Лучший монолог из фильма

  • автор:

Содержание

Разобрать на цитаты: 9 вдохновляющих речей из кино

Кадр из фильма «Запах женщины» (1992)

Вымышленные истории порой служат не менее мощным источником мотивации, чем реальные кейсы, а персонажи из культовых фильмов могут посоревноваться в красноречии с самыми известными ораторами современности. HUBSpeakers Magazine вспоминает, чему можно поучиться у героев Аль Пачино, Владимира Высоцкого и Чарли Чаплина.

1. «Нет более жалкого зрелища, чем отсеченный дух»

«Запах женщины» (1992), режиссер — Мартин Брест

Отставной подполковник Фрэнк Слэйд, страдающий от слепоты и депрессии, решает с шиком провести последний уикенд перед самоубийством, а в компанию ему достается наивный и неопытный старшеклассник Чарльз Симмс. Чарли помогает Фрэнку вернуть вкус к жизни, но сам попадает в серьезный переплет, отказавшись выдать школьной администрации набедокуривших приятелей. Фрэнк приходит на заседание дисциплинарного комитета школы и защищает молодого друга грубоватой, но очень проникновенной речью о сложности морального выбора, честности и мужестве.

«Что это за чушь? Что за принципы вы пропагандируете? “Мальчики, стучите на своих друзей и спасайте свои шкуры, а если нет, мы поджарим вас на медленном костре”? Вы строите корабль для крыс, и если вы думаете, что готовите этих недотеп к взрослой жизни, то вы крупно ошибаетесь, потому что вы убиваете дух, который ваша школа пытается привить… Я, знаете ли, не с Луны упал. Было время, когда я был зрячим. Я видел таких же юнцов — с оторванными конечностями. Но все же нет более жалкого зрелища… чем отсеченный дух. Его не заменишь протезом».

2. «Смотреть на вещи с разных точек зрения»

«Общество мертвых поэтов» (1989), режиссер — Питер Уир

Кадр из фильма «Общество мертвых поэтов» (1989)

Речь с парты сделала пылкого преподавателя словесности Джона Киттинга (Робин Уильямс) учителем мечты для независимых подростков во всем мире. Ставя искусство и внутреннюю свободу выше всех правил чопорного американского колледжа, он раскрывает перед своими подопечными новый мир, где не запрещено рвать учебники и вставать ногами на стол, если ты при этом стараешься думать самостоятельно, развивать восприимчивость к прекрасному и искать свой собственный голос. Общение с Киттингом сильно меняет каждого ученика — не случайно в конце фильма класс прощается со своим наставником цитатой из стихотворения Уолта Уитмена «О, Капитан мой, Капитан!», посвященного самому Аврааму Линкольну.

«Почему я здесь стою? Есть идеи? Я встал на стол, чтобы напомнить себе о том, что надо смотреть на вещи с разных точек зрения. Видите ли, отсюда мир выглядит иначе. Если не верите, попробуйте сами. В тот момент, когда вы посчитаете, что что-то знаете, необходимо взглянуть на это по-другому, даже если это покажется вам глупым или нелепым. А когда вы читаете, не думайте о том, что хотел сказать автор. Думайте о том, что хотели бы сказать вы».

3. «Улыбайтесь, господа!»

«Тот самый Мюнхгаузен» (1979), режиссер — Марк Захаров

Кадр из фильма «Тот самый Мюнхгаузен» (1979)

Один из самых обаятельных трикстеров советского кинематографа, барон Мюнхгаузен в исполнении Олега Янковского, постоянно выдает афоризмы: «Мыслящий человек просто обязан время от времени поднимать себя за волосы», «Правдой нельзя оскорбить», «В свое время Сократ мне сказал: “Женись непременно. Попадется хорошая жена — станешь счастливым. Плохая — станешь философом”. Не знаю, что лучше». Но лучше всего финальный монолог героя, обреченного на гибель из-за своего острого языка и несогласия быть похожим на окружающих — о том, что только чувство юмора может по-настоящему победить глупость и злобу.

«Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Умное лицо — это еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!»

4. «Сколько весит ваша жизнь?»

«Мне бы в небо» (2009), режиссер — Джейсон Рейтман

Кадр из фильма «Мне бы в небо» (2009)

Райан Бингэм — специалист по терминации кадров. Его приглашают руководители компаний, чтобы он сообщал сокращенным сотрудникам неприятные новости и старался отговорить их от судебных исков. Не самая вдохновляющая профессия, но Бингэм — хороший оратор и знаток человеческой психологии. Он показывает расстроенным людям ситуацию с неожиданной стороны — с потерями жизнь не заканчивается, а большой багаж порой лишь мешает двигаться дальше.

«Сколько весит ваша жизнь? Представьте на секунду, что у вас за плечами рюкзак. Я хочу, чтобы вы почувствовали, как лямки давят вам на плечи. Чувствуете? Теперь я хочу, чтобы вы наполнили его всем, что у вас есть в жизни. Начните с мелочей, с того, что лежит у вас на полках и в ящиках — безделушек, сувениров. Теперь положите вещи покрупнее. Ваше кресло, кровать, кухонный стол — все кладите туда. Ваше жилище, что бы это ни было — однокомнатная квартира или дом с двумя спальнями. Я хочу, чтобы вы засунули все это в ваш рюкзак. Теперь сделайте шаг. Тяжеловато, правда?
Вот что мы делаем сами с собой, день за днем — изводим себя так, что в конце концов не остается сил на то, чтобы сделать хоть шаг. А ведь нельзя забывать — движение — это жизнь. А теперь я подожгу ваш рюкзак. Что вы захотите вытащить из него? Фотографии? Они нужны только тем, у кого плохая память. Выпейте травяного чая, и пусть ваши фото горят. Да чего там — пусть горит все. Представьте, как проснетесь завтра — а на вас ничего не давит. Это даже бодрит, верно?»

5. «Вникни в человека»

«Место встречи изменить нельзя» (1979), режиссер — Станислав Говорухин

Кадр из фильма «Место встречи изменить нельзя» (1979)

Советский следователь Глеб Жеглов разбирается в людях не хуже Дейла Карнеги — он умудряется выуживать информацию у самых несговорчивых свидетелей. По просьбе молодого подопечного, Володи Шарапова, Глеб делится своими правилами успешной коммуникации — они остаются актуальными даже тридцать с лишним лет спустя.

«Так, правило первое — запоминай, повторять не стану. Затверди как строевой устав. Разговаривая с людьми, всегда улыбайся. Понял? Люди это любят. А теперь правило второе — будь к человеку внимательным и старайся подвинуть к разговору о нем самом. А как это сделать? А вот для этого существует третье правило: найди тему, которая ему интересна. Правило четвертое — проявляй к человеку искренний интерес. Вникни в него, разузнай, чем он живет. Это, конечно, трудно. В общем, попотеть придется. Но зато, если ты это сможешь, он тебе все расскажет».

6. «Никто на свете не бьет так сильно, как жизнь»

«Рокки Бальбоа» (2006), режиссер — Сильвестр Сталлоне

Кадр из фильма «Рокки Бальбоа» (2006)

В фильме о легендарном боксере уже ушедший из спорта Рокки сильно тоскует по умершей жене и выясняет отношения с повзрослевшим сыном Робертом, который не хочет жить «в тени отца» и обвиняет его в собственных неудачах. Немолодой, погрустневший, но не потерявший внутренней силы герой призывает юношу самому нести ответственность за собственную судьбу и «держать» удар, несмотря ни на что.

«Я скажу то, что для тебя не новость. Мир не такой уж солнечный и приветливый, это очень опасное, жесткое место, и как только ты дашь слабину, он опрокинет тебя с такой силой, что больше уже не встанешь. Никто на свете не бьет так сильно, как жизнь. Совсем неважно, как ты ударишь, важно — какой держишь удар, как двигаешься вперед».

7. «Свобода никогда не погибнет»

«Великий диктатор» (1940), режиссер — Чарли Чаплин

Кадр из фильма «Великий диктатор» (1940)

Сатирическая комедия Чарли Чаплина, в которой простой еврей-цирюльник оказывается двойником диктатора Хинкеля (политический намек вполне прозрачен), полна уморительных шуток и невероятных совпадений, но заканчивается она одним из самых трогательных и серьезных гуманистических посланий в истории кино. Подменивший диктатора цирюльник пламенной речью призывает всех солдат сложить оружие и перестать быть рабами жестокой системы.

«Мы слишком много думаем и слишком мало чувствуем. Больше, чем в механизмах, мы нуждаемся в гуманности. Больше, чем ум, нам нужна доброта и деликатность. Без этих качеств жизнь будет жестокой и все будет потеряно. Самолеты и радио сделали нас ближе друг к другу. Сама природа этих изобретений взывает к добру в человеке, взывает к вселенскому братству, к единству всех нас. Даже сейчас мой голос достигает миллионов во всем мире, миллионов отчаявшихся мужчин, женщин и маленьких детей — жертв системы, которая заставляет людей пытать и сажать в тюрьму невинных людей. Тем, кто слышит меня, я говорю: «Не отчаивайтесь!» Страдания, которые теперь захлестнули нас, проистекают от жадности. Ненависть народа пройдет, и диктаторы умрут, но власть, которую отняли у людей, вернется к людям. И пока люди умирают, свобода никогда не погибнет».

8. «Сможешь или не сможешь, только тебе решать»

Легенда № 17″ (2013), режиссер — Николай Лебедев

Кадр из фильма «Легенда № 17» (2013)

Фильм рассказывает о судьбе великого хоккеиста Валерия Харламова и о том, как ему повезло обрести гениального наставника — Анатолия Тарасова. Способы, которыми Тарасов готовит и мотивирует свою команду, часто кажутся бесчеловечными — но результат говорит сам за себя. Один из самых проникновенных эпизодов в фильме — когда тренер приводит получившего серьезную травму и упавшего духом спортсмена в морг, чтобы напомнить ему о ценности жизни и борьбы. После этого Харламов начинает разрабатывать травмированную ногу и с триумфом возвращается на лед.

«Так ты только ради Канады играешь? (Харламов переживает, что из-за травмы не попадет на матч с Канадой. — Прим. ред.) Ради славы и наград? Да ты жить должен. Понял? Жить и играть. И делать выбор каждый день. Твой номер — семнадцатый, его весь мир знает. Ты, короче, постой и подумай. Посоветуйся вон с ребятами (кивает на мертвецов и уходит)».

9. «Осчастливить против желания нельзя»

«Покровские ворота» (1982), режиссер — Михаил Козаков

Кадр из фильма «Покровские ворота» (1982)

В коммунальной квартире 1950-х трогательный и беспомощный в быту литератор Лев Хоботов пытается выйти из-под влияния своей властной бывшей жены, перестать бояться жизни и отстоять право на новую любовь. В этом ему помогает дерзкий аспирант-историк Костик, который, несмотря на молодость, понимает жизнь намного лучше большинства своих почтенных соседей. Частная семейная мелодрама вырастает в историю о важности внутренней свободы и том, что обычно ей препятствует.

«Cпокойствие. Молодость — это мгновение. Вы не успеете оглянуться, как я изменюсь. И не в лучшую сторону. Каким рассудительным я буду, каким умеренным стану я… Молод, каюсь. И все-таки, поверьте историку: осчастливить против желания нельзя».

Прямая речь: 10 великихмонологов в кино

«Умница Уилл Хантинг»

На фото: «Твой ход, шеф»

Робин Уильямс устами героя по имени Шон – нет, не зомби – рассказывает юному, самодовольному и самонадеянному гению Уиллу о том, почему все его знания не стоят медного гроша. По сути, Шон говорит о претенциозности и тленности любого опыта, который можно обрести, зарывшись в книги. «Спросив тебя о любви, я услышу сонет. Но ты никогда не был уязвим перед женщиной. Тебе с ней не было хорошо. Ты не чувствовал, что Бог послал тебе ангела, который спасёт от глубин ада. Ты не знаешь, что значит быть ангелом для неё. Так же сильно любить её. Пройти с ней через всё, через рак. Спать в больнице на стуле, два месяца держа её за руку, потому что врачи видят по глазам, что режим посещений не для тебя. Ты не знаешь настоящей потери. Это можно понять, лишь полюбив кого-то больше себя», — монотонно, практически без интонации проговаривает Шон, пока Хантинг сидит рядом с ним, боясь пошевелиться и боясь того, что же он может сказать, позволь он себе такую же откровенность. Твой ход, вождь.

«Общество мертвых поэтов»

На фото: «Ловите момент, мальчики»

Нет, этот материал – не трибьют Робину Уильямсу, но уж как-то так вышло, что именно в его исполнении прозвучало множество величайших монологов в истории кино. Роли ментора определенно удавались ему: так, и в «Обществе мертвых поэтов» он предстает перед нами в образе преподавателя по имени Джон Китинг, который в первый же момент знакомства с классом непринужденно сообщает молодым ребятам, что все они – лишь корм для червей. А в 1989 году, когда лента вышла на экраны, это было вполне себе откровение, в отличие от современности, когда цинизм – обязательная характеристика любого уважающего себя интеллектуала. Или псевдоинтеллектуала. «Наклонитесь к этим фотографиям, взгляните на лица из прошлого, — призывает своих студентов Китинг. – Чувствуете, что они шепчут вам? Ну же, наклонитесь. Carpe. Слышите? Carpe Diem. Ловите момент, мальчики. Сделайте свои жизни особенными».

«Список Шиндлера»

На фото: «Я мог бы вытащить еще одного»

«Я сделал недостаточно», — пожалуй, одна из самых страшных мыслей, которая только может быть, которую Лайам Нисон в своей роли Оскара Шиндлера превратил в мрачную поэзию. Под взглядами сотен спасенных им евреев он рыдает на плече у Ицхака Штерна, сжимая в руках золотую нацистскую булавку, за которую он мог бы вырвать еще одну жизнь. «Вы сделали так много» — «Но я сделал недостаточно». Признаемся, нам сложно согласиться с протагонистом фильма «Список Шиндлера», но здесь мы оцениваем не правдивость высказывания, а его эмоциональную мощность. И она очень высока.

«Харви Милк»

На фото: «Я здесь, чтобы завербовать вас!»

Когда Шон Пенн говорит вам «Я здесь, чтобы завербовать вас!», вы вербуетесь. И это обсуждению не подлежит. А когда это происходит ради защиты демократии и ваше бессознательное желание быть завербованным Шоном Пенном приобретает практическую ценность, это уже повод для радости. Эту фразу Пенн произнес, пребывая в роли Харви Милка, пожалуй, самого известного борца за равноправие гомо- и гетеросексуалов, выступая, разумеется, от лица первых. «Открывайтесь своим родителям, своим соседям, своим друзьям – если, конечно, они ваши друзья», — агитирует Милк, и делает это так воодушевляюще, что многим гетеросексуалам наверняка стало обидно, что им-то и открываться не в чем.

«Рестлер»

На фото: «Вы, все те, кто сейчас здесь — моя настоящая семья»

Финальный монолог Микки Рурка в фильме «Рестлер» вошел во все возможные списки лучших «мужских» речей, после которых сильная половина человечества просто обязана проронить ту самую скупую слезу, залпом выпить бутылку пива и прочувственно сплюнуть на пол. «Я не слышу так хорошо, как раньше, меня подводит память и я уже не так хорош собой, как был. Но, черт возьми, я все еще стою здесь!», — говорит с ринга Баран, зная, что этот бой может и станет для него последним. Но, пожалуй, в кино иногда лучшее, что можно сделать с жизнью – это расстаться с ней, и Баран в исполнении Рурка делает это прекрасно. Кстати, иронично, но закаленный суровый рестлер в определенном смысле уступил главному герою нашего предыдущего пассажа – в 2009 году на церемонии награждения Оскар лучшим актером стал Шон Пенн, обойдя Микки Рурка в этой гонке.

«Дьявол носит Прада»

На фото: «Вы даже не знаете, что этот свитер не просто голубой, не лазурный, не бирюзовый, а небесно-голубой»

Преисполнившись маскулинности, мы возвращаемся к тому, что знаем и любим больше всего – к моде. Стыдно признаться, но монолог Миранды Пристли о принципиальной важности небесно-голубого цвета в жизни людей трогает нас примерно настолько же, насколько и монолог Оскара Шиндлера. «Вам совершенно невдомек, что в 2002 году Оскар де ла Рента создал коллекцию небесно-голубых вечерних платьев, а затем Yves Saint Laurent представил линию жакетов того же цвета», — каждым словом мягко припечатывает Мэрил Стрип безмолвно замершую Энн Хэтэуэй. Ну и, конечно, отдельная благодарность всем, имеющим к тому отношение, за «гору тряпок».

«Доброй ночи и удачи»

На фото: «Телевидение может учить, просвещать и даже вдохновлять. В противном случае — это не более чем ящик с проводами и лампочками»

От горы тряпок отправляемся в мир изобличения лжи посредством цитирования речи Дэвида Стрэтэйрна, которую тот провозгласил в фильме «Доброй ночи и удачи», исторической драме режиссуры Джорджа Клуни. Стрэтйэрн исполняет роль влиятельнейшего тележурналиста эпохи холодной войны, Эдварда Мэрроу, который противостоял сенатору МакКарти, ущемлявшему права американцев и жестокими методами проводившего антисоветскую политику. Монолог Мэрроу, посвященный преступности эскапизма и декадантства, имеет свой вес и сегодня. «У нас будто есть встроенная аллергическая реакция на реальность. Мы богаты, толсты, нам удобно и комфортно. Наши масс-медиа полностью это отображают. И, если мы не признаем вовремя, что телевидение, в большинстве своем, используется как отвлекающий маневр, очаровывающий и развлекающий, то те, кто финансирует это, и те, кто работают на телевидении, да и все мы, однажды увидим реальную картинку, отличающуюся от изображения на экране. Но слишком поздно».

«Великий диктатор»

На фото: «Мы нуждаемся не в открытиях, а в простой человечности, не в развитом уме, но в доброте и чуткости»

Политические войны часто становились поводом для грандиозных монологов в кино: вот Чарли Чаплин, который это доказывает. В своей классической ленте «Великий диктатор» он предстал в роли цирюльника, по ошибке принятого за диктатора Аденоида Хинкеля. В пику ожиданиям толпы, последняя речь, произнесенная цирюльником-Аденоидом, посвящена не мировому господству, а миру и братству. «Мы слишком много думаем и слишком мало чувствуем. Мы нуждаемся не в открытиях, а в простой человечности, не в развитом уме, но в доброте и чуткости, без которых наша жизнь превратится в жестокую бессмысленную трату времени. И я говорю тем, кто меня слышит: не отчаивайтесь, мы преодолеем эту жестокость, жадность и злость тех кто боится и препятствует человеческому прогрессу», — с 1940 года эти слова стали одним из самых пронзительных воплей о важности свободы, дружбы и единения.

«На игле»

На фото: «Выбирай жизнь»

У Radiohead есть отличная композиция Fitter, Happier, в которой Том Йорк иронично рассуждает о том, как нужно вести правильную жизнь ответственного и респектабельного гражданина. Примерно о тех же материях рассуждает и главный герой ленты «На игле», снятой по роману Ирвина Уэлша. «Выбирай жизнь. Выбирай работу. Выбирай карьеру. Выбирай семью. Выбирай большие телевизоры, стиральные машины, автомобили, компакт-диск плэйеры, электрические консевные ножи. Выбирай хорошее здоровье, низкий уровень холестерина и стоматологическую страховку. Выбирай недвижимость и аккуратно выплачивай взносы. Выбери свой первый дом. Выбирай своих друзей. Выбери себе курорт и шикарные чемоданы», — презрительно выплевывает Рентон, который, в свою очередь, предпочитает жизни героин. Впрочем, к концу истории он смог завязать и, счастливо улыбаясь, пришел к выводу, что fucking big television – это не так уж и плохо.

«Реальная любовь»

На фото: «Мое разбитое сердце всегда будет любить тебя»

Нет, это вовсе не стремительно помолодевший Рик из «Ходячих мертвецов», это – один из главных лирических героев поклонников классического британского кино. Мы намеренно завершаем наш список именно этой сценой: цитируя героя Алана Рикмана из этого же бессмертного фильма, скоро Рождество, а значит, «Реальную любовь» уже можно начинать пересматривать с периодичностью не менее раза в неделю. Мы до сих пор не до конца понимаем, что произошло с сознанием Джульет и как из Питера и Марка ее угораздило выбрать первого. И нет, мы ничего не имеем против Чиветела Эджиофора лично, но, появись под нашим парадным Эндрю Линкольн с табличкой с надписью «To me you are perfect», мы бы не думали дважды. И единожды тоже.

uCrazy.ru


1. Роберт Дюваль, «Апокалипсис сегодня» (1979): Чувствуешь этот запах? Ты его чувствуешь? Это напалм, сынок. Люблю запах напалма поутру. Знаешь, как-то бомбили холм двенадцать часов подряд. Когда все закончилось, я поднялся на него. Никого там уже не осталось, ни одного вонючего узкоглазого. И запах…этот запах бензина, по всему холму. Пахло… победой.

2. Джек Николсон, «Несколько хороших парней» (1992): Ты не можешь принять правду! Сынок, мы живем в мире, окруженном стенами. И стены эти охраняют люди с оружием. Кто будет это делать? Ты? Лейтенант Вайнберг? На мне больше ответственности, чем ты себе можешь даже представить. Можешь плакать по Сантьяго, проклинать Маринес. Ты себе можешь это позволить. Позволить не знать то, что знаю я – смерть Саньяго, при всей ее трагичности, может, спасла не одну жизнь. И то, что я живу, тоже спасает жизни, каким бы абсурдным и непонятным я тебе не казался.
3. Марлон Брандо, «В порту» (1954): Помнишь ту ночь в Саду? Ты спустился ко мне в раздевалку и сказал: «Парень, сегодня не твоя ночь. Мы едем прицениваться к Вилсону»… Ты был моим братом, Чарли. Ты должен был присмотреть за мной, и мне б не нужно было зарабатывать эти дурацкие копейки. У меня были задатки. Я мог подняться, но очутился на дне. А я и есть сейчас этим самым дном. Посмотри же!
4. Сэмюэль Эл Джексон, «Криминальное чтиво» (1994): Путь благочестивого человека со всех сторон окружен несправедливостью эгоистичных и жестокостью грешных представителей рода человеческого. Благословлен тот, кто во имя милосердия и благожелательности ведет слабых через тьму, ибо он воистину помогает брату своему и ищет загубленных сыновей. Я буду полон праведного гнева и огня мщения тому, кто намеревается отравить и истребить моих братьев. И ты узнаешь, что имя мое Господь, когда я отмщение мое будет возложено на тебя.
5. Майкл Дуглас, «Уолл Стрит» (1976): Дело в том, леди и джентльмены, что жадность, если не сказать иначе, прекрасна. Жадность права. Жадность дает результаты. Жадность разъясняет, проталкивает вас и помогает ощутить этот самый вкус эволюции. Жадность как жажда во всех ее формах – жажда жизни, денег, любви, знаний – и стала двигателем человечества. И Жадность – запомните мои слова – не только спасет Телдер Пейпер, но и всю эту хромую корпорацию под названием США.
6. Питер Финч, «Сеть» (1976): Мне не нужно говорить тебе, что дела идут плохо. Это и так все знают. Каждый сейчас или без работы или живет в страхе ее потерять. Доллар стоит сегодня пять центов, банки лопаются, в каждом магазине под кассой держат ружье, на улицах полно обезумевших придурков, и никто нигде не знает, что делать, и неизвестно, закончится ли это.
7. Эван МакГрегор, «На игле» (1996): Выбирай жизнь. Выбирай работу. Выбирай карьеру. Выбирай семью. Выбирай большие телевизоры, стиральные машины, автомобили, компакт-диск плэйеры, электрические консевные ножи. Выбирай хорошее здоровье, низкий уровень холестерина и стоматологическую страховку. Выбирай стабильные проценты по кредитам. Выбери свой первый дом. Выбирай своих друзей. Выбирай будущее… Выбирай жизнь…
8. Клинт Иствуд, «Грязный Гарри» (1971): Я знаю о чем ты думаешь: пять раз он стрелял или шесть. Честно говоря, в этой суматохе я и сам сбился со счета. Это Магнум-44, самый мощный револьвер в мире. Он может снести тебе башку, тебе надо лишь спросить, повезет или нет. Ну как, урод?
9. Ричард И. Грант «Уизнейл и я» (1987): Каким произведением искусства является мужчина, сколько благородства в разуме, какое бесконечное количество талантов, поистине неземная способность мыслить, как у ангела, как у Бога! Красота мира, идеал всего живого, но в тоже время для меня мужчина – это мрак. Мужчина не восхищает меня, не восхищает женщин, даже женщин…
10. Мел Гибсон, «Храброе сердце» (1995): ты пришел сражаться, как свободный человек, и ты свободен. Что ты станешь делать с этой свободой? Будешь бороться? Сражайся и можешь умереть, беги и будешь жить. Сколько – скажет судьба. А умирая в кровати, столько лет спустя, вам до боли захочется снова обратить все назад, вернуться сюда и крикнуть нашим врагам, что они могут забрать у нас жизнь, но никогда не смогут отобрать нашу свободу!

Монолог (1972)

«Спутник кинозрителя», сентябрь 1973 годаОднажды, когда профессор Сретенский обедал у себя дома и вел со своей домработницей неторопливые разговоры, которые, судя по их привычно благодушному ритму, он вел постоянно, — в дверь позвонили. Вошла молодая девушка с длинными косами и небольшим чемоданом. Весело посмотрела на озадаченного профессора и сказала: «Здравствуй… Я— Тася. Я буду здесь жить…»
И вот так на протяжении всего фильма прозаическим звонком в дверь сообщала судьба о переменах в жизни героя. Внезапно появлялась и исчезала Тася, выросшая где-то вдали от отца, почти незнакомая, а от того кажущаяся особенно таинственной, дочь Сретенского. Потом вот так же внезапно появилась в доме годовалая внучка с громким детским плачем, бутылочками, простыночками, сложными проблемами, которые взрослели и усложнялись по мере того, как она росла.
И каждый раз с этим внезапным звонком врывалась в дом Сретенского новая, сложная жизнь, и, оставив привычные заботы, немолодой герой шел ей навстречу, не ища ни выгоды, ни покоя, ни благодарностей, ни почестей.
О чем же рассказал фильм «Монолог»?
Это фильм о человеке, обладающем редким и счастливым даром абсолютной гармонии с жизнью. Его любовь к работе, к дочери, к внучке Ниночке, к городу, к родному родительскому гнезду огромна, но не фанатична и не эгоистична, как это часто бывает. Он принимает жизнь целиком — с ее радостями и горестями, с тяжким трудом и тихими минутами отдыха, с успехом и научными неудачами, с влюбленностями, замужествами, разводами и разочарованиями своей взбалмошной дочери, с тревогами и проблемами внучки.

Кинокритик Татьяна Хлоплянкина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *