Меры дисциплинарного взыскания в школе

  • автор:

Список учебных предметов, изучаемых в школе (11-летнее обучение)

Математические

Естественно-научные

Окружающий мир: 1-4 класс

География: 5—11 класс
Биология: 5—11 класс
Астрономия: 11 класс (не везде)
Физика: 7—11 класс.
Химия: 8—11 класс.
ОБЖ: 7(9)-10 класс.
Естествознание: 9—11 класс (не везде)

Гуманита́рные

Исто́рия: 5—11 классы.
Гражданове́дение: 5—7 классы
Обществозна́ние: 6—11 классы
Основы религиозных культур и светской этики: 4 класс 4 четверть—5 класс 1 четверть (с 1 апреля 2010 года). Включает:

«Основы православной культуры»
«Основы исламской культуры»
«Основы буддийской культуры»
«Основы иудейской культуры»
«Основы мировых религиозных культур»
«Основы светской этики»

Филологи́ческие

Чистописание 1 класс
Русский язык 2—11 класс
Чтение 1—4 класс
Литература 5—11 класс
Иностранный язык (1)2—11 класс

Трудовое обучение

Физкультура

Физкультура: 1—11 класс.
Различные виды спорта, возможно, по выбору или как факультатив, например:
Шахматы: 1—4 класс.
Волейбол: 4—6 класс.
Настольный теннис
Футзал и др.

Искусство в школе

Изобразительное искусство и художественный труд: 1—2 класс (иногда, за счёт объединения учебных предметов «Изобразительное искусство» и «Технология (Труд)»
Музыка (Пение): 1—7 класс
Изобразительное искусство (Рисование): 1—11 классы не во всех школах (обязательно обучение до 7 класса)
Мировая художественная культура (Искусство): по БУП 2004 года в 8-9 классах, по БУП 2011 года — в 8 классе.
Гитара: 5—8 класс. Обычно как факультатив.

Прочие (факультативы)

Основы экономики (Экономика): 10—11 класс
ОПТ (общественно-полезный труд): 10—11 класс
Начальная военная подготовка: 10-11 класс
ОБЖ: 5—11 класс
Риторика: 11 класс
Основы религиозных культур и светской этики: 4—5 класс
Правоведение: 10—11 класс
Философия: 10—11 класс
Краеведение: 6—9 класс.
Экология: 10—11 класс
Классный час: 1—11 класс.
Психотренинг (развитие познавательных способностей): 1—4 класс
Элективный курс: 5-11 классы.

Дисциплина на уроке. Советы учителю

Вопрос поддержания дисциплины на уроке относится к числу наиболее актуальных и, пожалуй, болезненных. В последнее время наблюдается тенденция со стороны школьных администраций относить поддержание дисциплины целиком к «компетенции» учителя. Возможно такое отношение имело бы логичную основу, если бы учитель обладал каким-то статусом, правами и возможностями распоряжаться. Но сегодня реальных прав у учителя меньше, чем у ученика. Поэтому, безоговорочное требование к учителю в любом случае нести ответственность за дисциплину вряд ли является правомерным.

Строго говоря, среди многочисленных причин, вызывающих шум и отвлекающее от урока поведение, есть только одна, за которую учитель полностью отвечает. Это скука на уроке.

Да скука, это реальный показатель уровня профессионализма. Сделать урок интересным, удержать внимание детей – это показатель мастерства.

Далее все становится сложнее. Внимание теряется у тех учеников, для которых материал слишком сложен. Равно, как не удерживают внимание и те, для кого материал слишком прост. Если класс сформирован из учеников, слишком отличающихся по уровню подготовки, интересам и кругозору, преподавать в таком классе проблематично. И чем больше разнообразие, тем больше вероятность, что кому-то станет скучно, но совсем не по причине отсутствия мастерства. А потому что физически невозможно совместить несовместимое.

Федеральный государственный образовательный стандарт утверждает, что совместить несовместимое можно, и дает ряд «технологий» в рамках «деятельностного подхода в обучении». Принцип простой – в деятельности дети самоорганизуются и самообучаются. Оставив в стороне вопрос результативности такого подхода (это отдельная обширная тема), скажем, что в реальности такое обучение вызывает все более сильную тревогу у родителей.

Родители чаще требуют, чтобы учитель «объяснял», а дети «учили» и получали оценки за заученное. Родителям нужны понятные и простые правила.Там, где ясны права и обязанности сторон. Родителей можно понять. У них есть право контролировать процесс обучения. Но сложность бюрократической системы и запутанность правоотношений им порой недоступна. И вот, учитель становится виноват, что «не объясняет», заставляет детей «все делать самостоятельно». Иными словами, такая методика никак не согласуется с принципом образовательной услуги и школьным опытом большинства родителей. И, главное, непонятно, кто несет ответственность.

Учителя в такой ситуации можно только пожалеть. Какие приходят на ум советы? Помнить, что ФГОС не отменяет фронтальное обучение, вы нигде не найдете такой норматив. Можно пойти навстречу и установить традиционное обучение, но при случае пожелания родителей лучше зафиксировать документально: протоколом и решением родительского собрания, копии которых оставить себе. Что касается детей, которые выбиваются из общего ряда (неважно по какой причине: отставания или опережения), то о них можно ставить вопрос перехода на индивидуальный образовательный маршрут (ставить перед педсоветом, консилиумом или администрацией). Таким образом разноуровневое обучение будет закрепленным фактом, а вместе с ним и разные результаты перестанут вызывать вопросы. И всех детей можно занять на уроке согласно их интересам, применяя особые задания и при этом имея оправдательный документ на изменения программы.

Следующий случай наиболее тяжелый. Плохое поведение как следствие депривации и желания, обратив на себя внимание, получить недополученное. Это дети из неблагополучных семей. Причем, необязательно асоциальных. Внешне такая семья может выглядеть вполне респектабельно. Но ребенку в такой семье не уделяется внимание, ребенок недополучает любовь. Чем «приличнее» семья, тем труднее это доказать. И в целом претензии к родителям «одевающим-обувающим» очень трудно формулируются. Учитель здесь один на один с проблемой. Чтобы скорректировать поведение такого ребенка, его надо оценить, показать его значимость, повысить самооценку. Значит, виртуозно создать «ситуацию успеха», причем, так, чтобы не обидеть остальных детей несправедливостью. Очень хорошо, если в классе можно сформировать доброжелательные отношения, нивелировать конкуренцию. Здесь громадное поле для творчества и самоотдачи. Нелишние помнить при этом основное правило тайм-менеджмента и планировать урок, оставляя 40 процентов времени на непредвиденные и спонтанно возникающие задачи. Нелишним будет заметить, что в обстановке гонки и перегрузок задача представляется невыполнимой.

Еще одна причина плохой дисциплины на уроке: общее переутомление детей. Трудно удержать внимание класса, если оно рассеивается по естественным причинам.

Замечено, например, что после урока у строгого учителя, который добивается абсолютной тишины с помощью оценочного террора или иных подобных «лайфхаков», на следующем уроке класс «распускается» подобно пружине, которую долго сжимали.

И неважно, интересный урок предстоит или нет, уважают они учителя или нет. Дисциплины добиться трудно, разве только опять запугиванием. Образуется порочный круг. Вот почему так важна общая атмосфера в учительском коллективе, взаимоуважение между коллегами, возможность откровенного обсуждения профессиональных проблем и наличие традиций преподавания, не отменяющим индивидуальный стиль каждого учителя, но устанавливающим рамки.

Очень трудно привлечь внимание детей после урока физкультуры или спортивных соревнований. Здесь не придумать иных рекомендаций, как рационализация расписания.

И, наконец, еще одно правило, относящееся равно к теории управления стрессом и к тайм-менеджменту (в предыдущей заметке о тайм-менеджменте не упоминается). Суть этого правила базируется на знании о том, что все занятия в течение дня делятся на стрессовые и рутинные. К стрессовым условно отнесены все занятия, требующие физического или психического напряжения, преодоления препятствий, выхода за привычные рамки. К рутинным относятся все действия, выполняемые по алгоритму, привычные, с той или иной долей автоматизма, механистичности. Например, для детей контрольная или “творческий” урок — это стрессовое занятие, а тренировка навыков с помощью упражнений — рутинное. Занятия учителей так же делятся по этому принципу, но не будем сейчас останавливаться на подробном разборе для взрослых.

Наша цель — дисциплина в классе. Так вот, теория управления стрессом предполагает в течение дня деление стрессовых и рутинных занятий в соотношении 50 на 50.

Причем, некоторые исследователи настаивают на соотношении 30 к 70. Следует отметить, что преобладание рутинных занятий само по себе может стать источником стресса. Поэтому соотношение в равных долях представляется оптимальным.

К чему это говорится? Да к тому, что невозможно занимать детей весь день уроками на пределе возможностей, и чрезмерное увлечение педагогического коллектива «прорывами и инновациями» может привести к плачевным результатам, из которых потеря дисциплины — самое невинное.

В моей практике мне часто приходилось после объявления в начале урока о том, что мы сегодня «отрабатываем конструкцию» (то есть тренируем способность высказываться на основе речевого шаблона), видеть, как дети выдыхают с облегчением, расслабляются и в дальнейшем работают с удовольствием, просто подставляя слова в диалогах и готовых фразах. Разумеется, без оценок. Результат — активное освоение еще одного элемента языка. Такой урок — небольшой отдых в сумасшедшей гонке. Возможность запланировать такие «разгрузочные» уроки есть во всех предметах.

Если практиковать такое каждый день, учеба станет скучной. Если исключить такие уроки, учеба станет невыносимой.

Учителям также желательно проверять свой рабочий день на соотношение стресса и рутины — это поможет сберечь здоровье.

Администрациям хорошо бы подумать, как исключить напрасные стрессовые ситуации для детей и взрослых, нацелив организацию учебного процесса на рациональный расход сил и энергии его участников. И профсоюзы могут помочь в этом администрациям, настояв на хороших бытовых условиях и рациональном расписании.

И, наконец, самые неприятные примеры нарушений дисциплины. Это случаи, когда поведение подростков можно квалифицировать статьями административного и даже уголовного кодексов. Оскорбительное поведение и даже физическое насилие в отношении одноклассников и педагогов должно получать своевременную правовую оценку. Попустительство в таких ситуациях слишком часто приводит к трагедиям. Не надо бояться выносить сор из избы. Лучше вовремя обратиться в инспекцию по делам несовершеннолетних. К сожалению, школьная практика последнего времени не подразумевает никаких существенных мер для защиты одних подростков от других, равно как и для защиты педагогов. Кстати, профсоюз также может разработать эти меры и внести их в коллективный договор.

Об авторе — Марина Балуева, член профсоюза «Учитель»

Методы педагогического воздействия на учащихся.

Методы педагогического воздействия на обучающихся.

Н.Ф.Неронова

зам.директора по УВР;

И.В.Якинина

зав.отделом ОМР

Меры педагогического воздействия должны иметь своей главной целью интересы конкретного ребенка: формирование у него положительных качеств, привычек, пресечение вредного поведения и т. п. А потому сначала следует оценить именно интересы данного ребенка, его личности, это будет исходной точкой для определения того, насколько верно поступил педагог с юридической точки зрения. Ведь право охраняет в первую очередь интересы личности. Виды и пределы воспитательных мер зависят во многом от того, какова цель и причина их применения.

Основным требованием является то, что педагог ни при каких обстоятельствах не должен оскорблять и унижать ребенка. Об ответственности за оскорбление, клевету, унижение чести и достоинства, применение психического и физического насилия к ребенку, оскорбляющего и унижающего его. Действия педагога, оскорбляющие или унижающие достоинство ребенка с целью добиться его послушания, явно противоправны, противозаконны и недопустимы с точки зрения современной морали. Педагогу следует исходить из того, что уважительное отношение к ребенку должно быть таким же, как и уважительное отношение к взрослому. Иногда встречается точка зрения, что то, о чем не скажешь взрослому человеку, сказать ребенку вполне допустимо. Например, встречаются педагоги, которые считали, что назвать взрослого человека дураком или идиотом оскорбительно, а вот если ребенок не понимает материала после многократных объяснений и при этом плохо себя ведет, то высказать ему свое недовольство в таких терминах вполне нормально. Или, например, комментировать внешний вид взрослого человека неприлично, а вот сказать ребенку, что он “вырядился”, да еще использовать какое-нибудь колоритное сравнение, вполне допустимо. Объясняется это тем, что ребенку все это говорится из лучших побуждений, в воспитательных целях. На деле для ребенка подобные высказывания столь же оскорбительны, как и для взрослого. Честь и достоинство личности ребенка охраняются законом в той же мере, что и честь и достоинство совершеннолетнего человека, и родитель (иной законный представитель) оскорбленного ребенка может обратиться в суд с требованием о денежном возмещении вреда, причиненного своему подопечному.

К сожалению, встречаются случаи, когда педагоги унижают обучающихся, чье поведение кажется им неправильным с моральной точки зрения, относятся к ним пренебрежительно, игнорируют. Педагог не должен применять методов воспитания, связанных с психическим насилием над ребенком (крик, запугивание и т. п.). Однако и у этого правила могут быть исключения. Исключением является ситуация, когда педагог вынужден накричать на ребенка в его же интересах – если ребенок ведет себя опасно (т. е. может причинить вред своему здоровью или здоровью других, а также вред имуществу). Если ребенок не реагирует на замечание, сделанное в корректной форме, и при этом поведение его надо срочно пресечь, вполне допустимо и повышение голоса, и жесткие слова. Допустимым подобное поведение становится, поскольку оно совершается в условиях крайней необходимости: педагог обязан предотвратить вред, однако без крика у него сделать это не получается, другими законными средствами он воспользоваться не может. Критерием правомерности становится соотношение допущенного и предотвращенного вреда: вред, наносимый криком психике ребенка, должен быть несущественным по сравнению с тем вредом, который предотвратили посредством крика (например, тяжкий вред здоровью ребенка). Поэтому следует помнить, что предотвращать подобным образом надо действительно опасные ситуации (например, ребенок высунулся из окна, или машет в толпе ребят ножницами, или этими же ножницами собирается перерезать провод). Если же речь идет о несущественных угрозах (ребенок забыл дома учебник, или пришел на урок в запрещенной Уставом одежде, или играл на занятии в игру и т. п.), то кричать и запугивать ребенка вне всяких сомнений противозаконно.

Следует также помнить о том, что ребенок – это отдельная личность со своим, пусть и не полностью сформировавшимся мировоззрением, правом на собственные решения, мнения. Поэтому, выбирая методы воспитания ребенка, не следует забывать о его праве на свободу мнения, на честь и достоинство личности, на выбор своей мировоззренческой позиции. Конституция гарантирует эти права, право на свободу мысли и слова (в определенных рамках, конечно) каждому, а не только совершеннолетнему гражданину. Никто, в т. ч. и ребенок, не может принуждаться к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Нельзя навязывать ребенку те нормы поведения, которые не являются общепризнанными в обществе. Педагог должен донести до ребенка информацию о том, каковы правовые требования к поведению человека, каковы общепринятые нормы морали, этикета. Если же тот или иной вопрос не имеет общепринятого решения, то педагог может высказать и обосновать свою точку зрения, однако не должен оказывать давления на ребенка, убеждать его, что тот не прав, навязывать свою позицию.

Например, сейчас достаточно часто стали возникать конфликты, связанные с вопросами веры. Они касаются и содержания образования: такие предметы, как история, биология и т. п., дают на многие вопросы иные ответы, чем религиозное вероучение. В данном случае педагог, конечно, руководствуется утвержденными государством и образовательным учреждением программами и потому должен преподавать дисциплины именно так, а не иначе, т. е. по сути он прав. Однако и в таких ситуациях не стоит прямо заявлять ребенку, что тот вместе с родителями и иными верующими ничего не понимают или недостаточно образованны, чтобы судить о рассматриваемых вопросах (в конце концов, спор между атеистами и верующими окончательного научного разрешения не получил). Если ребенка оскорбляет предлагаемая трактовка истории происхождения человека и т. п., скорее стоит объяснить ему, что бывают разные позиции, что государство и школа у нас светские организации, и потому предметная программа изложена именно таким образом, чем оскорблять его религиозные чувства. В ответ на иные действия в наше время уже вполне вероятен серьезный судебный иск.

Ребенок, как любая самостоятельная личность, имеет право на невмешательство в его частную жизнь. Например, Конституция РФ предусматривает тайну переписки, телефонных и иных переговоров. Поэтому читать переписку детей (даже если они перебрасываются записками на занятии) незаконно. Незаконно также препятствовать разговору ребенка по телефону без посторонних, даже если у педагога есть подозрения, что на самом деле не так уж это и необходимо. Конституция же гарантирует каждому, в т. ч. и ребенку, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. В случае с несовершеннолетним согласие могут дать его родители или иные законные представители или же с их ведома сам ребенок.

Кроме того, определенные виды информации о детях объявлены конфиденциальной информацией (т. е. такой, которую нельзя распространять свободно) федеральным законодательством.

В частности, запрещается свободно распространять персональные данные о детях. Под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в т. ч. время и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация. Если иное не предусмотрено федеральным законом, родители ребенка (сам ребенок) не обязаны предоставлять педагогу подобную информацию. Однако родители, например, могут решить, что лучше проинформировать учителя о разводе или денежных трудностях, проблемах со здоровьем и т. п., дабы ребенок чувствовал себя более комфортно, а педагог лучше понимал его. В целом, педагог достаточно часто владеет информацией об определенных заболеваниях ребенка, его семейном положении, о содержании разговоров ребенка, иными сведениями о личности ребенка.Если педагогу была предоставлена такая информация, это не значит, что он может передавать ее каким бы то ни было другим лицам. Например, если педагог знает о разводе родителей ребенка и отчитывает его за плохое поведение в присутствии других лиц (допустим, директора – для усиления воспитательного воздействия), противоправно говорить о том, что в такой момент (развода) нельзя расстраивать маму вызовами к директору, т. к. информация о разводе станет известна директору. Если родители сообщили педагогу о проблеме в школе, о которой рассказал им ребенок, нельзя передавать слова ребенка другим педагогам с целью быстрее решить проблему, если они или ребенок против.

Существует и медицинская тайна. Предоставлять информацию о своем здоровье ребенок также обязан лишь в определенных пределах (например, согласно установленным требованиям о проверке на момент поступления в школу и т. п.). Если ребенок отпрашивается к врачу, он не обязан описывать педагогу свои симптомы (возможно, у ребенка такое заболевание, о котором ему стыдно сообщать другим лицам). Медицинская тайна подразумевает, что о состоянии здоровья ребенка должно быть известно только его законным представителям (а это не педагог, за исключением случаев, например, загородной поездки, когда ученик лишен возможности контакта с родителями). Потому расспросить ребенка о том, что его беспокоит, чем он болел и т. п., конечно, можно, однако настаивать на том, чтобы ребенок описал свое заболевание, нельзя. В принципе, для педагогу должно быть достаточно информации о том, что ребенок плохо себя чувствует, справки о том, что ребенок болел. Нельзя ограничивать ребенка в правах, если он отказывается рассказать о своем здоровье (например, не отпустить в туалет до предъявления справки, к медсестре до точного описания всех симптомов и т. п.).

Следует также помнить о праве ребенка на образование. Очень часто встречаются случаи, когда ребенка удаляют с урока без веских причин. Это не только небезопасно (чаще всего надзор за ребенком в это время не обеспечивается), но и нарушает право ребенка получить образование в соответствии с программой и в избранной форме обучения, т. е. на уроке и в школе.

Удаление ребенка с урока, занятия с правовой точки зрения будет оправданно лишь в случае, если поведение ребенка мешает педагогу вести урок. Если ребенок не реагирует на замечания и тем самым срывает урок, этими действиями он фактически нарушает право на образование иных детей. И для того, чтобы соблюсти конституционные права и интересы его одноклассников, ученика вполне допустимо удалить с урока.

Если ребенок просто занимается своими делами и не мешает окружающим, то удалять его с урока (”раз уж ты все равно ничего не делаешь”) будет неправомерно. У ребенка есть право получить образование, в т. ч. право присутствовать на занятиях, а вот воспользуется ли он этим правом и в каком объеме (т. е. будет ли слушать педагога, будет ли выполнять задания и т. п.), решать самому ребенку и его родителям. Конечно же, педагог должен выразить свое негативное отношение к такому поведению, пытаться исправить ситуацию, однако, выгоняя ребенка с урока, учитель нарушает его конституционные права. Вышесказанное не означает, что ребенок может вести себя как угодно. У учителя нет обязанности ставить ребенку удовлетворительные оценки и переводить его в следующий класс, если программа не усвоена на должном уровне, ребенок и его родители должны понимать это.

Кроме того, перед удалением педагог должен попытаться взять под контроль поведение ребенка иными, более мягкими методами (замечания, записи в дневник и т. п.). Причина этого в том, что педагог отвечает за безопасность ребенка. Если же ребенок удаляется, то педагог теряет возможность надзора за ребенком. Конечно же, достаточно часто дети удаляются с урока, и ничего плохого не происходит (ребенок погуляет в коридоре, успокоится и вернется в класс). Но бывало такое, что именно в этот момент ребенок решает развлечься и в итоге наносит вред своему же здоровью, а отвечать за это будет школа и педагог. Поэтому в идеальной ситуации ребенок должен не просто удаляться с урока, а направляться под присмотр другого взрослого (другого учителя, завуча, директора). Понятно, что в таком случае удаление может быть лишь крайней мерой (иначе рабочее время персонала школы будет занято лишь тем, чтобы следить за непослушными детьми).

Большинство мер педагогического воздействия заключается в словесном воздействии. Учитель доводит до сведения ребенка свое недовольство его поведением, говорит, чего он хочет от ребенка, объясняет, почему так поступать нельзя, и иным образом внушает ребенку необходимость вести себя иначе. Однако помимо психологического воздействия на ребенка иногда приходится прибегать и к физическому воздействию. Это может быть наказание (например, ребенка за руку отвели и поставили в угол) или же применение силы для пресечения неправильного поведения ребенка.

Пределы правомерного применения физического воздействия на ребенка были рассмотрены в предыдущих номерах журнала.

Еще раз напомним, что применение физической силы правомерно, если налицо одновременно все нижеперечисленные признаки:

1. Поведение ребенка может причинить вред здоровью ребенка или здоровью окружающих его лиц, вред имуществу образовательного учреждения или имуществу учащихся, работников учреждения. Если ребенок своим поведением срывает урок и тем самым лишает других детей возможности обучения, лишает учителя возможности исполнять трудовые обязанности, надзирать за другими детьми и при этом ребенок отказывается выйти из класса (например, в кабинет директора), применение силы будет допустимо, чтобы вывести ребенка из помещения и доставить под надзор директора.

2. Иные меры воздействия на ребенка к пресечению опасного поведения не приводят (ребенок не реагирует на замечания, отказывается дать учителю дневник, не слушается).

3. Физическая сила применяется непосредственно для пресечения опасного поведения. Педагог не наказывает таким образом ребенка за непослушание, а делает для него физически невозможным продолжение опасного поведения (например, силой отводит от открытого окна, берет ребенка за руки, не давая тем самым ударить одноклассника, силой забирает у ребенка чужую игрушку, которую тот ломает).

4. Применяя силу, педагог избегает оскорбительных для ребенка действий (например, удар по лицу, подзатыльник). Педагог также по возможности старается избежать причинения физического вреда ребенку (следит за тем, чтобы не нанести ребенку травм, чтобы он не ударился сам при попытке вырваться).

5. Учитель не допускает превышения пределов необходимого применения физической силы. Она применяется ровно в той мере и до тех пор, пока это необходимо для пресечения опасного поведения. Учитель должен соизмерять свои силы и силы ребенка и не применять силу большую, чем будет достаточно для пресечения недопустимого поведения. Например, если ребенок не слушается и играет у окна, то отвести его оттуда силой можно, однако применять силу, чтобы после этого еще и заставить его сесть за парту и делать задание, будет уже неправомерно. Или, например, вполне допустимо отобрать у ребенка чужой телефон, который он ломает, но тащить его силой за руку извиняться перед владельцем телефона – нельзя.

Поскольку учитель должен следить за ребенком, оберегать его жизнь и здоровье, то делать это он должен всеми доступными ему способами. И если физическая сила остается единственной возможностью выполнить эту обязанность, то применение ее правомерно. Меньший вред (нарушение прав ребенка на неприкосновенность личности) должен предотвращать больший вред (опасность для его жизни или здоровья, жизни и здоровья других обучающихся, вред имуществу, опасность нарушения прав других детей на образование, отрицательного влияния на воспитание обучающихся).

Следует также оговорить, что такая воспитательная мера, как отъем вещей у ребенка (например, мобильный телефон или игрушка забираются до конца урока или до появления родителей в школе), незаконна. Изъятие любой вещи ребенка, даже временное, является нарушением права владения, и ребенок (или его родители) вправе применять все способы защиты своей собственности (заявление в милицию, иск в суд и т. п.). Даже попытка ребенка силой отобрать свою вещь у учителя будет признана правомерной самозащитой имущественных прав. Обыскивать сумки и карманы ребенка также противозаконно.

Однако подобные меры допустимы, если ребенок может нанести себе или другим вред с помощью вещи, которая является его собственностью (если он играет с ней или прячет ее в сумке). В этом случае временный отъем вещи возможен и необходим, т. к. обусловлен закрепленной в законе обязанностью учителя надзирать за детьми. Если же вещь не представляет опасности, то во избежание проблем лучше потребовать от ребенка, чтобы он сам убрал ее, сам положил на видное место или стол учителя на определенное время, сам показал, что у него в кармане, открыл сумку и т. п.

Кроме того, напомним, что применение физического воздействия с целью помощи или поощрения ребенка также возможно не во всех случаях. Тут единственным критерием является согласие ребенка. Если ребенок не считает физическое воздействие допустимым и для него оно оскорбительно, неприятно или нежелательно по разным причинам, то для педагога это должно служить основанием применять иные меры поощрения или помочь ребенку другим образом. Опять же, исключением будет являться опасная ситуация, например, правомерно поступят учитель физкультуры, который страхует ученика во время выполнения опасного упражнения, несмотря на его протесты, или учительница начальных классов, которая, несмотря на возражения первоклашки, отнимает у него тяжелый предмет и помогает поставить его на место.

Однако не только психическое и физическое насилие может быть неправомерно. Следует внимательно отнестись к выбору любых наказаний для ребенка (если только это не словесное внушение, запись в дневник, беседа с директором). Часто учителя, понимая, что словами воздействовать на ребенка не получается, ищут более действенные меры, когда ребенок как минимум бы точно в полной мере ощутил, что был наказан. Детей ставят в угол, запрещают выйти погулять на переменке (чтобы посидел и подумал или доделал задание, которое не выполнил из-за безделья на уроке), требуют обязательно прийти переписать не написанную по неуважительным причинам контрольную работу, остаться после уроков, убрать в классе и т. п.

Меры воспитательного воздействия должны соответствовать физическим и психическим возможностям ребенка. Выполнение ребенком заданий или соблюдение дисциплины не являются столь важной вещью, которая бы могла оправдать применение воспитательных мер, вредных для здоровья ребенка.

Существуют гигиенические требования к проведению урока, нормативы относительно того, что ребенок может, а чего не может делать в определенном возрасте. Заставлять ребенка совершать действия, которые он выполнять не должен в соответствии с установленными нормами, недопустимо. Например, нельзя поставить ребенка первого класса в угол на целый урок, нельзя лишить ребенка возможности отдохнуть на перемене, нельзя заставлять ребенка заниматься уборкой класса, нельзя оставлять ребенка после уроков, если нарушается правило о часовом перерыве после установленного числа уроков, нельзя нагружать ребенка сверх установленных норм, нельзя проводить свыше определенного количества контрольные и проверочные работы и т. п. Нарушение санитарно-гигиенических требований в деятельности школы и учителя недопустимо. Подобные методы воспитания нарушают право ребенка на здоровую и благоприятную среду обучения.

Аналогично следует учитывать и требования методики обучения (в частности, психофизиологические особенности возраста ребенка и вытекающие из них ограничения). Поэтому, продумывая систему поощрений и наказаний ребенка, следует внимательно проверить ее на предмет соответствия установленным санитарно-гигиеническим и методическим требованиям.

В заключение отметим, что в данной статье мы вовсе не пропагандируем исключительно мягкий и всепрощающий стиль общения с ребенком. Иногда учитель вынужден общаться с ребенком строго, требовать от него определенных действий, выражать свое неодобрение поведения ребенка. Однако даже самое строгое отношение к ребенку должно быть уважительным, не должно унижать ребенка.

Следует также различать ситуации, когда учитель может требовать, а когда – лишь убеждать и советовать. В ряде случаев учитель имеет полное право требовать от ребенка определенных действий (например, связанных с процессом обучения – выполнить задание, соблюдать дисциплину, появляться на занятиях вовремя), а также соблюдения общепринятых моральных, правовых норм и норм этикета – не бить одноклассников, не врать, здороваться, если с ним поздоровался другой человек. В ряде же ситуаций учитель может лишь донести до ребенка свою точку зрения, привести аргументы в пользу ее правильности, и не более того (например, педагог не должен требовать, чтобы ребенок принял его точку зрения в ситуациях, когда возможно несколько позиций и ни одна из них не может считаться стопроцентно верной или общепризнанной, например, в вопросах веры, выбора круга общения, вкуса в области одежды, музыки).

В любом случае методы воздействия на ребенка должны применяться (и применяются большинством педагогов) в интересах развития личности ребенка. При этом педагог, как взрослый человек, способен предвидеть больше опасностей, которые подстерегают ребенка, учитывать больше обстоятельств, которые отразятся на дальнейшей жизни ребенка. Поэтому педагог часто во имя долговременных интересов ребенка (жизнь, здоровье, возможность продолжить образование в хорошем ссузе или вузе) ограничивает его сиюминутные желания (например, высунуться из окна, обмениваться смс-сообщениями по мобильному телефону вместо выполнения задания). Если возникает такая необходимость, то во имя долгосрочных интересов самого ребенка или окружающих его детей могут быть применены самые жесткие меры воздействия на ребенка, вплоть до применения силы.

Методы педагогического воздействия на учащихся презентация к уроку на тему

Нельзя навязывать учащемуся те нормы поведения, которые не являются общепризнанными в обществе. Преподаватель должен донести до учащегося информацию о том, каковы правовые требования к поведению человека, каковы общепринятые нормы морали, этикета. Если же тот или иной вопрос не имеет общепринятого решения, то преподаватель, конечно же, может высказать и обосновать свою точку зрения, однако не должен оказывать давления на
учащегося,
убеждать его, что тот не прав, навязывать свою позицию.
Следует также различать ситуации, когда преподаватель, мастер может требовать, а когда – лишь убеждать и советовать. В ряде случаев мы имеет полное право требовать от учащихся определенных действий (например, связанных с процессом обучения – выполнить задание, соблюдать дисциплину, появляться на занятиях вовремя), а также соблюдения общепринятых моральных, правовых норм и норм этикета – не курить, не врать, здороваться, если с ним поздоровался другой человек.
Прежде всего отметим, что меры педагогического воздействия должны иметь своей главной целью интересы конкретного учащихся: формирование у него положительных качеств, привычек, пресечение вредного поведения и т. п. А потому сначала следует оценить именно интересы данного учащегося , его
личность,
это будет исходной точкой для определения того, насколько верно поступил педагог с юридической точки зрения. Ведь право охраняет в первую очередь интересы личности. Виды и пределы воспитательных мер зависят во многом от того, какова цель и причина их применения.
Следует также помнить о том, что учащийся – это отдельная личность со своим, пусть и не полностью сформировавшимся мировоззрением, правом на собственные решения, мнения. Поэтому, выбирая методы воспитания ученика , не следует забывать о его праве на свободу мнения, на честь и достоинство личности, на выбор своей мировоззренческой позиции. Конституция гарантирует эти права, право на свободу мысли и слова (в определенных рамках, конечно) каждому, а не только совершеннолетнему гражданину.
Меры воспитательного воздействия должны соответствовать физическим и психическим возможностям ученика . Выполнение учеником заданий или соблюдение дисциплины не являются столь важной вещью, которая бы могла оправдать применение воспитательных мер, вредных для здоровья .
Методы педагогического воздействия на учащихся
выступление на
МК
.
Селезнева Зоя Николаевна
К сожалению, встречаются случаи, когда педагоги унижают обучающихся, чье поведение кажется им неправильным с моральной точки зрения, относятся к ним пренебрежительно, игнорируют.
Преподаватель не должен применять методов воспитания, связанных с психическим насилием над учащимся (крик, запугивание и т. п.). Однако и у этого правила могут быть исключения. Исключением является ситуация, когда преподаватель вынужден накричать на учащихся в его же интересах
Если ученик просто занимается своими делами и не мешает окружающим, то удалять его с урока (”раз уж ты все равно ничего не делаешь”) будет неправомерно. У ученика есть право получить образование, в т. ч. право присутствовать на занятиях, а вот воспользуется ли он этим правом и в каком объеме (т. е. будет ли слушать учителя, будет ли выполнять задания и т. п.), решать самому ученику и его родителям. Конечно же, учитель должен выразить свое негативное отношение к такому поведению, пытаться исправить ситуацию, однако, выгоняя ученика с урока, учитель нарушает его конституционные права. Вышесказанное не означает, что ученик к может вести себя как угодно. У преподаватель нет обязанности ставить ученику удовлетворительные оценки и переводить его на следующий курс, если программа не усвоена на должном уровне, учащейся и его родители должны понимать это.
Преподавателю следует исходить из того, что уважительное отношение к учащемуся должно быть таким же, как и уважительное отношение к взрослому. Честь и достоинство личности учащегося охраняются законом в той же мере, что и честь и достоинство совершеннолетнего человека, и родитель (иной законный представитель) оскорбленного
учащегося может
обратиться в суд с требованием о денежном возмещении вреда, причиненного своему подопечному.
СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ!
Следует также помнить о праве на образование. Очень часто встречаются случаи, когда учащегося удаляют с урока без веских причин. Это не только небезопасно (чаще всего надзор в это время не обеспечивается), но и нарушает право получить образование в соответствии с программой и в избранной форме обучения, т. е. на уроке.
Удаление ученика с урока с правовой точки зрения будет оправданно лишь в случае, если поведение мешает учителю вести урок. Если учащийся не реагирует на замечания и тем самым срывает урок, этими действиями он фактически нарушает право на образование иных детей
Основным требованием является то, что преподаватель ни при каких обстоятельствах не должен оскорблять и унижать
учащегося с целью
добиться его послушания, эти действия явно противоправны, противозаконны и недопустимы с точки зрения современной морали.
Учащейся , как любая самостоятельная личность, имеет право на невмешательство в его частную жизнь
Например, Конституция РФ предусматривает тайну переписки, телефонных и иных переговоров. Поэтому читать переписку (даже если они перебрасываются записками на уроке) незаконно. Конституция же гарантирует каждому, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. В случае с несовершеннолетним согласие могут дать его родители или иные законные представители или же с их ведома сам
учащийся.
В ряде же ситуаций преподаватель может лишь донести до учащегося свою точку зрения, привести аргументы в пользу ее правильности, и не более
того.
В
любом случае методы воздействия на ученика должны применяться (и применяются большинством педагогов) в интересах развития личности учащегося.

Дисциплинарная ответственность обучающихся образовательных организаций, осуществляющих образовательную деятельность, в соответствии с новым Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации»

Федеральным законом № 273-ФЗ комплексно регулируются вопросы правовых отношений в сфере образования в РФ. В частности, данный закон регулирует статус участников образовательного процесса, и, в том числе, обучающихся в образовательных организациях и иных организациях, осуществляющих образовательную деятельность. В сравнении с ранее действовавшим законодательством об образовании, новый федеральный закон можно охарактеризовать как более системно и детально регулирующий вопросы статуса обучающихся. Систематизируются, в том числе, и вопросы дисциплинарной ответственности обучающихся за допущенные нарушения.

Развитие законодательства об образовании в отношении дисциплинарных нарушений со стороны обучающегося во многом вытекает из сути образовательных отношений организации, осуществляющей образовательную деятельность, и физического лица, обучающегося в ней, зачастую, несовершеннолетнего. Сопоставление возможностей указанных лиц, в частности, в рамках защиты собственных прав и интересов, показывает на неравновесный характер отношений между обучающимся и организацией, осуществляющей образовательную деятельность. Обучающийся является более слабой стороной в этих отношениях, в связи с чем законодательство подробно регулирует права обучающегося, а также устанавливает пределы его ответственности. Во многом подобное сходство в неравенстве сторон правовых отношений предопределило сходство правовых решений с такой отраслью законодательства, как трудовое законодательство. Использование моделей правового регулирования, выработанных в рамках трудового права, в ходе разработки Федерального закона № 273-ФЗ, представляется в этом смысле предсказуемым и обоснованным сутью правовых отношений.

Вопросам дисциплинарной ответственности обучающихся посвящена ст. 43 Федерального закона № 273-ФЗ. При этом, согласно указанной статье, порядок применения к обучающимся и снятия с обучающихся мер дисциплинарного взыскания устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования. Ряд важных норм, касающихся дисциплинарной ответственности обучающихся, таким образом, предусмотрены на подзаконном уровне. Данные вопросы регулируются приказом Министерства образования и науки РФ от 15 марта 2013 года № 185 «Об утверждении Порядка применения к обучающимся и снятия с обучающихся мер дисциплинарного взыскания» (далее – Приказ Минобрнауки России), проект которого был размещен на официальном сайте в сети Интернет и прошел предварительное общественное обсуждение в феврале 2013 года.

Ч. 3 ст. 43 Закона устанавливает, что дисциплина в организации, осуществляющей образовательную деятельность, поддерживается на основе уважения человеческого достоинства обучающихся, педагогических работников. Применение физического и (или) психического насилия по отношению к обучающимся не допускается. Указанный запрет воспроизводит нормы ранее действовавшего законодательства. Данная норма коррелирует также со ст. 336 Трудового кодекса РФ, которая предусматривает в качестве дополнительного основания прекращения трудового договора с педагогическим работником применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника.

Указанные нормы в целом ограничивают рамки педагогического воздействия на обучающегося. Вместе с тем, в ст. 2 Федерального закона № 273-ФЗ образование определяется как единый целенаправленный процесс воспитания и обучения, что фактически включает воспитательный компонент, а, значит, и меры воспитательного воздействия на обучающихся, в качестве неотъемлемой части образовательного процесса. Меры педагогического воздействия, в отличие от мер дисциплинарных взысканий, не имеют какого-либо существенного правового регулирования, за исключением указанного выше запрета применения насилия к обучающимся, а также закрепленных в ст. 48 Федерального закона № 273-ФЗ обязанностей педагогических работников, в частности, соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики; уважать честь и достоинство обучающихся и других участников образовательных отношений. За исключением данных ограничений общего плана, воспитательная деятельность осуществляется организацией, осуществляющей образовательную деятельность, свободно, в том числе свободно выбираются меры воспитательного воздействия на обучающихся.

Законодательное регулирование дисциплинарной ответственности отличается коренным образом – понятие дисциплинарной ответственности вводится через строго ограниченное число установленных законом видов дисциплинарных взысканий, вводится целый ряд ограничений в ходе применения мер дисциплинарного взыскания, требования к процедуре их применения.

Основанием для наступления дисциплинарной ответственности обучающихся является совершение обучающимися дисциплинарного проступка. Дисциплинарный проступок не определяется в законодательстве об образовании, хотя сам термин «дисциплинарный проступок» использован в ст. 43 Федерального закона № 273-ФЗ. Анализ норм данного Закона позволяет сделать некоторые выводы о характере дисциплинарного проступка обучающегося.

Дисциплинарный проступок обучающегося понимается как неисполнение или нарушение устава организации, осуществляющей образовательную деятельность, правил внутреннего распорядка, правил проживания в общежитиях и интернатах и иных локальных нормативных актов по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности. Таким образом, далеко не любые нарушения со стороны обучающегося могут рассматриваться в качестве дисциплинарного проступка, закон четко ограничивает основания для применения дисциплинарных взысканий посредством перечисления локальных нормативных актов, закрепляющих правила, нарушение которых рассматривается как дисциплинарный проступок.

Вопросы субъективной стороны дисциплинарного проступка законодательством прямо не регулируются. Вместе с тем, некоторые нормы позволяют сделать вывод о том, что дисциплинарный проступок должен быть совершен обучающимся виновно, т.е. обучающийся должен осознавать как запрещенный характер своих действий, так и предвидеть возможность наступления негативных последствий этих действий, если таковые последствия предусмотрены нормами соответствующих локальных актов организации, осуществляющей образовательную деятельность.

Подобный вывод вытекает из ряда ограничений в применении мер дисциплинарного взыскания. В частности, меры дисциплинарного взыскания не применяются к обучающимся по образовательным программам дошкольного, начального общего образования, а также к обучающимся с ограниченными возможностями здоровья (с задержкой психического развития и различными формами умственной отсталости). Фактически эта норма исключает возможность дисциплинарной ответственности для обучающихся, в силу своего возраста либо психического развития не способных осознавать характер своих действий.

Кроме того, требования к выбору и порядку применения мер дисциплинарного воздействия также соответствуют концепции виновного, осознанного отношения обучающегося к нарушению, являющемуся дисциплинарным проступком. Приказом Минобрнауки России предусмотрено обязательное затребование объяснения обучающегося, что также говорит о необходимости оценки вины обучающегося в совершенном проступке. Вина в совершении проступка также соответствует общим принципам права в отношении юридической ответственности, и принципам государственной политики и правового регулирования отношений в сфере образования.

Согласно ч. 4 ст. 43 рассматриваемого Федерального закона, за неисполнение или нарушение требований, установленных локальными нормативными актами по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, к обучающимся могут быть применены меры дисциплинарного взыскания — замечание, выговор, отчисление из организации, осуществляющей образовательную деятельность. Перечень видов дисциплинарных взысканий четким и исчерпывающим образом перечислен в Федеральном законе № 273-ФЗ. Данный перечень является закрытым, что позволяет сделать вывод о том, что иные меры дисциплинарных взысканий не могут быть установлены нормативными правовыми документами с юридической силой ниже, чем федеральный закон, в том числе, локальными актами образовательной организации.

Федеральный закон № 273-ФЗ вводит ряд основополагающих требований к порядку применения дисциплинарных взысканий. Согласно ч. 6 ст. 43 данного Закона, не допускается применение мер дисциплинарного взыскания к обучающимся во время их болезни, каникул, академического отпуска, отпуска по беременности и родам или отпуска по уходу за ребенком. Указанная гарантия во многом копирует гарантии, установленные на случай применения дисциплинарных взысканий к работникам трудовым законодательством.

Согласно ч. 7 ст. 43 Федерального закона № 273-ФЗ, при выборе меры дисциплинарного взыскания организация, осуществляющая образовательную деятельность, должна учитывать тяжесть дисциплинарного проступка, причины и обстоятельства, при которых он совершен, предыдущее поведение обучающегося, его психофизическое и эмоциональное состояние, а также мнение советов обучающихся, советов родителей. Запрет произвольного выбора меры дисциплинарного взыскания, фактически, сложился на основе конституционных принципов права в рамках судебной практики судов общей юрисдикции по трудовым делам, и был впоследствии закреплен в Трудовом кодексе РФ в ст. 192. В Федеральном законе № 273-ФЗ данный запрет также воспроизводится, что обеспечивает гарантии соотносимости тяжести дисциплинарного проступка и выбранной меры дисциплинарного взыскания. Есть основания полагать, что судебная практика, как и в случае с оспариванием применения дисциплинарных взысканий к работникам, пойдет по пути признания незаконным и недопустимым применения такой жесткой меры, как отчисление обучающегося, за формальное нарушение требований локальных актов, не являющееся существенным нарушением.

При выборе меры дисциплинарного взыскания администрацией образовательных организаций должны учитываться не только особенности дисциплинарного проступка и личности обучающегося, но и мнение органов, представляющих интересы обучающихся в организации, осуществляющей образовательную деятельность, в частности, должно быть учтено мнение советов обучающихся, советов родителей. Подобные органы создаются по инициативе обучающихся, родителей (законных представителей) в соответствии со ст. 26 Федерального закона № 273-ФЗ.

Применение такой меры дисциплинарного взыскания как отчисление к несовершеннолетним крайне затруднительно и требует соблюдения ряда дополнительных условий. В частности, частями 8-9 ст. 43 Федерального закона № 273-ФЗ установлены следующие нормы:

«8. По решению организации, осуществляющей образовательную деятельность, за неоднократное совершение дисциплинарных проступков, предусмотренных частью 4 настоящей статьи, допускается применение отчисления несовершеннолетнего обучающегося, достигшего возраста пятнадцати лет, из организации, осуществляющей образовательную деятельность, как меры дисциплинарного взыскания. Отчисление несовершеннолетнего обучающегося применяется, если иные меры дисциплинарного взыскания и меры педагогического воздействия не дали результата и дальнейшее его пребывание в организации, осуществляющей образовательную деятельность, оказывает отрицательное влияние на других обучающихся, нарушает их права и права работников организации, осуществляющей образовательную деятельность, а также нормальное функционирование организации, осуществляющей образовательную деятельность.

9. Решение об отчислении несовершеннолетнего обучающегося, достигшего возраста пятнадцати лет и не получившего основного общего образования, как мера дисциплинарного взыскания принимается с учетом мнения его родителей (законных представителей) и с согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Решение об отчислении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, принимается с согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и органа опеки и попечительства.»

Таким образом, для обучающегося возрастом младше 15 лет применение такой меры дисциплинарного взыскания, как отчисление, невозможно. Отчисление лиц младше 15 лет не может быть произведено в качестве меры дисциплинарного взыскания, даже в случае неисполнения ими таких предусмотренных ч. 1 ст. 43 обязанностей, как:

  • добросовестно осваивать образовательную программу, выполнять индивидуальный учебный план, в том числе посещать предусмотренные учебным планом или индивидуальным учебным планом учебные занятия, осуществлять самостоятельную подготовку к занятиям, выполнять задания, данные педагогическими работниками в рамках образовательной программы;

  • выполнять требования устава организации, осуществляющей образовательную деятельность, правил внутреннего распорядка, правил проживания в общежитиях и интернатах и иных локальных нормативных актов по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности;

  • уважать честь и достоинство других обучающихся и работников организации, осуществляющей образовательную деятельность, не создавать препятствий для получения образования другими обучающимися.

В случае, если обучающийся уже достиг возраста 15 лет, отчисление возможно одновременно при соблюдении следующих условий:

  • дисциплинарные проступки были совершены неоднократно,

  • ранее применялись меры дисциплинарного взыскания и меры педагогического воздействия,

  • данные меры не дали результата, был совершен новый дисциплинарный проступок,

  • дальнейшее пребывание обучающегося в организации оказывает отрицательное влияние на других обучающихся, нарушает их права и права работников организации, осуществляющей образовательную деятельность, а также нормальное функционирование организации.

При этом Приказом Минобрнауки России в пункте 10 конкретизируется условие о совершенном ранее дисциплинарном проступке дополнительно. Отчисление несовершеннолетнего обучающегося как мера дисциплинарного взыскания не применяется, если сроки ранее примененных к обучающемуся мер дисциплинарного взыскания истекли и (или) меры дисциплинарного взыскания сняты в установленном порядке.

В случае, если обучающийся еще не получил основного общего образования, порядок применения отчисления как меры дисциплинарного взыскания требует также соблюдения дополнительных требований к процедуре. Такое решение принимается с учетом мнения его родителей (законных представителей) и с согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Решение об отчислении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, принимается с согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и органа опеки и попечительства.

Ч. 10 ст. 43 Федерального закона № 273-ФЗ закрепляется обязанность организации, осуществляющей образовательную деятельность, незамедлительно проинформировать об отчислении несовершеннолетнего обучающегося в качестве меры дисциплинарного взыскания орган местного самоуправления, осуществляющий управление в сфере образования. Вторым предложением данной части установлена обязанность органа местного самоуправления, осуществляющего управление в сфере образования, и родителей (законных представителей) несовершеннолетнего обучающегося, отчисленного из организации, осуществляющей образовательную деятельность, не позднее чем в месячный срок принять меры, обеспечивающие получение несовершеннолетним обучающимся общего образования.

Приказом Минобрнауки России также закрепляется важная гарантия, вытекающая из принципов правового регулирования ответственности за совершенные нарушения, однако не закрепленная на уровне федерального закона. В частности, п. 6 Приказа Минобрнауки России предусматривается, что за каждый дисциплинарный проступок может быть применена одна мера дисциплинарного взыскания.

Приказ Минобрнауки России устанавливает также ряд дополнительных, по сравнению с Федеральным законом № 273-ФЗ, требований к порядку применения дисциплинарного взыскания к обучающемуся. Данные требования в большинстве своем коррелируют соответствующим требованиям трудового законодательства к применению дисциплинарных взысканий к работникам, и в этом смысле используются проработанные текстовые формулировки, в отношении которых накоплена судебная практика применения аналогичных норм в рамках трудового законодательства.

В частности, п. 8 Приказа Минобрнауки России устанавливает, что до применения меры дисциплинарного взыскания организация, осуществляющая образовательную деятельность, должна затребовать от обучающегося письменное объяснение. Если по истечении трех учебных дней указанное объяснение обучающимся не представлено, то составляется соответствующий акт. Отказ или уклонение обучающегося от предоставления им письменного объяснения не является основанием для освобождения его от дисциплинарного взыскания. Представляется рациональным распространение на аналогичные правовые отношения с обучающимися практики, сложившейся в рамках трудовых отношений, а именно: фиксация актом факта запроса письменных объяснений. Также представляется весьма вероятным, что судебная практика пойдет по пути жесткого толкования необходимости затребовать объяснение «до применения» дисциплинарного взыскания, и будет признавать получение такого объяснения после применения меры взыскания нарушением порядка применения дисциплинарных взысканий, влекущим отмену соответствующего дисциплинарного взыскания.

Пунктом 9 Приказа Минобрнауки России установлены также следующие требования к порядку применения мер дисциплинарных взысканий: «Мера дисциплинарного взыскания применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени отсутствия обучающегося, указанного в пункте 7 настоящего Порядка, а также времени, необходимого на учет мнения советов обучающихся, представительных органов обучающихся, советов родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся организации, осуществляющей образовательную деятельность, но не более семи учебных дней со дня представления руководителю организации, осуществляющей образовательную деятельность, мотивированного мнения указанных советов и органов в письменной форме». (п. 7 Приказа Минобрнауки России предусматривается отсутствие обучающихся во время их болезни, каникул, академического отпуска, отпуска по беременности и родам или отпуска по уходу за ребенком).

Таким образом, вводится фактически два требования к срокам применения дисциплинарных взысканий. С одной стороны, это время, отсчитанное от момента обнаружения дисциплинарного проступка, которое не может быть более месяца, за вычетом болезни, каникул, отпусков, а также за вычетом времени, необходимого на учет мнения советов обучающихся и их родителей. Время, необходимое на учет мнения, нормативно никак не определяется, и устанавливаться будет непосредственно для каждой образовательной организации, в зависимости от ее устава и иных локальных нормативных актов, определяющих порядок учета такого мнения. При этом, руководитель образовательной организации, получив мотивированное мнение указанных советов, должен принять решение о применении дисциплинарного взыскания не позднее семи учебных дней. Оба эти требования являются параллельно действующими и оба должны быть выдержаны образовательной организацией. Соответственно, если мнение было представлено существенно ранее, чем истекал бы месячный срок со дня обнаружения проступка (например, через 5 учебных дней после даты его обнаружения), администрация образовательной организации будет ограничена во времени применения взыскания семью учебными днями (несмотря на то, что эти семь дней стекут ранее месячного срока со дня обнаружения проступка).

Пунктом 13 Приказа Минобрнауки России предусмотрено, что применение к обучающемуся меры дисциплинарного взыскания оформляется в виде приказа руководителя организации, осуществляющей образовательную деятельность, который доводится до обучающегося, родителей (законных представителей) несовершеннолетнего обучающегося под роспись в течение трех учебных дней со дня его издания, не считая времени отсутствия обучающегося в организации, осуществляющей образовательную деятельность. Отказ обучающегося, родителей (законных представителей) несовершеннолетнего обучающегося ознакомиться с указанным приказом под роспись оформляется соответствующим актом.

Есть основания полагать, что данные нормы, во многом воспроизводящие нормы трудового законодательства в отношении дисциплинарных взысканий к работникам, будут применяться аналогичным трудовым нормам образом, в частности, их несоблюдение будет рассматриваться как нарушение порядка применения дисциплинарного взыскания.

Согласно ч. 11 ст. 43 Федерального закона № 273-ФЗ, обучающийся, родители (законные представители) несовершеннолетнего обучающегося вправе обжаловать в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений меры дисциплинарного взыскания и их применение к обучающемуся. Исходя из общих принципов права, применение дисциплинарного взыскания может быть также обжаловано и в судебном порядке.

Ст. 45 Федерального закона № 273-ФЗ предусматривается формирование в организации, осуществляющей образовательную деятельность, нового органа — комиссии по урегулированию споров между участниками образовательных отношений. Указанная комиссия частично похожа на предусмотренную трудовым правом комиссию по трудовым спорам, и создается в целях урегулирования разногласий между участниками образовательных отношений по вопросам реализации права на образование, в том числе в случае обжалования решений о применении к обучающимся дисциплинарного взыскания. Комиссия по урегулированию споров между участниками образовательных отношений создается из равного числа представителей совершеннолетних обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, работников организации, осуществляющей образовательную деятельность. Решение комиссии является обязательным для всех участников образовательных отношений, и подлежит исполнению в сроки, предусмотренные указанным решением, а также может быть обжаловано в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

Приказом Минобрнауки России предусматривается также срок действия дисциплинарного взыскания и возможность досрочного снятия дисциплинарного взыскания. Данные вопросы урегулированы по аналогии с трудовым законодательством. Согласно п. 17 Приказа Минобрнауки России, если в течение года со дня применения меры дисциплинарного взыскания к обучающемуся не будет применена новая мера дисциплинарного взыскания, то он считается не имеющим меры дисциплинарного взыскания. Руководитель организации, осуществляющей образовательную деятельность, до истечения года со дня применения меры дисциплинарного взыскания имеет право снять ее с обучающегося по собственной инициативе, просьбе самого обучающегося, родителей (законных представителей) несовершеннолетнего обучающегося, ходатайству советов обучающихся или советов родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся.

Таким образом, новое законодательство об образовании и подзаконные акты содержат ключевые нормы, касающиеся дисциплинарной ответственности обучающихся в организациях, осуществляющих образовательную деятельность. Данные нормы содержат гарантии для обучающихся, направленные на необходимость обеспечить справедливое и адекватное применение мер дисциплинарных взысканий к лицам, зачастую неспособным эффективно защищать свои права и интересы. Анализ норм Федерального закона № 273-ФЗ и соответствующего Приказа Минобрнауки России показывает, что во многом используются проверенные и проработанные в рамках судебной и иной правоприменительной практики конструкции трудового права в отношении дисциплинарной ответственности. Данный подход представляется оправданным, учитывая некоторое сходство правовых отношений между работодателем и работником, с одной стороны, и организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и обучающимся, с другой стороны, в частности, неравновесный характер этих отношений, длительность и значимость отношений для работника и обучающегося, как «слабой» стороны правоотношений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *