Крымские активы

  • автор:

Особенности правового статуса имущества в Крыму

  • Главная
  • Особенности правового статуса имущества в Крыму

Крымские власти объявили о прекращении с 1 марта начавшейся год назад национализации украинских предприятий. «Ъ» разобрался в правовых основаниях, на которых изымалось государственное имущество Украины и активы частных бизнесменов, а также в том, есть ли у прежних владельцев шансы на возврат активов или компенсации.
В ходе национализации в Крыму — она длилась чуть менее года — в собственность республики и Севастополя передано имущество около 480 предприятий и организаций. В Конституции РФ понятие «национализация» не закреплено, общее понимание этого института описано в ч. 2 ст. 235 Гражданского кодекса (ГК) РФ как «обращение в госсобственность имущества, находящегося в собственности физических и юридических лиц». Оно может производиться только путем принятия специального закона с обязательным возмещением стоимости имущества и других убытков, а все возникшие споры разрешаются судом (ст. 306 ГК РФ). «Но до сих пор в России не принято ни одного закона о национализации чего-либо, хотя проекты таких документов неоднократно вносились в Государственную думу»,— отмечает партнер адвокатского бюро КИАП Антон Самохвалов.
Ст. 35 Конституции предусматривает, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда», принудительное отчуждение для государственных нужд также «может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения». О том же говорится и в ст. 1 (защита собственности) протокола N1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ратифицирован РФ в 1998 году), где в числе требований к такому отчуждению упоминается еще и соблюдение «общих принципов международного права».
Имущество без хозяина не останется
Власти Крыма и Севастополя с 1 марта прекратили прямую национализацию активов. Последними компаниями, изъятыми у украинских собственников, стали подконтрольный Vimpelcom «Киевстар» и судостроительный Севморзавод президента Украины Петра Порошенко
Помимо национализации есть и другие способы принудительного изъятия имущества у собственника, уточняет Антон Самохвалов, но все они предполагают выплату компенсации, кроме случаев конфискации (то есть санкции за совершенное правонарушение) или нарушений специальных законов (например, о противодействии терроризму). В ситуации с крымской национализацией ни в одном акте об изъятии имущества и передаче его в собственность республики не говорится о выплате компенсации бывшим собственникам. «Но сама ситуация с национализацией в Крыму является довольно уникальной, поскольку она непосредственно связана с особенностью отделения Республики Крым от Украины»,— уточняет адвокат Святослав Пац.
В достояние республики
В юридическом плане национализация в Крыму основывалась в первую очередь на постановлении Госсовета региона «О независимости Крыма», принятом 17 марта 2014 года, на следующий день после крымского референдума. Этим же постановлением Крым просил принять его в состав РФ. Документ постулирует, что госорганы Украины на территории Крыма прекращают свою деятельность, их «полномочия, имущество и денежные средства переходят к госорганам республики», а все учреждения, предприятия и иные организации Украины на территории Крыма считаются учрежденными республикой. Собственностью Крыма признавалась вся государственная собственность Украины и «имущество украинских профсоюзных и иных общественных организаций».

«Положения постановления Госсовета от 17 марта представляются довольно странными и вызывают сомнения в их допустимости,— считает управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай.— Аналогичная ситуация складывалась в 1990-е годы и была связана с развалом СССР, вопросы о наследии которого решались на основании международного права по договоренности между государствами-преемниками. О каком правопреемстве идет речь в постановлении Госсовета и на основании чего оно происходит — непонятно. Ведь Украина существует, и даже если бы она не возражала против отсоединения территории, это не касается имущественных претензий». «С точки зрения украинского законодательства данные действия могут выглядеть незаконными, поскольку собственники были лишены своей собственности помимо их воли, но в Крыму по факту уже нет украинских правоохранительных органов, которые могли бы обеспечить выполнение украинских законов. А Крым, в свою очередь, украинское законодательство не признает»,— возражает управляющий партнер юридической компании «Кочерин и партнеры» Владислав Кочерин.
По словам Святослава Паца, процесс раздела государств и их правопреемства действующим актом международного права не регламентирован и осуществляется (при отсутствии соглашения между вновь образованными странами) на основании «сложившегося международного обычая». «Республика Крым унаследовала все государственное и муниципальное имущество, находящееся на ее территории к моменту провозглашения независимости, и приобрела право пересматривать те сделки по приватизации имущества, которые были ранее произведены, но не оказалась связана какими-либо международными соглашениями, заключенными ранее Украиной»,— полагает господин Пац.
Для стабильной работы
Ссылаясь на акт от 17 марта 2014 года, Госсовет Крыма принимал отдельные постановления по госпредприятиям Украины в различных сферах: недра, водные ресурсы, рыбное и лесное хозяйство, морской транспорт и так далее. В них переход собственности к Крыму был назван именно «национализацией», а объяснялось это, как правило, необходимостью «обеспечения стабильной работы».
Так, постановлением Госсовета от 4 апреля 2014 года национализированы ООО «Недра Крыма» и «Крымгеология», принадлежавшие государственной НАК «Недра Украины», а также предприятие Государственной службы горного надзора и промышленной безопасности Украины с подчинением их министерству экологии и природных ресурсов Крыма. Это объяснялось целями «обеспечения стабильной работы по геологическому изучению, в том числе опытно-промышленной разработке, месторождений полезных ископаемых, научно-технической поддержке госнадзора в сфере промышленной безопасности, проведению экспертной оценки состояния безопасности промышленного производства, технологий и объектов повышенной опасности».
Так же были национализированы и другие госпредприятия Украины и их структуры, расположенные на территории Крыма. Они передавались в собственность республики как юрлица, по сути, меняя учредителя. О возможности выплаты компенсации за эти активы не говорится ни в одном постановлении Госсовета. А в пояснительных записках к постановлениям о национализации отмечается, что их принятие «не требует дополнительного финансирования из бюджета Республики Крым».

Как Крым отключился от Украины
Государственный совет Крыма в феврале национализировал имущество крымского филиала «Укртелекома», который обслуживал более 80% абонентов фиксированной связи на полуострове, а также принадлежащего ему оператора мобильной связи 3G «Тримоб». Собственность компаний перейдет в управление государственного «Крымтелекома»
Порядок управления всей крымской собственностью — и старой, и новой — регулируется постановлением Госсовета Крыма от 30 апреля 2014 года «О вопросах управления собственностью Республики Крым». В приложении к нему содержится перечень всего имущества республики, однако целиком его увидеть нельзя — в базе «Консультант+» отсутствуют постановления Госсовета Крыма, как и сам республиканский парламент. На официальном сайте Госсовета можно найти только постановления о внесении изменений и включении конкретного предприятия или имущества в этот перечень. Среди них можно обнаружить также постановления о включении в собственность Крыма земельных участков, зданий и сооружений с указанием адресов, но без упоминания прежних владельцев.
Национализация в уме
Переход в собственность республики имущества частных лиц происходил иначе: в отношении него в актах Госсовета Крыма не упоминалось слово «национализация», а передача имущества оформлялась простым добавлением его в список перечня республиканской собственности (приложение к постановлению от 30 апреля 2014 года). При этом в актах Госсовета отсутствовало и описание причин такой передачи. Более того, если госпредприятия и их дочерние структуры меняли собственника, то частные организации в большинстве случаев не становились республиканскими. Для них была организована иная процедура: Крыму передавалось только имущество, а сами компании юридически сохраняли прежних собственников.
Так, постановление Госсовета от 11 февраля об «Укртелекоме» включает в перечень республиканской собственности только движимые и недвижимые активы филиала компании в Крыму (балансовые и забалансовые) по состоянию на 17 марта 2014 года, а также имущество дочернего ООО «Тримоб». Аналогично передавалось и имущество «Киевстара». В ряде случаев крымские власти перестраховывались от претензий кредиторов компании, у которой изымалось имущество: постановлением Госсовета от 27 февраля Крыму передали все имущество ООО «Керченский морской порт Камыш-Бурун», за исключением того, которое «является предметом залога». Все постановления Госсовета о включении имущества в перечень собственности Крыма вступали в силу со дня их принятия.
Практически невозможно
Глава юридического департамента «Национальной юридической службы» Юлия Галуева считает возможным оспаривание конституционности актов, принятых парламентом Крыма. Ст. 96 ФКЗ «О Конституционном суде в РФ» дает такое право гражданину, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным в конкретном деле. «Понятие «гражданин» здесь трактуется довольно широко. А Конституционный суд РФ в постановлении от 17 февраля 1998 года признавал право на оспаривание закона даже за лицом без гражданства»,— отмечает юрист. Вместе с тем обратиться в Конституционный суд можно только после рассмотрения спора судом РФ. «Сначала обоснованно было бы обратиться в суд общей юрисдикции или арбитражный суд с требованием о выплате компенсации в размере стоимости национализированного имущества. Ответчиком по делу будет выступать субъект РФ — Крым, а ссылаться можно на ГК»,— добавляет госпожа Галуева. Юлий Тай считает необходимым сначала обратиться в суд с требованием о признании актов Госсовета недействующими, при удовлетворении его судом это значительно повысит шансы на возмещение убытков. Святослав Пац видит реальные перспективы компенсаций только для частных лиц, но не в отношении госимущества.

Для обращения в Европейский суд по правам человека украинским гражданам нужно исчерпать все возможности защиты своих прав в национальных судах, то есть пройти все инстанции. «Если говорить о перспективах разбирательств в международных судах, то тут сложно прогнозировать исход, так как при подобном разбирательстве неизбежно возникнут вопросы о том, на каких основаниях данное имущество стало украинским, а не имуществом Республики Крым, ведь когда-то это было имущество СССР,— указывает Владислав Кочерин.— Кроме того, неизвестно, как исполнять любое принятое решение по такому иску. На примере известного дела фирмы Noga хорошо видно, что принудительно исполнить решение международного суда в отношении государства без его доброй воли практически невозможно».
Бесхозные остатки
С 1 марта национализация в Крыму официально завершена. Но зампред законодательного собрания Севастополя Александр Кулагин заявил, что крымские юрлица, которые до 1 марта не перерегистрировались по российским правилам и остались, таким образом, в украинской юрисдикции, могут быть признаны «бесхозными» и переданы в собственность региона.
Впрочем, окончательное решение о запуске такой кампании власти пока не приняли. Как пояснил «Ъ» директор департамента правительства Севастополя по правовым и имущественным вопросам Денис Рудаков, после перехода Крыма в РФ бизнесу предложили два варианта: регистрацию в соответствии с российским законодательством либо регистрацию предприятия как иностранного резидента (украинского филиала). Те, кто до 1 марта не поменял документы, не имеют права осуществлять деятельность в РФ. «В правительстве Севастополя создана комиссия, которая должна решить, как поступать с этими предприятиями»,— говорит чиновник. По его словам, список фирм, которые не прошли процедуру регистрации в РФ, правительство Севастополя уточнит до 1 апреля.
Вице-премьер Крыма Евгения Бавыкина сказала «Ъ», что владеть информацией о количестве незарегистрированных по российским законам крымских предприятий должны в налоговой службе. Но в управлении Федеральной налоговой службы (ФНС) по Крыму этого не знают. «Мы такой статистики не вели,— пояснила «Ъ» пресс-секретарь крымского управления ФНС Наталья Бак.— Ведь предприятия могли при регистрации менять название, состав учредителей. Могли регистрироваться не в Крыму, а в других субъектах РФ». Глава комитета Госсовета по законотворчеству Ефим Фикс вообще не знает предприятий, которые бы по состоянию на 1 марта отказались перерегистрироваться по законам РФ. Если такие найдутся, уточнил он, то вопрос решится «индивидуально». Но национализации, заверил Ефим Фикс, после 1 марта не будет.
Анна Занина, Андрей Райский; Вадим Никифоров, Симферополь

Аксенов заявил, что национализация имущества в Крыму прошла законно

СИМФЕРОПОЛЬ, 9 ноября. /ТАСС/. Национализация имущества на Крымском полуострове после его воссоединения с Россией прошла законно, никто среди жителей региона от этого процесса не пострадал. Так глава Крыма Сергей Аксенов прокомментировал в четверг решение Конституционного суда (КС), который подтвердил право на судебную защиту частных собственников, чье имущество могло попасть в распоряжение Республики Крым после референдума о ее воссоединении с РФ.

«Уверен, что мы сделали все правильно. Пострадавших крымчан в этом процессе нет. Все было сделано в интересах жителей, проживающих в Крыму», — сказал Аксенов, отвечая на вопрос ТАСС.

По его словам, в судах Крыма еще до решения КС рассматривались иски, касающиеся национализации имущества. «Мы судебные тяжбы проходили и до решения КС, многие уже прошли путь до Верховного суда РФ, решения были оставлены в силе. Конституционный суд указал, что наши постановления были конституционны, то есть закон мы не нарушили, а право на судебное разбирательство у каждого гражданина есть», — подчеркнул Аксенов.

Он напомнил, что в Крыму было национализировано имущество украинского олигарха Игоря Коломойского, теперь его продают, чтобы выплатить местным жителям компенсации по вкладам банков, ушедших с полуострова после его воссоединения с Россией.

«Компенсировать вклады, которые потеряли вкладчики из-за Коломойского, надо? Надо. Кто это будет делать? Мы не можем все грехи прошлых периодов положить на бюджет страны, поэтому мы занимаемся этим сами», — сказал Аксенов.

Решение КС

Конституционный суд 7 ноября подтвердил право на полноценную судебную защиту частных собственников, чье имущество могло попасть в распоряжение Республики Крым после вхождения полуострова в состав России. При этом сами законы и постановления Республики Крым, регламентирующие порядок национализации объектов недвижимости, ранее принадлежавших Украине, признаны соответствующими Конституции РФ.

Поводом для рассмотрения вопроса в КС стали жалобы компаний «Дайвинг-центр «Соляриус» и «Формат-ИТ». Ранее они не смогли добиться в арбитражных судах признания недействительными решений властей региона о включении в список собственности Республики Крым ряда объектов бывшего госпредприятия Министерства обороны Украины.

Согласно жалобе «Соляриуса», компания приобрела эти объекты еще до вхождения Крыма в состав России и лишилась их в 2015 году после того, как Госсовет принял закон «Об особенностях регулирования имущественных и земельных отношений на территории Республики Крым».

Компания «Промхолдинг» также пыталась оспорить отказ регионального комитета по государственной регистрации и кадастру в регистрации права собственности на один из объектов «Крымавтотранса», который вместе с другими попал в госсобственность Крыма.

Согласно текстам жалоб, оспариваемые компаниями «Дайвинг-центр «Соляриус», «Формат-ИТ» и «Промхолдинг» документы коснулись 85 предприятий полуострова.

Следующий шаг – роспуск Госсовета?


2015.11.25

Скандальную крымскую национализацию федеральный суд признал незаконной

Пока официальной реакции ни от Натальи Поклонской, ни от Сергея Аксенова не последовало

Еще недавно глава Крыма Сергей Аксенов называл владельцев предприятий, национализированных Постановлением крымского Госсовета, жуликами и мошенниками и обещал, что научит всех, «как жить по закону в Российской Федерации». Однако случилось неожиданное: суд Российской Федерации поставил под сомнение законность действий власти, от имени которой выступает Сергей Аксенов.

Федеральный Арбитражный Суд Центрального округа, являющийся для Крыма судом кассационной инстанции, признал незаконной национализацию частного имущества предприятия «Югрыбхолод». Правозащитник Жан Запрута уверен, что данный правовой прецедент запустит цепную реакцию: сегодня в судах разных инстанций пылятся десятки аналогичных дел, которым теперь, по всей видимости, будет дан ход. «Имущество компаний было фактически захвачено, отобрано и использовалось все это время незаконно. Единственный выход для крымских властей спасти собственное лицо и избежать возможных исков о возмещении вреда в связи с незаконным постановлением №2085 – признавать недействительными все эти пункты о национализации частной собственности и отменить все последующие решения, на них основанные», – уверен юрист. Если незаконность решений о национализации будет подтверждена Верховным Судом РФ, Госсовет Крыма может быть распущен – основание для этого прописано в Конституции Крыма.

«Это откровенное воровство, рейдерство, «отжим» – всё что угодно, но не национализация»

Процесс, объявленный республиканскими законодателями «национализацией», длился почти год – он начался сразу же после воссоединения Крыма с Россией и официально завершился 1 марта 2015 года. По мнению юристов, вся схема «национализации» изначально была основана на откровенном правовом нигилизме и совершалась в нарушение Конституции Российской Федерации. «То, что творил Крым в отношении частной собственности, – это не национализация, это откровенное воровство, рейдерство, «отжим» – всё что угодно, но не национализация, – заявляет эксперт Центра правового и экономического моделирования «Консультант» Надежда Абакумова. – Национализация – это деприватизация, то есть выкуп имущества. А принудительно забрать собственность и не выплатить компенсацию – это не национализировать, а украсть».

Напомним: правовым основанием для отъема имущества послужило Постановление Государственного Совета Республики Крым от 30.40.2014 N 2085-6/14 «О вопросах управления собственностью Республики Крым». Изначально процесс касался исключительно собственности государства Украины и бесхозного имущества – отчуждение имущества происходило, естественно, без каких-либо компенсаций. Позже было принято решение распространить «национализацию» и на объекты частной собственности. В первых рядах оказалось имущество украинских олигархов Игоря Коломойского, Сергея Таруты и Рината Ахметова, затем были «национализированы» еще более двухсот объектов, находящихся в руках частных собственников. Что-то было просто изъято без каких-либо выплат, за другие объекты предусматривались компенсации. Но в большинстве случаев они так и не были не выплачены, как, например, в случае «Югрыбхолода».

Кстати, принятый Госсоветом закон «Об особенностях выкупа имущества в Республике Крым» (от 8 августа 2014 года №47-ЗРК) с точки зрения его соответствия нормам законодательства РФ ставился под сомнение не только независимым юристами, но и помощником прокурора республики Александром Логуновым. «Прокуратурой республики в ходе изучения данного закона установлено, что он не соответствует нормам законодательства, имеющим более высокую юридическую силу…» (от 18.11.2014 г, №07/2-449-14), – писал ранее Логунов. Впрочем Наталья Поклонская несоответствий не увидела.

С «национализацией» без компенсаций поступили еще проще. С момента принятия изменений, внесенных 21 января 2015 года в Постановление №2085, любое имущество стало считаться государственным, если его вносили в специальный список (так называемое «Приложение к Постановлению»). В народе его так и прозвали – список Аксёнова.

«Изначально весь механизм «национализации» в Крыму был основан на намеренной подмене понятий и обосновании заведомо незаконных действий своим более «правильным» пониманием законодательства, а все, кто думал иначе, становились «врагами республики». Если бы крымские законодатели просто заблуждались от неведения – это одно, но они имели весь спектр юридических мнений и шли напролом, будучи уверенными, что им так можно», – поясняет принятие скандальных правовых актов Надежда Абакумова.

«Решение федерального суда – начало конца для крымской власти»

Первые иски недовольных собственников, имущество которых «национализировали», были поданы еще осенью 2014 года. В числе оспаривающих решение Госсовета – ПАО «Акционерная компания “Крымавтотранс”», ООО «Пансионат “Массандра”», ПАО «Крымхлеб», ПАО «Крымжелезобетон», ООО «Укрыбсервис», ЧАО «Ялтинская киностудия» и ПрАО «Югрыбхолод». Дело «Крымавтотранса» до сих пор находится в суде первой инстанции. Арбитражный суд Крыма уже признавал национализацию «Ялтинской киностудии» незаконной, но затем предприятие «национализировали» еще раз – путем внесения в «список Аксёнова». Подавляющее большинство собственников компаний – из Украины. В Украине сейчас находится и собственник «Югрыбхолода» Александр Геращенко. Основные помещения и производственные мощности «Югрыбхолода», специализирующегося на переработке и консервирование рыбо- и морепродуктов, расположены в Керчи.

«Ситуация с «Югрыбхолодом» абсолютно типичная, – комментирует юрист Жан Запрута, представлявший в суде интересы собственника компании. – По аналогичной схеме забрали более чем двести объектов, относящихся к частной собственности. Все ранее принимавшиеся решения крымских судов были написаны как под копирку. То есть был один шаблон, по которому они отказывали».

По мнению юриста, сегодня ситуация с отчужденным частным имуществом кардинально изменится из-за решения Федерального Арбитражного Суда Центрального округа, который постановил отменить в полном объеме все предыдущие решения крымских судов, признать недействительным пункт 231 приложения к Постановлению N 2085, включающий частное имущество предприятия «Югрыбхолод» в перечень собственности Республики Крым, и взыскать с Госсовета в пользу предприятия судебные расходы по уплате госпошлины. Как считают юристы, это поворотный момент в истории «крымской национализации», после которого необходимо ожидать череды положительных решений по аналогичным искам.

«На мой взгляд, практику федеральные суды менять не будут. Это значит, что для крымских властей – это начало конца. Местные суды «придерживали» все иски собственников о признании постановлений недействительными, потому что ожидали первое решение «федералов». Вероятнее всего, что теперь те иски, которые сегодня находятся в судах первой инстанции, тоже будут удовлетворяться, но уже «на местах», не переходя на следующий уровень», – считает Жан Запрута. С этим мнением согласна и Надежда Абакумова. «Вся аргументация высшего суда перекочует в нижестоящие суды. У нас хоть и не прецедентное право, но решения сильно зависят от практики федеральных судов. В этом смысле в пользу всех, если власти Крыма обжалуют решение в Верховном Суде РФ и оно там устоит – против выводов сформулированных ВС РФ никто не посмеет идти», – отметила эксперт.

Госсовет Крыма может быть распущен

Скорее всего, крымские власти будут обжаловать решение Арбитражного Суда в Верховном Суде РФ. Но пока официальной реакции ни от Натальи Поклонской, ни от Сергея Аксенова не последовало. А вот неофициальная уже была. Депутат Госсовета и заместитель председателя комитета по строительству и ЖКХ Валерий Аксёнов (отец главы Крыма) написал на странице в Фейсбуке у Жана Запруты: «Вместо того, чтобы помогать крымчанам возвращать свои кровные, Жан решил поработать на Украину. А кто вернет деньги «Авторемзавода», украденные Коломойским, а?» – поинтересовался политик.

Примечательно, что в случае если Госсовет принял правовой акт, противоречащий основному закону, и «такие противоречия установлены решением суда», глава Крыма вправе распустить Госсовет. Это прописано в статье 80 Конституции Крыма. «Но нужно понимать, что глава может принять такое решение, но не обязан. Воспользуется ли он этим правом – маловероятно», – считает юрист Надежда Абакумова.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Авторы Фото

«Нафтогаз» увеличил сумму иска за крымские активы до $8 млрд

Государственная компания «Нафтогаз Украина» и шесть других фирм группы «Нафтогаз» оценили ущерб от потери своих активов в Крыму в $8 млрд. Такая сумма была заявлена в рамках арбитражного разбирательства между концерном и Россией при Постоянной палате третейского суда в Гааге, сообщает пресс-служба компании.

В $8 млрд входит не только непосредственный размер убытков, но и проценты. Теперь эта сумма будет обсуждаться в мае 2020 года на устных слушаниях.

Но и эта цифра еще не окончательная.

Реклама

«Очевидно, что, пока есть иски, дело рассматривается и идет время, сумма будет только расти», — отмечает директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский.

Впрочем, подчеркивает он, «в случае, если эта судебная тяжба когда-нибудь и закончится, арбитражный суд Гааги может ее кратно сократить в связи с многочисленными доводами и нюансами спора».

Разбирательство между РФ и «Нафтогазом» началось в октябре 2016 года.

Компания требовала, чтобы Россия выплатила ей компенсацию за утраченные «стратегически важные энергетические активы», которые «стали одной из основных мишеней РФ в ходе незаконного вторжения и оккупации Крыма в 2014 году».
Киев настаивает, что территория полуострова была присоединена к РФ незаконно и не считает легитимными результаты референдума. На нем жители Крыма проголосовали за возвращение в РФ.

До присоединения полуострова к России «Нафтогазу» принадлежали 17 месторождений, 4 буровые установки, газотранспортная система, подземное хранилище и технологический флот, сообщало принадлежащее бизнесмену Григорию Березкину издание РБК.

Согласно заявлению «Нафтогаза», в начале 2017 года представители российской стороны приняли участие в процессе, однако в дальнейшем почти три года «уклонялись» от него.

Но в 2019 году Гаагский суд, изучив материалы дела, постановил, что обладает юрисдикцией на его рассмотрение.

«Арбитражный суд пришел к выводу, что действия РФ против «Нафтогаза» были незаконными и нарушили двустороннее соглашение между Украиной и Россией о взаимной защите инвестиций, по которому Россия должна уважать и защищать украинские активы, включая те, что находятся в Крыму», — подчеркивалось в сообщении украинской компании.

Речь идет о соглашении между правительствами двух стран «О содействии и взаимной защите инвестиций».

Однако Минюст РФ тогда заявил, что Россия не участвовала в разбирательстве и считает, что у международного ведомства нет юрисдикции для работы с иском «Нафтогаза».

РФ не возражает, что изъяла активы украинской компании, сообщает «Нафтогаз». Но при этом утверждает, что не должна компенсировать концерну нанесенный ему ущерб.

«Позиция России может объясняться тем, что при подписании транзитного договора на пять лет по поставкам газа в Европу через Украину стороны договорились о взаимном снятии претензий по остальным судебным процессам в европейских судах. Однако для Украины эти процессы касались исключительно споров по транзиту и покупке газа и никоим образом не относятся к вопросу потери инвестиций в Крыму. РФ же, судя по всему, не разделяет эту позицию», — отмечает Дмитрий Жарский.

Летом 2019 года компания «Нафтогаз» подала в Гаагу иск о взыскании с России $5,2 млрд, однако позднее исполнительный директор «Нафтогаз Украина» Юрий Витренко заявил о намерении пересмотреть эту сумму. Уже тогда он заявил, что она составит приблизительно $8 млрд.

«Скорее всего, дело на этом не закончится», — утверждает Жарский.

По его мнению, к маю 2020 года Киев найдет повод для того, чтобы предъявить России новые требования.

«Нафтогаз» не единственная украинская компания, которая судится с Россией за Крым. Аналогичные иски подавали Приватбанк и Ощадбанк, аэропорт «Бельбек» и другие.

Министр юстиции Украины Павел Петренко заявлял, что сумма ущерба от перехода полуострова к России оценивается в 1 трлн 80 миллиардов гривен (около $38 млрд).

Генпрокурор Украины Юрий Луценко даже обещал выставить счета российским авиакомпаниям «за пользование воздушным пространством Крыма» и морским компаниям «за пользование судоходными путями» полуострова.

Кому достанутся газовые активы Крыма?

Тема санкций в отношении Крымского полуострова не сходит с повестки дня и затрагивает деятельность огромного количества субъектов от сельского хозяйства до энергетики. Энергетическому сектору Крыма пришлось работать в совершенно новых условиях и обеспечивать электроэнергией возросшие нужды полуострова на фоне давления, которое осуществлялось практически по всем фронтам. Однако в течение ближайших месяцев будет пролит окончательный свет на перспективы добычи газа в Крыму, как уже стало традицией во взаимоотношениях с Украиной – после решения Гаагского суда.

Суть дела, казалось бы, весьма проста – после того, как граждане Крыма в ходе мартовского референдума 2014 г. о статусе полуострова проголосовали, и в состав России вошли два новых субъекта – Севастополь и Республика Крым – все энергетические активы «Черноморнефтегаза», на тот момент дочерней структуры «Нафтогаза Украины», перешли под российский контроль. Активы эти включают 18 месторождений, сеть газопроводов, 11 буровых платформ и 4 самоподъемные буровые установки.

Изначально украинская сторона оценивала ущерб в $5 млрд, однако в марте 2018 года «Нафтогаз» стал требовать до $8 млрд, ссылаясь при этом на необходимость выплат по процентам.

«Черноморнефтегаз» оказался между молотом и наковальней – мало того, что непосредственные возможности для маневра компании были урезаны до минимума, провалилась и идея инкорпорации всех активов Газпромом. Для газового гиганта такой шаг стал бы слишком рискованным, что, ввиду довольно сложной истории отношений со структурами ЕС, могло бы отрицательно сказаться не только на новых проектах, но и на текущей деятельности концерна. Национализация «Черноморнефтегаза» и его подчинение региональному правительству – хоть и временно – спасли ситуацию, но юридический статус активов в Крыму так и остался неурегулирован.

Постоянная палата третейского суда в Гааге стала центром распрей Москвы и Киева по поводу морских углеводородных месторождений Черного моря. Первое действие разбирательства завершилось в мае 2018 г., когда суд, по сообщениям украинского «Нафтогаза», обязал Россию выплатить $159 млн 18 украинским компаниям и одному физическому лицу за потерю энергетических активов в Крыму.

Представители российских властей отвергли это решение, ссылаясь на то, что Россия не была стороной в этом деле и подтвердили свое нежелание выплачивать какие-либо компенсации.

Хотя контрутверждение России, что Гаагский суд не уполномочен рассматривать дела, вытекающие, скорее, из Устава объединенных наций, нежели Конвенции ООН по морскому праву, резонно, украинская сторона обладает сильным аргументом в виде российско-украинского Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций, заключенного 27 ноября 1998 г.

Судебные разбирательства начались в сентябре 2016 г. и продолжатся по крайней мере до осени 2019 г.

Отдельно стоит отметить, что, по некоторым данным, основное стремление украинской стороны состоит в юридическом оспаривании легальности Крымского моста – в отличие от энергетических активов, здесь шансы официального Киева весьма малы, так как по Керченскому проливу и прежде не было демаркационного соглашения, а сейчас разграничение территории и вовсе лишено смысла.

Хотя судопроизводство Гаагского суда освещалось в российских СМИ незначительным образом, российские власти в ряде случаев реагировали на происходящее довольно оперативно. Примером может послужить судьба Одесского месторождения, находящегося в 155 км от берегов Крыма (и 130 км от Одессы), добыча на котором была прекращена этим летом. Так как даже после присоединения Крыма месторождение находится в украинской зоне Черного моря, обосновать претензию на него с юридической точки зрения будет невозможно – применение принципа срединной линии для определения принадлежности актива выявит его принадлежность к украинскому шельфу.

Добыча на месторождении была прекращена во избежание обвинений в том, что российская сторона участвует в незаконной хозяйственной деятельности на объекте – если нет добычи, нет и деятельности. Одесское месторождение, обладающее запасами газа в 21 млрд куб. м, по всей видимости, перейдет после окончания всех судебных тяжб под юрисдикцию Украины. Однако это не самый перспективный объект черноморского шельфа Крыма.

Наибольший интерес зарубежные мейджоры проявляли к глубоководной Скифской площади, на юго-восток от Крымского полуострова на глубине до 2 км.

Обладая прогнозными ресурсами газа в 350 млрд куб. м (при текущем уровне использования газа в Крыму этих объемов хватило бы более чем на 100 лет), Скифский участок находится в непосредственной близости от глубоководных месторождений румынского шельфа – месторождений Нептун (43-85 млрд куб. м газа) и Пеликан (20-25 млрд куб. м) – существенно повышая вероятность открытия перспективных объектов на исследуемой территории участка. Таким образом, возникает сложнейшая дилемма: платить ли за эти месторождения или биться до конца в рамках судебных разбирательств?

На самом деле, любой поворот ситуации приводит к относительно неплохим последствиям для России.

Если Гаагский суд в итоге обяжет Россию выплатить компенсацию Украине за все перешедшие под контроль исконного «Черноморнефтегаза» (после событий весны 2014 г. в Киеве была создана компания с аналогичным названием) активы, оплата пени фактически закрепит за Россией предмет спора. В случае успешного оспаривания претензий украинской стороны произойдет то же самое, только без уплаты нескольких миллиардов долларов. Хотя кажущаяся неизбежной потеря Одесского месторождения, основы газодобычи Крыма до 2017 г., станет болезненным ударом по текущим возможностям «Черноморнефтегаза», ускоренное развитие перспективных глубоководных месторождений может с лихвой компенсировать утрату.

Виктор Катона, экономист, специалист по закупкам нефти MOL Group (Венгрия)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *