Оперативный эксперимент понятие

  • автор:

Сегодня Пресненский райсуд Москвы изберет меру пресечения известному адвокату Александру Вершинину, обвиняемому в особо крупном мошенничестве. По версии следствия, он незаконно получил крупную сумму, якобы пообещав решить вопрос с непривлечением к уголовной ответственности криминального авторитета. Александр Вершинин признал свою вину, поэтому рассчитывает оказаться под домашним арестом. Это тем более актуально для защитника в условиях эпидемии коронавируса.

Сегодня во второй половине дня Пресненский райсуд рассмотрит ходатайство об избрании меры пресечения для адвоката Вершинина, обвиняемого в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Утром следственные действия по его делу продолжались. Так, по данным “Ъ”, следователи ГСУ СКР по Москве и сотрудники ФСБ провели обыск в доме защитника в Одинцовском районе Московской области.

Силовики не стали обращаться в суд за соответствующей санкцией, назвав происходящее неотложным следственным действием.

Потом в Одинцово должны привести и самого Александра Вершинина, у которого с собой не оказалось лекарств, а он страдает от диабета.

Самого Александра Вершинина задержали в рамках так называемого оперативного эксперимента вечером 16 апреля на Мичуринском проспекте. Произошло это после того, как защитник получил в своем автомобиле от посредника €300 тыс.

Часть купюр была помечена спецсоставом, а часть, по некоторым данным, являлись бумажной куклой.

По версии следствия, получив указанную сумму, защитник обязался решить вопрос с непривлечением к уголовной ответственности по ст. 210.1 УК (занятие высшего положения в преступной иерархии, до 15 лет заключения) вора в законе Василия Христофорова (Вася Воскрес), проживающего в Италии. Отметим, что посредник обратился в ФСБ, сотрудники которого и начали разработку известного защитника.

Адвокат Алексей Кирсанов, представляющий интересы Александра Вершинина, от комментариев воздерживается, однако источники “Ъ”, близкие к следствию, уже сообщили, что обвиняемый написал явку с повинной, признав свою вину в мошенничестве — правда, сделал это не в полном объеме, а частично.

Александр Вершинин в последнее время представлял интересы криминального авторитета Юрия Пичугина, обвиняемого в организации шести убийств и других преступлениях в составе банды, дело которого слушалось в Верховном суде Республики Коми. Кроме того, он являлся одним из защитников экс-министра «Открытого правительства» Михаила Абызова. В разные годы его клиентами становились вор в законе Владимир Тюрин (Тюрик), совладелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов и экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев. Последний, напомним, был арестован, а потом и осужден после того, как получил в рамках оперативного эксперимента незаконное вознаграждение. Александр Вершинин попался на такой же схеме ФСБ.

Владислав Трифонов, Николай Сергеев

30. ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Оперативный эксперимент – ОРМ, заключающееся в негласном наблюдении и документировании поведения лица в искусственно созданных условиях с целью выявления его противоправной деятельности и получения доказательств.

Мероприятие представляет собой проверку имеющейся информации о готовящемся совершении преступления и является его моделью. Оперативный эксперимент может проводиться, например, с целью выявления систематических нарушений законодательства, захвата с поличным лиц при вручении, получении или вымогательстве взятки, изобличения лица, нанимающего киллера, и т. д. Целью эксперимента может быть также реакция лица на появление определенного человека, на изложение определенной информации. Соответственно, оперативный эксперимент проводится негласно или гласно.

В процессе мероприятия полностью воспроизводится обстановка совершаемого преступления, но с учетом того, что все действия осуществляются под контролем и фиксацией оперативных сотрудников. Запрещается оказывать физическое или какое-либо иное воздействие на проверяемого – все действия должны быть им совершены самостоятельно.

При проведении эксперимента запрещается провокация (т. е. проведение мероприятия по инициативе оперативных сотрудников при отсутствии у них информации о преступной деятельности проверяемого). Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Мероприятие может осуществляться как для изобличения конкретных лиц, так и для выявления неизвестных лиц (например, расстановка химических ловушек на складах и иных местах хранения материальных ценностей, а также последующая проверка лиц, имевших доступ на соответствующую территорию, на предмет наличия на их одежде и коже химических следов).

Оперативный эксперимент проводится на основании постановления, утвержденного соответствующим руководителем органа, осуществляющего ОРД. Составляется и утверждается план проведения мероприятия, в котором указываются основания для его проведения, расписывается его содержание в хронологическом порядке, определяются место проведения, используемые силы, средства и т. д.

При осуществлении эксперимента используется скрытно фиксирующая аппаратура аудио – и видеосъемки и др.

Результаты оперативного эксперимента отражаются в составляемых оперативным сотрудником рапорте или справке, к которым прилагаются акты (например, о расстановке ловушек), документы о применении технических средств аудио – и видеозаписи и др.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Дело Васильева: оперативный эксперимент КГБ или провокация?

Обвиняемый во взяточничестве бывший первый заместитель председателя Мингорисполкома Игорь Васильев стал, вероятно, жертвой примитивного оперативного эксперимента КГБ с элементами провокации, а инвестиционный договор по строительству мусороперерабатывающего завода больше напоминает аферу. Такие выводы напрашиваются из уже оглашенных в суде материалов следствия и показаний свидетелей.


Фото
Напомним, процесс начался 20 декабря в Минском областном суде. В деле только один эпизод. Игорь Васильев обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 430 УК (получение взятки лицом, занимающим ответственное положение, в особо крупном размере). Задержали чиновника сотрудники КГБ утром 6 июля по подозрению вымогательстве взятки в 500 тысяч долларов у представителей европейского предприятия-инвестора за благоприятное решение вопроса, входящего в компетенцию чиновника и связанного с заключением инвестиционного договора более чем на 30 млн. долларов. Передача наличных денег должна была осуществляться двумя равными частями по 250 тысяч долларов. Васильева задержали в служебном кабинете после получения первой части взятки. После задержания Васильев написал явку с повинной, а в суде он не признал себя виновным.

Вообще-то технология взятия взяточника с поличным нашими правоохранителями отработана до мелочей. Но в данном случае операция проводилась по весьма странному сценарию. Озвучим его по порядку.

Некий субъект Василий Ананьев 11 июня попадает в СИЗО КГБ в качестве фигуранта уголовного дела о подстрекательстве к даче взятки. Якобы за 50 тысяч долларов он обещал помочь избежать уголовной ответственности сыну одной минчанки. Деньги за «отмазку» предназначались якобы для сотрудника госбезопасности. И вот спустя несколько дней в условиях чекисткой изоляции Ананьев вдруг вспоминает, что Игорь Васильев вымогал взятку в 500 тысяч долларов у чешских инвесторов, которые хотели построить под Минском мусороперерабатывающий завод. Видимо, из чувства справедливости об этом он сообщает в заявлении на имя председателя КГБ (на тот момент) Вадима Зайцева. Очевидно, глава ведомства обратился непосредственно к Александру Лукашенко за разрешением начать разработку чиновника. Президент разрешил, и операция началась.

К месту сделать отступление и отметить, что без Ананьева вывести, скажем так, на чистую воду «коррупционера» Васильева вряд ли бы удалось. Именно он, по его словам, и должен был исполнять роль посредника в передаче денег. Он же и сообщил о задуманном чиновником преступлении, которое могло не состояться по причине нахождения посредника в известном месте.

И тут, пожалуй, самый ключевой момент — а деньги на взятку откуда взялись? Ведь по той информации, которая озвучивалась до начала процесса, вся история воспринималась так, будто бы пачки долларов пришли из рук чехов.

Ан нет! Роль взяткодателя в процессе пока еще остается за кадром. Не исключено, что представители компании Еco Clean Energy, которую Мингорисполком анонсировал как инвестора проекта, даже не догадывались, что они должны дать взятку. А деньги, как следует из озвученных в процессе материалов, наскребли по сусекам чекисты, и представляли собой эти деньги некий «специальный фонд» КГБ. В чем, к слову, нет никакого секрета. Государство выделяет правоохранительным структурам средства на проведение спецмероприятий. Так что 250 тысяч «зеленых» вернули туда, откуда их вязли на взятку Васильеву. А это означат, что предмет коррупции конфискации не подлежит, и государство на этом деле не разбогатело. И этот факт дает повод предположить, что вся операция по задержанию Васильева носила характер оперативного эксперимента.

Справка Naviny.by
Оперативный эксперимент (ОЭ) — это оперативно-розыскное мероприятие, состоящее в негласном изучении деятельности определенного лица в специально созданных условиях. ОЭ разрешен законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и понимается под этим — «искусственное создание обстановки, максимально приближенной к реальности, с целью вызвать определенное событие либо воспроизведение события или проведение определенных опытов в полностью управляемых условиях и под контролем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность…»

Оперативный эксперимент допускается только тогда, когда имеются сведения о признаках готовящегося или уже совершаемого длящегося преступления, кроме преступлений небольшой тяжести, а также о лицах, это преступление подготавливающих, совершающих или совершивших. Проведение оперативного эксперимента требуется, чтобы поставить под контроль и наблюдение правоохранительных органов уже начавшиеся преступные процессы, уже имеющее место посягательство на охраняемые уголовным законом частные или государственные интересы.

Закон не допускает провокации преступления. Так, например, явно незаконным будет «эксперимент» по вручению взятки лицу, которое ее не просило, тем более без его явного согласия. Однако разграничить законный эксперимент с провокацией зачастую сложно. По статистике Верховного суда. порядка 80% уголовных дел по взяткам возбуждается благодаря оперативному эксперименту. По неофициальным данным, примерно 10% таких дел, начинавшихся с ОЭ, разваливается в судах.

Сомнительная чистота эксперимента

Если в деле Васильева действительно имел место оперативный эксперимент, что уже само по себе настораживает, то проходил он в какой-то странной суете, в обстановке, больше напоминающей провокацию. Следует это из показаний свидетелей — работников горисполкома и самого Васильева.

Итак, заявление в КГБ о готовящемся преступлении возмущенный поведением чиновника Васильева Ананьев написал 19 июня. Его последующие встречи с Васильевым уже проходили под контролем спецслужб, на свидетеле в это время была видео- и фотоаппаратура. 5 июля, по словам Ананьева, отъезжавший через два дня в отпуск чиновник снова требовал денег и получил заверение в том, что 250 тысяч долларов ему будут доставлены из Москвы. Передача денег состоялась утром 6 июля в кабинете Васильева, после чего чиновник был задержан.

Задержание проводилось, надо заметить, по весьма странной схеме. Ананьев утверждал, что портфель с деньгами он оставил в шкафу. Получается, Васильев к долларам не прикасался. Не было, как водится в таких случаях, и вхождения в кабинет сразу же после передачи денег делегации оперов с понятыми и видеокамерой. Чиновник города считают проект выгодным, поскольку для Минска проблема утилизации отходов актуальна. Николай Ладутько потребовал реализовать проект в сжатые сроки».
В ходе процесса по делу Васильева выяснилось, что новость эта появилась за две недели до фактического — 31 марта — подписания договора. Каким образом она попала в эфир, так и осталось невыясненным.

Не менее загадочным выглядит и сама предыстория появления решения городской власти о «выгодном» сотрудничестве с чехами. В суде выяснилось, что торжество по случаю подписания договора было, а вот о целесообразности его заключения обсуждения как такового не было. В протокол комиссии по инвестициям запись о положительном решении вопроса попала каким-то анонимным образом. Кто вносил предложение, как шло обсуждение — то неведомо, у свидетелей-чиновников память оказалась словно стертой.

Кстати, сообщалось, что ввести в строй объект планируется в декабре 2013 года, но, как говорится, там и конь не валялся. И это даже к лучшему. Для строительства такого рода заводов требуется серьезная экологическая экспертиза, которую в данном случае никто и не собирался проводить. Более того, похоже, у инвестора и денег не было, чтобы потянуть такой проект. Не говоря уже про 500 тысяч долларов наличными якобы на взятку. Очевидно, что и трудовой биографией чешской компании минские чиновники не интересовались. О ней, кстати, и в Чехии ничего не знают.

В апреле 2012 года в Минске экологи провели круглый стол, на котором обсуждался и проект строительства мусорного завода. «Вызывает недоумение то, что в Беларуси строить подобное предприятие разрешили чешской компании, которая не имеет абсолютно никакого опыта в этой сфере и о которой раньше никто ничего не слышал даже на родине», — на этой встрече эксперт чешской экологической организации «Ариника» Джиндрих Петрлик.

…Понятно, что последнее слово в этом уголовном деле за судом. В ближайшее время ожидаются прения сторон и последнее слово бывшего второго лица столичной власти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *