Экономический анализ права карапетов

  • автор:

Возникшие вопросы по экономическому анализу права А.Г. Карапетова

Прежде хотел бы отметить, что книга читается очень легко, увлекает за собой в мир рассуждений, критического подхода к мелочам, прогнозирования, выявления закономерностей, поиска исключений. Весь ход мыслей автора понятен настолько, что появляется ощущение того, как он боялся оставить хоть один параграф нераскрытым, хоть одно собственное утверждение без должной аргументации.

Во время чтения возник ряд важных вопросов, которым не было уделено внимание.

Я понимаю, что невозможно в книге отразить все. Поэтому это не критика книги, а предложение по-иному взглянуть на некоторые утверждения, изложенные в ней в части экономического анализа отдельных проблем договорного права, под влиянием неучтенных факторов.

Теперь по существу.

ВНИМАНИЕ! СПОЙЛЕРЫ!

1. Угроза совершения правомерных действий

В рамках рассмотрения существующих пороков воли, как оснований недействительности договора, выделяется случай заключения договора в результате угроз одной из сторон совершить правомерные действия, которые поспособствуют наступлению нежелательных последствий для другой стороны.

Позиция автора: применять последствия недействительности к сделке имеет смысл только в случае, если угрожающая сторона действует недобросовестно. Недобросовестным ведением переговоров предлагается считать случаи, когда используются угрозы, от одной только реализации которых угрожающая сторона не получает выгоды. Т.е. случаи угроз совершения правомерных действий в иных случаях являются правомерным рычагом в переговорах, говорящих о том, что сторона готова уступить в одном месте в обмен на выгоду в другом. Такие сделки действительны.

Неучтенный фактор: выгода первоначального нарушителя от «недобросовестной угрозы», т.е. такой угрозы, реализация которой непосредственно не направлена на получение какой-либо выгоды (например, используемый в книге случай сообщения информации в правоохранительные, контролирующие органы, которая может повлечь за собой проверку и наложения административного штрафа).

Предлагаемый аспект вопроса: сторона, обратившаяся за защитой от навязывания невыгодного договора под воздействием «недобросовестной угрозы», тем не менее, сама предоставила возможность всем ее потенциальным контрагентам ее использовать. Предоставила такую возможность в момент совершения нарушения, санкцией за которое и оперирует «недобросовестный контрагент». Обеспечивая защитой сторону от «недобросовестного контрагента», следует помнить, что такая «недобросовестная угроза» не появилась сама по себе. Лишая защиты, мы предоставляем меч правосудия в руки коммерсантов, которые такими мерами будут стимулировать первоначальных правонарушителей к исполнению обязательств, к выработке понимания, что любое нарушение может «выйти боком», а шанс этого выше, если лишить защиты от «недобросовестной угрозы».

При расчете улучшения по Парето все же стоит дополнительно учесть выигрыш того, в чью пользу реализуется угроза. Примером весьма эффективной подобной угрозы, на мой взгляд, для гражданского оборота может служить угроза распространения информации о просрочках или иных нарушениях, допускаемых другой стороной. Ведь это позволило бы сократить асимметрию информации, риски других контрагентов.

2. Обман умолчанием

Все в рамках той же ст.179 ГК РФ автор задался вопросом, возможно ли по основанию «обмана» признать сделку недействительной, если одна из сторон при заключении договора умолчала о некоторых известных ей обстоятельствах, которые очевидно имели значение для принятия другой стороной решения о заключении договора?

Позиция автора: как и в первом вопросе, все упирается в добросовестность. При этом добросовестным умолчанием является нераскрытие информации, которая была добыта лицом в результате целенаправленной на это деятельности. В обратном же случае, сокрытие такой информации следует признать недобросовестным. Так, «было бы разумно, если бы право наказывало сторону, обладающую частной информацией в силу случая, а не в результате целенаправленных усилий по приращению своей информированности». Иначе, в результате такой асимметрии информации, заключается не взаимовыгодная сделка (идея в целом выдвинутая Энтони Кронманом, о чем пишет автор).

Неучтенный фактор: заверения.

Предлагаемый аспект вопроса: как верно отмечает сам автор, предложенная модель не универсальна. Существуют иные факторы, способные повлиять на применения правил об оспаривании сделок с умолчанием.

Одним из факторов является статус сторон. Если мы говорим о профессиональных участниках оборота, на наш взгляд, разумно было бы возложить на них ответственность (лишить права ссылаться на обман умолчанием) за неиспользование института заверений об обстоятельствах. Причин этому несколько:

1. В любом случае все сводится к доказыванию обладания информацией до за заключения сделки. Т.е. бремя доказывания в случае с заверениями не увеличивается.

2. При этом требование из заверений придает ему определенно законный облик.

3. Нельзя потакать правовому нигилизму и прощать неиспользование коммерческими организациями институтов гражданского права.

4. Без знаний гражданского права работает практически весь малый бизнес, но суммы, потерянные в случаях с умолчанием в рамках их деятельности, невелики. Напротив, в случаях со сделками M&A (а это априори крупные компании), заверения используются по умолчанию (правда, с использованием права Англии и Уэльса там, где это возможно).

К вопросу об «инсайдерской информации». Доступ к ней, как правило, имеет группа лиц, и каждый из них может ею воспользоваться. На предупреждение такого использование направлена ст.185.6 УК РФ. Данная статья также указывает на размер прибыли, которую позволяет извлечь из использования инсайдерской информации без последствий уголовного наказания — 3 750 000 руб.(очень интересная точность суммы). Правда, практики нет.

Пример с использованием чиновником «инсайдерской информации» и скупки акций, полагаем, должен быть разрешен с точки зрения ст.285 УК РФ.

3. Предвидимость убытков

Автор размышляет о возможности применения доктрины предвидимости убытков в российском праве. Согласно правилу о предвидимоси убытков, кредитор не может взыскать с должника убытков больше, чем должник мог предвидеть в момент заключения договора.

Позиция автора: институт хороший, но его введение в российскую практику в настоящее время очень рискованно. Риск объясняется тем, что суды и так тяжело взыскивают какие-либо убытки, а введение правил предвидимости убытков лишь даст судьям новый аргумент для отказа в исках о взыскании убытков в полном объеме.

Неучтенный фактор: гособоронзаказ.

Предлагаемый аспект вопроса: с позицией автора поспорить тяжело, однако такой цели и нет. Просто хотели бы отметить, что применимости данного правила благоприятствует установление размера прибыли по контрактам, заключаемых в рамках гособоронзаказа. Так, каждый исполнитель обязан прописать свой размер прибыли от цены до 20%, если хочет потом иметь возможность перевести данную сумму со специального счета. С лица, виновного в невозможности исполнения такого контракта можно явно взыскать данный размер прибыли. Однако следует полагать, что это будут не весь размер убытков, а лишь упущенная выгода.

При этом, конечно, следует понимать, что установлению в контракте размера прибыли контрагента является исключением, связанным с особым регулированием гособоронзаказа, подкрепленный публичным интересом. В частной практике каждого коммерсанта встретить такое правило — экзотика.

Карапетов А.Г. Экономический анализ права. — «Статут», 2016 г.

Карапетов А.Г. Экономический анализ права. — М.: «Статут», 2016. — 528 с.

Настоящая книга написана в первую очередь для юристов, пытающихся лучше понять реальное влияние права на экономическую жизнь и обратное влияние экономики на правовое развитие, а также для юристов, ищущих ответы на актуальные вопросы политики права и стремящихся найти пути к построению более рационального и экономически эффективного правового регулирования. Автор представляет читателю теорию, в рамках которой экономический анализ права, не претендуя на вытеснение иных методов правового анализа или монополизацию методологии политико-правового поиска, рассматривается как один из методов научного анализа права. В первой части книги рассматривается авторский взгляд на общие вопросы методологии экономического анализа права. Во второй части автор применяет методологию экономического анализа для разрешения отдельных проблем частного права. Настоящая книга не является полноценным учебником по экономическому анализу права, а представляет на суд читателя критический авторский взгляд на проблематику взаимодействия права и экономики.

Приводится в полном соответствии с печатным первоисточником или оригинал-макетом в электронной форме, предоставленным первоначальным печатным публикатором, литературным агентом или автором.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *