 434, ст. 435 ГК РФ) и совершения гарантом действий по выдаче гарантии (которые могут квалифицироваться как акцепт — п. 3 ст. 438 ГК РФ).

Необходимо отметить, что в практической деятельности сделка — соглашение о предоставлении банковской гарантии всегда совершается путем составления одного документа. Например, в ООО КБ «Уралконтактбанк» (г. Екатеринбург) не было выдано ни одной банковской гарантии без оформленного в виде одного документа соглашения между принципалом и гарантом. Непосредственно сама банковская гарантия, как односторонний письменный документ, выдавалась во исполнение вышеуказанного соглашения. Наличие соглашения о предоставлении банковской гарантии, оформленного одним документом, позволяет как принципалу, так и гаранту оперативно и наиболее оптимальным образом (с точки зрения юридических гарантий реализации и защиты своих интересов) достичь поставленных целей, обеспечить договорное регулирование складывающихся между ними отношений.

Наличие перечисленных выше нормативных оснований, при условии обладания участниками отношений по банковской гарантии необходимой правосубъектностью, создает предпосылки для последующей динамики соответствующих правоотношений, исходным моментом которых является возникновение обязательств посредством юридического факта — соглашения о предоставлении банковской гарантии.

Изложенное показывает, что основанием правоотношений по банковской гарантии являются два юридических факта. Совокупность юридических фактов, необходимых для наступления определенных юридических последствий, предписанных нормой права, О.А. Красавчиков называл юридическим составом.

Таким образом, основанием возникновения правоотношения по гарантийному обязательству (обязательству гаранта перед бенефициаром по уплате денежной суммы) является сложный юридический состав, состоящий из двух юридических фактов (последовательно совершаемых сделок):

  • 1. Соглашение (договор) о предоставлении банковской гарантии (заключаемое между принципалом и гарантом).
  • 2. Односторонняя сделка по выдаче банковской гарантии (совершаемая гарантом во исполнение указанного соглашения).

На практике отношения по банковской гарантии устанавливаются именно таким образом. Чаще всего совершению указанных сделок предшествует письменное обращение принципала к гаранту с просьбой выдать банковскую гарантию, которое утрачивает свое юридическое значение после заключения соглашения о предоставлении банковской гарантии путем составления одного документа, подписанного принципалом и гарантом, и, наоборот, может иметь первостепенное значение (являться офертой), если гарант в ответ на него выдает гарантийное обязательство в соответствии с условиями, изложенными в письме принципала.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что необходимость заключения соглашения о предоставлении банковской гарантии доказывается не только экономическими и юридическими интересами принципала и гаранта, но и прямо следует из норм ГК РФ, посвященных банковской гарантии, а именно из ст. 368 и п.1. ст. 379 ГК РФ.

Однако, в подтверждение сказанного о том, что вопрос об основании возникновения правоотношений по банковской гарантии является одним из самых спорных и не исследованных, можно сослаться на следующую, достаточно спорную, по моему мнению, позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: «Отсутствие письменного соглашения между принципалом и гарантом не влечет недействительности гарантийного обязательства гаранта перед бенефициаром». И далее: «гарантийное обязательство возникает между гарантом и бенефициаром на основании одностороннего письменного обязательства гаранта. Действительность этого обязательства не зависит от наличия письменного соглашения между гарантом и принципалом». Данные положения не соответствуют сформулированной нами ранее позиции о сложном юридическом составе как основании возникновения гарантийного обязательства и подтверждают мнение юристов о банковской гарантии как односторонней сделке.

И все же, процитированные выше нормативные основания, являющиеся предпосылками возникновения правоотношений между принципалом и гарантом, являются необходимым звеном в динамике возникновения обязательства гаранта перед бенефициаром. По крайней мере, такой вывод следует из норм ГК РФ. Практическое применение исследуемого способа обеспечения исполнения обязательств также подтверждает, что совершение гарантом сделки по выдаче банковской гарантии является результатом реализации другого элемента юридического состава — соглашения о предоставлении банковской гарантии.

Приведенный Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации пример выдачи банковской гарантии без соглашения принципала с гарантом, является, несомненно, исключением (единичным случаем) из сложившейся практики, в соответствии с которой соглашение (как юридический факт) предшествует выдаче банковской гарантии. Кроме того, отсутствие письменного соглашения в рассматриваемом случае должно свидетельствовать и об отсутствии оформленной в письменной форме просьбы принципала. Иначе совершение гарантом сделки по выдаче гарантии в ответ на просьбу принципала должно квалифицироваться как акцепт гаранта на оферту принципала, что свидетельствует о заключении договора между данными лицами.

Рассматривая основание возникновения банковской гарантии, необходимо акцентировать внимание на следующем немаловажном аспекте. Наличие двух последовательно возникающих элементов юридического состава, являющихся в совокупности единым основанием движения правоотношений по банковской гарантии, свидетельствует об их внутренней связи, выражающейся в обусловленности появления второго юридического факта наличием первого. Сказанное находит свое подтверждение и в случае с банковской гарантией, когда сделка по ее выдаче совершается во исполнение соглашения о предоставлении банковской гарантии, заключенного между принципалом и гарантом, что прямо следует из норм, содержащихся в ст. 368 ГК РФ и п. 1 ст. 379 ГК РФ, и подтверждается практикой применения нового способа обеспечения исполнения обязательств.

Соглашение о предоставлении гарантии является, таким образом, основанием для движения правоотношения по банковской гарантии, и в качестве такового определяет правовую жизнеспособность банковской гарантии. Установление факта незаключения или недействительности первого элемента сложного юридического состава влечет за собой разрушение всего основания возникновения правоотношений по банковской гарантии. При этом создается парадоксальная ситуация: бенефициар является кредитором в обязательстве гаранта уплатить денежную сумму и, в то же время, не являясь стороной в соглашении о предоставлении банковской гарантии, лишен какой-либо возможности оказывать влияние на данный договор, что, несомненно, предоставляет возможность гаранту в ответ на требование бенефициара выдвинуть возражения, основанные на каких-либо правовых аспектах, связанных с соглашением о предоставлении банковской гарантии. Представляется, что разрешение данной проблемы должно быть не результатом создания судебного прецедента (основанном на рекомендательном мнении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о том, что действительность гарантийного обязательства не зависит от наличия письменного соглашения между гарантом и принципалом), а находиться в плоскости совершенствования законодательства, регулирующего данные правоотношения. Попытка судебного органа решить проблему путем указания на основание банковской гарантии (по мнению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации гарантийное обязательство возникает между гарантом и бенефициаром на основании одностороннего письменного обязательства гаранта) не может быть признана состоятельной, как противоречащая нормам ГК РФ и реальному поведению участников банковской гарантии, воплощаемому ими на практике.

Одним из вариантов разрешения существующей коллизии может быть расширение принципа независимости банковской гарантии, сформулированного в ст. 370 ГК РФ. Указанная статья раскрывает данный принцип как независимость обязательства гаранта перед бенефициаром от основного обязательства, что позволяет, по моему мнению, характеризовать банковскую гарантию как уникальный, исключительный способ обеспечения исполнения обязательств, а независимость банковской гарантии как ее специальный принцип (основное начало нормативного регулирования банковской гарантии).

Основания возникновения обязательств

Источником обязательства служат основания возникновения обязательств. Это те юридические факты, которые порождают рассматриваемое относительное гражданское правоотношение. Они устанавливаются п. 2 ст. 307 ГК РФ. Это договор, причинения вреда и иные основания, указанные в ГК РФ. Фактически указанная норма Кодекса делает отсылку к п. 1 ст. 8 ГК РФ, согласно которому гражданские права и обязанности возникают:

1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;

2) из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;

3) из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;

4) в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;

5) в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;

6) вследствие причинения вреда другому лицу;

7) вследствие неосновательного обогащения;

8) вследствие иных действий граждан и юридических лиц;

9) вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

Можно сделать вывод, что эти девять подпунктов и есть основания возникновения обязательств. Необходимо, правда, уточнить следующее. Некоторые основания возникновения обязательств сами непосредственно порождают обязательства (например, причинение вреда, заключение договора и т. д.), а другие приводят к возникновению обязательств лишь в сочетании с другими юридическими фактами. Например, создание литературного произведения является основанием возникновения обязательства, если это произведение используется другими лицами. Подобной позиции придерживается, например, О.С. Иоффе. (См.: Иоффе О.С. Избранные труды: в 4 т./О.С. Иоффе. – Спб.: Юридический центр Пресс. – (Антология юридической науки). Т. 3: Обязательственное право. – 2004. С. 65).

В п. 1.1 главы V Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации установлено: «Следовало бы расширить перечень оснований возникновения обязательств и придать ему, по возможности, исчерпывающий характер (выделено нами – А.В.)». То есть разработчики Концепции предлагают установить в п. 2 ст. 307 ГК РФ закрытый перечень оснований возникновения обязательств. Видимо, сами авторы документа сомневались в возможности реализации этой идеи, приписав «по возможности».

Представляется, что перечень оснований возникновения обязательств в п. 2. ст. 307 ГК РФ должен быть открытым. С одной стороны, если установить закрытый перечень, то, de facto, будет простое переписывание п. 1 ст. 8 ГК РФ, в чём смысла нет. С другой стороны, наличие таких пунктов, как, например, иные действия граждан и юридических лиц; уже делает перечень открытым.

Так или иначе, разработчики проекта изменений ГК РФ так и не смогли создать закрытый перечень оснований возникновения обязательств. Если нынешний проект ФЗ будет принят, то п. 2 ст. 307 ГК РФ будет звучать так: «Обязательства возникают из договоров и других сделок, вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе».

Обращает на себя внимание некоторое противоречие статей 8 и 307 ГК РФ. П. 2 ст. 307 ГК РФ делает ссылку лишь на сам ГК РФ. А согласно пп. 9 п. 1 ст. 8 ГК РФ основанием возникновения гражданских прав и обязанностей могут быть события, с которыми закон или иной правовой акт (выделено нами – А.В.) связывает наступление гражданско-правовых последствий. Кроме того предлагается дополнить указанную статью пп. 1.1: «из решений собраний в случаях, предусмотренных законом». Получается, что основания возникновения обязательств могут определяться не только ГК РФ, но и другим законом и даже и иным правовым актом.

Итак, представляется, что указанный перечень должен оставаться открытым, так, во-первых, в п. 2 ст. 307 ГК РФ не смысла переписывать п. 1 ст. 8 ГК РФ, а, во-вторых, в любом случае сохраняются некоторые основания возникновения обязательств, перечислить которые не представляется возможным (пп. 8, 9 п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Цель лекции: формирование представлений об обязательственном праве.

План лекции

  1. Понятие, стороны и отличительные черты обязательства.
  2. Классификация обязательств.
  3. Основания возникновения обязательств.
  4. Понятие и принципы исполнения обязательств.
  5. Способы обеспечения исполнения обязательств.
  6. Ответственность за нарушение обязательств.
  7. Основания прекращения обязательств.

1. Понятие, стороны и отличительные черты обязательства. Обязательство — правоотношение, в силу которого одно лицо (долж­ник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определен­ное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п.) либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Отличительные черты обязательственного правоотношения (обязатель­ства):

• его сторонами являются строго определенные лица: должник и креди­тор (относительное правоотношение).

• содержание обязательства — права и обязанности сторон (как имуще­ственные, так и неимущественные);

• объект обязательства — определенные действия обязанного лица по передаче имущества, уплате денег и т. п.;

• обязательство опосредует динамику гражданско-правовых отношений (передачу вещей, выполнение работ и пр.), следовательно, необходи­мо урегулировать все стадии существования обязательства (возникно­вение, изменение, исполнение, прекращение, ответственность за не­исполнение);

• реализация кредитором своего права возможна только через выполне­ние должником своей обязанности (например, покупатель вещи не смо­жет ее получить, если продавец ее не передаст);

• применение к должнику в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своей обязанности мер гражданско-правовой ответствен­ности.

Сторонами обязательства являются кредитор и должник, у кредитора – права, у должника – обязанности. По общему правилу стороны две, но закон допускает наличие и более двух, например, при совместной деятельности. Обычно каждая из сторон представлена в обязательстве одним лицом, на закон допускает участие на одной стороне нескольких лиц. Это называется множественностью лиц в обязательстве. Например, обязательство из причинения вреда несколькими лицами совместно. Это пассивная множественность. Обязательством с несколькими кредиторами (активная множественность) будет обязательство между тремя юридическими лицами, объединившими деньги на долевых началах и подрядчиком, который строит для них дом. Если с двух сторон множественность лиц, то это смешанная множественность. Обязательства со множественностью лиц делятся на долевые и солидарные. При пассивной множественности долевым будет обязательство, где каждый из нескольких должников обязан исполнить кредитору определенное действие в своей части (доле). При активной множественности каждый из кредиторов имеет право требовать от должника исполнения в свою пользу определенной законом или договором доли в общем обязательстве.

2. Классификация обязательств.

1. По соотношению прав и обязанностей сторон выделяют:

• односторонние обязательства, когда у одной стороны только право, а у другой только обязанность (например, обязательства из договора займа);

• взаимные обязательства, когда каждая сторона наделена одновременно и правами и обязанностями.

2. По степени определенности обязанности должника выделяют:

• обязательства со строго определенной обязанностью должника;

• альтернативные обязательства, исполнение которых возможно путем совершения одного из перечисленных в условиях обязательства дей­ствий (обычно по выбору должника);

• факультативные обязательства, когда должник обязан совершить оп­ределенное действие, а в случае невозможности его совершения — дру­гое, предусмотренное обязательством.

3. Обязательства строго личного характера, в которых не допускается заме­на стороны (например, авторский договор на написание книги опреде­ленным лицом).

4. По основанию возникновения обязательства делят на:

• договорные, возникшие из договоров;

• внедоговорные, возникшие из причинения вреда или неоснователь­ного обогащения;

• обязательства из односторонних волевых актов (например, публич­ные торги).

5. По степени самостоятельности обязательства делят на:

• главные (основные) обязательства;

• дополнительные (акцессорные), заключенные для обеспечения испол­нения основных обязательств (неустойка, залог, задаток и пр.).

3. Основания возникновения обязательств. Основания возникновения обязательства — юридические факты, с кото­рыми правовые нормы связывают установление обязательственных пра­воотношений.

Виды оснований возникновения обязательств:

• договоры и иные сделки, не противоречащие закону;

• акты государственных органов и органов местного самоуправления (на­пример, ордер на жилое помещение предоставляет его держателю пра­во на заключение договора найма жилого помещения);

• судебные решения;

• причинение вреда гражданину или юридическому лицу (деликтные обя­зательства);

• неосновательное обогащение, то есть приобретение или сбережение иму­щества за счет другого лица без установленных законом, иными право­выми актами или сделкой оснований;

• иные действия граждан и юридических лиц (например, действие в чу­жом интересе без поручения);

• событие, с которым закон или иной правовой акт связывает наступле­ние гражданско-правовых последствий (например, наступление стра­хового случая влечет возникновение у страховщика обязанности вып­латить страховое возмещение).

4. Понятие и принципы исполнения обязательств. Исполнение обязательства — это совершение должником действий, со­ставляющих его обязанность (передача имущества, оказание услуг и др.), либо предусмотренное условиями обязательства воздержание от совершения определенных действий.

Принципы исполнения обязательств:

• принцип надлежащего исполнения обязательства, то есть исполнение его в полном соответствии с условиями обязательства и требованиями
закона, а при отсутствии таких условий и требо­ваний — в соответствии с обычаями делового оборота.

• принцип исполнения обязательства в натуре, то есть совершение дол­жником именно тех действий, которые предусмотрены условиями обя­зательства без замены их возмещением убытков или уплатой денежной суммы;

• недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства или одностороннего изменения его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Субъектами исполнения обязательства является должник и кредитор. Обычно предполагается, что он сам исполняет лежащий на нем долг, но во многих обязательствах допускается перепоручение исполнения, т.е. возложение должником исполнения своего обязательства на третье лицо, которое производит исполнение либо непосредственно кредитору, либо должнику. Должник при этом не выбывает из обязательства, оставаясь полностью ответственным перед кредитором за надлежащее исполнение обязательства. Должник обязан произвести исполнение надлежащему лицу (кредитору) и вправе специально удостовериться в этом. По указанию кредитора допускается переадресование исполнения обязательства вместо кредитора другому лицу. При этом третье лицо не приобретает никаких прав требования в отношении должника, что отличает данную ситуацию от договорного обязательства, заранее заключенного в пользу другого лица.

Способ исполнения обязательства — порядок совершения должником дей­ствий по исполнению обязательства.

По общему правилу обязательство должно быть исполнено полностью, поэтому кредитор вправе не принимать исполнения обязательства по частям, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми ак­тами, условиями обязательства и не вытекает из обычаев делового обо­рота или существа обязательства.

Передачей вещи, отчужденной без обязательства доставки, признается сдача вещи перевозчику для отправки приобретателю или сдача вещи в организацию связи для пересылки приобретателю. Сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денеж­ного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает, прежде всего, издержки кредитора по получению исполнения, а затем — проценты, а в оставшейся части — основную сумму долга. Должник вправе исполнить обязательство путем внесения денег или ценных бумаг в депозит нотариуса или суда, если обязательство не может быть исполнено непосредственно кредитору вследствие:

• отсутствия кредитора в месте исполнения обязательства;

• недееспособности кредитора и отсутствия у него представителя;

• отсутствия определенности по поводу того, кто является кредитором (в частности, в связи со спором по этому поводу между кредитором и третьими лицами);

• уклонения кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны.

Место исполнения обязательства обычно определяется в договоре. Если же оно не явствует из условий договора или существа обязательства, то применяются правила ГК. В этом случае исполнение должно быть произведено:

• по обязательству передать недвижимое имущество — в месте нахож­дения имущества;

•по обязательству передать товар, предусматривающему его перевозку, — в месте сдачи товара первому перевозчику для доставки его кредитору;

• по другим обязательствам предпринимателя передать товар — в мес­те изготовления или хранения товара,

• по денежным обязательствам — в месте жительства кредитора — физи­ческого лица либо в месте нахождения кредитора — юридического лица;

• по всем другим обязательствам — в месте жительства должника, а если должником является юридическое лицо — в месте его нахождения.

Срок исполнения обязательства может предусматриваться в виде конкретной даты (дня) или периода времени, в течении которого оно подлежит исполнению. В последнем случае исполнение может последовать в любой момент (ежемесячные поставки в течение года – в любой день соответствующего месяца). При невозможности установления точного срока исполнения обязательство подлежит исполнению в разумный срок после его возникновения, который определяется существом обязательства и обычаями делового оборота. Срок исполнения может быть определен моментом востребования (договор хранения и банковского вклада). Просрочка в исполнении обязательства должником влечет его ответственность за возникшие у кредитора убытки.

Неисполнение обязательства в установленный срок называется просроч­кой исполнения.

5. Способы обеспечения исполнения обязательств. Способы обеспечения исполнения обязательств:

1) Неустойка – денежная сумма, предусмотренная законом или договором, которую неисправный должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств.

2) Залог – означает, что должник передает кредитору во владение какое – либо имущество, цена которого перекрывает сумму долга. Соглашение о залоге оформляется в письменном виде. Стороны именуются – залогодатель и залогодержатель.

3) Поручительство: появляется третье лицо – поручитель должника. Суть: поручитель обязуется перед кредитором отвечать за исполнение должником его обязательств.

6. Ответственность за нарушение обязательств. Ответственность за нарушение обязательств – это один видов юридической ответственности. Она носит имущественный характер. Может выступать в виде: возмещения убытков; возмещения вреда (морального); уплаты неустойки; потери задатка.

В зависимости от основания возникновении ответственность подразделяется на следующие виды:

— договорную, связанную с неисполнением заключенных договоров;

— внедоговорную – это ответственность, которая может возникать или вследствие причинения вреда, или вследствие неосновательного обогащения;

— ответственность, в которой имеет место множественность лиц на одной из сторон. Это долевая, солидарная, или субсидиарная ответственность.

Долевая ответственность означает, что доля возмещения каждого из потерпевших и доля ответственности каждого из виновных твердо определена.

Солидарная ответственность означает, что потерпевший вправе получить возмещение вреда как от всех виновных совместно, так и от любого из них в отдельности, как полностью, так и в части ущерба. Солидарная ответственность наступает только в случаях, предусмотренных законом при совместном причинении вреда и по результатам предпринимательской деятельности.

Субсидиарная ответственность – это дополнительная или вспомогательная ответственность. Она наступает, когда основной должник не может в полном объеме возместить причиненный вред, и вместе с ним к ответственности привлекаются указанные в законе органы и лица.

Общие условия ответственности

Совокупность общих условий, необходимых для наступления ответственности называют составом правонарушения.

Выделяют 4 условия наступления ответственности:

  • Противоправность поведения.
  • Наличие вреда или убытков у потерпевшего.
  • Причинная связь между противоправным поведением и убытками.
  • Вина причинителя вреда.

7. Основания прекращения обязательств. Прекращение обязательства — это прекращение прав и обязанностей сто­рон, которые составляют содержание обязательства и связывают дол­жника с кредитором.

Основания прекращения обязательств:

1. прекращение обязательства надлежащим исполнением;

2. зачет;

3. расторжение договора;

4. отступное;

5. прощение долга;

6. невозможность исполнения;

7. новация;

8. совпадение кредитора и должника в одном лице;

9. смерть гражданина или ликвидация юридического лица;

10. издание акта государственного органа.

Обязательственные правоотношения, в отличие от вещных, по самой своей природе не могут быть бессрочными и в их существовании обязательно наступает момент, когда они прекращаются, т.е. погашаются составляющие содержание обязательства права и обязанности. Такой результат наступает в силу действия правопрекращающих юридических фактов, составляющих основания (способы) прекращения обязательств. Одни из них погашают обязательство по воле его участников (удовлетворяя имущественный интерес кредитора), другие не относятся к сделкам и прекращают обязательства независимо от достижения его цели. К первым относятся: надлежащее исполнение, отступное, зачет встречного требования, новация, прощение долга; а ко вторым: совпадение должника и кредитора в одном лице, невозможность исполнения, принятие специального акта государственного органа, смерть гражданина (должника или кредитора), участвовавшего в обязательстве личного характера, ликвидация юридического лица. Перечисленные юридические факты составляют систему оснований прекращения обязательств, но данный перечень не является исчерпывающим.

Контрольные вопросы и задания

1. Каковы отличительные черты обязательств?

2. Какие существуют виды обязательств?

3. Перечислить способы обеспечения исполнения обязательств.

4. Охарактеризовать ответственность за нарушение обязательств.

Обязательства из договоров, не подлежащие судебной защите

Понятие и виды натуральных обязательств

Понятие натуральных обязательств

Со времен римского частного права известны обязательства, главным образом договорные, не пользовавшиеся принудительной защитой, но имевшие определенное юридическое (гражданско-правовое) значение. В частности, добровольно произведенное должником исполнение по такому обязательству (например, денежный платеж) не могло быть истребовано им обратно в качестве неосновательного обогащения и поступало в собственность кредитора по принципу pacta sunt servanda, т.е. неформальные соглашения (пакты) должны соблюдаться, хотя и не под страхом судебного принуждения.

Такого рода обязательства известны и отечественному гражданскому праву. Натуральные (неисковые) обязательства представляют собой возникшие из договоров юридически действительные обязательственные отношения, требования по которым в силу прямого указания гражданского закона не могут быть осуществлены в судебном (исковом, т.е. принудительном) порядке, но добровольное исполнение по которым не является неосновательным обогащением.

Кроме того, они способны к новации в «исковое» обязательство (ст. 414 ГК), а некоторые из них могут даже предъявляться к зачету против требований, обеспеченных исковой защитой, и сами обеспечиваться поручительством или залогом.

Названные, по выражению Д.Д. Гримма, «неполные обязательства» являются, таким образом, признаваемыми законом гражданско-правовыми обязательствами, рассчитанными на добровольное исполнение их должниками своих обязанностей. Этим они принципиально отличаются от отношений, связанных с совершением недействительных, в том числе противозаконных, сделок, которые порождают лишь последствия, связанные с недействительностью сделки, лежащей в их основе (п. 1 ст. 167 ГК).

Более того, натуральные (неисковые) обязательства возникают из договоров, прямо названных в законе (например, из заключения сделок игр и пари) и этим отличающихся от договоров, не поименованных в ГК (или ином федеральном законе). Последние при наличии условий, предусмотренных п. 1 ст. 8 ГК, не только признаются законом, но и пользуются исковой (судебной) защитой.

Выделение натуральных обязательств связано с их противопоставлением всем остальным обязательствам, снабженным исковой защитой.

Поэтому рассматриваемые обязательства по своей юридической природе не составляют особой подгруппы обязательств, возникающих из договоров или односторонних сделок, поскольку их обособление связано не с особым характером оснований их возникновения или их содержания, а с отсутствием их принудительной (исковой) защиты. Вместе с тем именно по этому основанию законодатель выделяет некоторые из натуральных обязательств, а именно обязательства, возникающие из проведения игр и пари, в особый раздел (гл. 58 ГК), хотя по своей гражданскоправовой природе они относятся к договорным обязательствам.

Виды натуральных обязательств

К натуральным обязательствам действующее законодательство прежде всего относит договорные обязательства, возникающие в связи с проведением игр и пари, а также обязательственные требования, по которым кредитором пропущена исковая давность, поскольку произведенное по ним должником добровольно исполнение не может быть истребовано обратно (ст. 206 и подп. 2 ст. 1109 ГК).

В последнем случае речь может идти о любых гражданско-правовых обязательствах, на которые распространяется действие исковой давности (ст. 208 ГК). Разумеется, поскольку применение исковой давности судом, согласно п. 2 ст. 199 ГК, зависит от заявления стороны спора, превращение какого-либо требования в «задавненное» в решающей мере зависит от контрагента в обязательстве, т.е. носит субъективный, а не объективный характер.

Правовой режим, аналогичный, но не тождественный «задавненному» имуществу, в соответствии с п. 4 ст. 1109 ГК приобретает также имущество, предоставленное во исполнение несуществующего обязательства (т.е. полученное в результате правовой ошибки) либо в целях благотворительности (в частности, во исполнение какого-либо морального, а не юридического долга). Оно также не может быть истребовано предоставившим его лицом, ибо не рассматривается законом в качестве неосновательного обогащения, хотя и какие-либо гражданско-правовые основания его приобретения, строго говоря, тоже отсутствуют. Однако по поводу такого имущества не возникает и никаких, в том числе натуральных, гражданско-правовых обязательств.

Обязательства из проведения игр и пари

Понятие и особенности обязательств из проведения игр и пари

Законодательство традиционно негативно относится к играм и пари, подвергая их различным ограничениям и отказывая их участникам в принудительной правовой защите их интересов. Действующее российское законодательство также по общему правилу не связывает возникновение гражданских прав и обязанностей с участием в играх и пари, отказывая в судебной защите соответствующих требований (ст. 1062 ГК). Лишь в случаях, прямо предусмотренных правилами гл. 58 ГК, игры и пари считаются действительными сделками.

Под игрой следует понимать правоотношение, в силу которого «призвавший» организует и проводит розыгрыш призового фонда между «отозвавшимися», из чьих рисковых взносов складывается вышеназванный призовой фонд.

Отличие игры от публичного конкурса принципиально, хотя в обоих случаях присутствует элемент состязательности. В игре награда формируется за счет средств самих «отозвавшихся». Таким образом, «призвавший» организатор игры фактически выступает в роли арбитра и казначея, поскольку игра идет не между «призвавшим» и «отозвавшимися», а исключительно между последними, которые рискуют своими взносами (оформляемыми как плата за право принять участие в игре) в надежде на выигрыш при стечении случайных обстоятельств.

Пари является разновидностью игры, в которой наступление случайных выигрышных обстоятельств прогнозируется самими «отозвавшимися», но в сфере вопросов, заданных «призвавшим» лицом.

Пари в виде «конфликта прогнозов» также фактически представляет собой спор не между «призвавшим» и «отозвавшимися», а лишь между последними. «Призвавший» принимает ставки, варианты прогнозов и подводит итоги. Проведение игр (пари) практически всегда (за исключением так называемых благотворительных лотерей) является предпринимательской деятельностью для «призвавшего», прибыль которого складывается из разницы между суммой рисковых взносов «отозвавшихся» и суммой, которую составляют призовой фонд и издержки на организацию и проведение игры.

Деятельность по организации игр считается лицензионной. Кроме Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований все прочие лица могут выступать в качестве организаторов игр и пари только на основании лицензии, полученной от уполномоченного государственного или муниципального органа.

Детальная регламентация вопросов лицензирования деятельности по проведению игр, а также правил организации игр осуществляется на уровне подзаконных нормативных актов. Однако ввиду широкого распространения всевозможных игр и пари, которые в случае конфликтных ситуаций чреваты социальным напряжением, основополагающие принципы проведения игр установлены нормами ГК.

Содержание и исполнение обязательств из проведения игр и пари

Отношение между организатором и участником игр (т.е. «призвавшим» и «отозвавшимся») основано на договоре (п. 1 ст. 1063 ГК), являющемся двусторонней сделкой. При этом сделка имеет рисковый характер практически только для «отозвавшегося» лица, поскольку сумма призового фонда всегда меньше суммы игровых взносов.

Договор заключается в письменной форме, к которой приравниваются всевозможные варианты билетов, квитанций, купонов и т.п. Примечательно, что в этом качестве могут использоваться не только собственно лотерейные билеты, но и билеты, удостоверяющие право на посещение зрелищных мероприятий (например, когда разыгрывается приз между зрителями, пришедшими на спортивное мероприятие, и основанием участия в розыгрыше и последующего получения выигрыша служат входные билеты). Такого рода лотереи не преследуют непосредственно коммерческих целей, но способствуют рекламе зрелищных мероприятий.

Предложение со стороны организатора игр о заключении договора в обязательном порядке должно содержать условия о сроке проведения игр, порядке определения выигрыша и его размере (абз. 1 п. 3 ст. 1063 ГК). «Отозвавшиеся» лица, признанные выигравшими в соответствии с условиями проведения игры, имеют право на получение выигрыша в размере, форме и в срок, установленные условиями, а если срок получения выигрыша специально не установлен, то не позднее 10 дней с момента определения результатов игры.

Объективно при проведении игр «отозвавшиеся» лица являются «слабой» стороной из-за того, что участниками, как правило, выступают физические лица, а организаторами – государственные и муниципальные структуры, а также субъекты предпринимательской деятельности. В связи с этим законодатель установил следующее правило: возможность обращения за судебной защитой прав, нарушенных при проведении игр и пари, предоставлена только участникам в случаях, прямо предусмотренных ГК:

а) если «отозвавшееся» лицо приняло участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия или угрозы, а также при наличии злонамеренного соглашения между представителем «отозвавшегося» лица и организатором игр (ст. 1062 ГК);
б) в случае неисполнения организатором игр своих обязанностей по выплате выигрыша, в том числе по условиям размера, формы и срока выплаты (участник вправе требовать не только выплаты выигрыша, но и возмещения убытков, причиненных нарушением договора) (п. 5 ст. 1063 ГК);
в) в случае отказа организатора игр от их проведения в установленный срок (отмена или перенос) (абз. 2 п. 3 ст. 1063 ГК).

В последнем случае каждый из участников вправе требовать от организатора игры только возмещения понесенного им реального ущерба.

Юридическая природа «сделок на разность»

В современном предпринимательском обороте известное распространение получили «сделки на разность», оформляемые в виде либо разновидности заключаемых на бирже срочных («фьючерсных») контрактов, либо заключаемых также и вне биржи (обычно с участием банков или других кредитных организаций) «расчетных форвардных контрактов». Такие сделки не предполагают реальный товарообмен в форме купли-продажи товаров, ценных бумаг, иностранной валюты, а заключаются в расчете на получение одной из сторон разницы между ценой сделки и фактической (рыночной) стоимостью товара в момент ее предполагаемого в будущем исполнения.

По своей природе эти сделки являются не чем иным, как пари, и в этом качестве традиционно не пользовались гражданско-правовой защитой. Однако по мере развития финансового рынка законодательство, прежде всего торговое (предпринимательское), смягчает свое отношение к данным сделкам, признавая юридическую силу за некоторыми из них, прежде всего за совершаемыми на биржах.

Российское гражданское законодательство длительное время прямо не регулировало такие отношения, создавая тем самым возможность для недобросовестных участников предпринимательского оборота отказываться от исполнения заключенных ими сделок такого рода со ссылкой на их «алеаторный характер». Арбитражные суды также отказывали в принудительной защите соответствующих требований, хотя сами по себе лежащие в основе таких требований сделки не вызывали сомнений в своей действительности (законности), а полученное по ним исполнение не считалось неосновательным обогащением.

Иначе говоря, речь шла о типичных натуральных обязательствах, вызванных алеаторным характером порождавших их сделок.

Однако впоследствии такие сделки были признаны сначала законодательством о ценных бумагах (в отношении сделок, заключаемых на фондовых биржах) и налоговым законодательством, а затем и общей нормой п. 2 ст. 1062 ГК. В настоящее время рассматриваемые сделки прямо выведены законодателем из-под действия гл. 58 ГК, т.е. не считаются более разновидностями игр и пари (хотя они, безусловно, сохранили свой алеаторный характер).

Вместе с тем вытекающие из них требования подлежат судебной защите лишь в том случае, если хотя бы одной из сторон сделки является юридическое лицо, получившее лицензию на осуществление банковских операций, лицензию на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг либо лицензию, на основании которой возможно заключение сделок на бирже. Иначе говоря, речь идет только о сделках, заключенных на биржах и иных организованных финансовых рынках. Требования, связанные с участием в таких сделках граждан, подлежат судебной защите только при условии их заключения на бирже. В иных же случаях обязательства, порождаемые такими сделками, по-прежнему следует рассматривать в качестве натуральных.

56. Понятие об обязательстве. Натуральные обязательства.

Обязательственное право отличается от вещного тем, что обладатель вещного права удовлетворяет свои действия за счет собственных действий, а обладатель обязательственных прав за счет третьих лиц.

Обязательство – отношение, в силу которого одно лицо обязано было осуществить какие-либо действия, в пользу другого лица.

Группа действий: 1)действия, предполагающие перенос права собственности; 2) личная деятельность (оказание каких-либо услуг, выполнение каких-либо работ).

Элементы обязательства: стороны обязательства, содержание обязательства, предмет обязательства, срок обязательства, основания возникновения.

1) Стороны обязательства: должник и кредитор. 2) содержание: права и обязанности сторон: право кредитора – право требования; обязанность должника – долг.

Зачастую в обязательстве 1 должник и 1 кредитор, но может быть много. Это множественность лиц. Несколько кредиторов и 1 должник – активная множественность. 1 кредитор и несколько должников – пассивная множественность. Много и тех и тех – смешанная множественность. Также, множественность бывает: долевая – множественность обязательств; солидарная (установлена законом или договором). При солидарной множественности на стороне кредитора, каждый из кредиторов вправе требовать исполнения от должника в полном объеме. При этом должник, уплатив одному кредитору, освобождался перед другими кредиторами.

При солидарной множественности на стороне должника кредитор имел право требовать выплаты всей суммы от одного должника. Уплата долга одним должником прекращала обязательство от других. Это классическая солидарная множественность на стороне должника.

Накопительная солидарная множественность – выплата одним должником НЕ погашала обязательств других.

В тех случаях, когда должник добровольно не исполняет лежащей на нем обязанности, кредитору дается средство принудительного осуществления своего права требования. Таким средством принуждения должника к удовлетворению кредитора по обязательству являлся иск и принудительное взыскание. В этом заключается санкция обязательства.

Обязательства, не пользующиеся исковой защитой, но имеющие все же юридическое значение, называются натуральными. Примером натурального обязательства может служить денежный заем, совершенный подвластным сыном без согласия домовладыки.

Правовые последствия натуральных обязательств были не всегда одинаковы. Но одно юридическое последствие всегда имело место: именно платеж по натуральному обязательству признавался действительным, и обратное истребование уплаченного не допускалось, хотя бы платеж был произведен при незнании того, что иска кредитор не имеет. Это доказывает, что за натуральным обязательством признавалось юридическое значение; ибо когда кто-нибудь по ошибке платил по несуществующему обязательству, уплаченное можно было истребовать обратно.

Основания прекращения обязательства (помимо исполнения)

1) Новация (обновление) – договор, которым существующее обязательство погашалось путем установления вместо него нового обязательства. Для того, чтобы новация произвела погашающее (в отношение прежнего обязательства) действие, было необходимо, чтобы новое обязательство устанавливалось именно с таким намерением и чтобы в нем был какой-нибудь новый элемент по сравнению с первоначальным обязательством, например: новое обязательство изменяло основание (долг из купли-продажи превращался в земельное обязательство), содержание (обязательство предоставить вещь заменялось обязательством уплатить денежную сумму), и т. д.

2) Зачет. Обязательство могло прекратиться посредством зачета его за встречное требование. Погашение взаимных обязательств посредством их зачета происходило в том размере, в каком одно требование совпадает с другим (если А должен В 500, а В должен А 800, то в результате зачета первое обязательство прекращается, а второе обязательство остается в сумме 300р). Условия зачета: зачету подлежали лишь встречные требования (кредитор – по одному требованию, должник – по другому, и обратно); действительные; однородные (деньги на деньги, вино на вино); зрелые (в смысле наступления срока погашения).

Нельзя было требовать зачета, если основное требование направлено на возврат того, что должник незаконно присвоил себе, на возврат отданного на сохранение, на взыскание алиментов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *