Нарушения уголовно процессуального закона

  • автор:

Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса

Статья посвящена теме: «Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса», в которой приводится позиция относительно понимания существенных нарушений уголовно-процессуального кодекса, а также предлагается закрепление понятия и классификационной системы существенных нарушений уголовно-процессуального закона в УПК РФ.

Ключевые слова: Существенные нарушения уголовно-процессуального закона, существенные нарушения УПК РФ, нарушения требований закона, существенные нарушения в уголовном процессе.

Всякое нарушение уголовно-процессуального закона — это правонарушение, т. е. виновное и противоправное деяние, которое отрицательно сказывается на осуществлении назначения уголовного судопроизводства и реализации прав участников процесса.

Оно может быть совершено в форме действия либо бездействия. Вина при этом выражается в форме умысла или неосторожности.

Правонарушение состоит либо в неисполнении юридической обязанности, либо в злоупотреблении правом.

Под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать нарушение, выражающееся в отступлении государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, а также участников процесса от предписаний (требований) уголовно-процессуальных норм, которое путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса либо иным способом помешало всесторонне расследовать или рассматривать дело и повлекло или могло повлечь постановление незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения.

Несущественные нарушения уголовно-процессуального закона — это такие нарушения субъектами уголовного процесса предписаний уголовно-процессуальных норм, которые не влекут и не могут повлечь существенные для уголовного дела последствия: односторонность и неполноту исследования обстоятельств дела и вынесение незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения.

Говоря о понятии существенное нарушение, которое является оценочным, возникает вопрос относительно того, что положено в основу оценки существенности нарушения?

В доктрине выработано множество подходов к классификации существенных нарушений. Выделяют следующие критерии оценки:

1) субъект, допустивший нарушение (следователь, дознаватель, прокурор);

2) стадия уголовного процесса, на котором допущено нарушение;

3) устранимые и неустранимые;

4) единичный или множественный характер нарушений;

5) правовые последствия нарушения;

УПК РФ устанавливается система, которая обеспечивает эффективный контроль за процессуальной деятельностью субъектов осуществляющих уголовное преследование.

Руководитель следственного органа уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя.

Руководитель органа дознания уполномочен:

1) отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства по уголовном делу;

2) вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Прокурор уполномочен:

1) требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия;

2) истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним по ним решения в соответствии с УПК РФ;

3) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном УПК РФ;

4) рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора и принимать по ней решение;

Суды общей юрисдикции уполномочены на вынесение частного определения или постановления.

Если при рассмотрения уголовного дела выявлены нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым.

Потерпевшим, в силу ч.1 ст. 42 УПК РФ, является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением следователя.

На практике не всегда данное требование УПК РФ исполняется своевременно, а зачастую вовсе игнорируется дознавателями и следователями.

Данная практика, как правило, складывается по тем уголовным делам, где длительное время не представляется возможным допросить потерпевшее лицо в качестве такового. Однако, указанное обстоятельство не препятствует своевременному признанию его в статусе потерпевшего.

Так же допускаются нарушения требования ч.7 ст. 42, ч.5 ст. 164, ч.10 ст. 166 УПК РФ, поскольку потерпевший перед допросом не предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и ст. 308 УК РФ за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, запись о разъяснении потерпевшему его ответственности не зафиксирована в протоколе допроса потерпевшего.

Данные нарушения влекут за собой признание показаний потерпевшего недопустимым доказательством, так как нарушают права потерпевшего.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона влекут за собой негативные последствия, которые создают препятствия для осуществления правосудия и правильного разрешения уголовного дела, а именно вынесение законного и обоснованного приговора, как оправдательного, так и обвинительного.

Несоблюдение требований (предписаний) уголовно-процессуального закона, влет нарушение конституционных прав и свобод участников уголовного-судопроизводства, а также затрудняет доступ граждан к правосудию.

Защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, определяет назначение уголовного судопроизводства наряду с защитой личности от незаконного и необоснованного обвинения.

Согласно, ст.21 УПК уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют: прокурор, а так же следователь и дознаватель.

Субъекты уголовного преследования, на мой взгляд, наделены широкими полномочиями в рамках предварительного расследования и следствия, однако со стороны представителей власти, не редко встречаются нарушения требований уголовно-процессуального, которые провоцируют собой:

1) ограничение в правах подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а так же других субъектов уголовного судопроизводства;

2) принятия незаконного процессуального решения по уголовному делу;

3) нарушение срока расследования и т. д.

Одним из правовых последствий нарушений требований уголовно-процессуального кодекса является недопустимость доказательств, которые не имеют юридической силы, а также не могут быть положены в основу обвинения и обстоятельств, подлежащих доказыванию согласно требованиям ст. 73 УПК.

Пленум Верховного Суда РФ высказывает следующую позицию: «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Пленум не использует понятия существенное нарушение, а говорит о доказательствах, полученных с нарушением закона затрагивающих гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина или установленных уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления.

Законодатель в ст.389.17 УПК определяет существенные нарушения уголовно-процессуального закона, как основание отмены или изменения приговора судом апелляционной инстанции, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Одним из оснований отмены или изменения приговора является отсутствие протокола судебного заседания, предусмотренный п.11 ч.2 ст. 389.17 УПК.

Президиума Верховного суда Республики Башкортостан отменил приговор Благоварского районного суда Республики Башкортостан от 23 апреля 2014 года в отношении З.

В ходе судебного заседания 22 апреля 2014 года суд, выслушав последнее слово подсудимого, удалился в совещательную комнату. Был объявлен перерыв до 23 апреля 2014 года с участием сторон. Протокол судебного заседания был изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания 22 апреля 2014 года.

Приговор в отношении З. постановлен 23 апреля 2014 года, тогда как протокол судебного заседания от вышеуказанной даты в материалах уголовного дела отсутствует.

Положения статьи 259 УПК Российской Федерации закрепляют общие требования к ведению протокола, достоверно и последовательно отражающего ход судебного разбирательства. Согласно пп.15, 16 ч.3 ст.259 УПК РФ в протоколе судебного заседания обязательно указываются сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него, сведения о разъяснении оправданным и осужденным порядка и срока обжалования приговора, а также о разъяснении права ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. В силу положений ч.6 ст.259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания.

Приговор в отношении З. постановлен 23 апреля 2014 года, тогда как протокол судебного заседания от вышеуказанной даты в материалах уголовного дела отсутствует.

Согласно п.11 ч.2 ст.389.17 УПК РФ отсутствие протокола судебного заседания является безусловным основанием отмены судебного решения.

Возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК так же связано с нарушениями требований УПК.

Однако, законодатель говорит о нарушении требований УПК, но не говорит о их степени и характере.

Примеры из судебной практики нарушений требований УПК, явившихся основанием для возвращения уголовного дела прокурору:

 в обвинительном заключении не конкретизировано обвинение в части субъективной стороны мошенничества, не описаны корыстный мотив и цель как обязательные признаки субъективной стороны мошенничества: дело № 1–26/11 в отношении П., обвиняемого по ч.3 ст.159 УК РФ;

 предъявленное обвинение не соответствует фактически установленным обстоятельствам дела в судебном заседании: дело № 1–42/10 в отношении С., обвиняемого по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ;

 в постановлении о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера не изложено доводов защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны: дело № 1–80/11 о применении принудительных мер медицинского характера в отношении Д., обвиняемого в совершении общественно-опасного деяния, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ;

 текст в обвинительном заключении в отношении подсудимого не соответствует тексту в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого: дело № 1–124/11 в отношении Б., Е., У., обвиняемых по ч.4 ст.111 УК РФ;

Говоря о существенных нарушения уголовно-процессуального закона можно сделать следующие выводы:

 отсутствие критерия существенности нарушений в рамках предварительного расследования;

 отсутствие нормативно закрепленного понятия и классификационной системы существенных нарушений уголовно-процессуального закона;

Введение понятия и классификационных критериев существенного нарушения законодателем позволит различать характер допущенных нарушений правоприменителем, что дополнительно будет обеспечивать цели и назначения уголовного судопроизводства.

Литература:

  1. Калинкина Л. Д., Рамазанова В. В. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия /Л. Д. Калинкина, В. В. Рамазанова.-науч. изд. -Саранск:Мордовское книжное изд-во, 2007. -112 с.
  2. Калинкина Л. Д. Нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия. Саранск, 1993. С. 52, 53.
  3. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ ред. от 13.07.2015 // СПС «Консультант Плюс».
  4. Постановление Президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 13.05.2015 N 44у-157/15 // СПС «Консультант Плюс».
  5. Обобщение судебной практики возвращения уголовных дел прокурору за 2010–2011гг. (ст.237 УПК РФ) // Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие».

Санкции в уголовно-процессуальном праве (стр. 1 из 6)

ПЛАН

Введение

Глава 1. Санкции в механизме уголовно-процессуального регулирования

§1.1 Государственное принуждение в юридическом процессе

§1.2 Санкции в структуре норм уголовно-процессуального права

Глава 2. Виды уголовно-процессуальных санкций

§2.1 Классификация уголовно-процессуальных санкций

§2.2 Правовосстановительные, штрафные (карательные) и санкции ничтожности в уголовном процессе

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Для укрепления правопорядка и обеспечения строгого соблюдения законности большое значение на современном этапе развития российского государства и общества приобретает правовая санкция. Ведь именно санкции в виде конкретных мер правового принуждения, воздействующих на сознание и волю правонарушителя, являются мерами, которые восстанавливают и обеспечивают правопорядок. Однако не только принуждение, внешне представленное негативными санкциями, но и поощрение, представленное санкциями позитивными, побуждают субъектов права действовать в соответствии с нормами законодательства.

Уголовно-процессуальный закон – это форма выражения норм уголовно-процессуального права. Уголовно-процессуальное право как самостоятельная отрасль права представляет собой систему правовых норм, регулирующих деятельность по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению дел о преступлениях и отношения, возникающие в ходе этой деятельности между отдельными органами государства, между органами государства и гражданами, а также организациями, участвующими в производстве по уголовным делам.

Уголовно-процессуальные нормы, как и иные правовые нормы, имеют определенную структуру: 1) гипотезу, указывающую те обстоятельства, при наличии которых данная процессуальная норма подлежит применению; 2) диспозицию, формулирующую содержащееся в процессуальной норме предписание и 3) санкцию – те последствия, которые наступают при неисполнении данной нормы.

Уголовное судопроизводство представляет собой одну из сфер деятельности государства и его органов, в которой допускается применение государственного принуждения различной степени вплоть до ограничения конституционных прав человека, являющихся естественными и неотъемлемыми.

Санкция как отрицательное последствие неисполнения предписаний уголовно-процессуальной нормы не является обязательной частью статьи уголовно-процессуального закона. Она может быть изложена в одной статье закона и распространяться только на норму, изложенную в этой статье, или в одной статье закона может быть изложена санкция за нарушение ряда норм уголовно-процессуального закона (например, в силу ст. 342 УПК отмена или изменение приговора может иметь место ввиду нарушений многих норм, изложенных в различных статьях уголовно-процессуального закона).

Уголовно-процессуальные санкции имеют главным образом правовосстановительный характер, они направлены на устранение допущенных нарушений закона, восстановление законности (например, ч. 4 ст. 89 УПК, ст. 342, 348-350 УПК).

Применение правовосстановительных или иных собственно уголовно-процессуальных санкций не ограничивает санкции, применяемые за нарушение уголовно-процессуальных норм. Нарушение уголовно-процессуального закона может повлечь за собой различные виды ответственности — дисциплинарную (например, возложение на следователя дисциплинарной ответственности), административную (штраф за неуважение к суду) и уголовную (например, ст. 176, 177 УК). Таким образом, действия уголовно-процессуального права охраняются нормами уголовно-процессуального и других отраслей права.

Целью работы является комплексное санкций в уголовном процессе России.

Для достижения указанной цели в работе ставятся следующие задачи:

— рассмотреть санкции в механизме уголовно-процессуального регулирования;

— изучить виды уголовно-процессуальных санкций.

Структура работы обусловлена ее целью и задачами и включает в себя введение, две главы, заключение и список использованной литературы.

ГЛАВА 1. САНКЦИИ В МЕХАНИЗМЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

§1.1 Государственное принуждение в юридическом процессе

Процессуальные процедуры характеризуются тем, что следуют друг за другом в четко установленной законом последовательности, взаимосвязаны и взаимозависимы, в то же время каждая обладает самостоятельным значением, регламентирована собственным комплексом процессуально-правовых норм. Каждый институт процесса ориентирован на такие отношения, без которых невозможно принять обоснованное, правомерное, справедливое решение. Несоблюдение какой-либо нормы на любой из стадий процесса нарушит весь его порядок, изменит его направление либо вовсе прекратит процесс. Соответственно, процессуальное правонарушение ставит под угрозу продолжение процесса и достижение правоприменителем позитивного результата. Оно может привести к недостижению целей процесса, которыми являются: защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, обеспечение доступности правосудия, справедливое судебное разбирательство, укрепление законности и предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к правоприменительным органам и закону.

По своей природе процессуальные отношения имеют властно-принудительный характер, регулируются императивным методом. Логика процессуальных отношений требует наделения правоприменителя правом незамедлительно отреагировать на нарушения процессуальных норм. Такая реакция осуществляется посредством применения к нарушителям процесса процессуальных санкций.

Процессуальные санкции как меры ответственности применяются в случаях нарушений процессуальных норм, т.е. при несоблюдении участниками правоотношений своих обязанностей. Проблема недобросовестности участников процесса была известна еще римскому праву, которое предусматривало меры противодействия такому поведению лиц — процессуальные санкции.

Исследуя процессуальное принуждение, следует отметить, что средствами воздействия на поведение субъектов процессуальных правоотношений выступают не только процессуальные санкции, но и меры процессуального принуждения, не связанные с совершением процессуального правонарушения, т.е. процессуальное принуждение может быть обусловлено не только правонарушениями, а обстоятельствами, вытекающими из необходимости обеспечения задач процесса.

В процессуальных кодексах используются понятия «меры процессуального принуждения» (УПК РФ), «меры обеспечения производства» (КоАП РФ), «обеспечительные меры арбитражного суда» (АПК РФ), «обеспечение иска» (ГПК РФ), отличные от процессуальных санкций. Все указанные меры относятся к процессуальному принуждению, однако не являются реакцией государства на нарушения норм процессуального закона. Меры принуждения, закрепленные в процессуальном законодательстве, но не относящиеся к ответственности за процессуальные правонарушения, являются ответной реакцией со стороны государства, возникающей тогда, когда есть все основания полагать, что цели процесса достигнуты не будут в результате действий субъекта, к которому применяются указанные меры.

Меры обеспечения производства в административном процессе применяются в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления.

Кодекс предусматривает следующие принудительные меры для обеспечения производства: доставление, административное задержание, личный досмотр, досмотр вещей, досмотр транспортного средства, находящихся при физическом лице, осмотр принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов, изъятие вещей и документов, отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, медицинское освидетельствование на состояние опьянения, задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации, арест товаров, транспортных средств и иных вещей, привод, временный запрет деятельности.

Среди перечисленных мер обеспечения производства лишь привод является по своему характеру процессуальной санкцией. Такая санкция применяется в случае, если рассмотрение дела об административном правонарушении отложено в связи с неявкой без уважительной причины лиц и их отсутствие препятствует всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дела и разрешению его в соответствии с законом.

Применение мер административного пресечения сопряжено с ограничением прав и свобод граждан, поэтому они применяются только в случаях, установленных КоАП РФ. Соответственно, их применение допускается только в случаях, когда невозможно осуществление иных предусмотренных КоАП РФ процессуальных действий, не сопряженных с ограничением прав и свобод человека.

Комментарий к СТ 389.6 УПК РФ

Статья 389.6 УПК РФ. Апелляционные жалоба, представление

Комментарий к статье 389.6 УПК РФ:

1. В перечень требований к апелляционным жалобе или представлению, содержащийся в данной статье, включено требование обязательного указания в них на конкретные основания отмены или изменения приговора, названные в ст. 389.15. К их числу относятся: 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; 2) существенное нарушение уголовно-процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона; 4) несправедливость приговора. Представляется, что осужденный или другое лицо, обжалующее судебное решение, далеко не всегда могут быть информированы об этих основаниях и тем более грамотно их раскрыть без помощи профессионального юриста. Особенно это касается таких сугубо юридических оснований, как второе и третье из вышеперечисленных. Поскольку получение квалифицированной юридической помощи есть право, а не обязанность каждого (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ), лицо, обжалующее судебное решение, не обязано знать эти основания. Следовательно, правомерность возложения на него обязанности указывать их в жалобе вызывает сомнения. На наш взгляд, было бы вполне достаточно привести в жалобе доводы заявителя так, как он их понимает. И дело суда апелляционной инстанции — рассудить, соответствуют ли они закону.

2. В данной статье не воспроизведено положение, существовавшее в ч. 3 ст. 363, о том, что сторона вправе в подтверждение оснований жалобы или представления либо возражений против жалобы или представления другой стороны представить в суд новые материалы или ходатайствовать о вызове в суд указанных ею свидетелей и экспертов. Однако из этого не следует вывод, что такое право отсутствует. В п. 2 ч. 1 ст. 389.11 прямо указано, что судья в постановлении о назначении судебного заседания разрешает, в частности, и вопрос о вызове в судебное заседание свидетелей, экспертов и других лиц в соответствии с ходатайством стороны, заявленным в жалобе или представлении, если признает данное ходатайство обоснованным. Отсюда следует, что такое ходатайство в случае его наличия должно быть включено заявителем в саму апелляционную жалобу или представление.

3. В п. 5 ч. 1 ком. статьи содержится указание на обязанность апеллянта привести в своей жалобе (представлении) перечень прилагаемых к ней материалов. Однако этот перечень не детализируется, в частности, в нем не говорится об обязанности прилагать к жалобе копию обжалуемого приговора. Это объясняется тем, что сама апелляционная инстанция истребует все уголовное дело вместе с приговором, поэтому нужды в представлении апеллянтом его копии нет. В остальном указанные материалы могут включать любые сведения, подтверждающие или могущие подтвердить доводы жалобы или представления, в том числе новые материалы. Их круг определяется самим апеллянтом по его усмотрению.

4. В ч. 3 ком. статьи говорится о том, что, если осужденный заявляет ходатайство об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, об этом указывается в его апелляционной жалобе или в возражениях на жалобы, представления, принесенные другими участниками уголовного процесса. На наш взгляд, данное положение не вполне согласуется с началами устности апелляции и непосредственности исследования здесь доказательств, поскольку допускает возможность, по сути, заочного рассмотрения дела, что сводит на нет главное потенциальное достоинство апелляционной процедуры.

Кроме того, нетрудно предвидеть, что многие осужденные, составляющие жалобы самостоятельно, без помощи адвоката, по незнанию просто не станут приводить в своей жалобе такое ходатайство, полагая их участие в судебном заседании само собой разумеющимся, более того, всецело на него надеясь. Такое регулирование прямо противоречит принципу процесса, закрепленному в ч. 1 ст. 11, согласно которому суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

5. Инструкции по делопроизводству, действующие в судах, требуют, чтобы жалобы, представления и приложенные к ним письменные доказательства подавались в суд с копиями по числу лиц, участвующих в деле, либо по числу лиц, чьи интересы затронуты в жалобе. Однако подобное требование противоречит УПК, который ничего подобного не предусматривает. В самом деле, осужденному, содержащемуся под стражей, весьма затруднительно выполнить это ведомственное указание, что реально осложняет осуществление его права на защиту. То, что уместно в гражданском и арбитражном процессах, не всегда применимо в уголовном судопроизводстве, где степень публичности выше.

6. Какого рода несоответствия апелляционных жалобы, представления требованиям, установленным частью первой ком. статьи, могут препятствовать рассмотрению уголовного дела (ч. 4)? Представляется, что к числу таких несоответствий следует, безусловно, отнести отсутствие в жалобе: а) достаточных данных о лице, подавшем апелляционные жалобу или представление, например фамилии, процессуального положения (в том числе как лица, не участвовавшего в уголовном деле, права и законные интересы которого нарушены судебным решением), места жительства или места нахождения; б) указания на приговор или иное судебное решение и наименования суда, его постановившего (п. п. 2 и 3 ч. 1 ком. статьи).

Что же касается доводов лица, подавшего апелляционные жалобу или представление (п. 4 ч. 1), то, на наш взгляд, они могут быть сформулированы в жалобе и весьма лаконично, например в виде мнения осужденного о необоснованности и несправедливости приговора, простого утверждения о своей невиновности и т.п. Было бы несправедливо и неправомерно требовать от него юридического обоснования своих доводов, включая анализ доказательств, т.к. закон закрепляет лишь право, а не обязанность обвиняемого на получение юридической помощи, а значит, и не требует от него способности юридически мотивировать свою позицию (см. об этом п. 1 ком. к данной статьи). Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что вопрос о том, соответствует или нет жалоба установленным требованиям, решает судья не апелляционной инстанции, а той самой, решение которой и обжалуется, причем чаще всего это делает судья, правомерность приговора или постановления которого ставится под вопрос. Для предотвращения конфликта интересов вряд ли стоит давать ему право решать по своему усмотрению, достаточно ли в жалобе приведено доводов против его решения. Можно сказать, что на апеллянте в данном случае лежит не бремя доказывания, а лишь бремя утверждения. Однако отсутствие конкретных юридических доводов в апелляционном представлении прокурора, на наш взгляд, напротив, препятствует рассмотрению дела, ибо означает, во-первых, серьезное отступление от принципа презумпции невиновности, согласно которому бремя доказывания виновности лежит на обвинителе, а во-вторых, что обвиняемый, не зная заранее доводов стороны обвинения, будет неправомерно ограничен в возможности подготовиться к отстаиванию в судебном заседании своих интересов.

7. Возникает также следующий вопрос: может ли срок, который судья назначает для пересоставления жалобы или представления (ч. 4 ком. статьи), выходить за пределы общих сроков рассмотрения уголовного дела в суде апелляционной инстанции, предусмотренных ст. 389.10 (15, 30, 45 суток со дня поступления жалобы в суд апелляционной инстанции, в зависимости от звена судебной системы)? Учитывая, что сроки рассмотрения дела в апелляционной инстанции исчисляются не с момента подачи жалобы или представления в суд, вынесший обжалуемое решение, а со дня поступления их в суд апелляционной инстанции, при том, что закон не ограничивает срок, назначаемый судьей для исправления недостатков, следует полагать, что этот срок не является частью срока для апелляционного рассмотрения уголовного дела, хотя, конечно, его следует соотносить с принципом разумности процессуальных сроков (см. ком. к ст. 6.1 настоящего Кодекса).

В то же время следует указать на пробельность закона, который не предусматривает, в течение какого промежутка времени суд, через который поданы надлежащие жалоба или представление, должен направить их в суд апелляционной инстанции, что создает почву для судебной волокиты. Может быть, законодатель не установил такого срока для того, чтобы лица, интересы которых затрагивают жалоба или представление, могли представить на них письменные возражения, подлежащие приобщению к материалам уголовного дела (ст. 389.7)? Однако представляется, что нет нужды дожидаться получения этих возражений в течение неопределенного времени, так как этим лицам теперь устанавливается судом определенный предельный срок для подачи возражений. Поэтому нет никаких разумных оснований не урегулировать законодательно срок, в течение которого дело должно быть направлено в вышестоящую судебную инстанцию.

8. Подача апелляционной жалобы по уголовному делу государственной пошлиной не облагается.

Статья 389.18. Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора

СТ 389.18 УПК РФ

1. Неправильным применением уголовного закона являются:

1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;

2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;

3) назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

2. Несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Комментарий к Статье 389.18 Уголовно-процессуального кодекса

1. Закон предусматривает три варианта неправильного применения уголовного закона.

Во-первых, это ошибки в применении положений Общей части УК РФ: понятие преступления, определение его вида, условия наступления уголовной ответственности, установление формы вины, определения судом обстоятельств, исключающих уголовную ответственность и наказание, и т.п.

Во-вторых, оно может быть связано с ошибками в применении статей Особенной части УК РФ, которые подлежали применению при рассмотрении конкретного уголовного дела. Как показывает судебная практика, наиболее часто они допускаются при разрешении сходных по своей конструкции составов преступления (грабеж-разбой, грабеж-кража, присвоение-растрата, убийство — умышленное причинение тяжкого повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, и т.п.).

В-третьих, оно может быть связано с назначением более строгого наказания, чем предусмотрено Особенной частью УК РФ.

2. УК РФ помимо общих правил назначения наказания, определения конкретных санкций за определенные виды преступления предусматривает и исключения в отношении отдельных лиц и отдельных видов наказания: определение вида и размера уголовного наказания несовершеннолетним (ст. ст. 88, 89, 92 УК РФ), назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств (ст. 62 УК РФ), назначение наказания более мягкого, чем предусмотрено законом (ст. 64 УК РФ) и т.п.

3. Кроме того, следует учитывать особенности назначения наказания за неоконченное преступление (ст. 66 УК РФ) при рецидиве преступлений (ст. 68 УК РФ) и т.п.

4. Основанием для отмены или изменения приговора может являться несправедливость приговора. В соответствии с законом приговор считается справедливым, если назначенное осужденному наказание по своему виду и размеру соответствует тяжести преступления, учитывая характер и степень его общественной опасности; назначено с учетом всех смягчающих и отягчающих обстоятельств; назначено с учетом данных о личности виновного; назначено в пределах санкции статьи УК РФ, по которой квалифицированы действия виновного; по своему виду и размеру не является как чрезмерно мягким, так и чрезмерно суровым.

5. Назначенное судом наказание должно способствовать решению задач, установленных в ст. 2 УК РФ, и достигать специальных целей, определенных в ст. 43 УК РФ: восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Статья 389. Повторное рассмотрение уголовного дела судом кассационной инстанции

(Утратила силу с 1 января 2013 года — Федеральный закон от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ)

Комментарий к статье 389 УПК РФ

1. Правила, предусмотренные ст. 389, связаны преимущественно с тем, что УПК допускает восстановление срока обжалования (см. комментарий к ст. 357 УПК).

2. В этой связи в суд кассационной инстанции, уже рассмотревший данное уголовное дело, могут поступить жалобы других лиц по тому же делу. Право этих лиц на кассационное обжалование должно быть обеспечено, что делает необходимым повторное рассмотрение уголовного дела в кассационном порядке.

3. Повторное рассмотрение дела в кассационном порядке осуществляется, если кассационная жалоба осужденного, его защитника или законного представителя, а также потерпевшего или его законного представителя поступила после того, как уголовное дело уже рассмотрено по кассационной жалобе гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, а также по жалобам других участников процесса или представлению прокурора, если в них ставился вопрос о пересмотре дела в отношении других подсудимых. При этом определение кассационной инстанции затрагивало интересы и данного подсудимого, который жалобу не подавал, но затем потребовал нового рассмотрения дела в кассационном порядке.

4. В ситуации, предусмотренной в ст. 389, вновь поступившие кассационные жалобы рассматриваются без предварительной отмены уже постановленного по данному уголовному делу кассационного определения.

5. Вновь вынесенное кассационное определение может противоречить ранее вынесенному кассационному определению. Для устранения такого противоречия суд разъясняет участникам уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 389) право обжаловать вновь вынесенное кассационное определение в порядке надзорного производства, т.е. принести надзорную жалобу на кассационное определение.

6. Участник уголовного судопроизводства имеет право обжаловать в порядке ст. 389 только вновь вынесенное кассационное определение (но не ранее постановленное).

7. Основание для такого обжалования — противоречие данного кассационного определения ранее вынесенному, поскольку вновь вынесенное кассационное определение затрагивает интересы лица, приносящего надзорную жалобу.

8. Суд кассационной инстанции, постановивший кассационное определение, противоречащее ранее вынесенному кассационному определению, не имеет права по собственной инициативе ставить вопрос перед судом надзорной инстанции об отмене ранее вынесенного кассационного определения.

Другой комментарий к статье 389 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

Комментируемой статьей предусмотрены относительно редкие случаи, когда один и тот же суд кассационной инстанции рассматривает одно и то же уголовное дело дважды потому, что различные кассаторы обжаловали приговор со значительным интервалом во времени. Подобное может случиться только потому, что кем-то из кассаторов кассационный срок был пропущен, а затем на законном основании восстановлен (см. статью 357 УПК и комментарий к ней). Оба кассационных определения вступают в законную силу сразу же после их провозглашения и в случае противоречия друг другу могут быть обжалованы в порядке судебного надзора (см. статьи 402 — 412 УПК и комментарий к ним).

* * *

Российский институт кассации по уголовным делам в своем прежнем содержании заканчивает свой век. Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ предусмотрено, что с 1 января 2013 г. глава 45 «Кассационный порядок рассмотрения уголовного дела» (статьи 373 — 389) в ныне действующем УПК утрачивает силу и что в этот Кодекс вводится новая глава 47.1 (статьи 401.1 — 401.17).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *