Недобросовестные сотрудники полиции

  • автор:

Содержание

Жалоба на бездействие полиции — куда можно обратиться

Согласно российскому законодательству любой гражданин имеет право оставлять жалобы на бездействие полиции. Подобные права закреплены в Конституции, где указано, что любые ущемления граждан должны оспариваться и наказываться.

Основные обязанности сотрудников полиции в РФ

К сотрудникам правоохранительных органов предъявляют высокие требования.

Все сотрудники полиции обязуются:

  • знать законы своей страны и исправно их соблюдать;
  • выполнять свои обязанности в соответствии с рабочим регламентом, а также не использовать служебное положение в корыстных и личных целях;
  • исполнять приказы, поступающие со стороны начальства;
  • при выполнении своей работы не нарушать права и свободу граждан РФ;
  • регулярно повышать квалификацию, чтобы выполнять сложные и ответственные задания;
  • хранить государственную тайну и не разглашать сведения, которые не должны знать лица, не относящиеся к полиции;
  • соблюдать все ограничения, которые относятся к работникам органов;
  • уведомлять начальство о зафиксированных случаях коррупции, отказываться от взяток и не устанавливать денежные тарифы на свою работу;
  • предоставлять сведения о своих доходах и материальном положении семьи.

Все уполномоченные лица, независимо от должности, обязуются оказывать первую помощь нуждающимся, оказавшимся в опасном положении.

Все полицейские должны принимать заявления у россиян, которые уведомляют о нарушении их прав или о надвигающейся угрозе для здоровья и жизни. При отказе в помощи полицейский понесет ответственность.

Как правильно составить жалобу на бездействие полиции

Жалобу на бездействие или незаконное действие со стороны полицейского составляют по специальному образцу. Составить подобный документ можно самостоятельно, не обращаясь к юристам. Единственное требование к заявлению — грамотность.

Что следует учитывать при составлении жалобы:

  • в документе обязательно указывают название отделения полиции, в которое он будет подаваться;
  • гражданин должен представить личную информацию: полное имя, место проживания, мобильный и стационарный телефон, электронную почту (при наличии);
  • россиянин должен подробно описать неправомерные действия сотрудника полиции, а также приложить документы которые подтверждают этот факт — это может быть юридическая запись, фото, видеозапись.

На фото, приложенных к делу, можно запечатлеть недобросовестные действия полицейского, на видео или аудиофайле — его словесный отказ от работы с обратившимся гражданином.

Каким способом и куда можно подать жалобу

Когда заявление заполнено, необходимо отнести его в отдел полиции, чтобы работники смогли зафиксировать обращение и начать по нему разбирательства.

Жалобу отправляют в следующие структуры:

  1. Отдел полиции, где работает недобросовестный сотрудник, или любой другой отдел, находящийся недалеко от места проживания пострадавшего гражданина.
  2. Прокуратура: первичная, региональная, высшего уровня.
  3. Суд.

Перед тем, как определиться с местом обращения, лучше записаться на консультацию к юристу. Он поможет определиться с выбором и сэкономить личное время. Дело в том, что заявление о бездействии подают в те органы, которые могут принять соответствующие меры в определенной ситуации.

Однако при открытом конфликте со специалистом правоохранительных органов гражданин может написать жалобу во все инстанции одновременно. Закон не запрещает подобных действий.

Полиция

Первый уровень рассмотрения дела — это обращение в местный отдел полиции. Здесь россиянину потребуется добиться встречи с начальством и предоставить ему написанную жалобу с подробным описанием проблемы.

Если через длительное время откликов не будет, то можно двигаться дальше и писать заявление в вышестоящие инстанции.

Территориальные структуры МВД

Обжаловать действия сотрудника полиции можно в территориальном подразделении МВД. Как показывает практика, здесь подобные заявления рассматриваются достаточно быстро.

Для ускорения процесса можно добиться встречи с начальником и передать ему жалобу лично.

Но и со стороны МВД бывает длительное молчание. В этом случае целесообразно идти в прокуратуру.

Прокуратура

Работники прокуратуры следят за выполнением процессуальных дисциплин полицейскими. Чаще всего именно на этом уровне разбирательств дело начинает активно набирать обороты, и недобросовестного сотрудника, наконец, вызывают на допрос.

Если россиянин столкнулся с умышленным и грубым нарушением прав и бездействием со стороны уполномоченного лица, то можно сразу отправлять жалобу в прокуратуру. Если в прокуратуре будет выявлен факт бездействия, то полицейский обязуется в короткие сроки решить проблему гражданина, а также восстановить утраченные средства, который тот потратил на разбирательства.

СПЧ при президенте

СПЧ — высокопоставленная структура власти, которая в короткие сроки может рассмотреть дело и наказать недобросовестного гражданина. Но для того, чтобы восстановить справедливость, потребуется приложить к заявлению достоверные факты, подтверждающие факт бездействия или нарушения прав.

Как уже говорилось выше, это может быть видеозапись, голосовое сообщение, запись разговора на диктофон, фото.

Без ценных вещдоков добиться полноценного рассмотрения дела, скорее всего, не получится.

УСБ

В это подразделение есть смысл обращаться при грубых нарушениях сотрудника правоохранительных органов и его неоднократном игнорировании просьб заявителя.

Подавать жалобу в УСБ можно в следующих случаях:

  • сотрудник полиции уничтожил улики по какому-либо делу;
  • полицейский закрыл дело без полноценного расследования;
  • сотрудник органов вымогал у граждан взятки за выполнение своей работы.

В УСБ заявления рассмотрят в короткие сроки и приступят к полноценному расследованию по предоставленному делу.

Суд

Суд — это один из самых сложных способов обжалования действий полицейского. Здесь гражданину также придется предоставить весомые аргументы в свою пользу, доказательства нарушений.

Заявитель обязуется четко ответить на следующие вопросы:

  • почему сотрудник органов начал игнорировать просьбы заявителя. что повлияло на это действие;
  • какие у гражданина имеются доказательства нарушения, которые могут быть приняты в суде;
  • почему неправомерные действия работника полиции влияют на жизнь и здоровье заявителя.

Если у обратившегося человека нет существенных доказательств по делу, есть вероятность, что суд примет не его сторону.

Совет МВД

Этот метод подачи жалобы считается проверенным и быстрым. Но для рассмотрения заявки гражданину также придется предъявить ценные вещдоки.

Отправить заявление в совет МВД можно при помощи интернета, звонка на горячую линию или заказного письма со всеми необходимыми вложениями.

Общественная палата

Общественная палата занимается регулировкой и проверкой работы органов власти. При выявлении нарушений сотрудник полиции понесет административную или уголовную ответственность.

Обратиться в общественную палату можно при помощи заказного письма, личного посещения или онлайн-заявки.

Процедура подачи

Отправить жалобу гражданин сегодня может в режиме онлайн или при самостоятельном визите в нужную структуру.

Для обращения через интернет потребуется зайти на сайт УМВД, найти раздел подачи жалоб, оставить заявление с прикрепленными файлами и отправить его на рассмотрение. О состоянии дела гражданин будет узнавать в уведомлениях, приходящих на его электронную почту.

Если россиянин передает жалобу лично, ему потребуется немного больше времени для того, чтобы отстоять очереди или дождаться встречи с начальством. При подаче жалобы на заявлении и его копии ставится специальный штамп, после этого оно уходит в обработку. Гражданину необходимо позаботиться о копии заявления заранее. Второй экземпляр должен находиться у него на руках.

Получить ответ на личное обращение в органы заявитель сможет в письменном или электронном виде. Все зависит от того, какой способ будет удобен самому гражданину.

Ответ можно также получить на руки в канцелярии прокуратуры. Если ответ на жалобу заявителя не устроит, он может обратиться в суд для дальнейшего разбирательства.

Заявление пользователя обычно рассматривают в течение одного месяца с момента его подачи.

Но гражданину нужно учитывать, что каждый случай индивидуален, поэтому на рассмотрение некоторых дел может понадобиться гораздо больше времени. Например, при грубых нарушениях полицейского потребуется собрать все необходимые доказательства и вещдоки. А на это может потребоваться несколько месяцев.

Ответственность сотрудников полиции за бездействие

Согласно российскому законодательству, все сотрудники правоохранительных органов несут ответственность за свою работу и ее игнорирование. Поэтому при выявлении нарушений они также, как и обычные граждане, отвечают за свою халатность.

Работник полиции может быть привлечен к административной, дисциплинарной и даже уголовной ответственности.

Примеры нарушений

Чтобы более подробно понимать, что такое бездействие полицейского, можно обратить внимание на некоторые примерные ситуации:

  1. Работник полиции отказался принимать заявление гражданина по какому-либо резонансному вопросу.
  2. В ходе проверки по какому-то делу сотрудник допускал погрешности, игнорировал некоторые детали, чтобы добиться другого хода дела. Такое может случиться, если ответная сторона дала полицейскому взятку, чтобы переиграть дело и исказить факты.
  3. Полицейский сфабриковал дело и исказил факты по конкретному преступлению.
  4. Сотрудник затягивает рассмотрение дела: не опрашивает свидетелей, не занимается сбором ценных доказательств.
  5. Работник поспособствовал закрытию дела без подробных разбирательств.

Помимо бездействия россиянин может пожаловаться на сотрудника правоохранительных структур в следующих случаях:

  • задержание без законных оснований;
  • оскорбительное поведение и клевета;
  • применение физической силы по отношению к мирным гражданам;
  • отсутствие ордера при обыске жилого помещения;
  • изъятие имущества без законных на то оснований;
  • искаженное составление обвинительного заключения;
  • завышение тяжести совершенного россиянином преступления;
  • попытки попрепятствовать гражданину в поиске адвоката.

Обжаловать действия правоохранительного лица можно также в том случае, когда гражданину, фигурирующему в каком-либо деле, в течение долгого времени не поступали извещения, копии решений и иные документы.

При обнаружении нарушений нужно не затягивать и сразу подавать жалобу. Чем больше пройдем времени, тем больше вероятности, что полицейский сможет избежать наказания.

Когда можно обойтись без жалобы

Не всегда неправомерные действия со стороны полицейского совершаются намеренно. Если россиянин обнаружил нарушения со стороны работника органов, уведомил его об этом и том исправил свои ошибки, можно не обращаться в вышестоящие инстанции и не доводить ситуацию до конфликта.

Пример: во время опроса следователь вносит показания свидетелей, дает прочесть им написанное. Свидетели находят некоторые несостыковки и указывают на них, следователь оперативно устраняет замечания.

Бездействие полицейских — это серьезное государственное нарушение, которое может понести за собой серьезный физический или моральный вред для граждан России. Все сотрудники правоохранительных органов, независимо от должности, обязуются помогать обратившимся к ним лицам, которые находятся в условиях потенциальной опасности. Если полицейский недобросовестно выполняет свою работу, он может понести за это серьезное наказание.

Видео:

Напишите свой вопрос юристу в форму ниже:

Очевидно, полицию в России пора радикально менять. Но как? У нас есть план

Реформа МВД начала 2010-х годов, очевидно, провалилась. Полицейское насилие, фальсификации уголовных дел и палочная система, порожденная сверхцентрализацией, — лишь часть проблем российской правоохранительной машины. «Медуза» расспросила исследователей, правозащитников и бывших силовиков, что именно нужно в ней поменять, почему нужна децентрализация МВД и почему эти изменения не имеют смысла без реформы судебной системы.

Сейчас МВД — монолитная структура. Ее нужно разделить

Коротко. Если у городов и регионов появится своя полиция, ей придется отчитываться перед гражданами, которых она защищает. А не только перед начальством.

Кирилл Титаев, социолог, директор по исследованиям Института проблем правоприменения:

Cверхцентрализация порождает палочную систему: управлять 90 однородными подразделениями иначе как на основе статистических «палок» и формальных показателей невозможно. Это порождает бюрократизацию и перегрузку бумажной работой на всех уровнях. Это проблема полицейских систем во всем мире, но в России она особенно яркая.

Поэтому децентрализация полиции — важнейший шаг, который необходимо сделать российской правоохранительной системе.

Часто говорят, что это приведет к созданию локальных мэрских или губернаторских армий, к новым Кущевкам и так далее. Но Кущевка — это как раз феномен, который свойственен сверхцентрализованным системам. Если руководитель регионального главка понимает, что у него в каком-то районе все плохо, то ему гораздо рациональнее попытаться это скрыть. Кущевки как раз возникают там, где на локальном уровне происходят слияние и сговор с руководителями крупных федеральных структур.

Гораздо привлекательнее ситуация, когда есть отдельная муниципальная полиция с небольшими полномочиями — в первую очередь в сфере охраны общественного порядка; региональная полиция, которая занимается большинством рутинных уголовных дел; и федеральная, которая занимается сложными делами. Эти три полиции становятся еще и инструментами взаимного контроля. Если в каком-то районе города сотрудники ППС приспособились подбирать пьяных и обворовывать их, то региональная и федеральная полиция будут заинтересованы в том, чтобы выявить преступников и сделать эту историю достоянием общественности — и это не будет считаться недоработкой вышестоящей полиции.

Наталья Таубина, правозащитница, директор фонда «Общественный вердикт»:

Децентрализация была бы идеальным решением. Если функция полиции — противодействие преступности и охрана общественного порядка, то ее работа должна выстраиваться исходя из региональных особенностей. Если локальное общество формирует запрос, то полиция выстраивает приоритеты исходя из этого запроса. А дальше общество оценивает степень удовлетворения, соответствия работы полиции этому запросу.

Ростислав Куликов, бывший следователь МВД, сейчас адвокат:

Жесткая централизация, а также отсутствие надлежащего судебного и общественного контроля — одна из ключевых проблем правоохранительной системы России. Это советская система, она была создана в 1970-х годах, на протяжении последних 40 лет незначительно менялась и не отвечает современным реалиям: там прежние показатели отчетности, АППГ, раскрываемость и так далее.

Мария Шклярук, ответственный секретарь оргкомитета Общероссийского гражданского форума:

Необходимо убрать все лишние этажи иерархии, усилить финансирование тех, кто реально занят работой: участковых, дознавателей, оперативников. Создать муниципальную милицию, передав ей финансирование и штатную численность, возможно — региональную полицию, для борьбы с обычной преступностью. А федеральные структуры сделать более малочисленными, но профессионально ориентированными на борьбу с организованной преступностью.

Государство должно проявлять нулевую толерантность к полицейскому насилию и создать специальную службу для расследования пыток

Коротко. Полицейских в России почти не наказывают за незаконное насилие и пытки, потому что силовики защищают своих. Следователи по таким делам не должны быть связаны с подследственными. Работающие видеорегистраторы и прозрачные стены в участках тоже не помешают.

К сожалению, ее просто не решить. Потребуется целый комплекс мер. Расширение общественного контроля. Создание специальной службы для расследований пыток, укомплектованной правозащитниками. Неприемлемость насилия вне рамок закона при задержании, расследования и наказания за демонстративное насилие при задержаниях, нетерпимость к пыткам. Обязательные видеорегистраторы и презумпция виновности при их отключении. Современные технологии позволяют организовать постоянную фиксацию деятельности сотрудников, трансляцию видео в федеральные центры обработки данных и, например, автоматический анализ потокового видео на предмет сцен насилия, пробелов в видео. Как сказала одна из моих коллег: нам все время угрожают «большим братом» со стороны государства — возможно, нужен «большой брат гражданского общества».

Другая мера — поддержка людей внутри правоохранительной системы, которые не готовы мириться с пытками. Во многих странах изменение ситуации происходило только после появления таких людей, которых поддержали общество, другие правоохранители и прокуратура. Такие люди есть и в России, им тоже нужна поддержка.

Проблема полицейского насилия — то, через что прошли все страны. Для ее решения существует несколько подходов. Вероятно, в России, где в полиции процветает культура толерантности к насилию, должна применяться некоторая комбинация. Первое — это нулевая толерантность к доказанным случаям насилия, включая самые мелкие. Любое насилие, если оно не является ответом на насилие, не должно существовать. Любой доказанный случай должен приводить к быстрой и жесткой реакции. Мы видим, что наказания за насилие со стороны силовиков довольно мягкие, а уровень оправданий по таким делам довольно высок.

Второе — это ликвидация физических условий для самой возможности насилия. То есть это прозрачность в полицейских участках. Пространство в них должно быть устроено так, чтобы любому стороннему человеку, посетителю все было видно. Пример — Грузия, где в полицейских участках прозрачные стены. В России участки устроены так, что постороннему человеку, условному сотруднику ОНК, даже зашедшему достаточно далеко, огромное количество углов и кабинетов просто физически не видны.

Необходимо ввести принцип немедленного возбуждения уголовного дела в случае сообщения о пытках. Внедрить на практике правило немедленного отстранения от служебных обязанностей на время проведения расследования. Должны быть приняты нормативные документы, обеспечивающие, наконец, нормальную работу специального подразделения СК по расследованию должностных преступлений. Сейчас это подразделение включается только в расследование резонансных дел, а подавляющее большинство дел о пытках и жестоком отношении расследуется районными следователями. Если Следственный комитет начнет добросовестно расследовать сообщения о полицейском насилии и доводить их до судов, то и масштаб насилия станет уменьшаться. Применять незаконное насилие станет невыгодно — получишь срок, лишишься должности, зарплаты и социальных благ.

Полицейские избивают участника акции протеста в центре Москвы, 27 июля 2019 года Александр Земляниченко / AP / Scanpix / LETA

Булат Мухамеджанов, правозащитник, «Зона Права»:

Сотрудники , которые пытают людей, в большинстве своем полагают, что они останутся безнаказанными, и, к сожалению, так и происходит. Статистика говорит, что лишь около 5% обращений граждан, которые жалуются на полицейские пытки, превращаются в уголовные дела. По остальным случаям выносят постановления об отказе в возбуждении дела. Весь этот массив жалоб отсеивается Следственным комитетом еще на стадии доследственных проверок.

Причина, по которой дела в отношении сотрудников полиции не расследуются, в том, что следователь и, к примеру, оперативник уголовного розыска сильно связаны друг с другом. Представьте, оперативник поймал убийцу, а на следующий день на этого же оперативника приходит материал, что он кого-то избил. Только вчера следователь его хвалил, а сегодня имеет все основания, чтобы возбудить на него уголовное дело. Следователи, которые работают по делам в отношении сотрудников полиции, должны вообще не пересекаться с самими полицейскими. Создание специализированного отдела позволило бы разбить связку «следователь — полицейский».

Нужно сделать полицию менее военизированной

Коротко. Полиция в России слишком похожа на армию. В итоге смысл ее работы сводится к служению абстрактному государству, а не конкретным людям.

Милитаризация полиции в России гораздо выше, чем в большинстве стран мира. Это порождает специфическую культуру, в частности, высокую толерантность к насилию. Мелкое, не оставляющее существенных травм насилие, вообще стало нормой в работе правоохранительных органов. Полувоенизированной структурой в составе полиции нужно оставить только патрульно-постовую службу. Везде, где это возможно, следует вводить гражданские службы, не нуждающиеся в погонах. Есть, к примеру, инспекции по соблюдению административного законодательства. Это, как правило, женщины, которые занимаются бумажной работой. В конце 1990-х — начале 2000-х появление в воинских частях гражданских кадровиков, бухгалтеров и так далее снижало уровень повседневного насилия офицеров по отношению к солдатам. Позволить себе с похмелья съездить по морде призывнику на глазах у тети Маши, которая пришла вести бухгалтерию, сложнее. Это довольно простой психологический эффект.

Игорь Каляпин, правозащитник, член СПЧ, председатель «Комитета против пыток»:

Во всех без исключения правоохранительных органах живет идея, что основная цель их деятельности не защита прав и законных интересов граждан, а защита государственных интересов, борьба с преступностью. В результате сотрудники воспринимают себя и свою работу как служение неким сакральным высшим идеалам. А граждане воспринимаются как нечто недостойное защиты.

Весьма симптоматично изменение девиза полицейской присяги: в старом варианте были слова «служа закону — служу народу». А теперь формулировка такая: «служа закону — служу отечеству». В шкале ценностей «отечество», «закон», «народ» последний явно не является приоритетной ценностью. Эта идеология прослеживается и в Уголовном кодексе, где преступления, связанные со злоупотреблением властью, рассматриваются как преступления против «установленного порядка несения службы». А потерпевший, к которому, например, применяли пытки, является всего лишь «дополнительным объектом» преступления.

Незаконное насилие со стороны полицейских должно расцениваться как отдельное преступление

Коротко. Если в УК появится отдельная статья, посвященная незаконному насилию силовиков, то по таким преступлениям хотя бы появится статистика. А полиция боится плохой статистики.

Елена Шахова, правозащитница, «Гражданский контроль»:

Пытки должны быть криминализированы как отдельный вид преступления. Россия обязана ратифицировать Дополнительный протокол к Конвенции против пыток и создать национальный превентивный механизм.

Надо криминализировать пытки в нашем Уголовном кодексе, и это преступление должно попадать в категорию особо тяжких. Это как минимум приведет к тому, что в государственной статистике появится показатель «пытки» — и мы наконец-то увидим масштаб их распространения. Конечно, эта статья будет работать, если пыточные дела будут эффективно расследоваться и доходить до суда.

В нашей правоприменительной практике почти не учитывается принцип соразмерности и обоснованности применения силы и спецсредств. Правоохранители совершенно не понимают, что такое соразмерность, что нет необходимости продолжать бить задержанного, лежащего на асфальте. Соответственно, требуются меры по внедрению этого принципа в ежедневную практику — через нормативы, через курсы подготовки — и вплоть до разбора конкретных ситуаций прививать эти принципы в головы правоохранителей.

В стране огромное количество частных охранных предприятий. Правовая подготовка у охранников гораздо хуже, чем у полицейских. Кстати, многие полицейские, уволенные по «отрицательным мотивам» идут на работу «в охрану». Так вот, я ни разу не слышал, чтобы чоповцы избили своих клиентов. Почему менее образованные и хуже подготовленные охранники выполняют свои функции без нарушений, а полиция допускает незаконное насилие систематически? На мой взгляд, ответ очевиден: чоповцы точно знают, кто их клиент. И понимают, что его обижать нельзя. У полицейских заказчиком и клиентом является «государство и отечество». Как только отчетность полиции станет прозрачной и доступной для населения, как только население сможет реально влиять на оценку их работы — полицейское насилие станет экзотикой.

Нужно ликвидировать палочную систему

Коротко. Сейчас самое главное для полицейских — писать нужные бумаги и показывать нужную статистику, в том числе с помощью фальсификаций дел (ведь суды им это позволяют). Поэтому борьбу за статистику нужно отменить.

Полиция работает на палочную систему, то есть систему оценки, которую устанавливает МВД. В итоге полицейские ориентированы на выполнение формальных показателей любой ценой, а не на реальную защиту населения. Одновременно сама работа внутри системы выстроена на тотальном недоверии к людям, работающим «на земле». Им — особенно наиболее добросовестным из них — приходится заполнять и создавать огромное количество документов, которые должны подтверждать, что они все делают по закону и ничего не нарушают. В итоге не остается времени на настоящую работу. Недобросовестным же сотрудникам все эти правила не мешают. Наоборот — добиваясь фальсификациями или пытками нужных показателей работы, они имеют больше шансов на то, что останутся на этой работе.

Марианна Андрюшина, бывший сотрудник Следственного комитета, адвокат:

То, как выглядит борьба с преступностью в статистических отчетах правоохранительных структур, очень сильно разнится с реальной ситуацией в стране. Соответственно, начать реформирование правоохранительной системы нужно с отмены битвы за план. То есть сосредоточиться не на количестве, а на качестве расследования. В прошлом году председатель Мосгорсуда во всеуслышание объявила, что качество расследования уголовных дел падает с каждым годом.

Но проблему фальсификации уголовных дел не решить, пока следователь будет оставаться «процессуально независимым лицом» только в Уголовно-процессуальном кодексе, а не на практике. А также пока процент оправдательных приговоров в стране будет оставаться чуть выше нуля. Ведь фальсификация возможна там, где есть уверенность, что липа не рассыплется в суде и приговор по делу будет обвинительным.

Николай Хизняк / Sputnik / Scanpix / LETA

Существует несколько фундаментальных историй про фальсификацию. Первая история, когда человек, пойманный на краже или грабеже, дополнительно признает вину в преступлении, которого не совершал. Если эта договоренность сохраняется и человек в суде не отказывается от своих показаний, с этим ничего нельзя сделать.

Вторая история, когда фальсифицируется сам факт преступления: это дело Ивана Голунова, это подброшенные наркотики, это странная ситуация с экспертизами, когда вес наркотика часто оказывается больше минимально необходимого .

Есть третья история, когда обычные действия начинают интерпретировать как преступления. Это касается экономической преступности — условно, это дело Baring Vostok, когда конфликт хозяйствующих субъектов разрешается уголовно-правовыми инструментами. В первую очередь здесь опять же вопросы к судебной системе. До тех пор пока она будет это пропускать, будут находиться недобросовестные сотрудники правоохранительных органов, считающие, что весь бизнес — это преступление.

Проблема палочной системы решается за счет децентрализации. Любая полиция численностью свыше 10 тысяч человек отращивает себе палочную систему. Взять, к примеру, полицию Нью-Йорка — это проблема, которая повторяется раз в десять лет. После чего меняется руководство, ломает существующую палочную систему и начинает отращивать новую. В России эта проблема перманентна.

Проблема не в «палках» как таковых. Проблема в том, что вся система оценки находится в руках самих правоохранительных ведомств. Работу полиции оценивает полицейское руководство, прокуроров — прокурорское и так далее. Общество в выработке оценочных критериев и в самой оценке никак не участвует. Даже переаттестация не дала нужного эффекта. Нужно вырабатывать другие критерии, привлекать к оценке деятельности правоохранителей общественные структуры.

Владимир Овчинский, советник главы МВД:

Только сажать за это — и все. Вообще за фальсификацию, за привлечение невинных людей к уголовной ответственности — только в тюрьму. Я других способов не вижу. И у нас, между прочим, в Управлении собственной безопасности и на федеральном уровне, и на региональном этим и занимаются. И никого не жалеть, потому что это большой грех. И с религиозной, и с этической точки зрения.

Все перечисленное не будет работать без независимого суда. Реформа судов — первое, что нужно сделать

Коротко. Возможно, главная проблема полиции не в ней самой, а в российских судах, которые мирятся почти с любыми нарушениями и никогда не выносят оправдательных приговоров. Нужны избираемые судьи и суды присяжных.

Александр Передрук, адвокат «Апологии протеста», правозащитник:

Не нужно быть экспертом для того, чтобы увидеть качество судебных актов — начиная с безумных копипастов (например, в делах о мирных собраниях) и заканчивая шаблонными постановлениями — к примеру, о санкционировании следственных действий или продлении мер пресечения в виде ареста. В большинстве случаев суды используют стереотипные формулировки и допущения, не требуя от следствия какой бы то ни было доказательной базы. Решать проблему фальсификаций уголовных дел способен только суд. Пока в суды приносят в особом порядке сырые материалы, а судьи не готовы на это отвечать оправдательными приговорами — ничего не изменится.

Суд — это единственный институт, который способен реально исправить любую правоохранительную систему, насколько бы она ни погрузилась в стагнацию. Суды могут и должны признавать решения или действия властей незаконными, когда для этого есть все основания. Беспристрастный и независимый суд в уголовном праве является отличным индикатором, лакмусовой бумажкой состояния общества, по которой можно понять, каково реальное положение дел в государстве.

Марианна Андрюшина, бывший сотрудник Следственного комитета, сейчас адвокат:

Целью реформы судов должно быть четкое и неукоснительное соблюдение принципа того, что за каждым уголовным делом стоит не статистика, а конкретный человек, обладающий не только обязанностями, но и правами. Что касается действующего УПК РФ, то основная проблема не в том, что там чего-то не хватает, а в том, что не все его нормы исполняются. Нормы о презумпции невиновности и принципе состязательности сторон на практике оборачиваются лишь сотыми процента оправдательных приговоров.

Можно заимствовать опыт Германии, где деятельность полиции и прокуратуры — это поиск носителей информации. В результате работы полиции не появляются судебные доказательства, а составленные ею протоколы не могут быть оглашены в судебном разбирательстве. Все свидетели, установленные полицией и прокуратурой, должны быть непосредственно допрошены в суде. Поэтому в Германии исключено оглашение протоколов допроса свидетелей, которые составлялись под копирку. В российских судах такая практика весьма распространена.

Одно из предложений — введение института следственных судей, которые будут принимать решение, например, о мерах пресечения на досудебной стадии и не будут принимать участие в рассмотрении дела по существу в дальнейшем.

Необходимо ввести суд присяжных, причем на стадии предварительного следствия — начиная с избрания меры пресечения и заканчивая направлением дела в суд. Ввести избирательность и сменяемость судей. Исключить контролирующую роль ФСБ над всей правоохранительной системой. Ту же проблему полицейского насилия можно решить только эффективным судебным контролем. Чтобы полицейскому было просто невыгодно выколачивать признание. Зачем избивать человека ради признания, если затем присяжные его оправдают?

Этот материал — часть проекта «Голунов. Сопротивление полицейскому произволу». Мы рассказываем, как устроена правоохранительная система, как бороться с преступлениями полицейских, как не становиться легкой мишенью для силовиков. Все новые материалы появляются в телеграм-канале.

С экспертами говорил Олег Зурман

Редактор: Петр Лохов

  • Напишите нам

Полезно знать: Как избежать недобросовестных действий сотрудников ГИБДД.

Одно из неприятных чувств, которые испытывают водители, когда их останавливает ГИБДД, это стресс. Все ли у меня в порядке? Почему меня остановили? Что им надо от меня? Если у вас все хорошо, то единственным опасением остается встретить нечистого на руку стража порядка.

Жизнь есть жизнь, но лучше быть готовым и к этой ситуации. Конечно, инспектора дорожного движения, который решил как то оказать давление на обычного гражданина с целью наживы, всегда остановит понимание, что перед ним не простой работяга-водитель, а человек имеющий чувство собственного достоинства, знающий свои права и готовый постоять за себя.

Для этого достаточно в разговоре проявить знания структуры подразделения, к которому принадлежит сотрудник, представление о старших по званию и должности служащих его ведомства. Еще лучше, если есть родственники в УВД, или вы известный общественный деятель, или другая заметная персона, способная повлиять на решение данной ситуации. Простое знание номера телефона доверия ГИБДД и демонстрация желания его набрать уже насторожит «оборотня в погонах».

Особую уверенность вам придаст юридические познания. Нужно хорошо знать ПДД, Главу 12 Административного кодекса, посвященную правонарушениям в области дорожного движения, основные положения Гражданского и Уголовного кодекса, а лучше иметь эти нормативные акты с собой в автомобиле. Существенную помощь окажет вам знание административного регламента МВД и Закона «О полиции». Вряд ли вам удастся поставить в тупик любого инспектора ДПС, но показать, что с вами шутки плохи, наверняка сможете.

Если на вас все же заводится протокол, то здесь нужна особая аккуратность и осторожность в действиях. Объяснения в протоколе это единственное место, где вы можете сразу изложить свое несогласие. Там нужно подробно зафиксировать, по каким причинам вы не согласны с протоколом, как на самом деле происходило то, что ставиться вам в вину. Вот тут точно нужно достаточно хорошо ориентироваться в ПДД, заглянуть в документ или даже сразу поискать консультацию в интернете. Если нужно, требуйте у инспектора дополнительные бланки. Не забудьте сделать дополнительную запись в протоколе: «к протоколу прилагается объяснение на 2 (3,4…) листах». И только после своих комментариев ставьте подпись, поскольку при дальнейшем разборе на административной комиссии или суде, это имеет огромное значение.

Используйте видеосъемку всегда в таких ситуациях. Если ваш разговор и действия полицейского будет записываться на видеокамеру, то это также заставит его держаться в рамках закона. Снимать действия сотрудников полиции в России не запрещено, и такое разрешение содержится в ряде нормативно-правовых актов, в числе которых даже Конституция. Статья 29 гласит: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Так что при встрече с инспектором смело включайте видеорегистратор или смартфон и записывайте ваш разговор.

Надеюсь, что эти советы окажутся вам полезными. Удачи на дорогах.

был такой анекдот: в ответ на просьбу о повышении зарплаты начальник ГАИ вручает инспектору знак «40» — ограничения скорости, и говорит: вот поставь, где хочешь, через три дня вернешь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *