Маркс о России

  • автор:

Продолжение. Начало в Как относились «основоположники «марксизма-ленинизма»» к России и русским.
Я продолжаю публиковать в своём журнале русофобские цитаты из «классиков марксизма-ленинизма».
Энгельс (из работы «Революция в Венгрии»): «В ближайшей мировой войне с лица земли ИСЧЕЗНУТ не только реакционные классы и династии, но и ЦЕЛЫЕ РЕАКЦИОННЫЕ НАРОДЫ. И это ТОЖЕ БУДЕТ ПРОГРЕССОМ».
Энгельс (из статьи «Демократический панславизм»): «На сентиментальные фразы о братстве, обращаемые к нам от имени самых контрреволюционных наций Европы, мы отвечаем: НЕНАВИСТЬ К РУССКИМ была и продолжает еще быть у немцев ИХ ПЕРВОЙ РЕВОЛЮЦИОННОЙ СТРАСТЬЮ; со времени революции к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи САМОГО РЕШИТЕЛЬНОГО ТЕРРОРИЗМА ПРОТИВ ЭТИХ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. Мы знаем теперь, ГДЕ СКОНЦЕНТРИРОВАНЫ ВРАГИ РЕВОЛЮЦИИ: В РОССИИ и в славянских областях Австрии; и НИКАКИЕ ФРАЗЫ ИЛИ УКАЗАНИЯ НА НЕОПРЕДЕЛЕННОЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ ЭТИХ СТРАН НЕ ПОМЕШАЮТ НАМ ОТНОСИТЬСЯ К НАШИМ ВРАГАМ, КАК К ВРАГАМ».
Маркс (из работы «Разоблачение дипломатической истории XVIII века»): «Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuosa в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира… Так же, как она поступила с Золотой Ордой, Россия теперь ведет дело с Западом. Чтобы стать господином над монголами, Московия должна была татаризоваться. Чтобы стать господином над Западом, она должна цивилизоваться… оставаясь Рабом, т.е. придав русским тот внешний налет цивилизации, который бы подготовил их к восприятию техники западных народов, не заражая их идеями последних»
Энгельс (C)1866 : «Что же касается России, то ее можно упомянуть лишь как владелицу громадного количества украденной собственности, которую ей придется отдать назад в день расплаты»
Энгельс (о походе Наполеона на Москву 1812 года) : «Казаки, башкиры и прочий разбойничий сброд победили республику, наследницу Великой Французской революции.»
Маркс — речь на польском митинге (C)1867: «Я спрашиваю вас, что же изменилось? Уменьшилась ли опасность со стороны России? Нет! Только умственное ослепление господствующих классов Европы дошло до предела… Путеводная звезда этой политики — мировое господство — остается неизменной. Только изворотливое правительство, господствующее над массами варваров, может в настоящее время замышлять подобные планы… Итак, для Европы существует только одна альтернатива: либо ВОЗГЛАВЛЯЕМОЕ МОСКОВИТАМИ АЗИАТСКОЕ ВАРВАРСТВО обрушится, как лавина, на ее голову, либо она должна восстановить Польшу, оградив себя таким образом от Азии двадцатью миллионами героев.»

Энгельс (из статьи «Демократический панславизм»): «Тогда борьба, БЕСПОЩАДНАЯ БОРЬБА не на жизнь, а на смерть СО СЛАВЯНСТВОМ, предающим революцию, борьба НА УНИЧТОЖЕНИЕ и БЕСПОЩАДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ — не в интересах Германии, а в интересах революции.»
Энгельс: «Европа перед альтернативой: либо покорение ее славянами, либо РАЗРУШЕНИЕ НАВСЕГДА центра их наступательной силы — России.»
Энгельс (C)1849: «О немецких интересах, о немецкой свободе, о немецком единстве, немецком благосостоянии НЕ МОЖЕТ БЫТЬ И РЕЧИ, когда вопрос стоит о свободе или угнетении, о счастье или несчастье ВСЕЙ ЕВРОПЫ. Здесь кончаются все национальные вопросы, здесь существует ТОЛЬКО ОДИН ВОПРОС! ХОТИТЕ ЛИ ВЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ или ХОТИТЕ БЫТЬ ПОД ПЯТОЙ РОССИИ?»
Энгельс (из работы «Демократический панславизм»): «Народы, которые никогда не имели своей собственной истории, которые с момента достижения ими первой, самой низшей ступени цивилизации уже подпали под чужеземную власть или ЛИШЬ ПРИ ПОМОЩИ ЧУЖЕЗЕМНОГО ЯРМА БЫЛИ НАСИЛЬСТВЕННО (!!!) ПОДНЯТЫ НА ПЕРВУЮ СТУПЕНЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ, нежизнеспособны и никогда не смогут обрести какую-либо самостоятельность. Именно такова была судьба австрийских славян. Чехи, к которым мы причисляем также моравов и словаков … никогда не имели своей истории… И ЭТА «НАЦИЯ», ИСТОРИЧЕСКИ СОВЕРШЕННО НЕ СУЩЕСТВУЮЩАЯ, ЗАЯВЛЯЕТ ПРИТЯЗАНИЯ НА НЕЗАВИСИМОСТЬ?»
Энгельс (снова из работы «Демократический панславизм»): «В то время, как французы, немцы, итальянцы, поляки, мадьяры подняли знамя революции, славяне, как один человек, выступили под знаменем контрреволюции. Впереди шли южные славяне, которые давно уже отстаивали свои КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЕ, СЕПАРАТИСТСКИЕ ПОПОЛЗНОВЕНИЯ ПРОТИВ МАДЬЯР, далее чехи, а за ними русские, вооруженные и готовые появиться в решительный момент на поле сражения»
В 1882 г. Энгельс все еще считал славян смертельным врагом Запада и откровенничал Каутскому: «Вы могли бы спросить меня, неужели я не питаю никакой симпатии к малым славянским народам и обломкам народов, разделенным тремя клиньями, вбитыми в славянство: немецким, мадьярским и турецким? В самом деле — чертовски мало».
В 1865 г., предлагая Лондонской конференции набросок программы для Женевского конгресса Интернационала (Международного Товарищества рабочих), Маркс во всем разделе «Международная политика» оставил всего один вопрос: «О необходимости уничтожения московитского влияния в Европе путем осуществления права наций на самоопределение и восстановление Польши на демократических и социальных основах» (Соч., т. 301, с. 409). Таким образом, право наций на самоопределение — только для Польши, и не ради нее, а как средство «уничтожения московитского влияния в Европе» (как красноречиво это словечко — «московитское»). В повестку дня Конгресса это предложение вошло как пункт 9: «Московитская угроза Европе и восстановление независимой и единой Польши».
Мало кто в СССР читал полное собрание сочинений. Но часть интеллектуальной политической элиты, из которой выросли кадры перестройки, читали Маркса и Энгельса очень внимательно. И от этих работ они получили очень много — и заряд евроцентризма, и смелость мысли, делящей народы на прогрессивные западные и реакционные славянские, и прокаленную русофобию.

(http://www.kara-murza.ru/books/articles/200500100000.htm)
БОРЬБА В ВЕНГРИИ. ПСС К. Маркса и Ф. Энгельса. Т.6 стр. 180-186
Напротив, победители славян — немцы и мадьяры — взяли в свои руки историческую инициативу в дунайских областях. Без помощи немцев и особенно мадьяр южные славяне превратились бы в турок, как это действительно произошло с частью славян, по крайней мере в магометан, каковыми поныне еще являются славянские босняки. А это для южных славян Австрии такая большая услуга, что за нее стоит заплатить даже переменой своей национальности на немецкую или мадьярскую. <…>
Панславизм по своей основной тенденции направлен против революционных элементов Австрии, и потому он заведомо реакционен. <…>
В действительности славянский язык этих десяти-двенадцати наций состоит из такого же числа диалектов, которые большей частью непонятны друг для друга и могут быть даже сведены к различным основным группам (чешская, иллирийская, сербо-болгарская); вследствие полного пренебрежения к литературе, из-за некультурности большинства этих народов эти диалекты превратились в настоящий простонародный говор и, за немногими исключениями, всегда имели над собой в качестве литературного языка какой-нибудь чужой, неславянский язык. Таким образом, панславистское единство — это либо чистая фантазия, либо, — русский кнут. <…>
Но при первом же победоносном, восстании французского пролетариата, которое всеми силами старается вызвать Луи-Наполеон, австрийские немцу и мадьяры освободятся и кровавой местью отплатят славянским варварам. Всеобщая война, которая тогда вспыхнет, рассеет этот славянский Зондербунд и сотрет с лица земли даже имя этих упрямых маленьких наций.
В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом.
Написано Ф. Энгельсом около 8 января 1849 г.
Печатается по тексту газеты.

Образ России в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса

Здесь на ВО уже не раз подчеркивалась та, в общем-то, банальная истина, что размышление без знания совсем бесполезно, и, прежде всего тем, кто комментирует чьи-то материалы лишь на основании лишь того, что он думает. То есть залогом успеха в любом деле является знание. Последнее, впрочем, приобретается. Я неоднократно советовал ряду посетителей ВО обращаться за информацией к тем или иным серьезным научным журналам, но, увы, положительного ответа, что, я, мол, воспользовался этим советом, не последовало. Поэтому, видимо, придется понемногу давать здесь научные статьи моих коллег, так или иначе раскрывающие малоизвестные страницы истории нашего общества. Одна из них связана с пресловутым марксизмом. Профили Маркса и Энгельса, вкупе с профилем Ленина и Сталина украшали сцены съездов и обложки книг. Позднее профиль Сталина убрали, но основоположники учения, естественно, остались. Но все ли знают о том, что именно они долгое время писали о России и какое положение на информационном поле относительно нее занимали? И вот моя коллега по кафедре – кандидат философских наук, доцент Мартынова Ольга Александровна написала об этом статью, которую мне очень хочется предложить посетителям сайта ВО. Статья дается без каких-либо добавлений, замечаний или исправлений с моей стороны. Вот иллюстрации – это мое… Ну немного разрядить серьезность самой статьи!

В.О.Шпаковский
К. Маркс и Фр. Энгельс являются знаковыми фигурами в идеологии социализма. Их теория легла в основу социалистической революции в России. В России советского периода их труды активно изучались и послужили основой таких дисциплин, как научный коммунизм, диалектический материализм, исторический материализм; теория общественно-экономических формаций легла в основу советской исторической науки. Однако, по словам Н.А. Бердяева, революция в России произошла «во имя Маркса, но не по Марксу». Известно, что основоположники марксизма по разным причинам не видели Россию во главе социалистического движения. По их словам, «ненависть к русским была и продолжает еще быть у немцев их первой революционной страстью… «беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть» со славянством, предающим революцию, борьба на уничтожение и беспощадный терроризм — не в интересах Германии, а в интересах революции». Известны также их уничижительные высказывания о характере и способностях русских, например, об их «почти беспримерной способности к торговле в ее низших формах, к использованию благоприятных обстоятельств и к неразрывно связанному с этим надувательству: недаром ведь еще Петр I говорил, что один русский справится с тремя евреями» . В свете подобных противоречий представляется интересной проблема отношения К. Маркса и Ф. Энгельса к России, их представления о ее прошлом и будущем, об ее позиции на мировой арене. Стоит отметить, что в данном вопросе К. Маркс и Ф. Энгельс были единомышленниками; сам Ф. Энгельс в работе «Внешняя политика русского царизма» отмечал, что, описывая негативное влияние русского царизма на развитие Европы, продолжает дело покойного друга.

Уже к 1933 года сложился канонический образ изображения вождей коммунистической идеологии: первым слева – Маркс, затем Энгельс, и далее Ленин и Сталин. Причем первая тройка смотрит «куда-то туда» и только взгляд «товарища Сталина» обращен на тех, кто находится перед плакатом. «Большой брат смотрит на тебя!»
Знания и мнение К. Маркса и Ф. Энгельса о России основывались на разнообразных источниках. Они были в курсе новостей о Крымской и русско-турецкой (1877 – 1878 гг.) войнах. Безусловно, они опирались на труды русских революционеров, с которыми полемизировали: М.А. Бакунина, П.Л. Лаврова, П.Н. Ткачева. Анализируя социально-экономическое положение России, Ф. Энгельс ссылался на «Сборник материалов об артелях в России» и работу Флеровского «Положение рабочего класса в России». Статьи для американской энциклопедии, посвященные войне 1812 г., они писали, опираясь на мемуары Толя, которые считали лучшим изложением указанных событий. В.Н. Котов в лекциях «К. Маркс и Ф. Энгельс о России и русском народе» отмечает, что «среди прочитанных К. Марксом и Ф. Энгельсом книг имеются сочинения Карамзина, Соловьева, Костомарова, Беляева, Сергеевича и ряда других историков. Правда, это не находит документального подтверждения; в «Хронологических заметках» К. Маркс излагает события европейской, а не русской истории. Таким образом, знания К. Маркса и Ф. Энгельса о России основаны на разнообразных источниках, но их вряд ли можно назвать глубокими и основательными.

Первое, что бросается в глаза при изучении взглядов основоположников марксизма на Россию – стремление подчеркнуть различия между русскими и европейцами. Так, говоря о русской истории, К. Маркс только на начальной ее стадии – Киевской Руси – признает сходство с европейской. Империя Рюриковичей (название Киевская Русь он не употребляет) является, по его мнению, аналогом империи Карла Великого, а ее стремительное расширение – «естественным следствием примитивной организации норманнских завоеваний… причем необходимость дальнейших завоеваний поддерживалась непрерывным притоком новых варяжских авантюристов» . Из текста явствует, что К. Маркс считал данный период русской истории не этапом развития именно русского народа, а одним из частных случаев действий германских варваров, наводнивших в те времена Европу. Лучшим доказательством этой мысли философ считает то, что практически все киевские князья возводились на престол силой варяжского оружия (правда, он не приводит конкретных фактов). Влияние на этот процесс славян К. Маркс полностью отвергает, признавая славянским государством только Новгородскую республику. Когда верховная власть перешла от норманнов к славянам, империя Рюриковичей закономерно распалась, а монголо-татарское нашествие окончательно уничтожило ее остатки. С тех пор пути России и Европы разошлись. Рассуждая о данном периоде русской истории, К. Маркс показывает в целом достоверное, но довольно поверхностное знание ее событий: так, он пренебрегает даже таким известным фактом, что хана, установившего монголо-татарское иго на Руси, звали не Чингисхан, а Батый. Так или иначе, «колыбелью Московии было кровавое болото монгольского рабства, а не суровая слава эпохи норманнов».
Пропасть между Россией и Европой не смогла заполнить деятельность Петра I, которую К. Маркс назвал стремлением «цивилизовать» Россию. Немецкие земли, по словам К. Маркса, «в изобилии снабдили его чиновниками, учителями и фельдфебелями, которые должны были вымуштровать русских, придав им тот внешний налет цивилизации, который подготовил бы их к восприятию техники западных народов, не заражая их идеями последних». В своем стремлении показать непохожесть русских на европейцев основоположники марксизма заходят достаточно далеко. Так, в письме Ф. Энгельсу К. Маркс одобрительно отзывается о теории профессора Духинского о том, что «великороссы не славяне… настоящие московиты, то есть жители бывшего Великого княжества Московского, большей частью монголы или финны и т. д., как и расположенные дальше к востоку части России и ее юго-восточные части… название Русь узурпировано московитами. Они не славяне и вообще не принадлежат к индогерманской расе, они intrus, которых требуется опять прогнать за Днепр». Говоря об этой теории, К. Маркс берет в кавычки слово «открытия», что показывает, что он не принимает ее за непреложную истину. Однако далее он достаточно четко обозначает свое мнение: «Я бы хотел, чтобы Духинский оказался прав, и чтобы, по крайней мере, этот взгляд стал господствовать среди славян» .


Очень правильный плакат с точки зрения правил геральдики. Все люди смотрят справа налево.
Говоря о России, основоположники марксизма отмечают и ее экономическую отсталость. В работе «О социальном вопросе в России» Фр. Энгельс точно и обоснованно подмечает основные тенденции и проблемы развития пореформенной российской экономики: концентрацию земли в руках дворянства; поземельный налог, выплачиваемый крестьянами; огромную наценку на выкупаемую крестьянами землю; расцвет ростовщичества и финансового мошенничества; расстройство финансовой и налоговой системы; коррупцию; разрушение общины на фоне усиленных попыток государства сохранить ее; малограмотность рабочих, способствующую эксплуатации их труда; беспорядок в сельском хозяйстве, нехватку земли у крестьян и рабочей силы у помещиков. На основании приведенных данных мыслитель делает неутешительный, но справедливый вывод: «нет другой такой страны, в которой при всей первобытной дикости буржуазного общества был бы так развит капиталистический паразитизм, как именно в России, где вся страна, вся народная масса придавлена и опутана его сетями».
Наряду с экономической отсталостью России К. Маркс и Ф. Энгельс отмечают ее военную слабость. По словам Фр. Энгельса, Россия практически неприступна в обороне в силу своей обширной территории, сурового климата, бездорожья, отсутствия центра, захват которого обозначил бы исход войны, и стойкого, пассивного населения; однако, когда речь заходит о нападении, все эти достоинства превращаются в недостатки: обширная территория затрудняет передвижение и снабжение армии, пассивность населения оборачивается безынициативностью и инертностью, отсутствие центра порождает беспорядки. Подобные рассуждения, безусловно, не лишены логики и основаны на знании истории войн, которые вела Россия, однако Ф. Энгельс делает в них существенные фактические ошибки. Так, он полагает, что Россия занимает территорию «с исключительно однородным в расовом отношении населением». Трудно сказать, по каким причинам мыслитель игнорировал многонациональность населения страны: он просто не владел подобной информацией или считал ее несущественной в данном вопросе. Кроме того, Ф. Энгельс проявляет некоторую ограниченность, говоря, что Россия уязвима только со стороны Европы.

Плакат, посвященный XVIII съезду ВКП(б).
Основоположникам марксизма присуще желание умалить военные успехи России и значение ее побед. Так, излагая историю освобождения России от монголо-татарского ига, К. Маркс ни словом не упоминает о Куликовской битве. По его словам, «когда татарское чудовище наконец испустило дух, Иван явился к его смертному одру, скорее, как врач, предсказавший смерть и использовавший ее в своих интересах, чем как воин, нанесший смертельный удар» . Участие России в войнах с Наполеоном классики марксизма считают средством реализации захватнических планов России, в частности, по разделу Германии. Остается без внимания тот факт, что действия русской армии (в частности, самоубийственный переход армии под предводительством Суворова через Альпы) спасали Австрию и Пруссию от полного разгрома и завоевания и осуществлялись как раз в их интересах. Свое видение антинаполеоновских войн Ф. Энгельс описывает следующим образом: «Ее (Россию) могут устроить только такие войны, когда союзники России должны нести основное бремя, подвергать свою территорию, превращенную в театр военных действий, опустошениям и выставлять наибольшую массу бойцов, в то время как русские войска выполняют роль резервов, которые щадят в большинстве боев, но на долю которых во всех крупных сражениях выпадает связанная со сравнительно небольшими жертвами честь решать окончательный исход дела; так это и было в войне 1813—1815 годов». Даже план кампании 1812 г. по стратегическому отступлению русской армии разработал, по его словам, прусский генерал Фуль, а М.Б. Барклай-де-Толли был единственным генералом, не поддавшимся бесполезной и глупой панике и предотвратившим попытки спасти Москву. Здесь налицо откровенное пренебрежение историческими фактами, что выглядит странным с учетом того, что К. Маркс и Ф. Энгельс написали серию статей о данной войне для американской энциклопедии, ссылаясь на мемуары К.Ф. Толя, воевавшего на стороне России. Неприязнь к России оказывается настолько велика, что отношение к ее участию в антинаполеоновских войнах выражается в весьма оскорбительной форме: «русские и поныне еще похваляются тем, что они своими бесчисленными войсками решили падение Наполеона» .


А вот тут их уже четверо. Теперь еще и Мао подобрался…
Будучи невысокого мнения о военной мощи России, русскую дипломатию К. Маркс и Ф. Энгельс считали ее сильнейшей стороной, а внешнеполитические успехи – важнейшим достижением на мировой арене. Внешнеполитическая стратегия России (допетровскую Россию К. Маркс называет Московией) выросла «в ужасной и гнусной школе монгольского рабства» , что диктовало определенные методы дипломатии. Московские князья, основатели нового государства Иван Калита и Иван III переняли у монголо-татар тактику подкупа, притворства, использования интересов одних групп против других. Они втирались в доверие к татарским ханам, настраивали их против своих противников, использовали противостояние Золотой Орды с Крымским ханством и новгородского боярства с купечеством и бедным населением, амбиции римского папы — в целях укрепления светской власти над православной церковью. Князь «должен был превратить в систему все уловки самого низкого рабства и применять эту систему с терпеливым упорством раба. Открытая сила сама могла входить в систему интриг, подкупа и скрытой узурпации лишь в качестве интриги. Он не мог ударить, не дав предварительно яда. Цель у него была одна, а пути ее достижения многочисленны. Вторгаться, используя обманным путем враждебную силу, ослаблять эту силу именно этим использованием и, в конце концов, ниспровергнуть ее с помощью средств, созданных ею же самой».
Далее русские цари активно использовали наследие московских князей. В работе «Внешняя политика русского царизма» Ф. Энгельс со смесью неприязни и восхищения подробно описывает тончайшую дипломатическую игру, которую вела русская дипломатия в эпоху Екатерины II и Александра I (правда, не забыв подчеркнуть немецкое происхождение всех великих дипломатов). Россия, по его словам, замечательно играла на противоречиях между крупнейшими европейскими державами – Англией, Францией и Австрией. Она могла безнаказанно вмешиваться во внутренние дела всех стран под предлогом защиты порядка и традиций (если играла на руку консерваторам) или просвещения (если нужно было подружиться с либералами). Именно Россия во время американской войны за независимость впервые сформулировала принцип вооруженного нейтралитета, впоследствии активно используемый дипломатами всех стран (на тот момент эта позиция ослабила морское превосходство Англии). Она активно использовала националистическую и религиозную риторику для расширения своего влияния в Османской империи: вторгалась на ее территорию под предлогом защиты славян и православной церкви, провоцировала восстания покоренных народов, которые, по убеждению Фр. Энгельса, жили совсем не плохо. При этом Россия не боялась поражений, так как Турция была заведомо слабым соперником. Путем подкупов и дипломатических интриг Россия долгое время поддерживала раздробленность Германии и держала в зависимости Пруссию. Возможно, это и является одной из причин неприязни К. Маркса и Ф. Энгельса к России. Именно Россия, по мнению Ф. Энгельса, стерла Польшу с карты мира, отдав ее часть Австрии и Пруссии. Этим она убила двух зайцев: ликвидировала беспокойного соседа и надолго подчинила себе Австрию и Пруссию. «Кусок Польши был той костью, которую царица бросила Пруссии, чтобы заставить ее смирно сидеть целое столетие на русской цепи». Таким образом, вину за уничтожение Польши мыслитель целиком сваливает на Россию, забыв упомянуть о заинтересованности Пруссии и Австрии.


«Святая троица» – двоих потеряли!
Россия, по словам мыслителей, постоянно вынашивает захватнические планы. Целью московских князей было подчинение русских земель, делом жизни Петра I – укрепление на Балтийском побережье (именно поэтому, по мнению К. Маркса, он перенес столицу на вновь завоеванные земли), Екатерина II и ее наследники стремятся к захвату Константинополя, чтобы контролировать Черное и часть Средиземного моря. К этому мыслители прибавляют завоевательные войны на Кавказе. Наряду с расширением экономического влияния они видят у подобной политики еще одну цель. Для поддержания царской власти и власти дворянства России необходимы постоянные внешнеполитические успехи, которые создают иллюзию сильного государства и отвлекают народ от внутренних проблем (тем самым освобождая власть от необходимости их решать). Подобная тенденция характерна для всех стран, но К. Маркс и Ф. Энгельс показывают ее именно на примере России. В критическом запале основоположники марксизма рассматривают факты несколько односторонне. Так, они сильно преувеличивают слухи о благоденствии сербских крестьян под гнетом турок; умалчивают об опасности, которая грозила России со стороны Польши и Литвы (эти страны к XVIII веку уже не могли всерьез угрожать России, но все же были постоянным источником беспорядков); не сообщают подробности жизни кавказских народов под властью Персии и игнорируют тот факт, что многие из них, например, Грузия, сами просили Россию о помощи (возможно, они просто не владели этой информацией).

На будущую смену смотрит лишь один. Двоим это совсем неинтересно.
Но все же основной причиной отрицательного отношения К. Маркса и Ф. Энгельса к Российской империи является ее непримиримая ненависть к революции и прогрессивным изменениям в обществе. Ненависть эта вытекает как из самой природы деспотической власти, так и из низкого уровня развития общества. В России борьба деспотизма против свободы имеет длительную историю. Еще Иван III, по словам К. Маркса, понял, что непременное условие существования единой сильной Московии – уничтожение русских вольностей, и бросил силы на борьбу против остатков республиканской власти на окраинах: в Новгороде, Польше, казачьей республике (не совсем понятно, что имел в виду К. Маркс, говоря о ней). Поэтому он «сорвал цепи, в которые монголы заковали Московию, только для того, чтобы опутать ими русские республики». Далее Россия успешно извлекала выгоду из европейских революций: благодаря Великой Французской революции она смогла подчинить своему влиянию Австрию и Пруссию и уничтожить Польшу (сопротивление поляков отвлекло Россию от Франции и помогло революционерам). Борьба против Наполеона, в которой Россия играла решающую роль, также была борьбой против революционной Франции; после победы Россия заручилась поддержкой восстановленной монархии. По этой же схеме Россия приобрела союзников и расширила сферу своего влияния после революций 1848 г. Заключив с Пруссией и Австрией Священный Союз, Россия стала оплотом реакции в Европе.

Вот забавная троица, не правда ли? «Выпьем по полной, век наш недолгий, изыдит отсюда вся нечистая сила и превратиться сия жидкость в чистую водицу. Да будет вода, пейте господа!»
Подавляя революции в Европе, Россия усиливает свое влияние на ее правительства, ликвидирует потенциальную опасность для себя, а также отвлекает собственный народ от внутренних проблем. Если учесть, что К. Маркс и Ф. Энгельс считали социалистическую революцию закономерным итогом развития Европы, становится понятно, почему они считали, что Россия своим вмешательством нарушает естественный ход развития европейских стран и для победы рабочая партия должна бороться не на жизнь, а на смерть с русским царизмом.
Говоря о видении России К. Марксом и Ф. Энгельсом, необходимо отметить еще одну существенную деталь: противопоставление правительства и народа. В любой стране, в том числе и в России, правительство очень редко отстаивает народные интересы. Монголо-татарское иго способствовало усилению московских князей, но иссушило душу народа. Петр I «перенесением столицы порвал те естественные узы, которые связывали систему захватов прежних московитских царей с естественными способностями и стремлениями великой русской расы. Поместив свою столицу на берегу моря, он бросил открытый вызов антиморским инстинктам этой расы и низвел ее до положения просто массы своего политического механизма». Дипломатическими играми XVIII – XIX вв., поднявшими Россию до небывалого могущества, занимались иностранцы на русской службе: Поццо-ди-Борго, Ливен, К.В. Нессельроде, А.Х. Бенкендорф, Медем, Мейендорф и др. под руководством немки Екатерины II ее наследников. Русский народ, по мнению основоположников марксизма, вынослив, храбр, стоек, но пассивен, поглощен частными интересами. Благодаря этим свойствам народа русская армия непобедима в том случае, когда исход боя решают сомкнутые массы. Однако умственный застой народа и низкий уровень развития общества приводит к тому, что народ не имеет собственной воли и всецело доверяет легендам, которые распространяет власть. «В глазах вульгарно-патриотической публики слава побед, следующие одно за другим завоевания, могущество и внешний блеск царизма с избытком перевешивают все его грехи, весь деспотизм, все несправедливости и произвол». Это приводило к тому, что русский народ, даже сопротивляясь несправедливости системы, никогда не восставал против царя. Подобная пассивность народа – необходимое условие успешной внешней политики, основанной на завоеваниях и подавлении прогресса.
Однако впоследствии К. Маркс и Ф. Энгельс пришли к выводу, что после поражения России в Крымской войне мировоззрение народа изменилось. Народ начал критически относиться к власти, интеллигенция способствует распространению революционных мыслей, промышленное развитие становится все более важным для внешнеполитических успехов. Поэтому в России конца XIX века возможна революция: в предисловии к русскому изданию «Манифеста коммунистической партии» К. Маркс и Ф. Энгельс называют Россию передовым отрядом революционного движения в Европе. Мыслители не отрицают, что революция в России в силу особенностей развития страны пройдет иначе, чем могла бы пройти в Европе: из-за того, что большая часть земли в России находится в общинном владении, русская революция будет по преимуществу крестьянской, а община станет ячейкой нового общества. Русская революция станет сигналом для революций в других европейских странах.


Тоже троица в свое время очень даже известная: «Туда надо идти, команданте, туда?» «Туда, вот именно туда!»
Социалистическая революция не только преобразует Россию, но и существенно изменит расстановку сил в Европе. Ф. Энгельс в 1890 г. обозначает существование в Европе двух военно-политических союзов: России с Францией и Германии с Австрией и Италией. Союз Германии, Австрии и Италии существует, по его словам, исключительно под влиянием «русской угрозы» на Балканах и Средиземном море. В случае ликвидации царского режима в России эта угроза исчезнет, т.к. Россия переключится на внутренние проблемы, агрессивная Германия, оставшись в одиночестве, не решится развязать войну. Европейские страны будут строить отношения на новой основе партнерства и прогресса. Подобные рассуждения нельзя безусловно принять на веру. Фридрих Энгельс перекладывает на Россию всю ответственность за предстоящую мировую войну и обходит вниманием стремление европейских стран к переделу колоний за пределами Европы, из-за которого война все равно стала бы неизбежна.

Вот они – книжные горы трудов Маркса и Энгельса. Неудивительно, что в стране не хватала бумаги на «Библиотеку приключений».
Таким образом, во взглядах К. Маркса и Ф. Энгельса прослеживается двойственность в отношении России. С одной стороны, они подчеркивают ее несходство с Европой и отрицательную роль в развитии Запада, с другой стороны, их критика направлена на правительство, а не на русский народ. Кроме того, ход дальнейший русской истории заставил основоположников марксизма пересмотреть свое отношение к России и признать ее возможную роль в историческом прогрессе.
Использованная литература:
1. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма // http://lib.ru/HRISTIAN/BERDQEW/duhi.txt
2. Энгельс Ф. Демократический панславизм // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание 2. – М., Государственное издательство политической литературы. – 1962. – т. 6.
3. Маркс К. О социальном вопросе в России // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание 2. – М., Государственное издательство политической литературы. – 1962. – т. 18.
4. Котов В.Н. К.Маркс и Ф.Энгельс о России и русском народе. —
Москва, «Знание». — 1953 г. // http://www.biografia.ru/arhiv/orossii02.html
5. Маркс К. Разоблачения дипломатической истории XVIII века // http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/diplomat_history/index.php
6. К. Маркс — Фр. Энгельсу в Манчестер // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание 2. – М., Государственное издательство политической литературы. – 1962. – т.31.
7. Энгельс Фр. Внешняя политика русского царизма // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание 2. – М., Государственное издательство политической литературы. – 1962. – т. 22.

О главной теоретической ошибке Карла Маркса

Арсен Мараджян
О главной теоретической ошибке Карла Маркса
§ 1. Суть и смысл экономической теории Маркса
Недавно один из пользователей Живого Журнала достаточно развернуто и довольно интересно, хотя и в тезисной форме, написал о Марксе, но не объяснил, почему марксизм с треском провалился, если не сказать, потерпел катастрофическое фиаско.
Возьму на себя этот неблагодарный труд, и попробую кратко и максимально доступно рассказать тебе, читатель, о причинах провала марксизма.
Прежде всего, хочу в двух словах объяснить суть и смысл экономической теории Маркса. Знать и понимать это желательно, потому что, собственно говоря, именно на этой теории и зиждется вся политическая надстройка марксизма с главным его выводом о пресловутой эксплуатации рабочего человека капиталистом! И в таком объяснении, на мой взгляд, есть насущная необходимость, потому что для большинства простых смертных экономическая теория Маркса есть «темный лес». Скажу даже больше, встречаются люди, позицию которых можно охарактеризовать следующим заявлением: Маркса не читал, ни бельмеса не понимаю в марксизме, но поддерживаю. (Я, кстати говоря, Маркса в свое время почитывал с удовольствием, и по сей день считаю его прекрасным литератором, но довольно быстро раскусил классика «как тепленького» и ошибочность его теории распознал с первого взгляда.
Итак, читатель, в самом общем, схематичном и несколько утрированном виде экономическая теория Маркса сводится к следующему: существуют средства производства, природные ресурсы, трудовые ресурсы, они соединяются по известной технологии, и создается продукт, имеющий стоимость. (Всё это можно обозначить понятием: факторы производства.) Параллельно присобачиваются к созданию продукта еще два понятия: пролетариат (трудящиеся, рабочий класс), которому нечего терять кроме своих цепей (своего рабочего времени) и класс капиталистов — владельцев средств производства.
Далее, читатель, начинается схоластика в чистом виде. Изложу её суть коротко, прежде чем камня на камне от неё не оставлю.
Маркс берет на вооружение так называемую трудовую теорию стоимости (которая вычленяет один из факторов производства, а именно труд и объявляет его создателем стоимости) и на её основе создает свою теорию так называемой прибавочной стоимости. В чем фокус этой марксовой теории. Демонстрирую его, и следи, читатель, внимательно за моими пальцами!
Итак, труд рабочего создает продукт, имеющий стоимость. Далее, уважаемый Карл Генрихович привносит еще одно понятие: стоимость самой рабочей силы. Последняя попросту говоря определяется стоимостью благ, необходимых для воспроизводства рабочего. Или говоря простонародным и понятным языком, стоимость труда, это стоимость всего того, что не позволит рабочему сыграть раньше времени в ящик.
Ну, для наглядности сформулируем совсем уже примитивно, например, пусть квартальная стоимость труда рабочего человека эквивалентна паре кирзовых сапог, десяти комплектам портянок и нательного белья, одежонке кое-какой, телогрейке, трем пудам хлеба и пяти жбанам водки
Что происходит дальше? А дальше по мнению Маркса рабочая сила создает так называемую прибавочную стоимость, то есть стоимость большую, чем нужно для собственного воспроизводства. Или выражаясь опять-таки понятным и простонародным языком, рабочий человек за тот же квартал шьет две пары кирзовых сапог, двадцать комплектов портянок и нательного белья, больше одежонки и телогреек, печет шесть пудов хлеба и гонит десять жбанов отборного самогона.
§ 2. Об эксплуатации человека человеком.
Итак, продолжаю тему. Коротко напомню суть её, и на чем мы остановились в прошлый раз.
Мы решили с тобой понять, читатель, что такое марксизм и с чем его едят, и самое главное, почему учение Маркса с треском провалилось (а то, что оно провалилось и с большим треском, я думаю, ни один человек в здравом рассудке и трезвой памяти отрицать не станет).
При этом хочу подчеркнуть, что Маркса, несмотря на «трескучий» провал его теории, оцениваю как выдающегося ученого мужа и прекрасного и умного писателя, но как говорится errare humanum est (человеку свойственно ошибаться).
(Да и, замечу в скобках, не вина Маркса, что жизнь богаче самого богатого воображения. В конце концов, каждому из нас стоит помнить о том, что мы все в плену у той естественной и неизбежной ограниченности, которую образно и метафорически в философии именуют «идолами Бэкона». Если память мне не изменяет, один из идолов Бэкона символически иллюстрировал мысль о том, что все наши суждения ограничены рамками доступной нам информации.)
Далее, читатель, для лучшего понимания существа вопроса я принялся, заметно упрощая и утрируя (но ни капельки не искажая логики и идей Маркса!) излагать суть экономической теории марксизма и дошел до анализа ситуации, в которой рабочий человек сшил две пары кирзовых сапог, двадцать комплектов портянок и нательного белья, кое-какую одежонку, парочку телогреек, испек шесть пудов хлеба и сварил десять жбанов отборного самогона.
По логике Маркса сей произведенный рабочим человеком продукт заключает в себе стоимость, созданную трудом, и стоимость эту можно умозрительно подразделить, во-первых, на ту часть, которая эквивалентна стоимости самой рабочей силы, и, во-вторых, на так называемую прибавочную стоимость. И вот как раз тут-то и появляется зловещая фигура капиталиста эксплуататора, который приходит и отбирает у рабочего человека созданный им прибавочный продукт, то бишь, забирает пару кирзовых сапог, телогрейку, часть одежонки, три пуда хлеба, и что самое обидное, лишние портянки и пять жбанов отборного самогона
Ну и, понятное дело, по марксовой логике, пролетарии всех стран, народ буйный и горячий, такую обиду от капиталиста стерпеть не могут, соединяются в ответ и дружно запевают «Интернационал»: Вставай, проклятьем заклеймённый, Весь мир голодных и рабов!..
И дальше по программе Маркса рабочие экспроприируют собственность капиталистов (грабь награбленное!), устанавливают диктатуру пролетариата, и наступает мир на земле, во человецех благоволение и полный… коммунизм! Но как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги.
Так в чем, читатель, роковая ошибка Карла Маркса?
§ 3. Почему СССР развалился и почему России угрожает та же участь?
Итак, продолжим тему, читатель, озаглавленную мной в прошлых сообщениях следующим образом: «о главной теоретической ошибке Карла Маркса», и в рамках этой темы выявим саму ошибку Маркса, а также рассмотрим ряд важных практических следствий из неё, как то крушение социализма марксистского толка, а также и вопрос о том, почему механический отказ от марксизма автоматически не гарантирует улучшения ситуации в так называемых постсоветских странах.
Коротко напомню суть темы, и на чем мы остановились в прошлый раз.
Мы уже говорили о том, что в самом общем и упрощенном виде хозяйственная деятельность человека может быть охарактеризована следующим образом: средства производства, природные ресурсы, трудовые ресурсы соединяются по известной технологии, и создается продукт, имеющий стоимость. Из вышеперечисленных факторов производства (в духе существующей уже в то время так называемой трудовой теории стоимости) Маркс вычленил в качестве важнейшего труд рабочего, после чего ввел в научный оборот учение о прибавочной стоимости, и на его основе сделал главный свой вывод об эксплуатации труда капиталом.
Оставим сейчас в стороне определенную схоластичность подобной методологии, когда в качестве решающего вычленяется один фактор (из множества если не равноценных, то достаточно важных), и рассмотрим вопрос в несколько иной плоскости. Почему именно труд поставил Маркс во главу угла, и можно ли теоретика научного коммунизма винить за это?
Для того чтобы всё понять яснее и представить себе нагляднее, перенесемся, читатель, силой воображения во времена, когда жил и создавал свое учение Маркс, и оглянемся вокруг. Мы с удивлением обнаружим себя в весьма статичном, строго монетаристском мире, который совсем не похож на наш современный мир.
Всё вокруг кажется незыблемым и устоявшимся от века, нет никакой стремительной динамики развития ни в экономике, ни в жизни. Люди по сто лет живут с одними и теми же ценами. (Вообрази, читатель, картину: четыре, пять, шесть, семь поколений одной семьи сменяются одно за другим, а цены на большинство товаров всё те же!) Технологии развиваются крайне медленно, они достаточно просты, очевидны и доступны для понимания, и перенять их очень просто.
Все, например, помнят, как царь Петр создал в свое время для России военно-морской флот. Запасы корабельного леса в России были практически неисчерпаемы, рабочая сила в избытке, оставалось всего-то делов, как съездить царю в командировку в Голландию и поплотничать там в свое удовольствие, и задача была решена. У России появился свой флот. Пусть попробует в наше время кто-нибудь выкинуть такой же фокус!
И это кстати еще хорошо, читатель, что мы перенеслись в статичные и малоподвижные (но все-таки не застывшие полностью!) марксовы времена. А если бы мы перенеслись в гости к социалистам более ранних эпох, к таким, как, например, Томас Мор (автор знаменитой «Утопии») или Томмазо Кампанелла (автор «Города Солнца»), то мы бы обнаружили, что времена тогда были не просто статичны и малоподвижны, они тогда окостенели и омертвели! Поэтому и ранние социалисты смело приравнивали даже в самых своих фантастических проектах будущего труд ста тысяч людей к труду десяти тысяч лошадей (!), да еще и воображали, что такое соотношение труда человека и труда лошади сохранится до скончания веков.
Я думаю, читатель, ты уже понял, к чему я клоню! Во времена Маркса сложно было понять, что именно ТЕХНОЛОГИЯ СОЕДИНЕНИЯ средств производства, природных и трудовых ресурсов в единое целое в акте хозяйствования и есть наиважнейший фактор! И если бы Маркс жил в наше время и захотел бы непременно выделить один из факторов производства в качестве важнейшего и создающего стоимость, то он безусловно определил бы, что вовсе не труд рабочего создает стоимость, а творческая мысль человека, реализованная в технологии. Иными словами, стоимость продукта есть овеществленная в нем творческая мысль человека, и если продолжать в терминах любезных сердцу Маркса, то мы вынуждены признать, что и рабочие, и капиталисты, да и всё человечество, эксплуатируют светлые мозги ученых, изобретателей, создателей технологий, инженеров и научных работников.
Приведу простейшую иллюстрацию своей мысли. Все, наверное, слышали о задаче стекольщика по оптимизации раскроя стекла. На примере этой задачи хорошо видно, что при совершенно одинаковом уровне задействования всех факторов производства именно технология раскроя стекла и есть КАЧЕСТВЕННО РЕШАЮЩИЙ фактор.
Теперь посмотрим, к каким практическим результатам привело учение Маркса. У Андрея Платонова есть замечательная книга «Котлован». Если бы перед людьми стояла задача рыть вручную котлованы, то ничего лучше, чем марксистский социализм, нельзя было бы придумать. Но увы рытье котлованов не единственная миссия человека на Земле.
Многие задаются вопросом, почему социализм потерпел крушение, и Советский Союз, флагманский социалистический корабль со знаменем марксова учения на борту, развалился. Существуют десятки и сотни теорий на это счет от совсем простых и до крайне сложных (вплоть до каких-нибудь мистических и конспирологических).
А между тем причина крушения социализма и развала СССР лежит на поверхности и коренится она именно в той неправильной и роковой расстановке приоритетов, в той извращенной системе ценностей, которая и вытекала напрямую из теорий Маркса. Попросту говоря, марксистский социализм рухнул, и Советский Союз развалился именно потому, что инженер в СССР зарабатывал меньше, чем рабочий. Всё остальное это всего лишь следствия из вышеуказанной причины.
А теперь посмотрим, приводит ли отказ от марксизма к правильной расстановке приоритетов? Торжествует ли автоматически разумная система ценностей? Увы, нет!
Я хочу со всей определенностью заявить, что страна, в которой скажем таксист (лицо, которому для работы не нужно иметь даже четырех классов образования начальной школы, а достаточно знать лишь азбуку и различать арабские цифры) зарабатывает больше, чем например врач (человек, положивший годы жизни на приобретение профессии и становление себя как специалиста), такая страна НЕМИНУЕМО И БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНО ПОГИБНЕТ! Пусть никто не питает иллюзий на этот счет; здесь нет иных вариантов и иных перспектив. И вопрос гибели такой страны это всего лишь технический вопрос, вопрос времени, и можно лишь спрашивать о том, как долго она еще протянет.
Если страна хочет жить, развиваться и процветать, в ней должен быть создан КУЛЬТ ЧЕЛОВЕКА ТВОРЧЕСКОЙ МЫСЛИ! Ведь ИНТЕЛЛЕКТ ЧЕЛОВЕКА РАСЦВЕТАЕТ ЛИШЬ ТОГДА И ТАМ, ГДЕ ОН НАДЕЖНО ЗАЩИЩЕН, ОКРУЖЕН ЗАБОТОЙ, ЦЕНИМ И ЛЮБИМ. Созидательные умы должны быть окружены ореолом славы, удостаиваться всенародной любви и почитания; все силы государства должны быть брошены на защиту их прав. Кража интеллектуальной собственности должна быть приравнена к тягчайшему государственному преступлению. Надо ясно понимать, что «пират» интеллектуальной собственности много хуже и опаснее фальшивомонетчика; если второй крадет у современников, то первый отнимает будущее у страны, у детей её и внуков.
Если власти в какой-либо стране не создают должных условий для людей умственного труда, для поощрения созидательных умов, не берегут их как зеницу ока, не ограждают их права, допускают разгул «пиратства» интеллектуальной собственности, то вывод может быть только таков: либо власти в этой стране не компетентны, либо им попросту говоря наплевать на будущее своей страны. Третьего тут не дано!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *