Дисциплинарная практика адвоката

  • автор:

Защита наказуема

Недавно Всероссийский съезд адвокатов принял поправки в Кодекс профессиональной этики адвокатов. Помимо прочего, увеличен до двух лет срок давности для наказания адвоката за какие-либо нарушения кодекса. Раньше адвоката можно было привлечь к ответу перед коллегами лишь за проступки, совершенные не больше года назад. Сейчас у недовольных клиентов появилось больше времени, чтобы подумать, писать или нет жалобу на защитника. Но здесь возникает тонкий юридический момент: имеют ли такие поправки обратную силу? Допустим, полтора года назад адвокат сделал нечто такое, к чему можно предъявить претензии. По старым правилам, срок давности уже вышел. Но если некто обиженный принесет жалобу сейчас, после принятия поправок, вправе ли адвокатская палата начать разбирательство?

Нет, время ушло. Комиссия ФПА по этике и стандартам, которая изучала этот вопрос, решила, что новые сроки могут применяться только к тому, что случилось после 20 апреля этого года (в тот день были утверждены новые поправки). Тогда и начался отсчет нового времени. Именно такой правовой подход и утвердил Совет ФПА. Так что, если какой-то инцидент с адвокатом случился 19 апреля, то дисциплинарное разбирательство с защитником должно закончиться до 19 апреля будущего года. Но если адвокат сделал что-то неправильное (по мнению тех, кто жалуется) уже 21 апреля, то применить к нему какое-то наказание можно вплоть до 21 апреля 2019 года.

Теперь адвоката можно наказать за нарушения кодекса этики, совершенные в течение последних двух лет

Кроме того, введены гибкие сроки «дисквалификации» адвоката, лишенного статуса за какой-то проступок. По правилам, разжалованный адвокат в течение определенного срока не может вернуть корочки. Раньше был жесткий срок — три года. Это не значит, что по истечении этого времени человеку вновь возвращали статус адвоката. Но у него появлялась возможность сдавать экзамены и претендовать на возвращение в адвокатуру. Теперь кодекс этики ввел более гибкие сроки дисквалификации — от года до пяти лет. Какой же именно срок назначить — в каждом конкретном случае будет решать индивидуально адвокатская палата. Но больше трех лет можно назначить только за проступки после 20 апреля.

Основания для дисциплинарной ответственности адвоката (часть I)

Вице-президент ФПА РФ, представитель ФПА РФ в Южном ФО 30 января 2017 г.

Профессиональные обязанности адвоката значительно шире его обязанностей при оказании квалифицированной юридической помощи

1. У судей есть, у прокуроров есть, у следователей есть, а у адвокатов?

За поведение вне непосредственно профессиональной деятельности судьи, прокуроры, следователи несут дисциплинарную ответственность.
Кодекс судейской этики содержит специальную главу «Принципы и правила поведения судьи во внесудебной деятельности», Кодекс этики прокурорского работника РФ тоже содержит специальный раздел «Основные правила поведения прокурорского работника во внеслужебной деятельности». На сотрудников и служащих Следственного комитета РФ распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации».
Только в адвокатуре продолжаются споры о дисциплинарной ответственности за поведение вне непосредственно профессиональной деятельности. Некоторые коллеги не хотят признавать правомерной такую ответственность, даже отдельные судьи иногда грешат подобным подходом. Попытаемся убедить их в обратном.
2. Чтобы основываться на традициях, их надо знать.
Кодекс профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА) устанавливает, что его нормы приняты в целях «развития традиций российской (присяжной) адвокатуры, которая всегда сознавала свою нравственную ответственность перед обществом», и, если вопросы профессиональной этики не урегулированы КПЭА, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции (преамбула и п. 1 и 3 ст. 4).
Каковы традиции присяжной адвокатуры? Приведем лишь пять примеров отношения присяжной адвокатуры к поведению адвоката вне профессиональной деятельности, собранные А.Н. Марковым в 1913 г.
Вопрос о том, могут ли подлежать обсуждению Совета поступки членов сословия присяжных поверенных, совершенные ими в сфере не профессиональной их деятельности, а частной жизни, Совет всегда разрешал утвердительно, исходя из того положения, что личность человека, его характер и нравственные качества не могут быть дробимы по отдельным сферам его деятельности, что поступки, совершенные в сфере частной жизни данного лица, могут оказаться несовместимыми с достоинством и честью того же лица, как члена сословия, а потому и вызвать со стороны Совета порицание или даже и дисциплинарное взыскание (Мск. 02/03-202, ч. 2). Присяжный поверенный не может подлежать дисциплинарному суду Совета за действия, касающиеся сферы его частной, домашней и хозяйственной жизни, если эти действия не имеют характера преступного или предосудительного настолько, что лишают присяжного поверенного доверия, свойственного его званию (СПб., 87/88-25). Помощник присяжного поверенного пользовался трудом безработного в кредит, уволил его от службы, не рассчитавшись с ним, и только Судом бывший письмоводитель мог осуществить свое не только юридическое, но и нравственное право на ничтожный заработок. Такие действия позорят сословие (Мск. 08/09-202, ч. 3). Должно считаться предосудительным для присяжного поверенного уклонение от принятия повестки о предъявленном к нему иске. Если даже допустить, что присяжный поверенный не находился в городе во все те сроки, когда к нему направляли повестку, то все-таки представляется непростительным с его стороны то обстоятельство, что он, будучи осведомленным о предъявленном к нему иске, в течение полугода не явился в канцелярию Суда для добровольного принятия повестки (Мск. 899/900-68, ч. 2; 83/84-84; 09/10-559, ч. 3). «Учреждая сословие присяжной адвокатуры, – высказывал Совет в одном из своих решений (отчет Совета 1900 г., с. 114), – законодатель даровал ему самоуправление, без которого немыслимы его независимость и свобода. Единственным законным органом его самоуправления является Совет, обязанный иметь за подведомственными ему присяжными поверенными такой надзор, который служил бы «средством к водворению и поддержанию между ними чувства правды, чести и сознания нравственной ответственности перед правительством или обществом» (комментарии к ст. 354 Учр. Суд. Уст.). Отсюда следует, что не только профессиональная, но и всякая другая общественная деятельность присяжного поверенного, даже его частная жизнь могут дать повод к вмешательству дисциплинарной власти Совета; такой повод может возникнуть иногда даже среди самой интимной, семейной обстановки. Такие деяния, например, как жестокое обращение с женой, нанесение ей побоев, присвоение ее капитала, должны подлежать ведению Совета, так как при констатировании этих деяний виновный в них не может носить звания присяжного поверенного» (Мск. 03/04-463, ч. 2; 87/88-106; 09/10-106,ч. 3). Комментарии излишни и вывод очевиден. Наши основоположники строго оценивали поведение присяжных поверенных не только в непосредственно профессиональной деятельности, но и во всякой другой общественной деятельности и даже, в определенных случаях, в их частной жизни. 3. А как обстоят дела у либеральных заморских коллег?

В Германии Федеральным законом об адвокатуре установлено, что «Адвокат должен добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности – как в рамках своей профессии, так и вне их, он должен быть достойным того уважения и доверия, которого требует положение адвоката».
Общими для этических кодексов юристов большинства штатов в США являются нормы о предназначении и профессиональных качествах юриста и его деятельности, ориентирующие адвоката на исполнение не только служебного, но и общегражданского долга. В США широко используется практика, заключающаяся в том, что адвокат является, помимо всего прочего, служащим юридической системы и публичным гражданином, несущим особую ответственность за качество правосудия. Концепция «публичного гражданина» предполагает, прежде всего, то, что адвокат является представителем своей профессии в любое время и должен своим поведением демонстрировать особое уважение к праву и способствовать его улучшению. Адвокат должен соответствовать требованиям права как в сфере оказания помощи клиентам, так и непосредственно в личной жизни, в своем повседневном поведении даже за рамками осуществления адвокатских функций (на досуге, на отдыхе и т.п.).
4. Международные стандарты и правила адвокатской профессии.
4.1. КПЭА (ст. 1) устанавливает, что правила поведения адвоката основаны на международных стандартах и правилах адвокатской профессии.
Примером таких стандартов и правил являются Основные принципы, касающиеся роли юристов (далее – Принципы), принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 г.), которые посвящены юристам, осуществляющим защиту в уголовном судопроизводстве. Применительно к России эти Принципы касаются, прежде всего, адвокатов.
Указанные Принципы, в частности, устанавливают, что адвокаты при всех обстоятельствах сохраняют честь и достоинство, присущие их профессии (п. 12).
Все дисциплинарные меры определяются в соответствии с кодексом профессионального поведения и другими признанными стандартами, профессиональной этикой адвоката и в свете настоящих Принципов (п. 29). Иными словами, основаниями для ответственности адвоката являются не только те, которые прямо прописаны в КПЭА, но и те, которые указаны в других признанных стандартах.
4.2. Международный кодекс этики, принятый одной их крупнейших и авторитетнейших адвокатских организаций – Международной ассоциацией юристов (МАЮ), устанавливает следующее правило: «Юристы всегда должны поддерживать честь и достоинство своего профессионального сообщества. В ходе осуществления практики, равно как и в частной жизни, они должны воздерживаться от любого поведения, которое может вести к дискредитации профессионального сообщества, членами которого они являются» (п. 2).
Кроме того, указанные Принципы ООН и Международный кодекс этики, по сути, являются общепризнанными принципами международного права и, следовательно, составной частью российской правовой системы (п. 4 ст. 15 Конституции РФ).
4.3. КПЭА (ст. 1) устанавливает, что адвокаты вправе руководствоваться нормами и правилами Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского сообщества, если они не противоречат Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) и КПЭА.

Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского сообщества, определяя место адвоката в общественной жизни, указывает, что обязанности адвоката «не ограничиваются добросовестным исполнением своего долга в рамках закона. Адвокат должен действовать в интересах права в целом…» (п. 1.1). Эта норма Кодекса ЕС также, по сути, является общепризнанным принципом международного права и, следовательно, составной частью российской правовой системы.
5. Основания для дисциплинарной ответственности по Закону об адвокатуре и КПЭА.
При внимательном и непредвзятом прочтении норм Закона об адвокатуре и КПЭА в них усматриваются практически все те основные правила поведения адвоката, заложенных присяжной адвокатурой, которые предусмотрены общепризнанными международными стандартами и правилами адвокатской профессии.
5.1. Закон об адвокатуре устанавливает, что адвокат несет дисциплинарную ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей (п. 2 ст. 7).
В той же статье перечислены обязанности адвоката, к которым относятся не только добросовестное отстаивание прав и законных интересов доверителя, участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению и оказание юридической помощи бесплатно в случаях, установленных законом (подп. 1, 2 п. 1 ст. 7). Закон указывает и такие обязанности адвоката, как постоянное совершенствование знаний и повышение квалификации, ежемесячное отчисление средств на общие нужды адвокатской палаты и содержание соответствующего адвокатского образования, соблюдение КПЭА и исполнение решений органов адвокатского самоуправления (подп. 3, 4, 5, 6 п. 1 ст. 7).
В п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре установлено, что статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта РФ на основании заключения квалификационной комиссии, во-первых, при неисполнении адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем и, во-вторых, при нарушении адвокатом норм КПЭА или неисполнении решений органов адвокатской палаты.
5.2. Принятие КПЭА и его назначение определены в п. 2 ст. 4 Закона об адвокатуре «Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре» и таким образом придает КПЭА статус законодательного акта.
Государство доверило адвокатскому сообществу самостоятельно разработать этические правила профессии и делегировало высшему органу самоуправления адвокатуры, Всероссийскому съезду адвокатов, разработать квазизаконодательные нормы профессионального поведения для лиц, имеющих адвокатский статус, а также основания и порядок привлечения их к дисциплинарной ответственности. Всероссийский съезд адвокатов в 2003 г. принял КПЭА, в последующие годы неоднократно вносил изменения и дополнения в Кодекс. По общему правилу каждый орган имеет право толковать те нормы, которые он издает, поэтому Всероссийский съезд адвокатов вправе толковать нормы КПЭА.
Федеральный закон от 2 июня 2016 г. внес в Закон об адвокатуре дополнения, предусматривающие, в частности, создание Комиссии по этике и стандартам как коллегиального органа Федеральной палаты адвокатов РФ, дающего обязательные для всех адвокатских палат и адвокатов и утверждаемые Советом ФПА РФ разъяснения по вопросам применения КПЭА.

Таким образом, правом толкования КПЭА обладают Всероссийский съезд адвокатов и Совет ФПА РФ при утверждении разъяснений Комиссии по этике и стандартам и суды не должны самостоятельно толковать такие разъяснения.
5.3. КПЭА, как и Закон об адвокатуре, предусматривает дисциплинарную ответственность адвоката не только за нарушения им профессиональных обязанностей при непосредственном осуществлении деятельности по оказанию юридической помощи, но и за любое иное поведение, которое порочит его честь и достоинство или наносит ущерб авторитету адвокатуры.
В частности, в КПЭА указано, что он принят в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций адвокатуры, которая всегда сознавала свою нравственную ответственность перед обществом. Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры (преамбула КПЭА).
Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе (п. 1 и 3 ст. 4 КПЭА).
Убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия (п. 1 и 2 ст. 5 КПЭА).
Не только выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям, но и осуществление адвокатом любой иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры (п. 4 ст. 9 КПЭА).
Следовательно, адвокат несет ответственность не только за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей перед конкретным доверителем по конкретному делу, т.е. за нарушение профессиональных обязанностей в узком смысле этого слова. Основаниями для дисциплинарной ответственности адвоката являются нарушения достаточно широкого круга обязанностей связанных с принадлежностью к адвокатской профессии, с адвокатским статусом.
5.4. Это обстоятельство отметил VI Всероссийский съезд адвокатов в своем Обращении к адвокатскому сообществу «О соблюдении правил профессиональной этики».
При этом необходимо обратить внимание на то, что Закон наделяет Всероссийский съезд адвокатов полномочиями принимать КПЭА и устанавливать основания для дисциплинарной ответственности адвоката, которые могут развивать и углублять основания, перечисленные в Законе об адвокатуре, а также принимать изменения и дополнения КПЭА. Поэтому Всероссийский съезд адвокатов вправе толковать и комментировать КПЭА.
В Обращении VI Всероссийского съезда адвокатов подчеркивается, что к профессиональным обязанностям адвоката относятся не только его деятельность, непосредственно связанная с оказанием юридической помощи доверителю по конкретным поручениям. Круг обязанностей адвоката, присущих его профессии, существенно шире и включает в себя целый комплекс иных профессиональных обязанностей.

Продолжение читайте
Правила адвокатской профессии в России: Опыт систематизации постановлений Советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики. Составил член Совета присяжных поверенных округа Московской судебной палаты Александр Николаевич Марков. Москва, 1913 год / Сост.: А.В. Воробьёв, А.В. Поляков, Ю.В. Тихонравов; отв. ред. Ю.В. Тихонравов. М.: Статут, 2003. 384 с. Примеры публикуются в сокращенном виде. Орешин Е.В. Этико-правовое регулирование взаимоотношений адвоката и клиента в США // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. Новосибирск: СибАК, 2013.
Кубышкин А.В., Шаров Г.К. Некоторые аспекты регулирования вопросов адвокатской этики в США // Адвокат. 2007. № 5. С. 81–93. Поделиться Прямая ссылка на материал: Поделиться: Поделиться

В данном разделе собрана и систематизирована дисциплинарная практика Адвокатской палаты Республики Башкортостан, что обусловлено необходимостью повышения престижа адвокатуры в обществе. Органы адвокатского самоуправления реализуют данное им Федеральным законом “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” право при рассмотрении жалоб на адвокатов. Высокое качество работы Квалификационной комиссий и Совета адвокатской палаты – лучший аргумент в противостоянии попыткам ущемить независимость и самоуправление адвокатуры.

Стандарты профессиональной деятельности отражаются в правилах адвокатской профессии, совокупность которых принято называть корпоративным дисциплинарным правом. Необходимым элементом нормы права есть санкция, то есть та мера ответственности, которой подвергается адвокат за нарушение правил профессии.

Многие нарушения типичны, имеют тенденцию к неоднократному повторению. Надеемся, что информация о часто встречающихся жалобах на адвокатов, фактах привлечения наших коллег к ответственности за нарушение указанных норм, позволит предупредить возможные нарушения, а также сделает информацию о дисциплинарных производствах и работе с ними Квалификационной комиссии и Совета АП РБ. более открытой и доступной.

В данном разделе опубликована часть решений Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан. Информация, опубликованная здесь, призвана помочь адвокатам надлежащим образом исполнять профессиональные обязанности перед доверителями, соблюдать в профессиональной деятельности требования законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката.

АПМО опубликовала обзор дисциплинарной практики

Подрыв доверия к адвокату

Так, АПМО рассказывает об адвокате Фёдоре Иванове*, жалоба на которого поступила в палату 14 июня 2018 года от Игоря Столбова, который утверждал, что его супруга Анна заключила с адвокатом соглашение на его защиту по уголовному делу в 2017 году. Тогда Иванову заплатили вознаграждение в 500 000 руб., а после того как Столбова заключили под стражу, адвокат начал требовать с его супруги доплату, так как иначе, по словам защитника, мужчину ждёт длительное тюремное заключение. В августе 2017-го Иванову заплатили ещё 200 000 руб., в сентябре – 150 000, но адвокату и этого было мало – он требовал продать автомобиль Столбовой и заплатить ему ещё 100 000 руб. В этот раз женщина отказала защитнику, который из-за её решения «нецензурно общался с ней по телефону», следует из жалобы.

Исследования Портрет российского адвоката: каждый 24-й нарушил этику

В октябре адвокат позвонил Столбовой и сказал, что нашёл финансирование через бизнес-партнёра её мужа, от которого получил через кассу предприятия 2 млн руб., заключил с ним соглашение на представление интересов по уголовному делу с суммой вознаграждения в 500 000, а также получил от него 200 000 руб. на представительские расходы. Тогда Столбову изменили меру пресечения на подписку о невыезде, а Иванов подтвердил факт получения 4 000 000 руб. и пообещал, что по делу будет вынесен оправдательный приговор.

«В суде адвокат вёл себя пассивно, кроме слов «я поддерживаю подсудимого», никаких ходатайств не заявлял. В марте 2018 года в отношении заявителя был вынесен обвинительный приговор. Адвокат потребовал 3,5 млн руб. за получение оправдательного приговора в суде кассационной инстанции», – говорится в материалах АПМО. Столбов отказался платить, и тогда Иванов стал обвинять его в совершении тяжких преступлений и называть «преступником», а впоследствии, находясь в состоянии алкогольного опьянения, писал СМС с угрозами с адрес Столбовой.

«Заявитель обратился в адвокатское образование, где ему сообщили, что от адвоката поступили два одинаковых соглашения на сумму 1000 руб., а ордера, представленные им в материалы уголовного дела, коллегией не выдавались», – говорится в материалах.

Заявитель приложил к совей жалобе ряд документов, подтверждающих перевод денег Иванову, соглашения, зарегистрированные в адвокатском образовании, СМС-переписку и другие данные. Защитник же предоставил письменное объяснение, в котором отметил, что все обвинения в свой адрес ложные, а соглашение о защите он заключал со Столбовой, других документов он не подписывал, обязанности исполнял добросовестно.

Практика Адвокаты АБ «Ильюшихин и Партнеры» готовы отстоять недра за «гонорар успеха» в 45 млн рублей

«Адвокат считает, что жалоба вызвана его отказом от передачи взятки в размере 3,5 млн руб. по другому делу, рассматриваемому арбитражным судом, и последующим вымогательством у адвоката этих денежных средств. В апреле 2018 года заявитель расторг соглашение с адвокатом и перестал быть его доверителем». Также адвокат приложил копии некоторых документов.

«На заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что доводы жалобы не соответствуют действительности, за защиту заявителя он получил вознаграждение в размере 1 000 000 руб., других денег не получал. В адвокатское образование сдавались проекты соглашений, а вознаграждение не вносилось в кассу адвокатского образования, так как не был подписан акт выполненных работ», – говорится в обзоре.

Изучив все доводы, комиссия пришла к выводу, что экземпляры соглашений, представленных Ивановым доверителю, значительно отличаются по предмету и сумме вознаграждения от соглашений, представленных в адвокатское образование. «Довод адвоката о том, что соглашения, представленные в адвокатское образование, являются «проектами», комиссия считает надуманным с целью скрыть допущенное нарушение оформления договорных отношений с доверителем, поскольку законодательство об адвокатской деятельности не предусматривает регистрацию в делах адвокатского образования «проектов» соглашения об оказании юридической помощи и выдачу на их основании ордеров адвокату», – говорится в обзоре.

Судьи ВККС рассказала про подмену материалов дела и дружбу с адвокатом

«Более того, комиссии адвокатом представлен третий вариант соглашения, датированный «09.08.2017 г.», не имеющий номера и содержащий рукописную приписку в предмете соглашения «… и в суде». Подобные разночтения в экземплярах соглашения, представленного доверителю и в адвокатское образование и имеющегося у адвоката, недопустимы и указывают на совершение адвокатом действий, которые не только нельзя квалифицировать как надлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем, но и необходимо рассматривать как направленные на подрыв доверия к адвокату», – говорится в материалах. Факты алкогольного опьянения Иванова во время его общения со Столбовой не подтвердились. «Кроме того, как следует из объяснений адвоката и подтверждается ответом на запрос заявителя, выплаченное адвокату вознаграждение в размере 1 млн в кассу (на расчётный счёт) адвокатского образования (коллегии адвокатов) не поступало, что является нарушением п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, Комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Фёдора Иванова нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7, п. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 8 КПЭА и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем», – резюмирует АПМО.

Неформальное общение в сети

17 октябре этого года в АПМО поступило представление 1-го вице-президента АПМО в отношении адвоката Фёдора Коровина*, в котором сообщается, что адвокат нарушил п. 1 ст. 4, абз. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также Правила поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», принятые Советом ФПА 28 сентября 2016 года (прот. № 7), допустив оскорбительные высказывания.

К представлению приложили жалобу ООО «ЖК» и скриншоты переписки адвоката в Сети, где он употребляет следующие выражения: «Нет у меня стыда и совести. У меня, к сожалению вашему, есть клиенты», «Так вот мне на вас с большой колокольни нас..ть», «Я буду вас в судах драть как сидоровых коз», «Возникают такие же ники и ведут себя как «хабалки» с колхозного рынка», «… ты не чувствовать себя должен, ты, скотина, обязан быть им», «Положить большой х.р на пожелания Администрации…».

Процесс ФПА просит доработать законопроект об адвокатской деятельности

«Адвокатом представлен письменный отзыв О. на жалобу, в которой они поясняют, что являются дольщиками ООО «ЖК», в отношении которых введена процедура наблюдения, 30 октября 2018 года они заключили соглашение с адвокатом, который является грамотным специалистом. Дольщиками в интернете создана закрытая группа, в которой адвокат консультирует своих доверителей. Включение в эту группу осуществляется только по представлению договора долевого участия в строительстве. Руководство ООО «ЖК» ведёт дискредитацию дольщиков на различный сайтах в интернете, слов «колхозная хабалка» адвокат в своей речи не употреблял», – приводятся в обзоре слова из отзыва. К нему были приложены скриншоты консультаций Коровина и определение краевого арбитражного суда о введении процедуры внешнего управления в отношении ООО «ЖК».

На заседании комиссии адвокат не стал отрицать, что он писал эти фразы, но пояснил, что приложенные скриншоты вырваны из беседы неизвестными лицами. Дольщики ООО «ЖК» вместе с Коровиным создали во «ВКонтакте» закрытую группу, в которую могли вступить только дольщики, но периодически там появлялись и фейки. «Сказанное адвокатом относится только к этим фейковым участникам», – говорится в обзоре.

Рассмотрев все доводы, комиссия установила, что адвокат не отрицает своего авторства сообщений в закрытой группе ООО «ЖК», участникам которой он оказывает юридическую помощь. «Правила и требования профессиональной этики, возлагающие на адвоката обязанности при всех обстоятельствах сохранять достоинство и не допускать никаких действий, направленных к подрыву доверия и умалению авторитета адвокатуры, включая правила, относящиеся к публичному поведению адвокатов, являются основополагающими правилами профессионального поведения, отражающими саму суть адвокатской профессии, устоев и традиций адвокатуры», – заключается в обзоре.

С полной версией обзора можно ознакомиться на сайте ФПА России.

* – имена и фамилии изменены редакцией.

  • Право.ru
  • Новости
  • Адвокаты

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *