Гражданин творческим трудом которого создано исполнение

  • автор:

Статья 1313. Исполнитель

Исполнителем (автором исполнения) признается гражданин, творческим трудом которого создано исполнение, — артист-исполнитель (актер, певец, музыкант, танцор или другое лицо, которое играет роль, читает, декламирует, поет, играет на музыкальном инструменте или иным образом участвует в исполнении произведения литературы, искусства или народного творчества, в том числе эстрадного, циркового или кукольного номера), а также режиссер-постановщик спектакля (лицо, осуществившее постановку театрального, циркового, кукольного, эстрадного или иного театрально-зрелищного представления) и дирижер.

Комментарий к статье 1313 Гражданского Кодекса РФ

Комментируемый параграф регламентирует такие права, смежные с авторским правом, как права на исполнение. В данном параграфе содержатся положения, имеющие целью охрану прав артистов-исполнителей, режиссеров-постановщиков спектаклей и дирижеров на результат исполнения. Как говорилось выше, авторами проекта комментируемой части отмечалось, что регламентация такой самостоятельной категории исключительных прав основана на положениях Римской конвенции и Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. До принятия комментируемой части соответствующее регулирование устанавливалось соответствующими положениями Закона 1993 г. об авторском и смежных правах.

Согласно подп. 1 п. 1 ст. 1304 комментируемой главы исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров — постановщиков спектаклей (там же для их сокращенного обозначения и введено обозначение «исполнения») являются объектами смежных прав при условии, если эти исполнения выражаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств.

В комментируемой статье определено понятие исполнителя (автора исполнения) — таковым признается гражданин, творческим трудом которого создано исполнение. При этом названы три вида исполнителей:

артист-исполнитель — актер, певец, музыкант, танцор или другое лицо, которое играет роль, читает, декламирует, поет, играет на музыкальном инструменте или иным образом участвует в исполнении произведения литературы, искусства или народного творчества, в том числе эстрадного, циркового или кукольного номера;

режиссер-постановщик спектакля — лицо, осуществившее постановку театрального, циркового, кукольного, эстрадного или иного театрально-зрелищного представления; дирижер.

Ранее в рамках подобного регулирования в ст. 4 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах были даны следующие три самостоятельных определения:

исполнитель — это актер, певец, музыкант, танцор или иное лицо, которое играет роль, читает, декламирует, поет, играет на музыкальном инструменте или иным образом исполняет произведения литературы или искусства (в том числе эстрадный, цирковой или кукольный номер), а также режиссер-постановщик спектакля и дирижер;

исполнение — это представление произведений, фонограмм, исполнений, постановок посредством игры, декламации, пения, танца в живом исполнении или с помощью технических средств (телерадиовещания, кабельного телевидения и иных технических средств); показ кадров аудиовизуального произведения в их последовательности (с сопровождением или без сопровождения звуком);

режиссер-постановщик спектакля — это лицо, осуществившее постановку театрального, циркового, кукольного, эстрадного или иного спектакля (представления).

Рассматриваемые положения закреплены в соответствии с упомянутыми выше международными актами. Так, в пункте «а» ст. 3 Римской конвенции определено, что для целей данной Конвенции «исполнители» означают актеров, певцов, музыкантов, танцоров или других лиц, которые играют роль, поют, читают, декламируют, исполняют или каким-либо иным образом участвуют в исполнении литературных или художественных произведений. Подобными образом подпункт «а» ст. 2 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам определяет, что для целей данного Договора «исполнители» — это актеры, певцы, музыканты, танцоры и другие лица, которые играют роль, поют, читают, декламируют, играют на музыкальном инструменте, интерпретируют или иным образом исполняют литературные или художественные произведения либо выражения фольклора.

Другой комментарий к статье 1313 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет лиц, являющихся исполнителями. Они именуются также авторами исполнений.

Слово «автор» применяется только к создателям результатов интеллектуальной деятельности: ст. 1228 ГК РФ. Следовательно, исполнитель — это создатель, творец исполнения; исполнителем может быть только физическое лицо, гражданин. Именно за ним закрепляются личные неимущественные права, а исключительное право на исполнение всегда первоначально возникает у исполнителя (п. 3 ст. 1228 ГК РФ).

Вместе с тем, если исполнение имеет место за рубежом, нельзя исключать того, что по зарубежному законодательству исполнителем будет считаться юридическое лицо (п. 2 ст. 1231 ГК РФ).

2. К понятию «исполнитель» полностью применимы нормы, содержащиеся в п. 1 ст. 1228 ГК РФ.

В частности, «технические исполнители» не считаются исполнителями в смысле комментируемой статьи.

3. Комментируемая статья называет три категории лиц, являющихся исполнителями (авторами исполнения):

1) артисты-исполнители;

2) режиссеры-постановщики спектаклей;

3) дирижеры.

4. Очень часто исполнение относится к произведениям, охраняемым авторским правом. В этом также проявляется связь исполнительских прав и авторских прав, их «смежность»: исполнитель выступает как посредник, промежуточное звено между автором и слушателем (зрителем).

Вместе с тем законодатель исходит из того, что исполнитель придает охраняемому авторским правом произведению новую внешнюю форму, не затрагивая при этом формы авторского произведения. Происходит, так сказать, «наращивание» новой формы. Именно поэтому исполнитель не становится обработчиком (переработчиком) исполняемого произведения, а приобретает самостоятельное право на результат своего исполнения. С известной долей условности исполнителя можно сравнить с переводчиком литературного произведения, который приобретает вполне самостоятельное право на свой перевод.

Однако для того, чтобы использовать литературное произведение в переводе, должно быть получено согласие автора оригинала.

Что касается исполнителя, то он не должен получать согласия автора исполняемого им произведения. Исключение составляют те случаи, когда исполнитель, выходя за рамки предоставленных ему исполнительских прав, фактически обрабатывает (переделывает) исполняемое им авторское произведение.

5. Во многих случаях, однако, исполнитель использует либо произведение, не охраняемое авторским правом, либо вообще «не произведение».

Под категорию произведений, не охраняемых авторским правом, подпадают как те произведения, которые утратили правовую охрану, так и те произведения, которые никогда не пользовались правовой охраной, в частности произведения народного творчества.

Что касается «не произведений», то это — исполнения неоригинальных материалов, подражания пению птиц, мимические исполнения и т.п.

Во всех этих случаях исполнитель зачастую обрабатывает (перерабатывает) сам исполняемый объект.

6. Объект исполнительского творчества появляется (создается) при каждом акте исполнения. При этом каждый акт исполнения приводит к появлению отдельного, самостоятельного творческого результата. Поэтому у исполнителя появляется право не на исполнение определенной песни, а на конкретное исполнение определенной песни (например, на исполнение, состоявшееся 11 августа 2008 г. в Колонном зале).

Этот вывод относится и к режиссерам-постановщикам спектаклей.

Любое «подражание» исполнителю, созданное другим исполнителем, приводит к появлению нового исполнения, не затрагивающего права на первое исполнение. Это положение применимо и к постановкам театральных спектаклей: повтор, сознательное копирование постановки другого режиссера-постановщика приводит к появлению новой постановки.

7. Артисту-исполнителю и дирижеру для появления любого (нового) результата исполнения необходимо личное участие в творческом акте.

В отличие от этого, режиссер-постановщик спектакля не участвует лично в показе представления.

Поэтому следует признать, что творческий труд режиссера-постановщика спектакля существенно отличается от творческого труда артиста-исполнителя и дирижера; он приближается к авторскому труду, в частности к труду режиссера-постановщика аудиовизуального произведения.

8. Любые творческие акты (в том числе исполнения) являются не сделками, а юридическими поступками. Они порождают права у самих исполнителей. Возникновение этих прав у исполнителя не зависит от дееспособности исполнителя.

Однако для осуществления возникших прав необходима дееспособность. Несовершеннолетние от 14 до 18 лет самостоятельно осуществляют свои исполнительские права (подп. 2 п. 2 ст. 26 ГК РФ).

9. Когда режиссер-постановщик спектакля осуществляет театрально-зрелищное представление, то в нем участвуют артисты-исполнители, также получающие исполнительские права. Аналогично и положение дирижера: при исполнении концерта исполнительские права возникают как у него, так и у артистов-исполнителей.

Поскольку в комментируемой статье режиссер-постановщик спектакля, а также дирижер названы отдельно от артистов-исполнителей, следует считать, что и у режиссера-постановщика спектакля, и у дирижера возникают отдельные самостоятельные исполнительские права, не входящие в состав смежных прав на совместное исполнение. Этот вывод подтверждается также нормой, предусмотренной в п. 1 ст. 1314 ГК РФ.

Статья 1313. Исполнитель

Комментарии к статье В соответствии со статьей 1313 ГК исполнителем (автором исполнения) признается гражданин, творческим трудом которого создано исполнение, — артист-исполнитель (актер, певец, музыкант, танцор или другое лицо, которое играет роль, читает, декламирует, поет, играет на музыкальном инструменте или иным образом участвует в исполнении произведения литературы, искусства или народного творчества, в том числе эстрадного, циркового или кукольного номера), а также режиссер-постановщик спектакля (лицо, осуществившее постановку театрального, циркового, кукольного, эстрадного или иного театрально-зрелищного представления) и дирижер.
Таким образом, за исполнителем признается творческий характер его труда, а сам он назван также автором исполнения. Однако творчество исполнителя необходимо отличать от творчества автора исполняемого произведения. Поскольку исполнение — это представление произведения публике, каждое новое исполнение, несмотря на свой творческий характер, не создает нового произведения искусства или литературы, но создает уникальное «исполнительское произведение» — то, что, собственно, и называется исполнением. Особенно тонким является разграничение исполнения и переработки как объекта авторского права.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1260 ГК переводчику, а также автору иного производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки или другого подобного произведения) принадлежат авторские права соответственно на осуществленные перевод или иную переработку другого (оригинального) произведения.
В конце XIX — начале XX в. появились теории, которые рассматривали артиста-исполнителя в качестве субъекта авторского права. Тогда возникли представления об исполнителе как о соавторе произведения или как о переработчике произведения. Указанные теории были подвергнуты обоснованной критике. Специалисты в области авторского права обоснованно утверждали: если бы «новое произведение рождалось из исполнения в результате интерпретации оригинального произведения так же, как в случаях его переработки (адаптация, перевод и т.д.), когда появляются производные произведения, которые, в свою очередь, могли бы стать объектом новой переработки исполнения, что, в свою очередь, открывало бы возможность для новой интерпретации. Этого не происходит, так как интерпретация не создает нового произведения». Для получения правовой охраны исполнение не должно быть оригинальным или вносить какой-либо творческий элемент, отличающий его от предыдущих интерпретаций.
Подобная критика была воспринята и судебной практикой европейских государств. Известно судебное решение апелляционного суда Парижа от 24 декабря 1940 г., согласно которому «артист-исполнитель не может рассматриваться как творец, а его деятельность не может быть приравнена к творчеству автора».
Таким образом, деятельность исполнителя необходимо отличать от творчества автора, поскольку исполнение не представляет собой создание новых произведений науки, литературы или искусства в том смысле, в котором «произведение» понимается в ГК (ст. 1259) и в Бернской конвенции, не является творческой переработкой подобно производному произведению. Исполнение — это интерпретация, представляющая собой реализацию уже созданного автором произведения. Поэтому, каким бы впечатляющим ни было бы исполнение, оно не может быть в правовом смысле приравнено к произведению. Если признание автором произведения обусловлено творческим характером такового, то творческий труд исполнителя обусловлен признанием авторства исполнения.
Объектом прав исполнителя является исполнение. В процессе подготовки проекта части четвертой ГК вопрос об этом понятии вызвал определенную дискуссию. Дело в том, что в принципе объектом прав исполнителя является скорее не само исполнение как таковое, как процесс, а его результат, то, что объективно существует вовне и благодаря этому может восприниматься другими лицами. Так и было первоначально зафиксировано в проекте. Однако и в этом случае есть исключения: например, присутствуя на концерте, человек скорее воспринимает именно исполнение, а не его результат. Кроме того, переход к новому (и во многом — новому лишь терминологически) пониманию объекта прав исполнителя вызвал сомнения в оправданности такого перехода с точки зрения правоприменения. В связи с этим было принято решение сохранить уже устоявшуюся трактовку объекта прав исполнителя как «исполнения».
Как уже отмечалось, в соответствии со ст. 1313 ГК исполнителями признаются артисты-исполнители, а также режиссер-постановщик спектакля и дирижер. В то же время спектакль, исполнение музыкального произведения оркестром представляют собой совместное исполнение, права на которое принадлежат совместно принимавшим участие в его создании членам коллектива исполнителей, причем независимо от того, образует такое исполнение неразрывное целое или состоит из элементов, каждый из которых имеет самостоятельное значение (п. 1 ст. 1314 ГК).
Соотношение этих положений находит объяснение в различии объектов прав разных исполнителей. Если объектом совместного исполнения актеров, музыкантов и других исполнителей является каждая конкретная постановка, концерт и т.д., то режиссеры-постановщики и дирижеры имеют объектом своих прав в принципе осуществленную ими постановку. Результаты их труда, как отмечалось в литературе, могут быть использованы без их участия и даже после их смерти, что делает созданную постановку ближе к объектам авторского, нежели смежного права.
Таким образом, объект прав режиссера-постановщика и дирижера более устойчив. Будучи однажды созданным, он в дальнейшем используется и вновь, как правило, не создается. Актер (певец, музыкант), напротив, при каждом исполнении, строго говоря, создает новый объект своих прав, поскольку каждый раз (а не только первый) его деятельность носит творческий характер.
Применительно к совместному исполнению ГК предусматривается еще одно важное правило: руководитель коллектива исполнителей является лицом, уполномоченным законом осуществлять смежные права на совместное исполнение (п. 2 ст. 1314 ГК). Он, таким образом, является законным представителем соисполнителей в их отношениях по использованию совместного исполнения: он вправе заключать договоры об использовании совместного исполнения, совершать иные сделки на этот счет. И только в случае его отсутствия члены коллектива исполнителей осуществляют права на созданное ими исполнение совместно. В пункте 2 статьи 1314 ГК также устанавливается, что соглашением между членами коллектива исполнителей может быть «предусмотрено иное». Таким соглашением может быть изменена презумпция в отношении совместного осуществления прав при отсутствии руководителя коллектива исполнителей, но не положение об осуществлении прав руководителем коллектива исполнителей, которое следует признать императивным.
Остальные положения статьи 1314 ГК о совместном исполнении являются общими с положениями ст. 1258 ГК о произведении, созданном в соавторстве. Исполнитель, так же как и соавтор, не может без достаточных оснований запретить использование совместного исполнения, если оно образует неразрывное целое. Если соглашением не предусмотрено иное, он может по своему усмотрению использовать элемент совместного исполнения, созданный его творческим трудом и имеющий самостоятельное значение.
Доходы от использования совместного исполнения распределяются между членами коллектива исполнителей поровну, если соглашением между ними не предусмотрено иное (п. 3 ст. 1314 и п. 3 ст. 1229 ГК).

Статья 1315 ГК РФ. Права исполнителя

1. Исполнителю принадлежат:

1) исключительное право на исполнение;

2) право авторства — право признаваться автором исполнения;

3) право на имя — право на указание своего имени или псевдонима на экземплярах фонограммы и в иных случаях использования исполнения, а в случае, предусмотренном пунктом 1 статьи 1314 настоящего Кодекса, право на указание наименования коллектива исполнителей, кроме случаев, когда характер использования исполнения исключает возможность указания имени исполнителя или наименования коллектива исполнителей;

4) право на неприкосновенность исполнения, в том числе постановки, — право на защиту исполнения от всякого искажения, то есть от внесения изменений, приводящих к извращению смысла или к нарушению целостности восприятия исполнения, в его запись, в сообщение в эфир или по кабелю, при доведении исполнения до всеобщего сведения, а также при публичном исполнении постановки спектакля.

2. Исполнители осуществляют свои права с соблюдением прав авторов исполняемых произведений.

3. Права исполнителя признаются и действуют независимо от наличия и действия авторских прав на исполняемое произведение.

См. все связанные документы >>>

1. В соответствии с п. 1 ст. 1315 исполнителю принадлежат следующие права:

1) исключительное право на исполнение, которое является имущественным правом. Это право отторжимо от личности исполнителя, может быть отчуждено им по договору, перейти к третьим лицам в порядке универсального правопреемства и т.д.;

2) право авторства — основное личное неимущественное право исполнителя. Его содержание состоит в том, что только исполнитель может быть признан автором исполнения, которое он создает своим творческим трудом;

3) право на имя — на указание имени или псевдонима исполнителя на экземплярах фонограммы (что прямо вытекает из требований ст. 11 Римской конвенции), а также в иных случаях использования исполнения. При этом в случае совместного исполнения (п. 1 ст. 1314 ГК) право на имя реализуется путем указания наименования коллектива исполнителей. Единственным исключением, когда п. 1 ст. 1315 не требует указания имени исполнителя или наименования коллектива исполнителей, является ситуация, в которой сам характер использования исключает такую возможность (например, публичное исполнение музыкального произведения на официальной церемонии). Право на имя является личным неимущественным правом;

4) право на неприкосновенность исполнения — также личное неимущественное право исполнителя, призванное защитить исполнение от всякого искажения. Под искажением при этом понимается внесение в запись исполнения, в сообщение его в эфир или по кабелю изменений, которые извращают смысл или нарушают целостность восприятия исполнения. Право на неприкосновенность исполнения отличается по содержанию от одноименного права автора произведения, поскольку его определение не содержит четкого перечня действий, которые нельзя совершать без согласия исполнителя. Вместе с тем в п. 1 ст. 1315 введены по существу те же критерии, что и в п. 2 ст. 1266 ГК, свидетельствующие о нарушении такого права: извращение смысла и нарушение целостности восприятия исполнения (см. комментарий к ст. 1266).

Личные неимущественные права исполнителя неотчуждаемы и непередаваемы третьим лицам, отказ от них ничтожен (абз. 2 п. 2 ст. 1228 ГК).

2. Пункт 2 комментируемой статьи подчеркивает тесную связь авторских и смежных прав, а также указывает на зависимость прав исполнителей от прав авторов произведений, которые они используют в процессе исполнения. Исполнитель должен правомерно использовать такие произведения, т.е. получить в установленном порядке согласие автора (или авторов) на такое использование. Кроме того, при исполнении произведения не должны нарушаться личные неимущественные права автора (авторов); в первую очередь это касается права авторства, права на имя и права на неприкосновенность произведения.

3. Норма, содержащаяся в п. 3 ст. 1315, призвана установить соотношение между правами исполнителя и автора исполняемого произведения. В ней подчеркивается, что права исполнителя, несмотря на их связь с авторскими правами, самостоятельны. Они признаются и действуют независимо от наличия и действия авторских прав на исполняемое произведение. Например, истечение срока действия авторских прав и переход произведения в общественное достояние в то время, когда сроки охраны прав исполнителя еще не истекли, никак не влияет на охрану прав исполнителя. Последние подлежат охране на протяжении всего срока их действия, установленного Гражданским кодексом.

1. В пункте 1 комментируемой статьи содержится перечень субъективных прав исполнителя, включающий четыре вида прав.

Первый вид — исключительное право на исполнение — является имущественным правом; остальные — личные неимущественные права.

2. Поскольку исполнения представляют собой результаты творческой деятельности, исключительное право на исполнение всегда возникает у исполнителя (п. 3 ст. 1228 ГК РФ). Его содержание раскрыто в ст. 1317 ГК РФ.

3. Право авторства исполнителя определяется как право признаваться (т.е. считаться, являться, быть) автором исполнения; это отражение и закрепление фактической работы исполнителя по созданию исполнения.

Опираясь на это правомочие, исполнитель защищает свои права и интересы в том случае, если исполнение прямо или косвенно приписывается иному лицу или иное лицо утверждает, что оно является исполнителем.

Право авторства осуществляет только исполнитель, только он может заявить: «Это — мое исполнение». После его смерти владельцы исполнительских прав могут лишь защищать право авторства (см. ст. 1316 ГК РФ).

4. Второе личное неимущественное право исполнителя — право на имя. Оно определяется как право на указание имени или псевдонима на экземплярах фонограммы и в иных случаях использования исполнения. Под «иными случаями использования исполнения» имеются в виду прежде всего видеозаписи.

Закон не предусматривает прав исполнителя на анонимное использование исполнения. За этим исключением к праву исполнителя на имя применим — mutatis mutandis — комментарий, содержащийся в п. 3 комментария к ст. 1265 ГК РФ. Этот последний комментарий здесь не повторяется, поскольку случаи указания исполнителем псевдонима чрезвычайно редки.

5. В том случае, когда исполнение осуществляется коллективом исполнителей (п. 1 ст. 1314 ГК РФ), право на имя отдельных исполнителей не действует: его заменяет право на указание наименования коллектива исполнителей.

Кроме того, право на имя вообще не действует, если указание имени исполнителя или наименования коллектива исполнителей является невозможным в связи с особым «характером использования произведения».

Очевидно, что при наличии спора эта невозможность указания должна быть подтверждена пользователем.

В выражении «характер использования произведения» слово «произведение» употреблено как обобщающее название того, что исполняется. Впрочем, можно предположить и то, что слово «произведение» здесь ошибочно употреблено вместо слова «исполнение».

6. В отличие от принадлежащих автору произведения права авторства и права на имя, которые в соответствии с п. 1 ст. 1265 ГК РФ, признаются неотчуждаемыми и непередаваемыми, причем отказ от этих прав является ничтожным, аналогичные права, принадлежащие исполнителям, не характеризуются как неотчуждаемые и непередаваемые.

Однако упомянутые выше нормы, предусмотренные п. 1 ст. 1265, ГК РФ, очевидно, должны применяться к правам исполнителей по аналогии.

7. В подпункте 4 п. 1 комментируемой статьи указано третье личное неимущественное право исполнителя — право на неприкосновенность исполнения.

Сфера действия этого правомочия выражена в законе не совсем ясно. С одной стороны, указывается, что это — право на защиту исполнения от всяких искажений, что может пониматься очень широко.

С другой — поясняется, что речь идет только о тех изменениях, которые приводят к извращению смысла и нарушению целостности произведения. Этим последним, более конкретным указанием и следует руководствоваться.

Поясняется, что неприкосновенность исполнения может быть нарушена либо при внесении изменений в запись (аудиозапись или видеозапись), либо при сообщении исполнения в эфир или по кабелю.

8. Следует особо отметить, что право на неприкосновенность исполнения сформулировано в ГК РФ значительно уже, чем право на неприкосновенность произведения. По сути дела право на неприкосновенность исполнения почти полностью совпадает по своему содержанию с правом на защиту авторского произведения от искажения (см. ст. 1266 ГК РФ и комментарий к ней).

9. В пункте 2 комментируемой статьи предусматривается, что при осуществлении своих исполнительских прав исполнители обязаны соблюдать авторские права на те произведения, которые исполняются.

Здесь имеется в виду необходимость соблюдения как имущественных и личных неимущественных прав — в отношении произведений, охраняемых в России, так и соблюдение личных неимущественных прав — в отношении неохраняемых произведений.

Как следует из п. 5 ст. 1317 ГК РФ, термин «исполнитель» включает и правопреемников исполнителя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *