Ч 2 ст 75

  • автор:

Статья 75 УПК РФ. Недопустимые доказательства

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

2.1) предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 настоящего Кодекса;

2.2) полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения о факте представления подозреваемым, обвиняемым специальной декларации в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и (или) указанная декларация и сведения, содержащиеся в указанной декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к указанной декларации, за исключением случаев представления декларантом копий указанных декларации и документов и (или) сведений для приобщения к уголовному делу;

2.3) полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения о факте указания подозреваемого, обвиняемого в специальной декларации, представленной иным лицом в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и (или) сведения о подозреваемом, обвиняемом, содержащиеся в указанной декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к указанной декларации, за исключением случаев представления декларантом копий указанных декларации и документов и (или) сведений для приобщения к уголовному делу;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

См. все связанные документы >>>

1. Правильнее было бы настоящую статью именовать «Недопустимые сведения». Все доказательства должны обладать свойством допустимости. Если сведения, которые обнаружены (собраны) следователем (дознавателем и др.), недопустимы (получены с нарушением закона), значит, в данном конкретном случае орган предварительного расследования не располагает доказательством по уголовному делу.

2. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона, не только в силу ст. 75 УПК, но и в соответствии с положениями ст. 50 Конституции РФ.

3. Допустимость доказательств — это их соответствие нормам нравственности, истинности, а равно требованиям закона относительно источника, способа собирания и вовлечения в уголовный процесс сведений.

4. Решая вопрос о допустимости того или иного доказательства, суды могут руководствоваться разъяснением, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5.

5. Решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в п. 3 ч. 2 коммент. ст., суд должен в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение. В силу ч. 7 ст. 235 УПК при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Там же.

6. Процессуальные источники, в которых содержатся сведения, не отвечающие нормам истинности или нравственности, не должны признаваться доказательствами. Примером доказательства, не соответствующего нормам истинности, могут быть показания допрошенного в качестве свидетеля экстрасенса о месте, где зарыт труп, или о приметах преступника, если, с его слов, он узнал эти сведения с помощью магии. Уровень развития нашего общества и представлений об иррациональных явлениях не позволяет протокол следственного действия, содержащий такую информацию, даже правильно с точки зрения закона оформленный, признать допустимым доказательством.

7. Вполне правомерно признать недопустимым доказательством протокол допроса, содержание которого изложено в нецензурных выражениях, даже когда он полностью соответствует сказанному на допросе.

8. Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона (недопустимыми), если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлены ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

9. Не любое нарушение требований УПК приводит к тому, что доказательство становится недопустимым. Несущественное, бесспорно не влияющее на доказательственное значение закрепленных в доказательстве сведений нарушение не должно влечь за собой признание доказательства недопустимым. Не следует, к примеру, признавать недопустимым протокол следственного действия, если вместо имени и отчества, как требует п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК, участвующего в нем должностного лица органа дознания в протоколе указаны лишь инициалы последнего.

10. В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции РФ и на основании ст. 49 УПК каждый задержанный, заключенный под стражу, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента фактического его задержания и даже на более раннем этапе расследования, а каждый обвиняемый в силу указанной конституционной нормы и на основании ст. 47 УПК имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента предъявления обвинения. При нарушении этого конституционного права все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с его участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона.

11. Примерами доказательства, полученного с нарушением закона, могут служить: протокол допроса подозреваемого, обвиняемого, его супруга и близкого родственника без разъяснения им ст. 51 Конституции РФ и с одновременным предупреждением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний ; заключение эксперта, когда постановление о назначении судебной экспертизы не было своевременно (до производства судебной экспертизы) предоставлено обвиняемому, чтобы он мог заявить отвод эксперту, представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта и т.д. (см. также комментарий к ст. 282 УПК).

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Там же. С. 188 — 189; Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 2 марта 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 5.

См.: Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 31 мая 1995 г. // Российская юстиция. 1995. N 11.

12. В случае признания доказательства полученным с нарушением закона суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» // Там же. С. 150.

13. По общему правилу недопустимые доказательства не должны участвовать в процессе доказывания не только при рассмотрении дела судом присяжных, но и в обычном порядке, не только в судебных, но и в досудебных стадиях.

14. Не только обвинительные, но и оправдательные сведения должны фиксироваться без нарушения закона. Между тем признание доказательства недопустимым — это не обязанность, а право суда. В связи с этим суд может, исходя из обстоятельств дела и хода его расследования, не признавать недопустимым оправдательное или смягчающее наказание доказательство.

15. Показания обвиняемого (подозреваемого), данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подсудимым в суде, не имеют юридической силы и тогда, когда участие в данном деле и, соответственно, в данном допросе защитника было обязательно, и когда обвиняемый (подозреваемый) по собственной инициативе отказался от помощи защитника на предварительном следствии. О случаях, когда участие защитника в деле обязательно, см. содержание и комментарий к ст. 51 УПК.

Закрыть можно кого угодно. Даже меня.
Интересная трактовка ст 74-75 УПК со стороны правоохранительных органов, поведали по секрету. (Доказательства)
Статья 74. Доказательства
1. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
2. В качестве доказательств допускаются:
2) показания потерпевшего, свидетеля;
Статья 75. Недопустимые доказательства
2. К недопустимым доказательствам относятся:
2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;
Как в принципе можно посадить первого попавшегося. Элементарно.
УПК РФ, ст.74, ч.2, п.2. «В качестве доказательств допускаются показания свидетеля». То есть, любой «очевидец» («я не стукач, но форму доклада знаю»), даже под псевдонимом и вещающий голосом оракула из-за зеркала, рассказавший о причастности обвиняемого к преступлению, кладет в копилку доказательств свою звонкую серебряную монету. В том же УПК РФ в ст.75, ч.2, п.2 указано, что если показания свидетеля основаны на слухах, домыслах или он не может указать источник своей осведомленности, то его показания не принимаются в расчет. Т.е. являются недопустимыми доказательствами. Но все гениальное просто. «Заряженный» свидетель невозмутимо ссылается на то, что все им рассказанное по делу он узнал… от самого обвиняемого!
Свидетели разговора не нужны, а на естественный вопрос о том, где и при каких обстоятельствах состоялась беседа, есть столь же гениальный ответ: «Не помню!». Обстоятельства осведомленности и источник осведомленности — две разные вещи. Кажется невероятным?
Показательно, что если подобные свидетели явятся в суд со стороны защиты и заявят что-то вроде: «со слов подсудимого мы знаем, что он не совершал преступления» — то судом это будет расценено, как попытка подсудимого избежать ответственности. В российском храме правосудия показаний «очевидцев» хватает лишь на обвинительный приговор. Это факт.

Статья 75 Конституции РФ

1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.

2. Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.

3. Система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются федеральным законом.

4. Государственные займы выпускаются в порядке, определяемом федеральным законом, и размещаются на добровольной основе.

Комментарий к Статье 75 Конституции РФ

1. Деньги, орган их эмиссии — Центральный банк РФ, система налогов, общие принципы налогообложения и сборов, государственные займы — все это представляет собой важнейшие элементы финансовой системы Российской Федерации, которые в контексте проблемы федеративного устройства РФ выполняют интегративную функцию. Единое федеративное государство трудно представить без общей денежной единицы, единого эмиссионного органа, а также без определения на уровне федеральных законов системы налогов, общих принципов налогообложения и сборов, а также порядка государственных заимствований.

Положения комментируемой статьи развиваются в Законе о ЦБ РФ. В соответствии с ними официальной денежной единицей (валютой) РФ является рубль; один рубль состоит из 100 копеек (ст. 27). Копейка является единицей исчисления рубля, но не самостоятельной денежной единицей.

Закон о ЦБ РФ предусматривает, что банкноты (банковские билеты) и монета Банка России — единственное законное средство наличного платежа на территории РФ (ст. 29). Гражданский кодекс содержит положение о том, что рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории РФ; платежи на территории РФ, согласно ГК, осуществляются путем наличных и безналичных расчетов (п. 1 ст. 140).

Пункт 4 ст. 4 Закона о ЦБ РФ относит к функции Банка России установление правил осуществления расчетов в Российской Федерации. В настоящее время в РФ предельный размер расчетов наличными деньгами между юридическими лицами по одной сделке установлен в сумме 100 тыс. рублей (Указание ЦБ РФ от 20.06.2007 N 1843-У).

Федеральным законом от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» предусматривается обязательное применение контрольно-кассовой техники, включенной в Государственный реестр. Она используется на территории РФ в обязательном порядке всеми организациями и индивидуальными предпринимателями при осуществлении ими наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт в случаях продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (ст. 2). Случаи, когда организации и индивидуальные предприниматели вправе не применять контрольно-кассовые машины, предусмотрены в указанном Законе.

Исключительность рубля как расчетной денежной единицы обеспечивается законодательством РФ. Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 25.10.2007) предусматривает, что информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать цену в рублях (абз. 4 п. 2 ст. 10). В рублях определяются доходы, расходы, превышение доходов над расходами и иные показатели федерального бюджета. Аналогичным образом принимаются бюджеты субъектов РФ и муниципальных образований.

Что касается НК, то он рассматривает рубль как денежную единицу, используемую при исполнении налоговой обязанности. Так, например, взыскание налога может производиться с рублевых расчетных (текущих) счетов. Взыскание налога с валютных счетов налогоплательщика производится лишь при недостаточности средств на рублевых счетах. В этом случае взыскание налога производится в сумме, эквивалентной сумме платежа в рублях по курсу ЦБ РФ, установленному на дату продажи валюты; при взыскании средств, находящихся на валютных счетах, руководитель (заместитель руководителя) налогового органа направляет поручение банку на продажу валюты налогоплательщика (см. абз. 2 и 3 п. 5 ст. 46).

Порядок использования иностранной валюты в качестве средства платежа регулируется Федеральным законом от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (в ред. от 22.07.2008), который запрещает валютные операции между резидентами (гражданами РФ, иностранными гражданами и лицами без гражданства, постоянно проживающими в России, а также некоторыми другими лицами, относящимися к данной категории), за исключением случаев, предусмотренных в указанном Законе (ст. 9). Нерезиденты между собой, а также резиденты и нерезиденты осуществляют валютные операции без ограничений в порядке, предусмотренном Законом (ст. 6, 10).

Часть 1 комментируемой статьи относит денежную эмиссию к исключительной компетенции ЦБ РФ. Закон о ЦБ РФ воспроизводит данное конституционное положение, предусматривая, что эмиссия наличных денег и организация наличного денежного обращения осуществляется ЦБ РФ монопольно (п. 2 ст. 4). В Законе также подчеркивается, что эмиссия наличных денег (банкнот и монеты), организация их обращения и изъятия из обращения на территории РФ осуществляются исключительно Банком России (ст. 29). Данные положения корреспондируют п. «ж» ст. 71 Конституции, согласно которому денежная эмиссия отнесена к ведению Российской Федерации.

Введение и эмиссия каких-либо других денег, кроме рубля, не допускается. Никакие банки, государственные органы и организации, в том числе в субъектах РФ, не вправе выпускать какие-либо банкноты, монеты, другие денежные единицы и денежные суррогаты.

2. Защита и обеспечение устойчивости рубля является основной функцией ЦБ РФ. Это достигается, например, тем, что ЦБ РФ осуществляет валютные интервенции, т.е. куплю-продажу иностранной валюты на валютном рынке для воздействия на курс рубля и на суммарный спрос и предложение денег. Кроме того, ЦБ РФ устанавливает ориентиры роста денежной массы, процентные ставки по осуществляемым им операциям для воздействия на рыночные процентные ставки, определяет нормативы обязательных резервов, депонируемых в Банке России (резервных требований) и другие меры (ст. 35, 37, 38, 41, 42 Закона о ЦБ РФ).

Среди осуществляемых ЦБ РФ мер по защите и обеспечению устойчивости рубля следует также назвать: установление и публикацию официальных курсов иностранных валют по отношению к рублю в официальном издании «Вестник Банка России» (ст. 7, 53); выпуск банкнот и монет Банка России нового образца, изъятие из обращения банкнот и монет Банка России старого образца (ст. 31), обмен ветхих и поврежденных банкнот в соответствии с установленными правилами, который проводится без ограничений (ст. 32).

Комментируемая статья предусматривает, что защита и обеспечение устойчивости рубля осуществляется ЦБ РФ независимо от других органов государственной власти. Конституция предусматривает, что государственная власть в России осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10); государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство РФ, суды РФ (ч. 1 ст. 11).

Анализ комментируемой статьи (в части слов «независимо от других органов государственной власти») наводит на мысль, что ЦБ РФ является органом государственной власти. Действительно ли это так, учитывая, что ЦБ РФ нельзя отнести ни к одной из ветвей государственной власти? Характер конституционных полномочий ЦБ РФ таков, что они предполагают возможность применения мер принуждения (см. Определение КС РФ от 14.12.2000 N 268-О; в указанном Определении ЦБ РФ не называется органом государственной власти: в нем отмечено, что Банк России обладает полномочиями, которые по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти)*(928).

В соответствии с Законом о ЦБ РФ Банк России, к примеру, вправе применять следующие меры принуждения: он приостанавливает действие лицензий на осуществление банковских операций и отзывает их; осуществляет выдачу, приостановление и отзыв разрешений валютным биржам на организацию проведения операций по покупке и продаже иностранной валюты (п. 8 и 17 ст. 4, ст. 59); при нарушении нормативов обязательных резервов Банк России имеет право списать в бесспорном порядке с корреспондентского счета кредитной организации, открытого в Банке России, сумму недовнесенных средств, а также взыскать с кредитной организации в судебном порядке штраф в размере, установленном Банком России (ст. 38). Кроме того, издаваемые по вопросам компетенции ЦБ РФ нормативные акты — указания, положения и инструкции — обязательны для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц; названные нормативные акты, по общему правилу, подлежат государственной регистрации (ст. 7).

Тем не менее ЦБ РФ по характеру своей деятельности прежде всего банк, кредитное учреждение, хотя и осуществляет некоторые функции органа государственной власти.

Независимость Банка России обеспечивается особым порядком назначения на должность и освобождения от должности Председателя ЦБ РФ. В соответствии с п. «г» ст. 83 Конституции кандидатуру для назначения на должность Председателя ЦБ РФ в Государственную Думу представляет Президент, который также ставит перед Государственной Думой вопрос об освобождении от должности Председателя ЦБ РФ. В п. «в» ст. 103 Конституции предусмотрено, что назначает на должность и освобождает от должности Председателя ЦБ РФ Государственная Дума.

На обеспечение независимости ЦБ РФ направлены положения Закона о ЦБ РФ. Так, Банк России осуществляет полномочия по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом, включая золотовалютные резервы. Изъятие и обременение обязательствами указанного имущества без согласия Банка России не допускаются, если иное не предусмотрено федеральным законом. Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства, если они не приняли на себя такие обязательства или если иное не предусмотрено федеральными законами. Банк России осуществляет свои расходы за счет собственных доходов (ст. 2); годовой отчет Банка России представляется им ежегодно в Государственную Думу (ст. 25); правила подготовки нормативных актов Банка России устанавливаются им самостоятельно (ст. 7). Гарантии самостоятельного осуществления функций заложены в законоположениях об органах управления ЦБ РФ (см. гл. III Закона о ЦБ РФ).

3. Согласно ч. 3 ст. 75 Конституции система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в России устанавливаются федеральным законом. Понятия «система налогов» не может быть сведено к понятиям перечня или совокупности налогов. Система предполагает наличие тесной взаимосвязи между установленными налогами: регулирование одного налога должно учитывать регулирование другого, а иногда и участвовать в нем. Так, при налогообложении налогом на добычу полезных ископаемых их стоимость может быть определена расчетным способом, т.е. путем сложения материальных расходов, понесенных налогоплательщиком в связи с добычей полезных ископаемых. В свою очередь материальные расходы определяются на основании ст. 254 НК, которая регулирует налог на прибыль организаций (пп. 1 п. 4 ст. 340 НК).

Установление налогов в виде системы обеспечивает соблюдение принципа соразмерности налогообложения. Конституционный Суд РФ в своих решениях уделяет данному принципу особое значение, указывая на то, что налогообложение, парализующее реализацию гражданами их конституционных прав, должно быть признано несоразмерным; иное ведет к нарушению конституционных прав и свобод, гарантированных Конституцией, ее ст. 34, 35 и др. (Постановление от 04.04.1996 N 9-П*(929). Например, объектом налога на прибыль организаций является прибыль, которая, по общему правилу, определяется как доходы, уменьшенные на величину расходов (ст. 247 НК). В свою очередь, к расходам относятся суммы налогов и сборов, таможенных пошлин и сборов, начисленные в установленном законодательством РФ порядке (пп. 1 п. 1 ст. 264 НК). Таким образом, налог на прибыль уменьшается на суммы других начисленных налогов и сборов, что продиктовано природой данного налога, а также принципом соразмерности налогообложения.

При установлении специальных налоговых режимов законодатель также исходит из наличия системы налогов, решая, от каких налогов налогоплательщик, применяющий конкретный специальный налоговый режим, будет освобожден, а какие налоги для него сохраняются.

Федеральным законом, которым устанавливается система налогов, поступающих в федеральный бюджет, является НК. Однако данный Кодекс предусматривает не только систему налогов, но и сборов, причем предусмотренные им налоги и сборы поступают не только в федеральный бюджет, но и в бюджеты субъектов РФ и бюджеты муниципальных образований (о федеральных, региональных и местных налогах и сборах см. комментарий к ст. 57).

Например, ряд федеральных налогов являются регулирующими, т.е. частично поступают в федеральный бюджет, а частично в бюджеты субъектов РФ и бюджеты муниципальных образований. Так же и некоторые региональные налоги поступают не только в бюджет субъекта РФ, но и частично в бюджеты муниципальных образований. Объяснение этому можно найти, рассматривая комментируемую статью в контексте других конституционных положений, с учетом развивающих их положений федерального законодательства.

Как правило, понятия «налоги» и «сборы» употребляются в тексте Конституции вместе. Так, Конституция предусматривает, что каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57); в ведении РФ находятся федеральные налоги и сборы (п. «з» ст. 71); обязательному рассмотрению в Совете Федерации подлежат принятые Государственной Думой федеральные законы по вопросам федеральных налогов и сборов (п. «б» ст. 106); органы местного самоуправления самостоятельно устанавливают местные налоги и сборы (ч. 1 ст. 132).

Вместе с тем в некоторых статьях Конституции понятие «налоги» употребляется самостоятельно: законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют (ст. 57); законопроекты о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены только при наличии заключения Правительства (ч. 3 ст. 104). В ч. 3 комментируемой статьи понятие «налоги» также употребляется самостоятельно.

Как налоги, так и сборы представляют собой конституционно допустимую форму ограничения права собственности, поэтому их установление возможно только посредством принятия закона. В отличие от сборов, взимание налогов как индивидуально безвозмездных денежных платежей несет в себе большее вмешательство в право собственности. Налоги являются необходимым условием существования государства.

Таким образом, для налогов Конституция предусматривает повышенные требования как с точки зрения защиты прав граждан и их объединений (запрет на придание обратной силы законам о налогах, установление системы налогов федеральным законом), так и с позиций охраны публичных интересов (всеобщность налогообложения, безусловный характер налоговой обязанности, обязательное наличие заключения Правительства на законопроекты о введении или отмене налогов).

В соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 72 Конституции установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации отнесено к совместному ведению РФ и ее субъектов. В соответствии со ст. 76 Конституции по предметам ведения РФ принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории РФ (ч. 1); по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации (ч. 2).

Таким образом, вполне закономерно, что и система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются в НК. Согласно НК региональными налогами признаются налоги, которые установлены НК и законами субъектов Федерации о налогах и обязательны к уплате на территориях соответствующих субъектов. Региональные налоги вводятся в действие и прекращают действовать на территориях субъектов РФ в соответствии с НК и законами субъектов РФ о налогах. При установлении региональных налогов законодательными (представительными) органами субъектов РФ определяются в порядке и пределах, которые предусмотрены НК, следующие элементы налогообложения: налоговые ставки, порядок и сроки уплаты налогов. Иные элементы налогообложения по региональным налогам и налогоплательщики определяются в п. 3 ст. 12 НК.

Что касается местных налогов, то ими признаются налоги, которые установлены НК и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований о налогах и обязательны к уплате на территориях соответствующих муниципальных образований (п. 4 ст. 12).

Общие принципы налогообложения и сборов главным образом сформулированы в ст. 3 НК, которая, например, в п. 5 предусматривает, что ни на кого не может быть возложена обязанность уплачивать налоги и сборы, а также иные взносы и платежи, обладающие установленными НК признаками налогов или сборов, не предусмотренные НК либо установленные в ином порядке, чем это определено Кодексом. Это также объясняет тот факт, что НК содержит систему не только налогов, но и сборов, которые подразделяются на федеральные, региональные и местные.

4. В систему органов государственной власти входят органы государственной власти РФ и ее субъектов (ст. 5 и 11 Конституции). Именно поэтому ст. 817 ГК под государственными понимает займы, заемщиками по которым являются Российская Федерация и ее субъекты: государственные займы — это договоры, займодавцем по ним является гражданин или юридическое лицо. Применительно к государственным займам комментируемое конституционное положение употребляет термин «выпуск». Действительно, как предусмотрено указанной статьей ГК, договор государственного займа заключается путем приобретения займодавцем выпущенных государственных облигаций или иных государственных ценных бумаг. Данные бумаги удостоверяют право займодавца на получение от заемщика предоставленных ему взаймы денежных средств или, в зависимости от условий займа, иного имущества, установленных процентов либо иных имущественных прав в сроки, предусмотренные условиями выпуска займа в обращение.

Федеральным законом, которым определяется порядок выпуска государственных займов, является БК РФ. Вопросы государственного и муниципального заимствования регулируются главным образом в ст. 103 («Осуществление государственных и муниципальных заимствований») и 104 («Заимствования и гарантии субъектов РФ, муниципальных образований в иностранной валюте»). В соответствии с положениями пп. 4 и 6 ст.103 БК только РФ вправе привлекать займы от иностранных государств, международных финансовых организаций и иных субъектов международного права. Если учитывать, что отношения по привлечению иностранных займов регулируются нормами гражданского права, то подобное ограничение имеет свое конституционное оправдание: в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ гражданское законодательство находится в ведении РФ. Кроме того, допустимость подобного ограничения вытекает из комментируемой статьи Конституции, которая, как уже отмечалось, имеет интегративную направленность в регулировании федеративного устройства. Однако субъекты РФ обладают правом привлечения займов от иностранных банков в порядке, установленном Правительством РФ, а также выпускать внешние облигационные займы в соответствии с БК РФ и Законом «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг» (абз. третий п. 6 ст. 103 и п. 1 ст. 104).

Не должны выводиться из-под действия ч. 4 ст. 75 Конституции и займы, выпускаемые органами местного самоуправления, хотя они и не входят в систему органов государственной власти (ст. 12 Конституции). Вместе с тем, как указывал Конституционный Суд, органы местного самоуправления обладают публично-властными полномочиями применительно к возложенным на местное самоуправление задачам, т.е. выполняют функции публичной власти на соответствующем территориальном уровне. При этом конституционными характеристиками местного самоуправления как формы публичной власти обусловливаются особенности его правосубъектности, сопоставимые с особенностями правосубъектности иных публичных образований — Российской Федерации и субъектов РФ (Определение КС РФ от 02.11.2006 N 540-О*(930).

Одна из главных идей комментируемой статьи состоит в запрете выпуска принудительных государственных займов. Поэтому она имеет специальную оговорку о добровольной основе размещения государственных займов, которая распространяется и на муниципальные заимствования. Данное конституционное требование реализовано в ГК, в соответствии с которым правила о договоре государственного займа применяются к займам, выпускаемым муниципальным образованием (п. 5 ст. 817).

Текст Ст. 75 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.

2. Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.

3. Система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются федеральным законом.

4. Государственные займы выпускаются в порядке, определяемом федеральным законом, и размещаются на добровольной основе.

Комментарий к Ст. 75 Конституции Российской Федерации

1. Комментируемая статья посвящена определению основ финансовой политики Российской Федерации. При этом помещение ее в гл. 3 Конституции РФ «Федеративное устройство» не случайно, поскольку она определяет принципы единой финансовой политики России, осуществляемой на всей ее территории.

Часть первая комментируемой статьи устанавливает в качестве суверенной денежной единицы Российской Федерации рубль. Наличие собственной денежной единицы, возможность осуществлять ее эмиссию в требуемых объемах, определяющим образом влиять на курс такой единицы составляют основу денежной политики государства, которая, в свою очередь, представляет собой важную часть общей экономической политики. Размер эмиссии серьезно влияет на экономическую ситуацию, в частности на уровень банковского процента и темпы инфляции. Отметим, что Конституция РФ установила только денежную единицу (валюту) России, установление же расчетных единиц (копеек) определено в Федеральном законе от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»*(386).

Каждое государство имеет единую денежную единицу, и наличие нескольких денежных единиц способно разрушить экономику. Поэтому Конституция России запретила введение иных денежных единиц, помимо рубля. Кроме того, законодательство России запрещает введение денежных суррогатов (денежные единицы, эмитируемые иными субъектами, помимо государства).

2. Часть вторая комментируемой статьи устанавливает, что защиту и обеспечение устойчивости национальной валюты в России осуществляет Центральный банк РФ (Банк России). Это означает, что к ведению Банка России отнесено осуществление денежно-кредитной политики. Защита рубля представляет собой комплекс мер по регулированию денежного обращения — организация обращения наличных денег и изъятия их из обращения на территории России, обеспечение обязательности приема банкнот и монеты Банка России и т.д. Обеспечение устойчивости рубля предполагает проведение валютной политики через участие Банка России в определении курса рубля к иностранным валютам, регулирование ставки банковского процента (рефинансирования) и иные меры.

Конституция РФ указывает на то, что функцию защиты и обеспечения устойчивости рубля Центральный банк РФ осуществляет независимо от других органов власти. Прежде всего, обращает на себя внимание сама формулировка конституционной нормы: провозглашена не независимость Центрального Банка вообще, а независимость его только при осуществлении одной (хотя и основной) конкретной функции. Между тем роль Центрального банка РФ в экономике весьма велика. Помимо эмиссии денег, защиты и обеспечения устойчивости рубля, он осуществляет и иные функции, в частности:

является кредитором последней инстанции для кредитных организаций, организует систему их рефинансирования, устанавливает ставку рефинансирования;

устанавливает правила проведения банковских операций в России;

осуществляет эффективное управление золотовалютными резервами Банка России;

регулирует функционирование банковской системы в РФ: принимает решение о государственной регистрации кредитных организаций, выдает кредитным организациям лицензии на осуществление банковских операций, приостанавливает их действие и отзывает их, осуществляет надзор за деятельностью кредитных организаций и банковских групп.

Проблема независимости центральных банков актуальна для многих государств. Взаимоотношения центрального банка и правительства могут строиться по разным моделям: либо центральный банк независим от правительства, либо он подчинен правительству и зависит от его политики. Первый вариант считается более прогрессивным. Именно его (правда, в несколько ограниченном виде) и избрали авторы Конституции РФ,

Независимость Центрального банка означает, что ни один из органов государственной власти как Российской Федерации, так и субъектов РФ не вправе давать обязательные для Банка России указания. Независимость Банка России проявляется также в его праве издавать в форме указаний, положений и инструкций нормативные акты, обязательные для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц по вопросам, отнесенным к его компетенции.

Отметим, что в предшествующем законе, регламентировавшем статус Центрального банка РФ, нормы о его независимости были сформулированы более четко*(387). Так, ст. 5 предусматривала, что федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления не имеют права вмешиваться в деятельность Банка России по реализации его законодательно закрепленных функций и полномочий, принимать решения, противоречащие закону. В случае вмешательства в его деятельность Банк России информирует об этом Государственную Думу и Президента РФ. Банку России было предоставлено право обращаться в суды с исками о признании недействительными правовых актов федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

3. Федеративный характер России обусловливает существование многоуровневой системы налогов: в России взимаются федеральные, региональные и местные налоги*(388). В силу этого важное значение приобретает разграничение полномочий между Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями в части нормативно-правового регулирования налогов.

Такое разграничение установлено ч. 3 комментируемой статьи. Согласно данной норме к ведению федерального законодателя отнесено установление системы налогов, взимаемых в федеральный бюджет и общих принципов налогообложения и обложения сборами в РФ. Соответственно нормативно-правовое регулирование перечня федеральных налогов и сборов и всех их элементов осуществляется исключительно федеральными законами и не может быть предметом законов региональных.

В части же региональных и местных налогов федеральный законодатель закрепляет только общие принципы, что включается в общие принципы, и, как далеко может простираться усмотрение федерального законодателя, разъяснил Конституционный Суд РФ. В соответствии с правовыми позициями, выраженными Конституционным Судом РФ:

исчерпывающий перечень региональных налогов устанавливается только федеральным законом, что предполагает ограничение для субъектов РФ по введению дополнительных налогов, а также по повышению ставок налогов*(389);

субъекты РФ не вправе определять налоговые изъятия (в том числе, вводить налоги, не предусмотренные федеральным законом) произвольно, в нарушение принципов, закрепленных Конституцией РФ и федеральным законом*(390);

право субъектов Российской Федерации на установление налогов всегда носит производный характер, поскольку они связаны общими принципами, установленными федеральным законодателем. Установление налога субъектом Российской Федерации означает его право самостоятельно решать, вводить или не вводить на своей территории соответствующий налог. Кроме того, оно означает также конкретизацию общих правовых положений, в том числе детальное определение субъектов и объектов налогообложения, порядка и сроков уплаты налогов, правил предоставления льгот, способы исчисления конкретных ставок (дифференцированные, прогрессивные или регрессивные)*(391). А поскольку установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72, п. «и» Конституции РФ), то субъекты РФ устанавливают элементы региональных налогов и сборов лишь в пределах, определенных федеральными законами.

Впоследствии эта позиция была существенно ужесточена. Конституционный Суд РФ указал, что перечень региональных налогов, внесение в него изменений и дополнений, круг налогоплательщиков, а также существенные элементы каждого регионального налога (в том числе объект налогообложения, налоговая база, предельная ставка налога) должны регулироваться только федеральным законом с тем, чтобы не допускать излишнего обременения налогоплательщиков обязанностями по уплате налогов, устанавливаемыми законами субъектов РФ о региональных налогах, формирования доходной части бюджетов одних субъектов РФ за счет других, нарушения конституционных положений о единстве экономического пространства, равенстве прав человека и гражданина, свободном перемещении товаров, услуг и финансовых средств (ст. 8, ч. 1; ст. 19, ч. 1; ст. 74 Конституции РФ)*(392). Эти же тезисы относятся и к местным налогам.

4. Довольно много на первый взгляд излишних норм появилось в Конституции России в силу необходимости создать препятствия для повторения отдельных ситуаций предшествующего этапа истории России. Это относится и к ч. 4 комментируемой статьи.

Государственные займы являются одним из главных источников погашения бюджетного дефицита. При этом такие займы могут привлекаться как от иностранных государств, так и путем выпуска долговых обязательств, распространяемых среди населения России. Государственный заем представляет собой передачу денежных средств в собственность государству, при этом государство обязуется возвратить эти средства в той же сумме с уплатой процента (платы) на сумму займа.

Говоря о государственных займах, Конституция РФ не ограничивает их только заимствованиями самой Российской Федерации. Согласно Конституции РФ и Бюджетному кодексу РФ государственные заимствования могут осуществлять не только Российская Федерация, но и ее субъекты.

Конституция России не регламентирует порядка привлечения государственных займов, отсылая к специальному федеральному закону (в настоящее время таким федеральным законом является Бюджетный кодекс РФ*(393)). Однако она устанавливает важную гарантию: займы (как федеральные, так и субъектов РФ) могут размещаться только на добровольной основе.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Статья 381. Нарушение уголовно-процессуального закона

1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:

1) непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных статьей 254 настоящего Кодекса;

2) постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей;

3) рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой статьи 247 настоящего Кодекса;

4) рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным в соответствии с настоящим Кодексом, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника;

5) нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика;

6) непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон;

7) непредоставление подсудимому последнего слова;

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

9) обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми;

10) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении;

11) отсутствие протокола судебного заседания.

1. Основанием для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке, согласно части 1 комм. ст., являются такие процессуальные нарушения, которые повлияли или могли повлиять на законность, обоснованность и справедливость приговора. Следует заметить, что данный критерий при практическом применении вызывает определенные сложности. Так, теоретически, нарушение почти любой уголовно-процессуальной нормы может повлиять на законность, обоснованность и справедливость судебного решения, поскольку именно процессуальная форма, в конечном счете, обеспечивает правосудные приговоры. Процессуальные нарушения, даже будучи очень серьезными, иногда могут сделать незаконной процедуру судопроизводства в целом, хотя бы и не затрагивая существо приговора – его фактическую обоснованность, правильность квалификации преступления и т.д. В этих случаях незаконность приговора проистекает не из его внутренних качеств, а является следствием общего нарушения режима законности (должной правовой процедуры) по делу.

Пленум ВС РФ разъяснил, что при кассационном рассмотрении уголовного дела независимо от доводов жалобы или представления суд обязан проверить, не имеется ли нарушений уголовно-процессуального закона, предусмотренных ст. 381. При этом следует иметь в виду, что нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену обвинительного приговора, являются: невручение или несвоевременное вручение обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта; необеспечение подсудимому, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, права пользоваться услугами переводчика; осуществление одним и тем же лицом защиты двух и более подсудимых, если интересы одного из них противоречат интересам другого; непредоставление подсудимому (при отсутствии у него защитника) слова для защитительной речи или последнего слова и другие.

Установив наличие нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обвинительного приговора, суд кассационной инстанции обязан отменить такой приговор в отношении всех осужденных, которых касаются допущенные нарушения, независимо от того, кто из них подал жалобу и в отношении кого принесено кассационное представление. Это требование должно соблюдаться как при установлении наличия нарушений, перечисленных в ч. 2 ст. 381, так и при обнаружении иного нарушения норм уголовно-процессуального закона, если оно путем лишения или стеснения гарантированных законом прав обвиняемого, подсудимого и других участников процесса или иным путем повлияло либо могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

2. Представляется, что существенными процессуальными нарушениями, которые могут повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора следует считать только те, которые так или иначе посягают на исходные, фундаментальные начала состязательного судопроизводства – принципы равенства сторон и независимости суда. В совокупности эти принципы образуют главную конструкцию состязательного процесса. Все другие принципы состязательного судопроизводства могут быть выведены с помощью логики из двух этих фундаментальных начал. Отступление от них способно серьезно пошатнуть все здание правосудия и может квалифицироваться как существенное процессуальное нарушение, влекущее отмену судебного решения.

Как представляется, нарушение принципа равенства сторон, способное создать основание для отмены или изменения судебного решения, может иметь место в следующих случаях:

  • применение одной из сторон к другой (как правило, к обвиняемому или подозреваемому) физического или психологического принуждения без достаточных на то оснований и без судебного контроля, а также применение таких методов расследования, которые могут нарушить ее способность к правильным суждениям и принятию адекватных решений;
  • использование доказательств, полученных в результате подстрекательства со стороны органов уголовного преследования к совершению обвиняемым преступления;
  • прямое введение в заблуждение одной из сторон или иных участников судопроизводства относительно их прав, а также умолчание о них там, где без их разъяснения остаются неустранимые сомнения в отношении соблюдения равенства сторон;
  • лишение подозреваемого или обвиняемого права на помощь профессионального защитника, в т.ч. при необходимости бесплатную;
  • незаконное ограничение права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика на доступ к правосудию;
  • проведение судебного разбирательства в отсутствие обвиняемого, если им не было заявлено ходатайство о заочном рассмотрении дела, или если ему лично не было предъявлено обвинение;
  • незаконное лишение стороны возможности защищать свою позицию по делу или представить относящиеся к нему доказательства либо возражения на утверждения другой стороны;
  • предоставление одной из сторон не предусмотренных законом льгот и преимуществ (например, необоснованное продление сроков предварительного расследования);
  • незаконное лишение той или другой стороны возможности непосредственно знакомиться с требованиями и доказательствами, представляемыми в суд ее процессуальным противником, а также принимать непосредственное участие в их устном судебном исследовании;
  • нарушение презумпции невиновности (незаконное возложение бремени доказывания на обвиняемого и т.п.);
  • незаконное изменение субъектного состава процессуальных правоотношений, способное изменить установленный законом баланс сил в пользу одной из сторон (нарушение правил подследственности, незаконное участие в проведении предварительного следствия ненадлежащих следователей, органов дознания и их сотрудников и т.д.). Произвольное нарушение правил подследственности порождает сомнения в независимости и беспристрастности органа уголовного преследования, но пристрастность публичного обвинителя несовместима в состязательном процессе с принципом равенства сторон.
  • грубое нарушение судом или органами предварительного расследования процессуальных сроков, которые обеспечивают право обвиняемого на защиту или принцип неприкосновенность личности.

Нарушение принципа независимости суда способно создать основания для отмены или изменения судебного решения, если:

  • суд обнаруживал в ходе производства по делу пристрастность либо имеются обстоятельства, ставящие под серьезное сомнение его беспристрастность и объективность (наличие оснований для отвода судей; явная тенденциозность в пользу одной из сторон или враждебность по отношению к другой, проявляемая судьями в ходе процесса; нарушение правил, регулирующих подсудность и состав суда; неправомерное ограничение судом гласности судопроизводства; нарушение тайны совещания судей, коллегиального порядка голосования и т.п.);
  • решение вынесено незаконным составом суда;
  • суд выполнял в процессе функции, присущие сторонам (например, необоснованная подмена судом обвинителя при собирании и исследовании доказательств).
  • суд в основание своего обвинительного решения по делу положил доказательства, при собирании и (или) проверке которых на досудебных стадиях процесса были допущены такие нарушения закона, которые оставляют неустранимые сомнения в достоверности этих доказательств (в случае признания таких доказательств суд фактически попадает в зависимость от добросовестности или недобросовестности органа предварительного расследования).

3. Однако не всегда названные выше обстоятельства влекут за собой отмену судебного решения. Исключение составляют те из них, которые, хотя и породили сомнение в целостности основополагающих принципов равенства сторон, независимости суда, но реально не причинили им реального вреда. Если заинтересованная сторона сумеет доказать, что, несмотря на допущенные нарушения, реальных вредных последствий для равенства сторон, независимости суда не наступило, та или иная процедура в целом может быть признана законной. В частности, непредупреждение обвиняемого о его праве не давать показания против себя и своих близких несомненно является весьма серьезным процессуальным нарушением, посягая на добровольность показаний обвиняемого, и, следовательно, на равенство сторон. Однако, если будет доказано (в т.ч. показаниями самого обвиняемого, подсудимого), что это никак не повлияло на добровольность данных им показаний, а также на обоснованность приговора в целом, представляется, что суд кассационной инстанции вправе считать такие показания допустимыми, а приговор не подлежащим отмене. Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для главных принципов состязательного судопроизводства, результаты процесса в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а принятое решение подлежит отмене. Нельзя устранить, например, такое нарушение, как получение от обвиняемого признательных показаний путем применения к нему пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения. В результате процесс перестал отвечать требованиям справедливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном положении.

4. Некоторые, наиболее одиозные нарушения принципов равенства сторон и независимости суда, возведены законодателем в ранг т.н. безусловных оснований для отмены или изменения судебного решения и закреплены в части 2 настоящей статьи.

См.: п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 г. № 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций».

См. решение Европейского Суда по правам человека по делу Texeira de Castro v. Portugal от 9.06.1998.

См. решение Европейского Суда по правам человека по делу Kraska v. Switzeland от 19.04.1993.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *