Ответственность за дачу ложных показаний

  • автор:

Недостоверные показания свидетелей на практике встречаются довольно часто, в обиходе их называют лжесвидетельство или дача заведомо ложных показаний. Можно сказать, что подобные действия совершаются каждый день при расследовании преступлений и во время рассмотрения дела в суде. Когда один из свидетелей утверждает, что видел, как совершали преступление, а другой сообщает, что этого не было, значит, один из них говорит неправду. Либо на стадии расследования дает одни показания, а в суде – другие.

В соответствии с УК недостоверными могут быть:

  • показания свидетелей или пострадавших;
  • заключения экспертов;
  • неправильный перевод во время судебного разбирательства или расследования обстоятельств.

Как правило, перед началом опроса по делу всех участников предупреждают об ответственности за дачу ложных показаний.

Важно!
Если в протоколе опроса нет отметки о том, что гражданин предупрежден, данные объяснения доказательством являться не будут.

Разновидности ложных показаний

Дача ложных показаний может выражаться в различных формах, но в любом случае это нарушение общественного доверия, которое оказано предполагаемым очевидцам совершения преступления. Лжесвидетельство проявляется чаще всего в 5 вариантах:

  1. Искажение информации. Выражаться может в изменении даты и места происшествия, порядка событий, количества участников и.т.п.
  2. Манипулирование качеством сведений. В этом случае очевидец выдает информацию как достоверно известную, хотя до конца он в этом не убежден. Или утверждает, что не уверен в том, как именно все происходило, ссылается на плохую память, имея точное представление о происшествии.
  3. Манипуляция количеством информации. Допрашиваемый может утаивать часть сведений или преувеличивать их, например, сказать, что нападавшие были вооружены, хотя оружие было только у одного из них.
  4. Размытость или двусмысленность сведений. Например, свидетель отчетливо видел, кто на кого напал, но говорит, что между сторонами просто произошла какая-то ссора.
  5. Ненужные данные, которые отвлекают внимание, запутывают следствие, уводят от важных деталей и т.п.

Во всех случаях для правильной классификации преступления необходимо доказать, что информация была заведомо ложной. То есть свидетель или потерпевший осознавал, что излагаемые им сведения искажают истину, и вводят следствие или судей в заблуждение.

Однако во многих случаях сделать это очень трудно, поскольку злоумышленник может сослаться на неумение четко излагать свои мысли или непонимание вопроса.

Какие санкции предусмотрены за лжесвидетельство

Уголовная ответственность за подобные действия предусматривает ст. 307 УК. За недостоверные показания, заключения экспертов или неверный перевод информации в суде или во время расследования преступления назначают одно из следующих взысканий:

  • штраф до 80 000 рублей;
  • до 480 часов обязательных работ;
  • до 2 лет исправительных работ;
  • до 3 месяцев ареста.

Если лицо, дающее недостоверные показания, при этом обвиняет подследственного или подсудимого в тяжком преступлении, ему грозит до 5 лет принудительных работ, либо лишения свободы.

В административном праве ответственность за лжесвидетельство определяет ст. 17.9 КоАП. При разбирательстве по административному делу или исполнительному производству ложные сведения, заключения и переводы наказывают штрафом от 1 000 до 1 500 рублей.

Освобождение от ответственности

В примечании к ст. 307 УК указаны условия, при которых виновное лицо освобождается от наказания.

Свидетель, пострадавший, эксперт или переводчик, давший ложные показания не привлекается к уголовной ответственности, если до оглашения приговора или решения суда он добровольно заявил о недостоверности представленных сведений, заключения или перевода.

Анализ судебной практики показывает, что есть еще несколько причин освобождения от уголовного преследования по статье за лжесвидетельство. Если неверные данные не относятся к расследуемому преступлению, не искажают существенные обстоятельства дела, то привлечь к ответственности за них нельзя, поскольку они не представляют общественной опасности. Не допускается преследование за дачу недостоверных показаний против самого себя. Даже сознательное искажение несущественных для рассмотрения дела фактов исключает применение ст. 307 УК.

Например, Усть-Катавский городской суд Челябинской области признал гражданина М. виновным в даче ложных показаний при рассмотрении дела о злоупотреблении С. должностными полномочиями. В процессе следствия М. сообщил, что регулярно передавал С. часть ежемесячной премии. Причем сначала он утверждал, что отдавал деньги по принуждению, а на суде изменил показания и сообщил, что делал это добровольно.

При пересмотре дела Челябинский областной суд отменил приговор, и оправдал М. В решении было указано, что заведомая ложность показаний означает умышленное искажение данных и препятствует установлению истины. В этом случае существенным фактом была именно передача денег, а не ее вынужденность или добровольность.

Лжесвидетельство и смежные преступления

Дача заведомо недостоверных показаний очень тесно граничит с другими преступлениями, расследование которых может сопровождаться сообщением ложной информации или ее сокрытием. У них есть общие черты и отличия, поэтому для верного определения вида совершенного правонарушения необходимо эти признаки учитывать.

Ложный донос

Деяние выражается в сообщении ложной информации о случившемся преступлении или о лицах, виновных в этом. Его сходство с лжесвидетельством заключается в намерении ввести в заблуждение и сообщить недостоверные данные. Различий у этих преступлений много, и они позволяют точно выявить состав:

  • При доносе сообщают о факте совершения правонарушения до возбуждения дела, совершается он в виде активного действия. Ложные сведения (лжесвидетельство) же сообщают в процессе рассмотрения дела, они могут выражаться в виде бездействия как несообщение о важных обстоятельствах.
  • Целью ложного доноса является привлечение к уголовной ответственности невиновного, лжесвидетельство может совершаться для освобождения от ответственности или смягчения участи подозреваемого.

Часто ложный донос сопровождает последующая дача недостоверных показаний. Как показывает судебная практика, отдельным преступлением их не считают, по сути, они являются продолжением доноса.

Клевета

Основная статья: “Клевета: что это такое? Статья 128.1 УК РФ, образцы заявлений, ответственность”

Разграничить клевету с лжесвидетельством сложнее, поскольку в сами ложные показания могут содержать клевету. Оба преступления нарушают интересы и права гражданина, различия их заключаются в следующих признаках:

  • Клевета направлена на унижение достоинства человека, а ложные показания дают, чтобы ввести следствие или суд в заблуждение.
  • Недостоверные данные сообщают конкретным лицам во время следственных или судебных действий, клеветническая информация распространяется через посторонних или СМИ.

Если клевета составляет часть заведомо недостоверных показаний, ее не квалифицируют в отдельное преступление.

Фальсификация доказательств

К смежным с дачей ложных показаний преступлениям относят подделку доказательств, они больше всего схожи друг с другом. Оба деяния имеют одинаковую цель и результат – предоставляют правоохранительным или судебным органам заведомо недостоверные доказательства. Совершаются они как в рамках уголовного, так и административного производства.

Основное отличие преступлений – это перечень лиц, которые смогут их совершить. Заведомо недостоверные показания дают свидетели и потерпевшие, а подделать доказательства кроме них могут еще и лица, которые занимаются расследованием дела. Это следователь, дознаватель, защитник и даже прокурор.

Отказ от дачи показаний

Сходство лжесвидетельства и отказа давать показания заключается в том, что дача ложных сведений может выражаться в форме бездействия как несообщение какой-либо информации. Оба преступления совершают с умыслом, в результате нарушается нормальная работа правоохранительных органов или суда, правильно классифицировать их бывает непросто. В судебной практике чаще всего встречаются 2 ситуации, связанные с этими преступлениями:

  1. При рассмотрении дела в суде свидетель или пострадавший отказывается от своих показаний, которые были зафиксированы в ходе предварительного следствия. Если при этом они дают измененные показания, это уже расценивается как лжесвидетельство, если нет – как отказ.
  2. Свидетель сообщает, что ему ничего неизвестно о преступлении. Если на самом деле он обладает информацией, то налицо лжесвидетельство, а не отказ от предоставления показаний. В случае, когда у него действительно нет никаких сведений, уголовная ответственность вообще не наступает.

Эти смежные преступления редко являются частью другого, поэтому разграничить их все- таки можно.

Несообщение о преступлении

Ответственность за деяние устанавливает ст. 205.6 УК. В этом случае, как и при лжесвидетельстве, правонарушитель утаивает определенную информацию о событиях. Совершают оба преступления с умыслом, у них очень похожие мотивы и цели. В то же время, они имеют существенные отличия, при помощи которых их легко разграничить:

  • Несообщение о преступлении угрожает общественной безопасности, а заведомо недостоверные показания препятствуют верной оценке обстоятельств.
  • Уголовному преследованию подлежит умолчание о подготовке или совершении ряда преступлений, которые перечислены в ст. 205.6 УК. Лжесвидетельства может быть совершено не только по гражданскому делу, но и по административному.

Дача недостоверных показаний, которая может последовать за умолчанием о факте преступления, не подлежит самостоятельному уголовному преследованию, поскольку является частью данного правонарушения.

Укрывательство преступлений

Когда заведомо недостоверную информацию сообщают для выгораживания виновных, лжесвидетельство совпадает по признакам с укрывательством преступления, ответственность за которое определяет статья 316 УК. Здесь важным признаком является то, что укрывательство не должно быть заранее обещанным виновному, как и дача ложных показаний. Оба преступления имеют умышленный характер, однако, укрывательство отличается совершением активных действий, лжесвидетельство может выражаться в несообщении важной информации.

Если свидетель заранее пообещал сообщить ложные сведения для сокрытия виновного, то здесь налицо соучастие в пособничестве, которое квалифицируется по Особенной части УК.

Таким образом, дача заведомо ложных показаний часто пересекается с другими преступлениями. Верное определение особенностей и признаков совершенного деяния позволит избежать ошибок в установлении виновности и назначении наказания. Это имеет большое значение, поскольку на практике к факту сообщения заведомо ложных сведений суды относятся более лояльно, чем к смежным преступлениям.

Статья 307 УК РФ. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

Новая редакция Ст. 307 УК РФ

1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Комментарий к Статье 307 УК РФ

1. На основании ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ в коммент. статью внесены следующие изменения: а) дополнен перечень субъектов преступного посягательства новым лицом — специалистом; б) установлена УО эксперта не только при даче заведомо ложного заключения, но и в случае его ложного показания; в) примечание дополнено термином «специалист» и устанавливает возможность освобождения этого участника процесса при наличии к тому необходимых условий.

2. Основной объект преступного посягательства — общественные отношения, обеспечивающие авторитет судебной власти, интересы правосудия в области расследования, рассмотрения и разрешения дел в порядке конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции). Факультативный объект может выражаться в причинении вреда чести, достоинству и свободе личности в случаях, когда заведомо ложная информация относится к конкретному лицу (ч. 1 коммент. статьи). Дополнительный объект (интересы личности) необходимо устанавливать во всех случаях при квалифицированном составе (ч. 2 коммент. статьи).

3. Качественная сторона сведений, передаваемых свидетелем, потерпевшим, экспертом, специалистом и переводчиком, характеризуется заведомой ложностью, т.е. несоответствием фактическим, действительным обстоятельствам. При квалифицированном составе (ч. 2 коммент. статьи) заведомо ложные сведения должны относиться к конкретному лицу с обвинением его в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 15 УК).

4. Адресатами получения ложных сведений могут быть только должностные лица и государственные органы, полномочные осуществлять производство по делу (судья, дознаватель, прокурор, следователь и т.п.). Не образуют состава преступления ложные показания в третейском и других общественных судах; показания, данные до возбуждения уголовного дела или лицу, не правомочному осуществлять допрос.

5. Общественная опасность преступления состоит в том, что ложные показания, заключения и переводы препятствуют осуществлению правосудия, способствуют безнаказанности преступников или, наоборот, приводят к наказанию невиновных.

6. Объективная сторона составов преступления (общественно опасное действие) выражается в заведомо: а) ложном показании свидетеля, потерпевшего; б) ложном заключении или показании эксперта; в) ложном показании специалиста; г) неправильном переводе.

7. Особое значение имеет временной фактор — указанные действия должны быть совершены в период судебного рассмотрения или производства предварительного расследования (дознания и предварительного следствия).

8. Место совершения данного преступления — место рассмотрения дела судом или место проведения дознания или предварительного следствия.

9. Заблаговременно, до начала дачи сведений (показаний, заключения, перевода), субъекту посягательства со стороны суда, дознавателя или следователя разъясняется обязанность дать правдивые сведения, он предупреждается об УО за дачу заведомо ложных сведений.

10. По конструкции коммент. составы преступления формальные. Преступление окончено (составами) в момент выполнения указанных в диспозиции статьи действий. Преступление считается совершенным в момент окончания дачи ложного показания, заключения или перевода и их фиксации в протоколе судебного заседания. Ложное показание, заключение эксперта или неправильный перевод, даваемые в письменной форме, окончены в момент подписания протокола допроса. Какие-либо общественно опасные последствия на квалификацию не влияют, выходят за рамки состава преступления, однако должны учитываться судом при назначении наказания.

11. Под дачей заведомо ложных показаний (свидетеля, потерпевшего и специалиста) понимается сообщение полностью или частично сведений, которые искажают действительные факты, имеющие значение для дела и допускаемые по закону в качестве доказательств. Ложные оценки фактов не образуют преступления.

12. Заведомо ложное заключение эксперта выражается в неправильных ответах на поставленные вопросы по обстоятельствам, имеющим значение для дела.

13. Неправильный перевод означает ложное изложение показаний или документов, имеющих доказательственное значение, которое может нанести вред интересам правосудия.

14. Процедура предупреждения об УО за дачу ложного показания, заключения или неправильного перевода не является обязательным признаком коммент. составов преступлений, однако ее отсутствие влечет признание доказательств недопустимыми в соответствующем производстве по УД, что исключает объективную сторону составов преступления.

15. Субъективная сторона составов преступления характеризуется только прямым умыслом. Субъект отчетливо осознает разъясненную ему обязанность давать правдивые показания, заключение или перевод, однако, зная о заведомой ложности (несоответствии действительности) сообщаемых им сведений, желает их сообщить суду или органам предварительного расследования.

При квалифицированном составе виновный, кроме этого, осознает, что, давая заведомо ложные сведения, заключение или перевод, он обвиняет лицо в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Осознанность включает в себя и факт передачи ложных сведений должностному лицу или государственному органу, полномочным вести производство по делу.

15.1. Термин «заведомо» использован законодателем для установления четкой убежденности субъекта посягательства в несоответствии действительности сообщаемых им сведений. Какое-либо добросовестное заблуждение, извинительная или неизвинительная ошибка исключают УО.

16. Субъект преступного посягательства имеет наряду с общими (вменяемость, физическая природа и достижение 16-летнего возраста) и специальные признаки: только свидетель, потерпевший, эксперт, специалист и переводчик, наделенные соответствующим процессуальным статусом как участники процесса.

17. Свидетели — лица, не причастные к совершению расследуемого или рассматриваемого преступления, не являющиеся потерпевшими или стороной в гражданском, арбитражном или административном процессе. Это лица, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по делу, если они допрошены органами предварительного расследования или судом.

17.1. Не подлежат УО в силу свидетельского иммунитета (статья 51 Конституции России) за дачу заведомо ложных показаний сами лица, совершившие преступления в качестве исполнителей, иных соучастников или причастные к преступлению в качестве укрывателей, попустителей. Это относится и к лицам, ранее осужденным, отбывшим наказания или освобожденным от УО по нереабилитирующим основаниям в случае их допроса по выделенным делам соучастников преступления.

17.2. В ч. 3 ст. 56 УПК указаны лица, не подлежащие допросу в качестве свидетелей.

18. О потерпевшем см. ч. 1 ст. 42 УПК.

19. Об эксперте см. ч. 1 ст. 57 УПК. При производстве экспертизы несколькими экспертами УО несет тот эксперт, который дал заведомо ложное заключение.

20. О специалисте см. ч. 1 ст. 58 УПК.

21. О переводчике см. ч. 1 ст. 59 УПК.

22. Примечание к коммент. статье предусматривает освобождение субъектов лжесвидетельства от УО при наличии следующих условий: а) добровольное заявление о ложности показаний, заключения или неправильности перевода, что является разновидностью явки с повинной; б) добровольное заявление должно быть сделано в органах предварительного расследования, проводящего дознание или следствие, или в суде, рассматривающем дело; в) добровольное заявление может иметь место только до вынесения приговора или решения суда.

23. Лицо, виновное в заведомо ложном доносе и продолжающее свое преступление в форме ложных показаний, не может быть субъектом лжесвидетельства в силу ст. 51 Конституции.

24. Не может квалифицироваться по ст. 307 самооговор. В УК РФ самооговор не признается преступлением.

25. Простое лжесвидетельство относится к категории преступлений небольшой тяжести, квалифицированное — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона состоит в даче ложных показаний, ложного экспертного заключения, неправильном переводе. Ложность означает, что предоставляемое сообщение полностью или в части не соответствует действительности, неправильный перевод отличается по смыслу от исходного текста.

Деяние, образующее состав преступления налицо, когда виновный искажает, утаивает или придумывает сведения о фактах, имеющих значение по делу.

Недостоверная информация сообщается в процессе предварительного расследования или судебного заседания лицам, уполномоченным на ее получение (дознаватель, следователь, прокурор, судья).

Преступление окончено в момент приобщения к делу соответствующего процессуального документа (протокола допроса, заключения эксперта, перевода) либо во время оглашения ложных сведений (перевода) в суде.

2. Субъект преступления — специальный: свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик.

3. Квалифицирующим признаком служит соединенность деяния с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В отличие от ч. 2 ст. 306 УК РФ в рассматриваемом случае ложное обвинение не инициирует, а поддерживает уголовное преследование в отношении потерпевшего. При оценке действий виновного по ч. 2 ст. 307 УК РФ дополнительная квалификация по ст. 306 УК РФ не требуется.

4. Специальным основанием освобождения от уголовной ответственности за анализируемое преступление является добровольное заявление свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика о ложности данных ими показаний, заключения, неправильности перевода. Сообщение является добровольным, когда у виновного существует возможность выбора варианта поведения.

Комментарий к статье 307 Уголовного Кодекса РФ

Основным объектом данного преступления выступают интересы правосудия. Дополнительный объект — права и интересы личности, интересы юридического лица.

Общественная опасность рассматриваемого посягательства на интересы правосудия состоит в том, что искажение истины в показаниях свидетеля, потерпевшего или специалиста, заключении эксперта или переводе препятствуют установлению истины по уголовному или гражданскому делу, нарушают нормальное функционирование судебной системы, работу органов следствия и дознания и могут препятствовать вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора суда, как того требует ст. 297 УПК РФ, либо законного и обоснованного решения суда, как того требует ст. 195 ГПК РФ. Требование законности, обоснованности и мотивированности для принимаемых арбитражным судом решений, постановлений, определений содержится в ч. 3 ст. 15 АПК РФ.

Объективная сторона преступления заключается в одном из следующих деяний, совершаемых путем действия: 1) заведомо ложных показаниях свидетеля; 2) заведомо ложных показаниях потерпевшего; 3) заведомо ложном заключении или показании эксперта; 4) заведомо ложном показании специалиста; 5) заведомо неправильном переводе в суде. Деяние может быть совершено в уголовном, гражданском или арбитражном судопроизводстве или при производстве предварительного расследования.

Заведомо ложные показания свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод при производстве по делу об административном правонарушении влечет наказание по ст. 17.9 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Аналогичные определения содержатся в ст. 69 ГПК РФ и ст. 56 АПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Согласно п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. О признании потерпевшим дознаватель, следователь, прокурор или суд выносят постановление. Именно с этого момента физическое или юридическое лицо приобретает процессуальный статус потерпевшего.

Потерпевший вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии потерпевшего дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК РФ).

В соответствии со ст. 277 УПК РФ допрос потерпевшего проводится по правилам допроса свидетеля. В соответствии с ч. 2 ст. 278 УПК РФ перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность (за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний, за разглашение данных предварительного расследования), предусмотренные ст. 56 УПК РФ, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Процессуальным основанием для возбуждения уголовного дела по ст. 307 УК РФ (а также ст. ст. 308 и 310 УК РФ) являются умышленные действия по нарушению запретов, изложенных в подписке. Аналогичные положения закреплены в ст. 176 ГПК РФ и ст. 56 АПК РФ.

Показания потерпевшего или свидетеля — это данные о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, отобранные в ходе допроса дознавателем, следователем или судом (ст. ст. 78, 79 УПК РФ, ст. 69 ГПК РФ, ст. 56 АПК РФ). То есть сведения об обстоятельствах, влияющих на разрешение дела по существу. Статья 307 УК РФ не имеет в виду показаний о несущественных обстоятельствах, относящихся к делу (например, изменение свидетелем в процессе расследования пояснения причины своего появления на месте преступления). Преступными являются только те показания, которые касаются существенных обстоятельств, т.е. влияют на вынесение законного и обоснованного приговора, решения или иного судебного акта. Они относятся в уголовном судопроизводстве к предмету доказывания, в гражданском судопроизводстве — к предмету иска.

Если свидетель (потерпевший) просто отказывается говорить, он может быть привлечен к ответственности не по рассматриваемой статье, а за отказ от дачи показаний согласно ст. 308 УК РФ.

Все перечисленные в диспозиции ст. 307 УК РФ действия должны быть совершены в процессе предварительного расследования либо в судебном заседании. Ложные сведения, данные свидетелем, например, в беседе с прокурором, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ.

Согласно ст. 57 УПК РФ экспертом является лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном законом для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

В соответствии с ч. 4 ст. 57 УПК РФ эксперт не вправе: давать заведомо ложное заключение (п. 4), разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ (п. 5).

В подготовительной части судебного заседания в соответствии со ст. 269 УПК РФ председательствующий разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем эксперт дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Аналогичные указания содержатся в ст. 171 ГПК РФ и ч. 5 ст. 55 АПК РФ. Нарушение требований подписки и будет процессуальным основанием для привлечения к уголовной ответственности в случае дачи заведомо ложного заключения.

В соответствии со ст. 282 УПК РФ в ходе судебного следствия по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. В этом случае эксперт допрашивается в качестве свидетеля со всеми вытекающими из этого статуса правами и обязанностями.

Ложность заключения эксперта выражается в намеренном искажении выявленных им фактов или в умолчании о них либо в неверной оценке фактов, ложных выводах из представленных для исследования материалов дела.

В соответствии со ст. 58 УПК РФ специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

В отличие от эксперта специалист подлежит уголовной ответственности не за дачу заведомо ложного заключения, а за заведомо ложное показание.

Ложность показаний специалиста выражается в намеренном искажении выявленных им фактов или в умолчании о них либо в заведомо неверной оценке фактов, ложных выводах из представленных для исследования материалов дела. Как и эксперт, специалист дает показания в качестве свидетеля.

Переводчиком является лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных УПК РФ, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, а также владеющее навыками сурдоперевода и приглашенное для участия в производстве по уголовному делу (ст. 59 УПК РФ).

В подготовительной части судебного заседания в соответствии со ст. 263 УПК РФ председательствующий разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК РФ, о чем переводчик дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Аналогичные положения содержатся в ст. 162 ГПК РФ и ст. 57 АПК РФ.

Неправильный перевод состоит в искажении смысла переводимых материалов дела (устной или письменной речи) — показаний или документов при производстве предварительного расследования или в процессе судебного разбирательства. Ложным будет и умолчание переводчика о существенных для разрешения дела обстоятельствах при переводе показаний и документов.

Все вышеперечисленные деяния, совершенные в суде либо при производстве предварительного расследования, влекут уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ независимо от того, искажают ли они истину в пользу обвиняемого по уголовному делу или против него, а равно в пользу истца или ответчика по гражданскому делу.

Состав преступления сконструирован законодателем по типу формальных составов преступлений. Преступление считается оконченным с момента совершения одного из указанных действий независимо от того, приняты ли эти показания, заключение эксперта, показания специалиста или перевод в качестве доказательств по рассматриваемому делу. На стадии предварительного расследования это преступление считается оконченным, когда свидетель, потерпевший или специалист, если он задавал вопросы, подписал протокол допроса, эксперт — заключение; в стадии судебного разбирательства — с момента дачи свидетелем, потерпевшим, специалистом показаний или оглашения экспертом содержания заключения. Для переводчика данное преступление окончено с момента представления им заведомо неправильного письменного перевода или окончания устного перевода.

В соответствии с ч. 5 ст. 164 УПК РФ если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то он предупреждается об ответственности, предусмотренной ст. ст. 307 и 308 УК РФ (аналогичные действия должны быть выполнены и судом). В этой связи на практике возникает вопрос о наличии состава заведомо ложного показания и т.д. в тех случаях, когда, например, свидетель не был предупрежден об уголовной ответственности, т.е. не были выполнены указанные правила УПК РФ. С нашей точки зрения, невыполнение указанных правил исключает ответственность по ст. ст. 306 и 307 УК РФ, так как требование УПК РФ о предупреждении соответствующих лиц об уголовной ответственности имеет целью обеспечение допустимости доказательств (ч. 3 ст. 7 УПК РФ) и является, с нашей точки зрения, конструктивным признаком составов указанных преступлений.

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом. Об этом свидетельствуют указания в законе на заведомость совершаемых действий. Виновный сознает, что он дает по данному делу суду, органам предварительного расследования не соответствующие действительности показания в качестве свидетеля или потерпевшего или ложное заключение как эксперт или делает неправильный перевод, и желает совершить эти действия.

Мотивы таких действий не определены законом и могут быть различными (стремление улучшить или, напротив, ухудшить положение обвиняемого, боязнь мести с его стороны, корысть, неприязненные отношения, ложно понимаемые интересы борьбы с преступностью и др.). Значения для квалификации преступления они не имеют.

Добросовестное заблуждение потерпевшего или свидетеля, неправильное восприятие ими актов вследствие невнимательности, забывчивости, отсутствия должной компетенции эксперта, специалиста или переводчика и другие обстоятельства, повлиявшие на дачу не соответствующих истине показаний, заключения или перевода исключают ответственность по ст. 307 УК РФ.

Субъект данного преступления — специальный. Им могут быть лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста и прямо указанные в ст. 307 УК РФ, — свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик, признанные таковыми в соответствии с УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ. Несовершеннолетние в возрасте до шестнадцати лет, в том числе привлеченные к участию в деле в качестве свидетелей или потерпевших, субъектами данного преступления не являются.

Другие участники процесса ответственности по ст. 307 УК РФ не несут.

Квалифицированным видом преступления является совершение тех же действий, соединенных с обвинением в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, определение которых дается в ст. 15 УК РФ.

Статья 307 УК РФ дополнена примечанием, согласно которому свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они: добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности показаний, данных ими, заключения или заведомо неправильном переводе.

Мотивы, по которым свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик добровольно заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе, не имеют значения для решения вопроса об освобождении их от уголовной ответственности.

Другой комментарий к статье 307 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит из ряда действий, указанных в законе:

1) ложное показание свидетеля, потерпевшего или специалиста;

2) ложное заключение эксперта;

3) неправильный перевод.

Показания в уголовном процессе — это сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего, взаимоотношениях с ним; в гражданском процессе — сведения по любым обстоятельствам, относящимся к иску; в арбитражном процессе — сведения, имеющие значение для правильного разрешения спора арбитражным судом.

Преступными будут являться только те показания, которые касаются существенных обстоятельств, т.е. влияют на вынесение законного и обоснованного приговора, решения или иного судебного акта.

Показания должны быть ложными, т.е. не соответствующими действительности полностью либо в какой-нибудь части.

Ложным показанием не может быть признано умолчание о существенных обстоятельствах, относящихся к предмету доказывания либо к предмету иска.

Ложные показания образуют состав рассматриваемого преступления, если они даны управомоченному на то лицу, в установленном законом порядке и надлежащим образом процессуально оформлены.

2. Заключение эксперта является ложным, если оно содержит искажение фактов, неверную оценку либо выводы, не основанные на материалах уголовного, гражданского или арбитражного дела. Это может, например, относиться к оценке вреда, причиненного здоровью (вместо средней тяжести указывается тяжкий или наоборот), источнику образования следов при трасологической экспертизе, тормозному пути — при автотехнической.

3. Неправильный перевод — это искажение смысла переведенной с одного языка на другой устной речи (показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого; вопросов судьи и т.п.) либо документов.

4. Момент окончания преступления в уголовном судопроизводстве зависит от стадии процесса и совершенного деяния.

На стадии предварительного расследования ложные показания свидетеля, потерпевшего или специалиста образуют оконченное преступление с момента подписания протокола допроса; ложное заключение — с момента его предъявления экспертом органам следствия или дознания; ложный перевод допроса — с момента подписания протокола, документа — с момента предъявления его перевода переводчиком органам следствия и дознания.

В стадии судебного разбирательства (как по уголовным, так и по гражданским и арбитражным делам) преступление окончено, когда свидетель, потерпевший или специалист закончил дачу показаний; эксперт изложил содержание заключения; переводчик осуществил перевод показаний или документа.

5. Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел.

6. Субъект преступления специальный — достигшие возраста 16 лет свидетель, потерпевший, эксперт, специалист и переводчик. В примечании к комментируемой статье предусмотрено специальное основание освобождения указанных лиц от ответственности.

7. В ч. 2 ст. 307 назван квалифицирующий признак преступления: заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод, соединенные с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Ложные показания дают не только подозреваемые, но и сви­детели, и потерпевшие. Допрашиваемый может давать ложные по­казания как в своих интересах, так и в ущерб им (например, при самооговоре).

Мотивами дачи ложных показаний свидетелем могут быть сле­дующие:

— боязнь мести со стороны подозреваемого, обвиняемого, их родственников и знакомых;

— опасение испортить отношения с другими лицами, прохо­дящими по делу;

— желание выгородить или смягчить вину подозреваемого (об­виняемого) в силу родственных, семейных, дружеских побуждений либо из корыстных соображений, а также противоположное наме­рение усугубить вину указанных лиц — из мести, ревности и т. д.;

— нежелание в дальнейшем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд и т. д.;

— стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступ­ки, аморальное поведение и т. д.

Мотивы дачи ложных показаний потерпевшим сходны с пе­речисленными, к ним можно добавить только такие мотивы, как: 1) желание преуменьшить вред, причиненный преступлением по­терпевшему, чтобы скрыть источник приобретения утраченных цен­ностей; 2) стремление приувеличить причиненный преступлением ущерб как из чувства мести, так и из корысти и иных побуждений (ревность, злоба и т. д.).

Что касается мотивов дачи ложных показаний подозреваемым и обвиняемым, то они весьма разнообразны. В следственной прак­тике наиболее часто встречаются следующие:

1) желание избежать ответственности за содеянное или пре­уменьшить свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление — действительное или мнимое;

2) стремление выгородить или смягчить вину соучастников в силу дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных соображений;

3) стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем, а также огово­рить себя в силу болезненного состояния психики либо из бахваль­ства и т. д.;

4) стремление оговорить себя, чтобы скрыть неблаговидное, в том числе и преступное, поведение близкого человека1.

Лицо, дающее заведомо ложные показания, оказывает проти­водействие следствию, вступает со следователем в противоборство, в результате чего создается конфликтная ситуация.

Чтобы изобличить допрашиваемого в даче ложных показаний, следователю необходимо использовать тактические приемы.

При изобличении во лжи свидетеля и потерпевшего можно прибегнуть к таким приемам:

— убеждение в неправильности занятой позиции, ее антиграж­данском характере;

— разъяснение правовых последствий дачи ложных показа­ний;

— разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа потерпевших, подозре­ваемых, обвиняемых;

— воздействие на положительные стороны личности допра­шиваемого (чувство собственного достоинства, смелость, благород­ство, принципиальность и т. д.).

Следственная тактика располагает целым арсеналом приемов изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ими ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологическо­го воздействия с целью получить правдивые показания. Рассмот­рим основные.

1. Убеждение. Этот прием заключается в обращении следова­теля к здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раска­янию и чистосердечному признанию путем разъяснения как вред­ных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных по­следствий признания своей вины и активного содействия рассле­дованию совершенного преступления, а также преступлений про­шлых лет, оставшихся нераскрытыми.

2. Использование положительных свойств личности допра­шиваемого. Обращение следователя к положительным качествам собеседника во многих случаях приносит пользу. Каждому челове­ку свойственно стремление к самоуважению, и поэтому, апеллируя к честности, порядочности допрашиваемого, к его заслугам в про­шлом, авторитету в коллективе, среди товарищей, его личному и социальному статусу, его можно убедить быть откровенным, прав­дивым.

3. Пресечение лжи. Данный прием применяется тогда, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обви­няемому «развертывать» ложь, когда у следователя имеется досто­верная информация по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса. «В этом случае лживые показания допрашиваемого немед­ленно отклоняются, ложь пресекается в «зародыше» путем предъяв­ления имеющихся доказательств или других средств воздействия. Потеряв надежду на возможность дезинформировать следователя, изобличенный фактами допрашиваемый часто переходит от лжи к правде»2.

4. Выжидание. Этот прием применяется к лицам, у которых происходит борьба мотивов, один из которых побуждает к даче лож­ных показаний или отказу от дачи показаний, а другой — к при­знанию своей вины, раскаянию в содеянном. Такая борьба мотивов не затухает и может проявиться достаточно сильно при умелом так­тическом воздействии следователя и в процессе допроса. Учитывая колебания допрашиваемого, следователь, сообщая определенные сведения, умышленно «закладывает» в его сознание такую инфор­мацию, которая должна обеспечить победу позитивных мотивов, и затем делает перерыв в допросе, выжидая, когда допрашиваемый сам откажется от мотивов, побуждающих его к даче ложных пока­заний.

5. Допущение легенды. Нередко следователь, зная либо дога­дываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания — легенду, предоставляет ему возможность изложить ее. Вступив в своего рода игру с допрашиваемым, он исходит из намерения выудить у того как можно больше деталей, конкретики, подробностей и как можно точнее и обстоятельнее зафиксировать рассказ в протоколе допросов. Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весо­мые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду. За­стигнутый врасплох и не подготовленный к созданию новой лжи, допрашиваемый может дать правдивые показания.

6. Внезапность. Данный прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса то или иное следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя о тех или иных об­стоятельствах дела, считает это действие невозможным. Например, следователь заявляет обвиняемому, дающему ложные показания, о намерении провести очную ставку с лицом, которого, по мнению допрашиваемого, уже нет в живых.

Разновидностью использования фактора внезапности на доп­росе является такой распространенный прием изобличения, как неожиданное предъявление доказательств. Эффективность этого приема зависит также от того, допускает ли подозреваемый или обвиняемый, что данные доказательства могут оказаться у следо­вателя. А. В. Дулов назвал такой прием, оказывающий сильное пси­хологическое воздействие на обвиняемого (подозреваемого), «эмо­циональным экспериментом». Он пишет: «Это действие является экспериментом по той причине, что следователь специально создает условия, при которых резко изменяется эмоциональное состояние допрашиваемого, часто влекущее за собой и определенные физиологические реакции. Эмоциональным же эксперимент именуется в связи с тем, что цель его — выявление изменений в эмоциональном состоянии, последующий анализ и использование в допросе этого выявленного изменения. Чем больше событие преступления пере­живается, сохраняется в памяти обвиняемого (в силу раскаяния или в силу страха перед разоблачением), тем большее эмоциональное воздействие на него будет оказывать информация, напоминающая об этом событии, особенно в том случае, если он не знает о наличии ее в распоряжении следователя, если считает, что эта информация начисто разрушает его линию защиты от предъявленного обвинения»3.

В качестве примера можно привести одно из уголовных дел из практики американского Федерального бюро расследования пре­ступлений.

Безжизненное тело Мэри Стоунер, 12 лет, было обнаружено в 16 километрах от ее дома в пригородных зарослях. В последний раз ее видели за несколько дней до исчезновения, когда она вышла из школьного автобуса возле своего дома.

Причиной смерти стал удар камнем, расколовший череп. Ок­ровавленное орудие убийства обнаружили и изъяли полицейские, производившие осмотр места происшествия.

Подозрение пало на Даурела Девьера, 24 лет. Проверка его на полиграфе не дала никакого результата. О том, как развивались события дальше, рассказал сотрудник ФБР Джон Дуглас, консуль­тировавший местных сыщиков.

«Я сказал полицейским, что теперь, когда он понимает, что детектор лжи ему не страшен, остается лишь один путь уличить его — допрос. Прежде всего его следует провести ночью. Поначалу преступник будет ощущать себя более комфортно, поскольку ноч­ной допрос будет означать, что он не станет добычей прессы. Одна­ко допрос после окончания рабочего дня также будет свидетель­ствовать о серьезных намерениях полиции.

В допросе должны участвовать как агенты ФБР, так и мест­ная полиция. Он поймет, что против него обращена вся мощь пра­вительственных структур.

Далее, советовал я, оборудуйте комнату для допросов. Исполь­зуйте нижнее освещение, создающее атмосферу таинственности. Сложите на виду стопку папок с его именем. Самое главное, нужно положить на стол окровавленный камень с места происшествия, но так, чтобы увидеть его он мог, только повернув голову.

Ничего не говорите об этом камне, посоветовал я полицейским, но внимательно наблюдайте за мимикой Девьера. Если он и есть убийца, то он не сможет не обратить на него внимания.

Из своего опыта я знал, что на преступника, наносящего удар тупым предметом, неизменно попадает кровь жертвы.

Мой сценарий был выполнен в точности. Когда полицейские ввели Девьера в комнату, подготовленную для допроса, он сразу же посмотрел на камень, покрылся испариной и начал тяжело ды­шать. Он вел себя нервно и настороженно и явно был подавлен при упоминании о крови. В конце допроса он признался не только в убийстве Мэри Стоунер, но также и в совершении другого изнаси­лования».

Даурел Джин Девьер был обвинен в изнасиловании и убий­стве Мэри Стоунер и приговорен к смертной казни. Он был казнен на электрическом стуле 17 мая 1995 г.4.

Статья 77. Показания обвиняемого.

1. Показания обвиняемого — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями статей 173, 174, 187 — 190 и 275 настоящего Кодекса.
2. Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.
Комментарий к статье 77
1. О понятии обвиняемого, его правах и обязанностях см. комментарий к ст. 47.
2. Показания обвиняемого прежде всего касаются сущности предъявленного ему обвинения, но в них могут содержаться сведения и об иных обстоятельствах, имеющих значение по уголовному делу. Показания обвиняемого исходят от лица, особо заинтересованного в исходе дела. Поэтому в их правдивости иногда возникает сомнение. Однако, как свидетельствует практика, обвиняемые обычно дают правдивые показания, особенно в конце расследования или судебного разбирательства.
3. Как и показания подозреваемого, показания обвиняемого имеют двоякое значение: с одной стороны, это средство защиты его прав и законных интересов, а с другой — источник сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела.
4. Дача показаний — право обвиняемого. Это право нужно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, обвиняемый может требовать, чтобы дознаватель, следователь и суд его выслушали, учли и проверили все сказанное им. Во-вторых, обвиняемый вправе отказаться от дачи показаний, он не несет ответственности и за дачу заведомо ложных показаний. Эти положения являются гарантией его права на защиту. Поэтому совершенно недопустимо расценивать отказ обвиняемого от дачи показаний, а также дачу им заведомо ложных показаний как косвенное доказательство его вины. Если же обвиняемый отказался от дачи показаний, то повторный его допрос по тому же обвинению может проводиться только по просьбе самого обвиняемого (ч. 4 ст. 173 УПК).
Отсутствие у обвиняемого обязанности давать правдивые показания ни в коем случае нельзя понимать таким образом, что ему предоставлено право на дачу ложных показаний. Ложные показания обвиняемого получают только моральную, но не юридическую оценку. Смысл освобождения обвиняемого от уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний состоит не в том, чтобы предоставить ему право на ложь, а в том, чтобы гарантировать ему право на защиту. И в случае дачи обвиняемым ложных показаний к нему не могут быть применены какие-либо отрицательные правовые последствия, в частности дача им таких показаний не может рассматриваться как косвенное доказательство его вины.
5. В соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК обвиняемый вправе возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний. Таким образом, предмет показаний обвиняемого определяется прежде всего содержанием предъявленного ему обвинения. Но в него входят и все иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела: мотивы преступления, его причины; сведения о потерпевшем, о взаимоотношениях с ним обвиняемого; о действиях других лиц, в т.ч. его соучастников; об оценке материалов дела, доказательств, обоснованности обвинения, юридической квалификации и т.п.
6. Обвиняемый вправе давать показания не только о своих собственных действиях, но и о действиях других лиц. Заведомо ложные показания обвиняемого, уличающие другое лицо в совершении преступления, принято называть оговором. Однако этот термин в значительной степени условный. Во-первых, заведомая ложность этих показаний зачастую может быть установлена лишь на завершающих этапах производства по делу, поэтому использование понятия «оговор» до окончательной оценки достоверности или недостоверности показаний обвиняемого неправомерно. Во-вторых, ложно обвинить другое лицо в совершении преступления может не только обвиняемый, но и потерпевший, и свидетель.
7. В связи с рассмотрением показаний обвиняемого возникает вопрос: правом или обязанностью обвиняемого является дача показаний о других лицах? Если рассматривается дело о преступлении, совершенном в соучастии, то давать такие показания — всегда право обвиняемого, но не его обязанность. По всей видимости, по тем же правилам следует допрашивать и то лицо, необходимость в показаниях которого возникла по выделенному в отношении его соучастников уголовному делу. Хотя в литературе высказывалось и иное мнение: его нужно допрашивать как свидетеля, поскольку его показания даются по другому делу и касаются действий других лиц, но в тех случаях, когда показания будут касаться действий самого обвиняемого, хотя и рассмотренных ранее, давать такие показания — это его право, но не обязанность.
8. По своему содержанию показания обвиняемого могут заключаться либо в признании своей вины в совершении инкриминируемого ему преступления, либо в ее полном или частичном отрицании. Они не имеют никаких преимуществ перед другими доказательствами с точки зрения их значения; в этом смысле все доказательства по уголовному делу одинаковы. Однако на практике признание обвиняемым своей вины зачастую переоценивается, а ее отрицание — недооценивается. Причем и та, и другая ошибка являются следствием одной причины: обвинительного уклона в оценке показаний обвиняемого.
Во избежание этого необходимо стремиться к тому, чтобы независимо от занятой обвиняемым позиции были собраны доказательства, достаточные для вывода о виновности. Такой подход призван обеспечить условия для соблюдения беспристрастности и наибольшей обоснованности выводов суда, прокурора, следователя и дознавателя, создать предпосылки для исключения обвинительного уклона.
Сказанное отнюдь не умаляет значения показаний обвиняемого для достижения истины. Они могут и должны использоваться для доказывания обстоятельств, необходимых для правильного разрешения дела, но в их установлении они не должны играть решающей роли.
Поэтому в законе предусмотрено, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК). Иначе говоря, на основании одних лишь показаний обвиняемого, в которых он признает себя виновным, нельзя вынести обвинительный приговор.
Это указание не означает, что признание является «худшим» доказательством по сравнению с другими, поскольку любое доказательство может быть положено в основу выводов следователя и суда только тогда, когда оно согласуется с другими. Смысл его в другом: подчеркнуть необходимость критического отношения к этому, казалось бы, бесспорному доказательству, не допустить переоценки его значения.
9. Нужно иметь в виду, что признание обвиняемым своей вины может быть вызвано различными причинами. Зачастую оно является следствием чистосердечного раскаяния в совершении преступления, о чем могут свидетельствовать явка с повинной, осознание обвиняемым своей вины, осуждение своего поступка, сожаление о содеянном, стремление возместить причиненный преступлением ущерб и т.п. Такое признание является обстоятельством, смягчающим наказание (ст. 61 УК РФ).
Но судебной практике известно немало случаев ложного признания. Оно возможно вследствие самооговора, который вызван стремлением оградить от ответственности близкого человека, подкупом, чувством бессилия, когда обвиняемый полагает, что не в состоянии доказать свою невиновность, применением незаконных методов допроса и т.п.
Наконец, обвиняемый может признавать свою вину в результате ошибки, которая является следствием неблагоприятных условий восприятия, недостатков органов чувств, слабости памяти, эмоционального состояния и т.п. Ложное признание возможно и в результате юридической неосведомленности (например, признавшись в убийстве, обвиняемый может не осознавать, что лишил другого человека жизни в состоянии необходимой обороны).
Критически следует оценивать и отрицание им своей причастности к преступлению. Иногда оно бывает ложным, вызванным стремлением избежать наказания. При этом обвиняемый может стремиться переложить ответственность на другого человека. К таким заявлениям нужно относиться особенно внимательно, учитывая, что одних лишь показаний обвиняемого, уличающих другое лицо в совершении преступления, недостаточно для осуждения этого лица. Но отрицание вины может быть обусловлено и действительной невиновностью обвиняемого.
Достоверность показаний обвиняемого может быть установлена лишь в результате их оценки в совокупности с другими доказательствами. Вообще же нужно стремиться к тому, чтобы независимо от позиции обвиняемого его виновность была доказана и не вызывала сомнений.
10. В п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК говорится, что показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, являются недопустимыми для использования в качестве доказательств.

Следующая статья «
К тексту закона «

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *