Несчастный случай на ЖД дороге

  • автор:

Например, убийство, инсценируемое как несчастный случай падения с высоты.

Обычно признаками, свидетельствующими об инсценировании события, являются телесные повреждения, причиненные нанесением ударов тупыми предметами, отличающимися своими характеристиками от повреждений, вызванных падением с высоты.

Одним из видов инсценирования убийства в результате неосторожного обращения с оружием является заявление подозреваемого о том, что потерпевший нанес сам себе смертельное ранение. При таких обстоятельствах во всех случаях могут быть обнаружены признаки инсценирования путем определения расстояния, на котором был произведен выстрел, и иных признаков, определяемых при назначении судебно-баллистической экспертизы, в частности возможности самопроизвольного выстрела при падении оружия либо выстрела без нажатия на спусковой крючок и др. Таким же образом может быть раскрыта инсценировка самоубийства, при расследовании которого значительная роль принадлежит судебно-баллистической экспертизе (проведение расчетов относительно возможности

потерпевшего самому произвести выстрел), а также дактилоскопической экспертизе, детально исследующей наличие и расположение отпечатков пальцев на вороненых частях оружия потерпевшего и принадлежность таковых потерпевшему или подозреваемому лицу.

В практике расследования преступлений имеют место случаи, когда инсценируется смерть от утопления. Обстоятельства утопления описываются подозреваемым лицом достаточно подробно и, на первый взгляд, правдиво. Однако в процессе осмотра места происшествия и трупа устанавливаются данные, опровергающие свидетельские показания. Так, при измерении глубины реки, озера в месте, которое указано, определяют, что глубина незначительная, и погибший легко мог выплыть. Более того, даже наружный осмотр трупа свидетельствует о наличии ран и повреждений (следов удара, проникающих ранений), которые не могли образоваться при утоплении. При производстве судебно-медицинской экспертизы нередко выясняется то, что потерпевший был брошен в воду, будучи мертвым. Таким образом, версия об инсценировании утопления может быть подтверждена.


При совершении убийства достаточно часто используют последующий поджог, полагая, что пожар уничтожит не только все следы, но и трупы. Действительно, значительное число следов пребывания преступников на месте происшествия, как и следов совершенного убийства, уничтожается под воздействием огня. Однако анализ связанных с пожаром обстоятельств обнаружения трупов, позволяющих установить их личности, тщательное изучение оставшихся следов и выявленных в результате производства экспертиз, дает в распоряжение следователя комплекс доказательств, свидетельствующих о происшедшем событии и механизме его осуществлении. В этом отношении особенно важная информация поступает от судебно-ме­дицинского эксперта, исследующего обгоревшие трупы. Так, результатами экспертизы может быть установлено, что имеющиеся травмы от воздействия огня являются посмертными, характер ранений не связан с пожаром, очагом пожара были горюче-смазочные материалы в различных местах помещения и т. п. Все эти признаки, имеющие характер негативных обстоятельств, указывают на наличие инсценирования и опровергают иные возникшие версии.

Достаточно редкий вид инсценирования смерти от поражения электричеством- заявление о гибели лица, последовавшего в результате неосторожного обращения с электрическими приборами либо иными источниками электроэнергии. При этом также существуют признаки инсценирования, несмотря на его тщательную подготовку и создание модели происшествия, которая представляется безупречной. Признаками, характерными для инсценировки в таких случаях, являются расположение электрометок на местах, которые не связаны со случайным дотрагиванием до источника электроэнергии, отсутствие следов замыкания от длительного воздействия на лицо электричества, размещение трупа относительно источника электроэнергии, наличие на трупе следов насилия либо сопротивления при имевшей место борьбе. Разоблачение инсценировки в подобных случаях достаточно сложно и требует не только специальных знаний, но и тщательного анализа всех обстоятельств, которые могут иметь отношение к событию

преступления.

В практике расследования достаточно часто имеют место случаи инсценирования смерти, наступившей в результате автомобильной или железнодорожной травмы. При исследовании таких происшествий основными следственными действиями, способствующими обнаружению инсценировки, являются осмотр места происшествия и трупа, а также назначение судебно-медицинской экспертизы. Как правило, уже в процессе осмотра трупа на месте происшествия эксперт устанавливает посмертный характер повреждений, причиненных транспортными средствами. Специалист обращает внимание следователя на локализацию травмы, которая не соответствует обычному расположению травм, возникающему при наезде, а соответствует повреждениям, характерным для горизонтального положения тела жертвы, то есть о том, что потерпевшего положили на трассу или рельсы железнодорожного полотна. Такие обстоятельства способствуют формированию версии следователя об инсценировании несчастного случая.

Одним из видов преступлений против жизни является инсценирование самоубийства. Оно может быть инсценировано под самоубийство из огнестрельного оружия, путем утопления, путем повешения, отравления. Каждой из разновидностей присущи признаки, позволяющие строить версию об инсценировании события.

В частности, разоблачению инсценирования смерти путемсамоубийства из огнестрельного оружиямогут способствовать такие признаки:

а) отсутствие следов ожога, внедрения несгоревших порошинок либо так называемой «штанцмарки» — отпечатка дульного следа на теле или одежде пострадавшего как свидетельств выстрела в упор;

б) большое расстояние между следами выстрела и оружием, которое якобы находилось в руке пострадавшего;

в) несоответствие положения оружия и позы трупа, свидетельствующее о том, что выстрел произведен другим лицом;

г) отсутствие стреляной гильзы на месте происшествия как свидетельство ненужного уничтожения вещественного доказательства (использование патронов соответствующего калибра);

д) наличие двух выстрелов, каждый из которых был смертельным, и др.

Установление таких данных, полученных следователем самостоятельно или с помощью судебно-медицинского эксперта, является прямым доказательством инсценировки, исключающим другие версии и опровергающим заявления лиц о самоубийстве. Наряду с этими данными результаты тщательного осмотра места происшествия с участием судебного баллиста и судебно-медицинского эксперта способствуют правильной интерпретации следов, их взаимному расположению (следы крови), нахождению оружия по отношению к трупу, следов выстрела и т.д.

Еще одной разновидностью инсценировок является самоубийство путем повешения. Признаками инсценирования в этом случае могут быть различные обстоятельства, противоречащие заявлениям лиц о самоубийстве. Надо отметить, что в отдельных случаях инсценирование повешения подготавливается весьма тщательно, весь механизм продумывается преступником до мельчайших деталей, чтобы создать правдивую картину события. Преступник подготавливает не только отдельные материальные следы (веревки, предсмертные письма), но и идеальные, распространяя слухи о том, что потерпевший ранее неоднократно высказывал намерение покончить с собой, уйти из жизни, которая ему надоела; избавиться от болезни, которая его замучила, и т.п. Создание идеальных следов, подтверждающих истинность инсценируемого события, во многих случаях способствует возникновению ложных версий, мешающих избранию правильного направления расследования.

В практике расследования имеют место инсценировки самоубийства, совершенного путем применения холодного оружия. Уже при осмотре места происшествия и трупа, а также наличии таких заявлений могут быть обнаружены признаки, указывающие на инсценировку. Такими признаками могут быть:

а) наличие на руках погибшего порезов, которые могут быть следами сопротивления;

б) наличие на холодном оружии следов пальцев рук, принадлежащих другому лицу;

в) наличие повреждений, которые судя по их локализации потерпевший не мог нанести себе сам;

г) наличие двух повреждений, каждое из которых по заключению судебно-медицинского эксперта является смертельным;

д) наличие следов, явно свидетельствующих о сопротивлении потерпевшего;

е) отсутствие на руках потерпевшего брызг крови, которые обязательно должны быть в случаях нанесения себе самому повреждений холодным оружием.

Перечисленные обстоятельства не исчерпывают всех признаков, которые являются основанием для выдвижения версии об инсценировке самоубийства, однако они ориентируют на это как следователя, так и судебно-медицинского эксперта.

Инсценировка самоубийства может осуществляться посредством утопления.В этих случаях главными признаками, указывающими на инсценировку, является наличие следов насилия — повреждений на руках утопленника в виде царапин, синих пятен, изредка — на голове. Во всех подобных случаях, вызывающих сомнение в самоубийстве либо несчастном случае, необходимо обращать особое внимание на следы постороннего воздействия, судебно-медицинский эксперт может дать заключение о прижизненном или посмертном характере повреждений.

Один из вариантов инсценирования несчастного случая — удушение путем попадания в дыхательные пути пострадавшего посторонних веществ либо прекращения по каким-то причинам доступа воздуха. Следственной практике известны такие преступления.

В криминалистической литературе описаныинсценировки совершения убийства посторонними лицами.В этих случаях основанием для выдвижения версии об инсценировке заявления лица становится обнаружение противоречий в его заявлении и картине, а впоследствии модели совершения преступления, его обстановки, наличию либо отсутствию отдельных доказательств.

Признаками инсценировки убийства, совершенного якобы посторонним лицом, могут быть:

а) отсутствие явно обозначенной цели такого убийства — нет оснований для мести, ревности, конфликтных отношений с другими лицами;

б) непонятна цель пребывания на месте события убийцы, поскольку ценные вещи не похищены, орудия убийства унесены с места происшествия;

в) отсутствие следов сопротивления на жертве, что явно свидетельствует о внезапности преступных действий;

г) следы разрушения преград при проникновении на место происшествия, не оправданные в имеющихся условиях (разрушение замка, который был в открытом состоянии, проникновение через окно, при котором не обнаружено никаких следов воздействия на раму и подоконник и др.);

д) следы крови на заявителе, наличие которых объясняется действиями, предпринимаемыми для оказания помощи потерпевшему, однако имеющих характер брызг, присущих времени нанесения тех или иных травм и в этом плане указывающих на присутствие заявителя во время нанесения данных повреждений;

е) наличие вещественных доказательств, место расположения которых явно указывает на нелепость действий лица, якобы совершившего преступление.

В практике расследования убийств с инсценированием самоубийства или убийства, совершенного другим человеком, преступник нередко допускает просчеты, анализ которых при формировании версии о событии преступления или его механизме, позволяет выявить обстоятельства, противоречащие естественному представлению о развитии события преступления, и становятся основой для выдвижения версий об инсценировке.

Наряду с описанными случаями имеет место инсценирование естественной смерти погибшего. Наиболее часто эта разновидность встречается в случаях отравления жертвы иным лицом, создающим впечатление непричастности к преступлению. Обычно отравляющие вещества подмешивают в спиртные напитки, лекарства, наркотики или в пищу. Подмешивание в те или иные вещества, наиболее часто употреблявшиеся потерпевшим, — весьма эффективный способ инсценировки естественной смерти. С одной стороны, это способ сокрытия введенных отравляющих веществ, с другой — он опровергает версию об отравлении посторонним лицом, а с третьей — препятствует установлению отравляющего вещества в тех или иных объектах исследования, где в основном превалируют лекарственные или наркотические вещества, обнаруживаемые при производстве экспертизы. Последнее может быть основанием для выводов экспертов, не выявивших при исследовании отравляющих веществ и поэтому полагающих, что превышение дозировки могло повлечь смерть человека. Однако существуют четко определяемые признаки отравления, на которые необходимо обращать внимание, как при допросах свидетелей, так и при производстве судебно-медицинской и судебно-химической экспертиз. К таким признакам относятся:

а) резко выраженная бледность лица;

б) выступание холодного пота и судороги;

в) расстройство желудка;

г) острые боли в животе;

д) суженные зрачки;

е) резкий запах ядовитого вещества изо рта потерпевшего.

Помимо названного, обнаружение следов ядовитых веществ в остатках пищи, рвотных массах, напитках, оставшихся в бутылках и стаканах, происходит при производстве судебно-химической экспертизы. Выявление ядовитых (отравляющих веществ) становится прямым доказательством причастности подозреваемых к событию преступления. В процессе дальнейшего расследования это может подтвердиться заявлениями свидетелей, к числу которых относятся лечащий терапевт и врач, выдавший свидетельство о смерти.

Среди отдельных видов инсценировок обращает на себя внимание инсценирование умышленного убийства с целью необходимой обороны. Схема такой инсценировки складывается из нескольких действий:

а) имитация нападения — с этой целью до совершения убийства, а чаще после совершения, преступник наносит себе ранения, которые не представляют серьезной опасности. Это, как правило, порезы на руках либо иных частях тела, преимущественно мягких тканей, нанесение царапин на лицо и т.п.;

б) видимость беспорядка в обстановке дома после убийства – разбитые вазы, упавшие стулья и другое, создающее впечатление происходящей здесь борьбы. Нередко при имитации борьбы преступник переигрывает, то есть создает беспорядок значительно больший, чем тот, который мог быть вызван нападением или схваткой с нападавшим, такое оставление следов, как правило, мало оправдано и вызывает сомнение своей неестественностью;

в) подготовка орудий убийства (нож, пистолет, тяжелые металлические предметы), которые якобы использовались нападавшим и обязательно преступником в целях самообороны;

г) распространение сведений о якобы существовавшей конфликтности убитого и высказывания им намерений и угроз в адрес преступника среди соседей, друзей, сослуживцев и т. п.

Тщательный анализ обстоятельств и доказательств, обнаруженных в результате осмотра места происшествия и трупа, позволяет установить ряд несоответствий, нарушающих вроде бы хорошо продуманную логику ложного заявления о необходимой обороне, имевшей место при нападении, следствием чего и являлось убийство. К таким признакам, свидетельствующим об инсценировании необходимой обороны, относятся:

а) несоответствие локализации направления причинения повреждений показаниям, которые дает заявивший о нападении;

б) незначительность повреждений (недостаточная их глубина, поверхностный характер повреждений при их множестве);

в) несоответствие орудия, действительно причинившего повреждения тому, о ком рассказывал заявитель;

г) несовпадение следов крови на орудии, которым наносились повреждения, времени, указанному заявителем;

д) несоответствие орудия, причинившего повреждения характеру нанесенных ранений (отличия по ширине полотна режущего оружия);

е) несоответствие раневых повреждений с испорченной одеждой либо отсутствие на одежде заявителя повреждений, которые должны быть при нанесении ранений.

Одни из перечисленных признаков инсценировки устанавливаются в процессе осмотра места происшествия, другие — могут быть установлены в процессе производства судебно-медицинской экспертизы или освидетельствования заявителя. Определенное значение в установлении факта инсценировки имеют и показания свидетелей, которые противоречат показаниям подозреваемого о том, что потерпевший отличался конфликтностью, неоднократно ему угрожал либо обнаруживал признаки психопатических настроений. Резкие противоречия в показаниях одних свидетелей (по существу подготовленных подозреваемым) и других, дающих показания о потерпевшем как человеке выдержанном, не допускающим каких-либо провокаций, грубостей, насилия, также дают основания для выдвижения версии об имевшей место инсценировке необходимой обороны. Свидетельством ложного заявления о необходимой обороне является и явное несоответствие физических данных убитого и заявителя, при которых якобы нападавший был слабым человеком, а мнимый потерпевший, защищавшийся при нападении, оказывался намного более сильным.

Разнообразие и характер инсценировки зависят от многих факторов, но, прежде всего, от мысленной схемы ее создания, построенной преступником. В этом плане инсценировка может быть простой или сложной, рассчитанной на достаточно быстрое разоблачение либо длительное, требующее значительных усилий следственных, оперативно-розыскных и экспертных органов.

Очерк скорби!
Я понимаю, что мой случай обыденный, но хотел бы поделиться с Вами!
Пережить смерть близкого – одно из наиболее тяжелых испытаний, встречающихся в жизни человека. Осознание того, что человек ушёл, и его уже не вернуть к жизни, вызывает реакцию горя.
Мой отец (отчим), жизнерадостный, веселый, очень добрый и безотказный человек, проживший счастливую жизнь с семьёй 35 лет. Недавно мы потеряли его на всегда 23.03.2017 года, в возрасте 58 лет (умер на работе – цементный элеватор в Москве) во время своей смены — серьёзная фирма! Он прожил, душа в душу с моей мамой (она умерла в 2006 году), они расписались 1982 году, разница в возрасте 15 лет, мне было всего восемь — «любовь не земная». Он воспитал меня, дал образование, и во всем поддерживал, когда появился внук, был на «седьмом небе», он любил всех нас, и мы любили его! Оказывается, по закону он мне не кто! Смерть на работе для работодателя — мгновения (был сотрудник и нет…), для меня и моей семьи это потеря близкого человека — трагедия, мы все скорбим!
В последнее время, он часто жаловался на здоровье, и на то, что ему очень сложно работать дальше грузчиком в сложных условиях, запыления (цемент) и слабого освещения, он сильно устает, и не может самостоятельно выполнять свой функционал, прописанный работодателем. Когда ему было 55 лет, он был уверен, что его отпустят на пенсию так как, его работа является вредной.
Он проработал в данной сфере, без отрыва от производства 38 лет, там же служил два года в Вооруженных силах – остался работать!
Когда он обратился в отдел кадров (с его слов) цитирую
«У нас не вредное производство, отрабатывай до 60 лет»
Зарплата очень смешная (копейки) для данной сферы. Он смертельно устал, и не хотел выходить на работу, но был ответственный, брал себя в руки и выходил на смену.

Я уверен, если бы его отпустили по закону в 50-55 лет, он был бы сегодня с нами, и радовался жизни, радовал нас – семью, друзей.
Мы не знаем своих законных прав, следуем в слепую за теми, кто нами руководит, чем-то напоминая стадо!
Как я узнал о смерти отца:
Мне позвонили в пятом часу с телефона отца, «Вы сын Владимира, я сказал да, приезжайте…. Он умер!»
У меня подкосились ноги, я какое-то время не мог поверить в эти слова, когда осознал, что случилось, позвонил другу чтоб он меня отвез к нему на работу. Когда мы туда приехали, первым делом мы увидели скорую помощь, затем лежащее тело на скамейке на улице под черным пакетом. Когда приоткрыли пакет, я увидел лицо отца: глаза были закрыты, на правой стороне лица возле виска, была сильная ссадина запекшей кровью, лицо все было в пыли от цемента. Я попросил закрыть лицо, спросил, как все произошло?
Мне рассказал бригадир, что он помог запустить оборудование и вышел на несколько минут с объекта, отец остался один, когда бригадир вернулся его окликнул, стояла тишина, оборудование было выключено, в ответ некто не ответил, подойдя к вагону увидел тело, лежащее на слое цемента между вагоном и стеной. Тогда он вынес тело с объекта, и побежал за нашатырём, вернувшись к телу дал понюхать, реакции не было, самостоятельно попытался сделать искусственное дыхание, почему рядом не было медицинского персонала, может не профессиональная помощь – утраченное время на спасение жизни? После чего были вызваны скорая помощь и милиция (местный участковый). До приезда скорой помощи, тело было перенесено на скамейку, возле комнаты отдыха рабочих.
Наконец-то приехал участковый, спросил где обнаружили тело, посмотрев на цех, где выгружают вагоны, задал вопрос «там цемент? я туда не пойду», и начал составлять осмотр над мертвым телом отца.
Я поинтересовался у участкового, приедет ли следственный комитет, на что получил ответ «они не приедут, поручили разобраться мне на месте» Как можно было определить по каким обстоятельствам умер человек на рабочем месте, не посмотрев само место? Мы с другом решили сами пройти на объект, войдя внутрь нам сразу стало тяжело дышать без респираторов из-за слоя пыли из цемента, свет был тусклым и полная тишина, нам указали место, где обнаружили тело. Друг предложил сделать несколько снимков, раз этого не сделал участковый, мы стояли по щиколотку в цементной пыли, атмосфера была жутковатой. Когда мы вернулись, участковый продолжал осмотр, тело отца было полностью раскрыто от черного пакета, зрелище шокирующие:
Все тело было покрыто слоем пыли от цемента, на нем была старая потрепанная спецовка, состоящая из куртки и брюк, на ногах пыльные рабочие ботинки. Куртка была расстёгнутой, и был виден его торс, как-бут-то он обвалялся без одежды в цементной пыли, правая рука свисала с лавочки. Мой друг сделал пару фотографий на телефон, мертвое лицо, фиксируя ссадины, сказал, что может пригодиться, они сделают все, чтоб доказать: Это ненесчастный случай, дабы уйти от проблем с инспекциями – так все и вышло, они мне в это же день сказали «это не профессиональная болезнь и не несчастный случай», не дожидавшись заключения вскрытия из морга.
Уже 05.04.2017, трудовая инспекция не спешит проверить нарушения на данном предприятии, которые привели моего отца к смерти!
Скорая помощь выписала «Протокол установления смерти человека» указав время 16.57мин. – мне позвонили 16.35 мин., он уже был мертв! Оставив документ местному участковому, они уехали, участковый позвал свидетелей, для составления свидетельских показаний, там же находился юрист от работодателя. Мы с другом остались на улице, ждать труповозку, чтоб узнать куда повезут тело, приблизительное время 18.20 мин. Я с момента приезда, сильно переживал, курил одну за другой, пачка сигарет закончилась буквально за пару часов.
Ребята из бригады, предложили мне забрать вещи из шкафчика отца, и любезно проводили в раздевалку. Собрав некоторые вещи в его же спортивную сумку с которой, он ходил на работу, мы вышли к месту где работал участковый. После составления свидетельских показаний и протокола (осмотра трупа) оставил мне документы для труповозки, время было 19.10 мин. – уехал, мы продолжали ждать! Труповозка приехала примерно через час, после отъезда участкового, к этому времени все разошлись и приступили к своей работе. Мы так же собрались уезжать в сторону дома, по дороге к машине, подошла юрист и сказала, что свяжется со мной, для согласования даты встречи, для оформления необходимых документов.
Приехав домой, мы начали думать на что и как захоронить отца, когда денег в доме немного больше трех тысяч рублей. Начал обзванивать родственников жены и наших друзей.
Тело отвезли в судебно-медицинский морг №4.
К следующему дню, я, моя супруга и наш общий друг поехали в морг, собрали сумму около 40 тысяч рублей. Приехав на место,
к нам подошел администратор, спросил, привезли ли мы вещи покойного, пригласил пройти с ним.
Пройдя в его «офис» начал объяснять процедуру вывоза тела из морга и какие дополнительные расходы. Начал с того, что нужно обязательно делать бальзамирование, эта услуга стоит 28000 руб., мы спросили обязательно это нужно? Ответ был таким «Тело привезли в цементе, кожа начала отслаиваться, и мы его не довезем до кладбища в нормальном виде без бальзамирования»
Но если мы сделаем заказ по оказанию ритуальных услуг у их партнеров, то будет скидка 10000 руб. К нам подошла женщина, предложила пройти с ней для оформления документов, через дорогу от морга был её офис, предложила визитку на которой было указано
АО «ГЕНЕЗИС-Сервис» с контактами. Начали выбирать все необходимое для похорон:
Гроб обитый х/б 3980 руб., рюш 900 руб., постель эконом 2950 руб., ручки на гроб по 600х4=2400 руб., подушка 1950 руб., покрывало 850 руб., венок 950 руб., тапочки 650 руб., привезти гроб 3500 руб., транспорт в один конец 13050 руб., комплект услуг по подготовке тела 18300 руб. (вместо 28000 руб.), оформление заказа 2000 руб.
Общая сумма вышла в 51480 рублей. У нас таких денег собой не было, они предложили сделать задаток, я оставил 10000 рублей, мне оформили документы, вернулся в морг за «медицинском свидетельстве о смерти» с заключением патологоанатома. Получив свидетельство, мы поехали в ближайший МФЦ для получения «Свидетельство о смерти» Далее, мы поехали на кладбище, оно находиться Подмосковье в 25 км. от МКАД, там похоронены бабушка, дедушка, мама. Приехав на место, мы зашли в администрацию, где меня попросили предоставить необходимые документы для захоронения на этот участок, мне нужно было доказать родство, всех документов собой не оказалось, и мы поехали домой. На следующий день, собрав пакет всех необходимых документов, я поехал пораньше, так как была суббота и у них был короткий день до 14.00. Приехав на место у меня попросили сделать копию квитанции на захоронения и написать заявления. Увидев цены, они очень удивились (почему такие высокие) Для примера: Гроб, обитый х/б + рюш + ручки + постель = 5600 руб., тапочки 250 руб., подушка + покрывало 700 руб., венок 150 руб., транспорт 11000 руб. (на пять часов с места подачи-от морга), оформление и доставка всего необходимого бесплатно! Общая сумма, на принадлежности и доставку, составила бы 17700 руб., разница существенная! Оформив документы (примерно 12ч.45мин), я возвращался в сторону дома, на пол пути меня вдруг «осенило», и я начал звонить похоронному агенту, чтоб отменить заказ, на что получил ответ «мы работаем до 14.00, приезжайте для расторжения» Я фактически не успевал, и решил оставить все, как есть! Позже оказалось, что бальзамирование можно было и не делать, так как тело находиться в холодильнике, за 2 часа до захоронения с телом ничего бы не случилось (это полный развод, для тех, у кого горе)
Воскресенье мне принесли недостающую сумму на похороны, я не ожидал, друзья отдавали чуть ли не последние деньги, перезанимали на работе, большая сумма была дана в долг!
Я рассчитывал, что после выплаты компенсации от работодателя, я верну все долги.
В понедельник 27.03.2017 года, мы захоронили моего отца (отчима), рядом с женщиной всей его жизни – моей мамой! Пока мы ездили на кладбище, соседи и друг, помогли накрыть на стол для поминок.
Пришло много людей, которые его знали и любили!
Со мной созвонился юрист от работодателя моего отца, и мы запланировали встречу на четверг 29.04.2017 года к 10.00.
Проверив мои документы, был задан вопрос «а кем он Вам приходиться?» Узнав, что я не являюсь кровным родственником, с глубоким облегчением вздохнули. Я написал все необходимые заявления: компенсацию за похороны, невыплаченную зарплату.
Взяли семь дней для рассмотрения моих заявлений.
Юрист элеватора, отказала мне выдать документы (трудовая книжка, медицинская книжка, трудовой договор и.т.д) ссылаясь на закон, не могу доказать кровное родство.
Так как я не являюсь прямым родственником. Мне выплатили компенсацию за похороны ссылаясь на закон, сумма 5562 руб., 25 коп. (слезы) – вот чего стоит человеческая жизнь для работодателя!
Невыплаченную зарплату, положили на депозит, тем кто вступит в наследство через 6 месяцев, я таким, по их словам, не являюсь.
За свою жизнь отец (отчим), не сделал накоплений и крупных покупок, в 90х годах один раз был заграницей (Турция), был очень счастлив и очень хотел съездить куда не будь ещё, но отпуск ему давали только зимой, потому что не сезон для производства – мало работы.
К сожалению, он меня официально не усыновлял, и поэтому у меня руки связаны, я не могу препятствовать такому «гиганту» в сфере строительства. Близких родственников (кровных, мамы и папы, брата) всех он похоронил, то есть ближе меня у него не осталось.
В трудный момент мне очень помогли с похоронами, мои друзья, которые поддержали, кто чем мог. Кто-то деньгами, кто-то своим участием, кто-то поддержкой – Благодарю все от сердца!
Он очень хотел в старости, чтоб его похоронили со своей супругой, мы выполнили его волю, и я очень надеюсь, что он теперь в лучшем мире.
Что я могу сделать в память его, чтоб наказать виновных???
Пусть твоя смерть, останется на совести повинных людей!
Хотел бы это письмо, закончить словами неизвестного поэта:
«Для нас он жив и где-то рядом,
В воспоминаньях, в сердце и в мечтах
Душа всегда жива, она всё знает
И видит, как страдаем мы сейчас!
На небе стало больше ангелом одним,
И это очевидно, точно знаю!
Сегодня, завтра и всю жизнь
Мы помним, любим и скорбим»

Твой сын!

Типичный несчастный случай на стройке

Отличает от большинства остальных его только эпичность происшедшего и то, что всё это было заснято коптером. Дело в том, что такой эпохальный момент снимали репортеры «Фонтанки.ру». Случилось это вчера при демонтаже спортивно-культурного комплекса в Питере (СКК «Петербургский» — спортивное сооружение в Санкт-Петербурге, было одним из крупнейших спортивных объектов такого типа в Европе). Согласно проекту, к чемпионату мира по хоккею 2023 года там должна появиться современная ледовая арена, вмещающая не менее 20 тысяч зрителей.

Типичный, потому что опять пренебрежение рабочими техникой безопасности и экономия времени и средств со стороны начальства. Именно те компоненты, которые приводят к трагическим последствиям на большинстве строительных площадок и других производствах, опасных для жизни.

Ниже видео обрушения, видео с камеры, закрепленной на каске погибшего за час до смерти и распечатка его переговоров с напарником и начальством на земле.

А ведь с начала работали, как положено:

«Предложение — выйти из люльки». «Фонтанка» публикует переговоры рабочих перед обрушением СКК

Погибший Матвей Кучеров оказался ногами на крыше, а не в безопасной люльке, после «рационализаторской» рекомендации с земли. Начальников, видимо, не устраивала скорость демонтажа.

Подготовка к разборке комплекса «Петербургский» была далека от идеала, свидетельствуют переговоры рабочих. Подрядчики не имели точных расчетов и плана, способы отсоединения кровли от основной части здания менялись на ходу. Не последнюю роль сыграла спешка.

Идея демонтажа сводилась к тому, чтобы отсоединить металлические ванты, на которых держалась крыша, от внешнего бетонного кольца СКК. Этих вант 112, на работу подрядили три пары высотников.

Первую пару составили 29-летний Матвей Кучеров и его 26-летний друг детства Александр Бардынин. Оба родом из карельского села Деревянное. Кучеров – профессиональный сварщик. Бардынин – мастер по поиску подработки, навыками работы на высоте и со сваркой не обладает.

Люльку с Кучеровым и Бардыниным поднимал телескопический кран – грузовой автомобиль с длинной стрелой. Машинист крана работал вслепую. Он не видел люльку, поднятую на крышу. Его ориентировали высотники по рации.

На каске Кучерова «Фонтанка» установила камеру. Она снимала и записывала переговоры высотников с землей.

Уже при подъеме люльки стало понятно, кто в паре профи-исполнитель, а кто – «менеджер». Кучеров в основном молчал. Бардынин пытался заглушить стресс болтовней, перескакивая с темы на тему.

«Как тут высоко! Я пол-Питера вижу! – восхищался он и тут же спрашивал напарника: Это стоит восьми рублей в день? По-моему, мало».

Очевидно, Бардынин имел в виду, что им пообещали восемь тысяч рублей за день.

Основные команды при погрузке-разгрузке – «вира» (поднимать) и «майна» (опускать). Их знал только Кучеров. Ему приходилось общаться со штабом на земле и крановщиком и орудовать газосварочным резаком.

При расшифровке переговоров мы обозначили Кучерова буквой «К», Бардынина – «Б», находившихся на земле сотрудников – «З».

Первая сложность, с которой столкнулись Кучеров и Бардынин, – ограниченные возможности крана.

К: – Телескоп выдвинь еще и нас опусти.

З: – А телескоп на максимуме.

К: – Ну майнуй тогда.

Попытку Кучерова и Бардынина работать на весу – люлька держалась на стреле над пустым пространством – пресекли с земли. В штабе предполагали, что ванты при отрыве от внешнего кольца могут повести себя непредсказуемо.

З: – Над вантом находиться нельзя. Если он «взыграет», будут последствия. Он ударит по люльке, и полетите вы очень весело. Над кольцом обязательно находиться, над кольцом.

По периметру внешнего кольца шли металлические перила. Они мешали поставить люльку поближе к краю. С перилами сварщику было трудно дотягиваться до вант из люльки. Их пришлось тоже демонтировать.

На резку первого крепления Кучеров потратил 18 минут. Их торопили с земли:

З: – Чего там у вас?

Вероятно, в штабе были не очень довольны. С таким темпом демонтаж 112 вант – а их предполагалось срезать все – занял бы 33 часа только «чистого» времени.

Через несколько минут штаб вышел на связь с высотниками.

З: – Поступило предложение прицепиться к люльке и с кольца резать ванты. Один человек встает на кольцо, прицепляется к люльке, ведет люльку за собой…

Это предложение резко отличалось от первоначального плана. Матвей Кучеров был, очевидно, настроен скептически к варианту стоять ногами на бетонном кольце, от которого отчленяются ванты. Он выразил свое сомнение коротким вопросом:

К: – Так можно?

Александр Бардынин – не ему было суждено покидать люльку, – наоборот, воодушевился:

Б: – Я понял, это очень хорошее предложение. Мы согласны.

Высотники остались наедине с этой идеей. Кучеров явно не хотел выходить из люльки, это ему казалось небезопасным.

К: – У нас веревки ни …. (нцз) нет. Что делаем?

Б: – Пошли так , к забору, перила спилим.

На записи слышно, как Матвей Кучеров тяжело вздыхает. Он отстегивает страховочный трос. Александр докладывает вниз:

Б: – Дима, мы пойдем пока так. Перила спилим.

После этого Александр получает по рации какое-то распоряжение. На записи его не разобрать. Затем обращается к Матвею:

Б: – Он хочет, чтобы люлька наверху была, а ты внизу резал. Прям по кольцу шел, а люлька будет над перилами летать. Вылазь.

К: (растерянно): – А как же я так буду?

Но Кучеров вышел на кольцо. С собой у них была короткая веревка. Ее длины явно недоставало для комфорта сварщика. Возможно, для собственного спокойствия он предложил напарнику быть в сцепке. Хотел пристегнуть себя не к люльке, а напарнику.

К: – Прицепишь меня?

Б: Куда? К себе? Зачем?

Матвей показывает на край обрыва и спрашивает Бардынина:

К: – Потому что как я буду там?

Они пристегнулись друг к другу. В процессе резки Матвей жалуется на страховку:

К: – Веревку бы подлиннее.

Следующие ванты Кучеров разрезал за шесть минут – в три раза быстрее первой.

Дальнейших переговоров у «Фонтанки» нет. Рабочие спустились, отдали камеру корреспондентам, и поднялись обратно. Судя по видеозаписям с коптера, высотники старались еще больше сэкономить время. На перемещение люльки по кольцу его тратилось слишком много – машинист, напомним, мог ориентироваться только по устным командам с высоты.

«Оптимизация» привела к тому, что люльку перестали перемещать по бетонному кольцу, а Кучеров отстегнулся от напарника и получил свободу действий. В 14 часов 55 минут, при отрыве пятнадцатого крепления, конструкция СКК не выдержала нагрузку и сложилась. Матвей Кучеров добежал до люльки, коснулся ее руками в плотных сварочных перчатках, но сорвался.

Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

На стройках участились смертельные случаи

Алматинец Куат Б. (имя изменено по его просьбе), проработавший на стройке четыре года, был травмирован на рабочем месте.
— Во время строительства крупного торгового центра в Алматы мне на ноги упал цемент. Нога была сломана в двух-трех местах, кости пятки были раздроблены. Я четыре месяца пролежал в больнице. Сейчас у меня образовался постоянный вывих щиколотки: стоит поднять тяжелое, случается вывих. Мне теперь противопоказан тяжелый труд, и я работаю помощником охранников в той же строительной компании, — рассказывает он.
Только в апреле этого года три крупных несчастных случая со смертельным исходом и с травмами рабочих на строительных объектах в Казахстане привлекли внимание республиканских СМИ. По словам Куата, такие несчастные случаи на самом деле происходят чаще.
Куат говорит, что видел немало людей, получивших травмы на стройке. По его мнению, руководство строительных компаний требует от рабочих много работать, но не обеспечивает их безопасность.

— Строители ничего не могут потребовать, когда работают. Стоит потребовать, бригадир грозит увольнением, — говорит Куат.
«КОМПАНИИ СКРЫВАЮТ ДАННЫЕ»
Социолог Гульсара Кадирова, занимающаяся исследованием аварий на производстве, — одна из тех, кто считает, что многие строительные компании в Казахстане нарушают законодательство в сфере соблюдения правил безопасности.
Трудовые мигранты на строительном объекте в Южно-Казахстанской области. Фото Валерия Калиева.
— Многие происшествия на стройках остаются нераскрытыми, компании стараются не предавать их огласке, стараются их прикрыть. Смертельных случаев и фактов получения травм на стройке на самом деле больше, чем указывается в официальной статистике. Большинство работающих на стройке — это сельская молодежь, которая приехала на заработки, и трудовые мигранты. Для них большая радость — просто вовремя получить зарплату, — говорит исследователь.
По словам социолога, у строителей нет даже страхового полиса, поэтому они вынуждены сами обеспечивать свою безопасность.
— Некоторые компании не выдают рабочим ни обычных касок, ни ремней безопасности. При получении лицензии компании указывают, что все эти приспособления и снаряжение имеются в наличии. Однако во время работы рабочим снаряжение не выдается, его раздают только во время проверки, затем собирают обратно, — говорит Гульсара Кадирова.
В соответствии с трудовым законодательством, в Казахстане строительные компании и заказчики подписывают соглашение о соблюдении безопасности рабочих. Если происходит несчастный случай со смертельным исходом, руководство компании привлекается к уголовной ответственности. Компании обязаны выплатить компенсацию рабочему, получившему травму, оплатить его расходы на лечение. В каждой компании должен быть центр по контролю безопасности труда, строителей должны ознакомить с правилами безопасности.
Доктор юридических наук Арыкбай Агыбаев говорит, что большинство этих законов исполняется на бумаге:
— Сейчас большинство тех, кто работает на стройке, — не строители. Компании заинтересованы в дешевой рабочей силе, поэтому нанимают любого человека. Законы есть, однако большинство компаний проявляет халатность, когда дело касается закона. Поэтому нужно усилить проверки и ответственность.
«КОМПАНИИ РАБОТАЮТ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОМ»
Нурлан, бригадир одной из алматинских строительных компаний, не согласен с таким мнением. Он говорит, что каждая строительная компания гарантирует соблюдение безопасности своих рабочих.
Строительство жилого дома в Талдыкоргане.
— В каждой компании есть отдел по обеспечению безопасности рабочих. Без него компания не создается. Также часто проводятся проверки. Поэтому компании работают в соответствии с законодательством, — говорит представитель строительной компании.
Бригадир Нурлан отказался ответить на вопрос корреспондента Азаттыка о причинах участившихся случаев со смертельным исходом и травм на стройках.
Министерство труда и социальной защиты населения обращает внимание на участившиеся случаи со смертельным исходом и получения травм на рабочих местах. Недавно министерство распространило сообщение, в котором признаёт, что необходимо совершенствовать контрольно-надзорную деятельность инспекции труда и деятельность по обеспечению безопасности, сохранности трудоспособности и здоровья рабочих в Казахстане.
По данным министерства, ежегодно на рабочих местах травмируется в среднем по стране две тысячи человек. Например, в 2013 году только в городе Астане на строительных площадках зарегистрировано 70 несчастных случаев, в результате которых погибло 13 человек и 58 строителей получили травмы. Сайт Kapital.kz цитирует председателя комитета по контролю и социальной защите Акмади Сарбасова, что в первом квартале текущего года в Казахстане увеличилось число несчастных случаев со смертельным исходом при производстве. С начала года в стране зафиксировано 69 происшествий с гибелью работников.
Инфографика: Несчастные случаи на стройках​

Такую сумму требуют взыскать с ОАО «Российские железные дороги» родители подростка, сбитого грузовым поездом. При рассмотрении дела в суде мать погибшего восьмиклассника заявила, что, потеряв единственного ребёнка, ей были причинены невыносимые нравственные и физические страдания.

Трагедия на железной дороге произошла в апреле 2018 года. 14-летний Алексей возвращался домой из больницы, где проходил медицинскую комиссию. Школьник решил «срезать» часть дороги и пошёл через железнодорожные пути по пешеходному настилу. В районе 373 километра близ станции Новокузнецк-Сортировочный подросток не услышал приближающийся грузовой состав и был сбит поездом. На место происшествия были вызваны сотрудники полиции и бригада скорой медицинской помощи. С черепно-мозговой травмой пострадавший был доставлен в реанимационное отделение 1-ой городской больницы. Врачи сделали всё возможное для спасения школьника, но через десять дней Алексей умер, не приходя в сознание. Для родителей и близких родственников подростка произошедшее стало шоком. Школьник учился на «хорошо» и «отлично», занимался спортом и мечтал получить профессию железнодорожника.

В связи с гибелью ребёнка на железной дороге сотрудниками Западно-Сибирского следственного управления на транспорте была проведена проверка. Были допрошены машинист локомотивной бригады и его помощник. Они пояснили, что во время движения увидели на рельсах идущего человека и подали звуковой сигнал, а затем приняли меры к экстренному торможению грузового состава. Однако наезд на несовершеннолетнего пешехода предотвратить не удалось. По словам железнодорожников, подросток был в наушниках и капюшоне и не услышал сигнальные гудки. Также была проведена служебная проверка. В итоге было установлено, что школьник нарушил правила нахождения в опасной зоне. Следствие отказало в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления в действиях машиниста и его помощника.

Не дождавшись извинений и компенсации от железнодорожников, родители и бабушка погибшего ребёнка обратились с иском к ОАО «РЖД» о компенсации морального вреда. Общая сумма претензий к железнодорожной компании составляет 4 миллиона рублей. Мать школьника пояснила, что гибель единственного сына стала для неё трагедией и сказалась на состоянии здоровья. Свои исковые требования к ответчику озвучила родная бабушка и отец подростка.

Представитель ОАО «Российские железные дороги» исковые требования не признал, заявив, что 14-летний подросток, хотя и находился в зоне оборудованного перехода, пренебрёг правилами движения, мог осознавать и контролировать свои действия. Также было озвучено, что работники локомотивной бригады, которые не смогли предотвратить наезд на школьника, сами понесли моральные страдания, а впоследствии проходили психологическое восстановление. Представители железнодорожной компании уверены, что страховые обязательства по выплатам, в том числе и компенсации морального вреда, в связи с причинением вреда и жизни здоровью, должно выплачивать СПАО «Ингосстрах, с которым был заключен контракт. Представители страховой компании считают, что ответственность по возмещению ущерба ложится на железнодорожников. Суд Куйбышевского района Новокузнецка, рассматривающий данное дело, объявил перерыв до 6-го марта.

Это не единственный случай гибели кузбасских школьников на железной дороге. В январе этого года на железнодорожной станции Яшкино поезд насмерть сбил подростка. По словам очевидцев, погибший шёл в наушниках. Также сообщается, что мальчик переходил железную дорогу не по мосту, а по переходу.

Алексей Иванов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *