Блог онэксим

  • автор:

ОНЭКСИМ (группа)

У этого термина существуют и другие значения, см. ОНЭКСИМ (значения).

Группа ОНЭКСИМ

Тип

общество с ограниченной ответственностью

Основание

2007 год

Основатели

Михаил Прохоров

Расположение

Россия Россия, Москва

Ключевые фигуры

Михаил Прохоров (президент), Дмитрий Разумов (генеральный директор)

Сайт

К:Компании, основанные в 2007 году

Гру́ппа ОНЭ́КСИМ — частный российский инвестиционный фонд, принадлежащий предпринимателю Михаилу Прохорову. Штаб-квартира расположена в Москве. Направления деятельности: финансы, металлургия, традиционная энергетика, девелопмент, медиа, инновационные проекты, нанотехнологии.

История

Группа была создана в 2007 году в результате раздела активов холдинга «Интеррос» между Михаилом Прохоровым и Владимиром Потаниным. В апреле 2008 года 25 % акций Норильского никеля были обменены на денежные средства и 14 % акций «Российского алюминия»..

По соглашению о разделе активов с Владимиром Потаниным в апреле 2008 в Группу ОНЭКСИМ вошли девелоперская компания «ОПИН» (ОАО «Открытые инвестиции») — 27,5 %, страховая компания «Согласие» — 91 %, «Управляющая компания Росбанка» — 100 % и ряд геологоразведочных активов. Геологоразведочные активы вошли в горно-металлургическую компанию «Интергео», созданную в июле 2008.

Весной 2008 в Группу ОНЭКСИМ вошла теплогенерирующая компания «Квадра».

В феврале 2013 группа продала долю (почти 40 %) в золотодобывающей компании Polyus Gold.

В июле 2009 года за $500 млн были приобретены 50 % минус 1/2 акции инвестиционного банка «Ренессанс Капитал». В ноябре 2008 года был приобретён АПР-Банк (в марте 2009 года переименован в «Международный финансовый клуб»).

В январе 2009 группа продала «Управляющую компанию Росбанка» её менеджменту.

В декабре 2008 года группа приобрела компанию «Оптоган», производящую светодиоды и совместно с Госкорпорацией Роснано дала старт проекту по производству в России твердотельной светотехники.

В марте 2012 года Группа ОНЭКСИМ приобрела у «Ренессанс Групп» долю в размере 32,25% в Renaissance Capital International Services Limited, через которую контролируется розничный банк «Ренессанс Кредит». В апреле 2013 года Группа ОНЭКСИМ увеличила долю в Renaissance Capital International Services Limited до 89,52%. В мае 2013 года ОНЭКСИМ уступил долю в размере в 6,5% бывшему гендиректору телекоммуникационной группы «Связьинвест» Евгению Юрченко, став, таким образом, основным владельцем розничного банка «Ренессанс Кредит» с долей 83,02%.

В декабре 2013 года группой у прежнего владельца Сулеймана Керимова был приобретён крупный пакет акций (21,75 %) крупнейшего в мире производителя калийных удобрений «Уралкалий», сумма сделки оценивалась экспертами в 137,5 млрд руб.

14 и 15 апреля 2016 года силами спецслужб и Федеральной налоговой службы России были проведены обыски и выемка документации в компаниях «Квадра», «Согласие», «Ренессанс-Капитал» и «Ренессанс-кредит». Причиной силовые ведомства называли уголовное дело по банку «Таврический» «в целях проверки сведений о возможном уклонении от уплаты налогов и сборов с организаций».

В июле 2016 года стало известно о продаже 20 процентного пакета акций «Уралкалия» структурам владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина. Накануне газета «Ведомости» писала о намерении группы ОНЭКСИМ продать российские активы, сформированном после прошедших обысков.

Состав группы

В число активов Группы ОНЭКСИМ входят:

Медиагруппа «Живи!» была основана Михаилом Прохоровым и Владимиром Яковлевым в апреле 2008 года.

В сентябре 2008 года журнал «Русский пионер» был приобретен медиагруппой у компании VIP International.

В октябре 2008 года вышел первый номер журнала «Сноб».

15 декабря 2008 года был запущен велнесс-проект «Живи!» (телеканал, сайт и клуб).

4 февраля 2009 года вышел первый номер еженедельной газеты «F5. Интернет как образ жизни».

1 февраля 2012 года президентом медиагруппы стал бывший главный редактор российской версии журнала GQ Николай Усков.

В апреле 2012 из медиагруппы вышла газета «F5. Интернет как образ жизни». Она была выкуплена Юрием Кацманом.

В декабре 2012 года из медиагруппы вышел журнал «Русский пионер».

В январе 2013 года медиагруппа прекратила существование. Остались два самостоятельных проекта: «Сноб» и телеканал «Живи!».

Напишите отзыв о статье «ОНЭКСИМ (группа)»

Ссылки

  • — ОНЭКСИМ (группа) в «Живом Журнале»

Отрывок, характеризующий ОНЭКСИМ (группа)

Князь Андрей улыбнулся.
– Я и не желаю.
– Без жалованья членом, – повторил Аракчеев. – Имею честь. Эй, зови! Кто еще? – крикнул он, кланяясь князю Андрею.
Ожидая уведомления о зачислении его в члены комитета, князь Андрей возобновил старые знакомства особенно с теми лицами, которые, он знал, были в силе и могли быть нужны ему. Он испытывал теперь в Петербурге чувство, подобное тому, какое он испытывал накануне сражения, когда его томило беспокойное любопытство и непреодолимо тянуло в высшие сферы, туда, где готовилось будущее, от которого зависели судьбы миллионов. Он чувствовал по озлоблению стариков, по любопытству непосвященных, по сдержанности посвященных, по торопливости, озабоченности всех, по бесчисленному количеству комитетов, комиссий, о существовании которых он вновь узнавал каждый день, что теперь, в 1809 м году, готовилось здесь, в Петербурге, какое то огромное гражданское сражение, которого главнокомандующим было неизвестное ему, таинственное и представлявшееся ему гениальным, лицо – Сперанский. И самое ему смутно известное дело преобразования, и Сперанский – главный деятель, начинали так страстно интересовать его, что дело воинского устава очень скоро стало переходить в сознании его на второстепенное место.
Князь Андрей находился в одном из самых выгодных положений для того, чтобы быть хорошо принятым во все самые разнообразные и высшие круги тогдашнего петербургского общества. Партия преобразователей радушно принимала и заманивала его, во первых потому, что он имел репутацию ума и большой начитанности, во вторых потому, что он своим отпущением крестьян на волю сделал уже себе репутацию либерала. Партия стариков недовольных, прямо как к сыну своего отца, обращалась к нему за сочувствием, осуждая преобразования. Женское общество, свет , радушно принимали его, потому что он был жених, богатый и знатный, и почти новое лицо с ореолом романической истории о его мнимой смерти и трагической кончине жены. Кроме того, общий голос о нем всех, которые знали его прежде, был тот, что он много переменился к лучшему в эти пять лет, смягчился и возмужал, что не было в нем прежнего притворства, гордости и насмешливости, и было то спокойствие, которое приобретается годами. О нем заговорили, им интересовались и все желали его видеть.

На другой день после посещения графа Аракчеева князь Андрей был вечером у графа Кочубея. Он рассказал графу свое свидание с Силой Андреичем (Кочубей так называл Аракчеева с той же неопределенной над чем то насмешкой, которую заметил князь Андрей в приемной военного министра).
– Mon cher, даже в этом деле вы не минуете Михаил Михайловича. C’est le grand faiseur. Я скажу ему. Он обещался приехать вечером…
– Какое же дело Сперанскому до военных уставов? – спросил князь Андрей.
Кочубей, улыбнувшись, покачал головой, как бы удивляясь наивности Болконского.
– Мы с ним говорили про вас на днях, – продолжал Кочубей, – о ваших вольных хлебопашцах…
– Да, это вы, князь, отпустили своих мужиков? – сказал Екатерининский старик, презрительно обернувшись на Болконского.
– Маленькое именье ничего не приносило дохода, – отвечал Болконский, чтобы напрасно не раздражать старика, стараясь смягчить перед ним свой поступок.
– Vous craignez d’etre en retard, – сказал старик, глядя на Кочубея.
– Я одного не понимаю, – продолжал старик – кто будет землю пахать, коли им волю дать? Легко законы писать, а управлять трудно. Всё равно как теперь, я вас спрашиваю, граф, кто будет начальником палат, когда всем экзамены держать?
– Те, кто выдержат экзамены, я думаю, – отвечал Кочубей, закидывая ногу на ногу и оглядываясь.
– Вот у меня служит Пряничников, славный человек, золото человек, а ему 60 лет, разве он пойдет на экзамены?…
– Да, это затруднительно, понеже образование весьма мало распространено, но… – Граф Кочубей не договорил, он поднялся и, взяв за руку князя Андрея, пошел навстречу входящему высокому, лысому, белокурому человеку, лет сорока, с большим открытым лбом и необычайной, странной белизной продолговатого лица. На вошедшем был синий фрак, крест на шее и звезда на левой стороне груди. Это был Сперанский. Князь Андрей тотчас узнал его и в душе его что то дрогнуло, как это бывает в важные минуты жизни. Было ли это уважение, зависть, ожидание – он не знал. Вся фигура Сперанского имела особенный тип, по которому сейчас можно было узнать его. Ни у кого из того общества, в котором жил князь Андрей, он не видал этого спокойствия и самоуверенности неловких и тупых движений, ни у кого он не видал такого твердого и вместе мягкого взгляда полузакрытых и несколько влажных глаз, не видал такой твердости ничего незначащей улыбки, такого тонкого, ровного, тихого голоса, и, главное, такой нежной белизны лица и особенно рук, несколько широких, но необыкновенно пухлых, нежных и белых. Такую белизну и нежность лица князь Андрей видал только у солдат, долго пробывших в госпитале. Это был Сперанский, государственный секретарь, докладчик государя и спутник его в Эрфурте, где он не раз виделся и говорил с Наполеоном.
Сперанский не перебегал глазами с одного лица на другое, как это невольно делается при входе в большое общество, и не торопился говорить. Он говорил тихо, с уверенностью, что будут слушать его, и смотрел только на то лицо, с которым говорил.
Князь Андрей особенно внимательно следил за каждым словом и движением Сперанского. Как это бывает с людьми, особенно с теми, которые строго судят своих ближних, князь Андрей, встречаясь с новым лицом, особенно с таким, как Сперанский, которого он знал по репутации, всегда ждал найти в нем полное совершенство человеческих достоинств.

Сперанский сказал Кочубею, что жалеет о том, что не мог приехать раньше, потому что его задержали во дворце. Он не сказал, что его задержал государь. И эту аффектацию скромности заметил князь Андрей. Когда Кочубей назвал ему князя Андрея, Сперанский медленно перевел свои глаза на Болконского с той же улыбкой и молча стал смотреть на него.
– Я очень рад с вами познакомиться, я слышал о вас, как и все, – сказал он.
Кочубей сказал несколько слов о приеме, сделанном Болконскому Аракчеевым. Сперанский больше улыбнулся.
– Директором комиссии военных уставов мой хороший приятель – господин Магницкий, – сказал он, договаривая каждый слог и каждое слово, – и ежели вы того пожелаете, я могу свести вас с ним. (Он помолчал на точке.) Я надеюсь, что вы найдете в нем сочувствие и желание содействовать всему разумному.
Около Сперанского тотчас же составился кружок и тот старик, который говорил о своем чиновнике, Пряничникове, тоже с вопросом обратился к Сперанскому.
Князь Андрей, не вступая в разговор, наблюдал все движения Сперанского, этого человека, недавно ничтожного семинариста и теперь в руках своих, – этих белых, пухлых руках, имевшего судьбу России, как думал Болконский. Князя Андрея поразило необычайное, презрительное спокойствие, с которым Сперанский отвечал старику. Он, казалось, с неизмеримой высоты обращал к нему свое снисходительное слово. Когда старик стал говорить слишком громко, Сперанский улыбнулся и сказал, что он не может судить о выгоде или невыгоде того, что угодно было государю.
Поговорив несколько времени в общем кругу, Сперанский встал и, подойдя к князю Андрею, отозвал его с собой на другой конец комнаты. Видно было, что он считал нужным заняться Болконским.
– Я не успел поговорить с вами, князь, среди того одушевленного разговора, в который был вовлечен этим почтенным старцем, – сказал он, кротко презрительно улыбаясь и этой улыбкой как бы признавая, что он вместе с князем Андреем понимает ничтожность тех людей, с которыми он только что говорил. Это обращение польстило князю Андрею. – Я вас знаю давно: во первых, по делу вашему о ваших крестьянах, это наш первый пример, которому так желательно бы было больше последователей; а во вторых, потому что вы один из тех камергеров, которые не сочли себя обиженными новым указом о придворных чинах, вызывающим такие толки и пересуды.
– Да, – сказал князь Андрей, – отец не хотел, чтобы я пользовался этим правом; я начал службу с нижних чинов.
– Ваш батюшка, человек старого века, очевидно стоит выше наших современников, которые так осуждают эту меру, восстановляющую только естественную справедливость.
– Я думаю однако, что есть основание и в этих осуждениях… – сказал князь Андрей, стараясь бороться с влиянием Сперанского, которое он начинал чувствовать. Ему неприятно было во всем соглашаться с ним: он хотел противоречить. Князь Андрей, обыкновенно говоривший легко и хорошо, чувствовал теперь затруднение выражаться, говоря с Сперанским. Его слишком занимали наблюдения над личностью знаменитого человека.
– Основание для личного честолюбия может быть, – тихо вставил свое слово Сперанский.
– Отчасти и для государства, – сказал князь Андрей.
– Как вы разумеете?… – сказал Сперанский, тихо опустив глаза.
– Я почитатель Montesquieu, – сказал князь Андрей. – И его мысль о том, что le рrincipe des monarchies est l’honneur, me parait incontestable. Certains droits еt privileges de la noblesse me paraissent etre des moyens de soutenir ce sentiment.
Улыбка исчезла на белом лице Сперанского и физиономия его много выиграла от этого. Вероятно мысль князя Андрея показалась ему занимательною.
– Si vous envisagez la question sous ce point de vue, – начал он, с очевидным затруднением выговаривая по французски и говоря еще медленнее, чем по русски, но совершенно спокойно. Он сказал, что честь, l’honneur, не может поддерживаться преимуществами вредными для хода службы, что честь, l’honneur, есть или: отрицательное понятие неделанья предосудительных поступков, или известный источник соревнования для получения одобрения и наград, выражающих его.

Суд раскрыл результаты нашумевшего рейда ФСБ и ФНС в «Онэксим» в налоговом споре

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Москва. 9 июля. INTERFAX.RU — ООО «Группа Онэксим» Михаила Прохорова обжаловало решения судов, взыскавших с компании 502,8 млн рублей — недоплаченный НДС, пени и штраф. Об этом свидетельствует картотека арбитражных дел. Материалы для этого налогового дела налоговикам помогла собрать ФСБ во время нашумевшего рейда трехлетней давности.

Памятные дни

14 апреля 2016 года наверняка хорошо запомнилось сотрудникам штаб-квартиры группы «Онэксим» Михаила Прохорова и офисов ряда компаний, подконтрольных ему — энергетической «Квадры», «Ренессанс Капитала», «Ренессанс Кредита» и страховой компании «Согласие». Тогда, в день прямой линии Владимира Путина, сюда пришли сотрудники Федеральной налоговой службы (ФНС) и Федеральной службы безопасности (ФСБ).

Ситуация вокруг «Онэксима» в то время была нервной, но не из-за бизнес-споров или налоговых рисков: в центре внимания был медиа-актив группы, РБК, опубликовавший ряд резонансных расследований.

На следующий день после рейда ФНС и ФСБ пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков вынужден был отвечать на вопросы, не связаны ли действия налоговиков и спецслужб с деятельностью РБК и не являются ли они попыткой оказать давление на редакционную политику. «Безусловно, не может идти и речи и никоим образом не соответствуют действительности какие-то утверждения, что какое-то давление может оказываться на редакционную политику РБК», — сказал тогда Песков.

Через несколько дней «Газета.Ru» со ссылкой на источники, близкие к структурам Прохорова, сообщила, что обыски ускорили переговоры о продаже медийных активов «Онэксима». Источники «Ведомостей» в начале июля сообщали, что после рейда ФСБ Прохоров даже решил продать вообще все российские активы. Впрочем, «распродажа» так и не состоялась — все ограничилось выходом из РБК (в 2017 году контроль в медиа-холдинге купил Григорий Березкин).

Сымитированное нерезидентство

Представители правоохранительных органов объясняли обыски тем, что они расследуют возможные налоговые правонарушения в периметре «Онэксима». Судя по материалам картотеки арбитражных дел, налоговый фактор в тех событиях действительно присутствовал.

В рамках налоговой проверки ООО «Группа Онэксим» за 2013-2015 годы инспекторы интересовались договорами на оказание консультационных услуг на общую сумму 1,78 млрд рублей. Их ООО «Группа Онэксим» оказывало компаниям Onexim Group Management Limited, Onexim Holdings Limited, Onexim Services Limited, Joule Energy Limited, Rinsoco Trading Co. Limited, Bristaco Holdings Co. Limited, Coverico Holdings Co. Limited, Ragato Management Limited, Twitter Investments Limited и Dacelina Investments Limited. НДС с этих услуг не уплачивался, так как в «Онэксиме» трактовали эти услуги как оказанные вне пределов территории РФ.

Налоговики с этим не были согласны. По их мнению, был «сымитирован» факт оказания не облагаемых НДС услуг в адрес упомянутых компаний-нерезидентов. На самом деле «местом управления» этих компаний является Россия, а поэтому услуги должны считаться оказанными на российской территории, и налог с них нужно платить.

Аргумент №1. Чужие печати

Ключевые доказательства, которые позволили ФНС обосновать свои претензии к ООО «Группа Онэксим», были изъяты сотрудниками ФСБ как раз во время обысков 14 апреля. Спустя неделю, 21 апреля управление по контрразведывательному обеспечению кредитно-финансовой сферы («К») службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ направило в ИФНС №3 по Москве информацию о том, что в помещениях «Онэксима» были обнаружены 68 печатей различных организаций, в том числе упомянутых выше кипрских офшоров.

По мнению налоговиков, их хранение в офисе «Онэксима» явно свидетельствует о том, что Onexim Group Management Limited и другие офшоры управлялись из Москвы.

Менеджеры Прохорова пытались доказать, что печати просто были на хранении. «Повелось хранить их у меня», — приводится в материалах дела ответ финансового директора «Онэксима» Елены Барбашевой. «Указанные печати хранились в сейфе в моей приемной, поскольку, например, привозили (директора или доверенные лица) печати для открытия счетов на территории РФ в российских банках и оставляли их. Для иностранных организаций печать не является обязательной и главной регалией, это больше требование нашей страны. Мне кажется, что это были дубликаты, а основные печати находятся по месту нахождения компаний», — объясняла Барбашева (цитата по материалам дела).

В качестве подтверждения версии о счетах «Онэксим» предоставил письма входящего в группу банка «МФК». Согласно им, компании Bristaco Holdings Co. Limited, Rinsoco Trading Co. Limited и Twitter Investments Limited 29 декабря 2016 года, 25 декабря 2015 года и 6 июля 2016 года закрывали счета в МФК, и их руководитель Сергей Горский мог использовать печати именно для этого.

Но ФСБ помогло ФНС с контраргументами, предоставив — уже в период рассмотрения дела в первой инстанции — информацию, что в даты закрытия счетов Горского в РФ не было.

В итоге в версию со счетами суды не поверили. «Указывая в письменных пояснениях на то, что Горский С.С. в эти даты находился на территории РФ, общество пытается ввести суд в заблуждение», — говорится в решении Арбитражного суда Москвы.

Аргумент №2. Посторонние договоры

Еще одним доказательством того, что местом управления Onexim Group Management Limited и других офшоров является Россия, был другой «трофей» сотрудников ФСБ. Они изъяли в штаб-квартире «Онэксима» договоры о взаимном неразглашении информации между Onexim Group Management Limited, ООО «Эссет Менеджмент Солюшн» и ООО «Росаналитика», а также между Onexim Group Management Limited и ЗАО «Найт Фрэнк» (Knight Frank, одно из крупнейших агентств недвижимости в мире — ИФ).

ООО «Группа Онэксим» стороной этих соглашений не является, указывали налоговики. Следовательно, их обнаружение в штаб-квартире группы Прохорова можно объяснить только тем, что Onexim Group Management Limited управляется отсюда.

Юристы «Онэксима», судя по материалам дела, сам факт хранения этих договоров как-либо иначе интерпретировать не пытались. Они попробовали только доказать, что довод налоговиков об обнаружении этих бумаг документально не подтвержден, так как в документах ФСБ они не были полностью — с указанием контрагентов — названы. Суд этот аргумент отклонил.

Фактическое место оказания услуг — Россия

Информации обо всех спорных договорах в материалах дела нет, подробности приводятся только о двух — с Onexim Holdings Limited и Rinsoco Trading Co. Первую из этих компаний ООО «Группа Онэксим» консультировало по поводу покупки активов группы «Ренессанс», включая банк «МФК», у ее основателя Стивена Дженнингса и его партнеров. Договор был подписан 2 апреля 2012 года, за год до того, как о завершении сделки было объявлено (в материалах дела о ней сообщается со ссылкой на газету «Ведомости»).

У второго офшора был договор на консультационные услуги по приобретению 27,76% акций ОАО «Уралкалий» . Его подписали 19 ноября 2013 года, в тот же день, когда «Онэксим» объявил о грядущей покупке этого пакета у фонда Сулеймана Керимова Suleyman Kerimov Foundation (в материалах дела информация о сделке приводится со ссылкой на «Интерфакс»).

«Активы приобретались иностранными компаниями, которые контролируются резидентами РФ, результат услуг на территории иностранных государств не использовался. Таким образом, фактическим местом оказания услуг является территория РФ», — резюмировал суд первой инстанции.

Трудности защиты

Масса публичной информации о сделках, сопряженных со спорными договорами, делает крайне сложной задачу доказать, что они заключались в интересах компаний-нерезидентов, а не группы, принадлежащей российскому гражданину. Тем более, что сам же «Онэксим» о них и объявлял, в том числе на собственном сайте.

В этой ситуации одной из линий защиты юристов Прохорова была попытка доказать, что конкретное юридическое лицо (ООО «Группа Онэксим») и «группа Онэксим» в значении объединения различных бизнесов «не являются идентичными». Протоколы судебных заседаний не являются открытой информацией, поэтому об аргументах в пользу этого утверждения в настоящий момент судить нельзя, но в решении суда первой инстанции есть след довода о том, что де-юре «группы Онэксим» вообще не существует.

С точки зрения формальной логики фактически оно так и есть, российский реестр юридических лиц знает только ООО «Группа Онэксим», 100% в капитале которого принадлежит Прохорову. И эта компания, по данным аналитической системы «СПАРК-Интерфакс», из крупных активов бизнесмена напрямую владеет только 50%-й долей в капитале «Квадры».

Но налоговикам удалось убедить суд, что фактически группа есть, а ООО «Группа Онэксим» играет роль головной компании. Основан этот вывод на данных сайта www.onexim.ru, где есть перечень активов, а генеральным директором назван Дмитрий Разумов, возглавляющий и ООО «Группа «Онэксим». «Таким образом, под «Группой Онэксим» на сайте общества понимается именно ООО «Группа Онэксим», — говорится в материалах дела.

Позиция юристов «Онэксима» даже спровоцировала судью Ларису Шелевеву на сарказм, крайне редко встречающийся в решениях судов. Прибегла она к нему, комментируя письмо от 4 марта 2014 года, которое Разумов в качестве гендиректора ООО «Группа «Онэксим» написал первому зампреду ВТБ Юрию Соловьеву (каким образом оно оказалось в распоряжении налоговиков, не говорится).

«Ссылаясь на письмо от VTB Bank (Austria) от 4 марта 2014 года о внесении дополнительного обеспечения по сделкам РЕПО с компанией Rinsoco Trading Limited, входящей в группу «Онэксим», сообщаем Вам о том, что в соответствии с условиями указанных сделок…», — цитируется в материалах дела фрагмент письма.

О каких сделках идет речь, из материалов дела непонятно. Но в ноябре 2014 года источник «Интерфакса» рассказывал, что в ВТБ по сделке РЕПО могли быть заложены 16,45% акций «Уралкалия». На Rinsoco в тот момент было оформлено 5,3% акций этой компании.

Налоговики использовали письмо Соловьеву для обоснования идентичности двух «групп Онэксим». Судья приняла этот довод и написала в решении: «Генеральному директору ООО «Группа «Онэксим» Разумову Д.В. известно о существовании группы «Онэксим», а представителям по настоящему спору — нет».

Не владелец, только прибыль получает

Конечным бенефициаром всех упомянутых офшоров является Прохоров, указывали налоговики со ссылкой на поданное им уведомление об участии в иностранных организациях. Юристы «Онэксима» отвечали, что это не так. «Общество указывает, что Прохоров М.Д. 100% участником всех спорных компаний-нерезидентов не является, а из указанного уведомления следует лишь, что Прохоров М.Д. имел право на соответствующую часть прибыли компаний-нерезидентов ввиду того, что являлся контролирующим лицом компаний-нерезидентов РФ», — излагается позиция «Онэксима» в материалах дела.

Суд с такой трактовкой не согласился. «Иностранные контрагенты являются контролируемыми организациями, осуществляющими финансово-хозяйственную деятельность в интересах Группы компаний «Онэксим» (организаций, относящихся к той же группе лиц, что и ООО «Группа Онэксим»), а именно в интересах бенефициарного конечного владельца компаний Прохорова М.Д.», — такой вывод сделал суд первой инстанции в решении, датированном 9 марта 2019 года. Девятый арбитражный апелляционный суд 25 апреля 2019 года подтвердил его, и оно вступило в законную силу. Кассационная жалоба подана 21 июня, дата ее рассмотрения пока не назначена.

Сообщение компаний ОНЕКСИМ ХОЛДИНГЗ ЛИМИТЕД, ЛЕОНИНА ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД и РИНСОКО ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД

Компании ОНЕКСИМ ХОЛДИНГЗ ЛИМИТЕД, ЛЕОНИНА ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД и РИНСОКО ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД, входящие в одну группу лиц по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 1 статьи 9 Федерального закона «О защите конкуренции», настоящим сообщают о следующем.

ОНЕКСИМ ХОЛДИНГЗ ЛИМИТЕД и ЛЕОНИНА ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД сообщает о намерении прекратить распоряжаться 10 479 843 голосов, принадлежащих ОНЕКСИМ ХОЛДИНГЗ ЛИМИТЕД, и 2 282 759 голосов, принадлежащих ЛЕОНИНА ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД, приходящихся на голосующие акции, составляющие уставный капитал Открытого акционерного общества «Открытые инвестиции» (далее ОАО «ОПИН»), при этом общее количество голосов, которыми будет иметь право распоряжаться ОНЕКСИМ ХОЛДИНГЗ ЛИМИТЕД и ЛЕОНИНА ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД после вышеуказанного прекращения составит менее 5% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции ОАО «ОПИН», а РИНСОКО ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД сообщает о намерении приобрести право распоряжаться 12 762 602 голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал ОАО «ОПИН», при этом общее количество голосов, которыми будет иметь право распоряжаться РИНСОКО ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД после вышеуказанного приобретения составит больше 50 процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции, составляющие уставный капитал ОАО «ОПИН».

Команда

Конкурентное преимущество Группы ОНЭКСИМ — это обширный опыт управленческой команды в успешной реализации инвестиционных и финансовых проектов и эффективном управлении производственными активами.

Основатель — Михаил Прохоров

Михаил Дмитриевич Прохоров — один из самых известных и успешных бизнесменов России. Его личные и предпринимательские качества послужили мощным импульсом для развития современных компаний-лидеров российской экономики: «Норильский никель», «Полюс Золото», «РОСБАНК», «Открытые инвестиции» и др.

Генеральный директор — Дмитрий Разумов

Дмитрий Валерьевич Разумов возглавляет компанию «Группа ОНЭКСИМ» с 2007 года.
В настоящее время является Председателем Совета директоров компаний Renaissance Financial Holdings Limited, Страховой компании «Согласие», банка «Ренессанс Кредит», Intergeo MMC Ltd и Brooklyn Nets.
Ранее входил в Советы директоров таких компаний как «Уралкалий», Polyus Gold International Limited, «ОПИН», «РБК», ОК «РУСАЛ», ГМК «Норильский никель», «Мегафон», «Соник Дуо».
В ГМК «Норильский никель» в качестве заместителя генерального директора Дмитрий отвечал за стратегию сделок по слияниям и поглощениям, реализовав приобретение зарубежных активов Stillwater Mining Company, Gold Fields и выделение компании «Полюс Золото». Ранее занимал должность управляющего директора венчурного фонда «ЛВ Финанс», специализирующегося на консалтинге в области корпоративных финансов и венчурных инвестиций. Был заместителем начальника инвестиционно-банковского управления инвестиционного банка «Ренессанс Капитал», а начал карьеру в международной юридической фирме Clifford Chance.
Дмитрий окончил международно-правовой факультет Московского Государственного института международных отношений.

Заместитель Генерального директора — Михаил Сосновский

Михаил Александрович Сосновский является Заместителем Генерального директора с мая 2007 г.
В настоящее время занимает пост Председателя Совета директоров компании «Квадра», а также избран в Совет директоров банка «Ренессанс Кредит». Ранее Михаил был членом Совета директоров компании «ОПИН», а также входил в Совет директоров «Уралкалия».
Михаил имеет богатый опыт корпоративного права и корпоративного управления. До назначения в «Группе ОНЭКСИМ» он занимал позицию Вице-президента и советника Генерального директора ГМК «Норильский никель», а также являлся членом Совета директоров компании Gold Fields. Ранее Михаил был главным юристом и вице-президентом инвестиционной компании ЛВ Финанс, а до этого работал в юридических фирмах, в т.ч. Akin Gump Strauss Hauer & Feld.
Михаил окончил с отличием факультет международного права МГИМО МИД РФ.

Финансовый директор — Елена Барбашева

Елена Игоревна Барбашева в «Группе ОНЭКСИМ» с сентября 2007 года.
Елена являлась членом Совета директоров «КМ Инвест», а до этого занимала должность генерального директора этой компании. Ранее являлась членом правления и директором финансового департамента ХК «Интеррос», занимала пост председателя Совета директоров АПК «Агрос» и была членом Совета директоров компании «Роза Хутор». Ранее занимала различные должности в Государственной налоговой инспекции, а затем в ОНЭКСИМ Банке.
Елена окончила Московский государственный финансовый институт по специальности Финансы и кредит.

Заместитель Финансового директора — Екатерина Сальникова

Екатерина Михайловна Сальникова занимает должность заместителя финансового директора «Группы ОНЭКСИМ» с сентября 2007 года.
Ранее она являлась заместителем финансового директора по вопросам корпоративного управления ХК «Интеррос», а до этого входила в состав коллегии и занимала различные должности в Государственном антимонопольном комитете РФ. В разное время Екатерина состояла в Советах директоров таких компаний, как «СИДАНКО», «РОСБАНК», Издательский дом «Проф-Медиа», «Силовые машины», АПК «Агрос», «Полюс Золото», «ОПИН» и «Квадра».
Екатерина окончила Московский институт управления им. С.Орджоникидзе по специальности Инженер-экономист по организации управления, а второе образование получила в Российской академии государственной службы при Президенте РФ по специальности Юриспруденция.

Исполнительный директор — Александр Зубков

Александр Эдуардович назначен на должность Исполнительного директора Группы ОНЭКСИМ в декабре 2018 года. В настоящее время Александр является членом Советов директоров компаний УК «Интергео», СК «Согласие», «Квадра», «Ренессанс Кредит». Ранее входил в Совет директоров Банка МФК и таких компаний как «ПХК», «Профотек», RUSAL America Corp.
В разное время занимал различные должности в «Группе ОНЭКСИМ», Aquila Capital Group и «Сбербанк КИБ».
В 2005 году окончил Пражский экономический университет и Белорусский государственный экономический университет по специальности финансы

ОНЭКСИМ-банк

У этого термина существуют и другие значения, см. ОНЭКСИМ (значения).

Объединенный экспортно-импортный банк

Тип

Открытое акционерное общество

Лицензия

Участие в ССВ

Не участвует

Год основания

Расположение

Россия: Москва

«ОНЭ́КСИМ-ба́нк» (Объединённый экспортно-импортный банк) — российский акционерный коммерческий банк. Основан в 1993 году в Москве. В 2000 году присоединён к «Росбанку».

Акционеры «Росбанка» и «ОНЭКСИМ-банка» на общем собрании 14 сентября 2000 года одобрили реорганизацию АКБ «Росбанк» в форме присоединения к нему «ОНЭКСИМ-банка». В состав Совета директоров реорганизуемого «Росбанка», который утвердили акционеры, вошёл председатель правления «ОНЭКСИМ-банка» Михаил Прохоров.

«ОНЭКСИМ-банк» закрыл сделку по реструктуризации задолженности перед кредиторами 3 июля 2000 года, выплатив им 105 млн долларов. Нелишне отметить, что Михаил Прохоров, создавая в мае 2007 года инвестфонд «Группа ОНЭКСИМ», подчеркнул, что назвал свой фонд в честь одноименного банка, с которого он и его партнер Владимир Потанин начинали в начале 90-х годов свой бизнес. По его словам, в названии «Группа ОНЭКСИМ» есть скрытый смысл: «несмотря на то, что „ОНЭКСИМ“ пытались признать банкротом, он выполнил все обязательства перед кредиторами».

История

См. также: Приватизация в России

Первые годы существования «ОНЭКСИМ-банка» не отличались публичностью и ознаменовались напряжённой работой по наращиванию капитала и расширению клиентской базы среди крупнейших российских предприятий. Но уже летом 1995 года эта кредитная организация заявила о себе как о серьёзном игроке на отечественном финансово-экономическом поле. В ходе залоговых аукционов 1995 года «ОНЭКСИМ-банк» и его партнер банк МФК приобрели государственные пакеты акций нефтяной компании «Сиданко», РАО «Норникель», ОАО «Новороссийское морское пароходство», Новолипецкий металлургический комбинат, а также ОАО «Северо-Западное пароходство».

Проведённый Генеральной прокуратурой компьютерный анализ заключённых сделок показал, что банк участвовал в спекуляциях на рынке ГКО (что стало одной из причин дефолта 1998 года).

К августовскому кризису 1998 года «ОНЭКСИМ-банк» занимал 346-е место в рейтинге крупнейших мировых кредитных организаций, а также пятую позицию среди банков Центральной и Восточной Европы. По данным британского журнала The Banker, «ОНЭКСИМ-банк» занимал 12-е место в мире по показателю достаточности капитала, а авторитетный журнал Euromoney трижды называл его в числе лучших российских банков (в 1995, 1996, 1998 годах).

Но решение правительства РФ «заморозить» выплаты по внутреннему госдолгу и последовавшая за этим стремительная девальвация национальной валюты серьёзно подорвали финансовое здоровье «ОНЭКСИМ-банка». Совокупная задолженность банка перед кризисом составляла около 1,7 млрд долларов, на момент отзыва лицензии (28 июня 1999 года) реальный дефицит капитала достигал 1 млрд.

Однако кропотливая работа акционеров и менеджмента «ОНЭКСИМ-банка» с иностранными кредиторами привела к тому, что 16 февраля 2000 года двумя группами кредиторов был подписан рамочный договор о реструктуризации его задолженности, к которому позже присоединились практически все кредиторы банка. 3 июля 2000 года Московский арбитражный суд прекратил банкротство «ОНЭКСИМ-банка», а в декабре того же года реструктуризация банка завершилась его слиянием с «Росбанком».

Полное отсутствие внешних источников финансирования процесса урегулирования задолженности (кроме помощи акционеров) привело к тому, что была разработана и реализована сложная схема обмена требований и активов, которая, хотя и не была способна удовлетворить все требования кредиторов, позволила достичь максимального финансового результата в заданных политических и экономических условиях.

В 2000 году в связи с решением акционеров лицензия банка была аннулирована, а банк присоединён к АКБ «Росбанк».

Примечания

  1. Открытое акционерное общество «Объединенный Экспортно-Импортный Банк» (ОНЭКСИМ БАНК) | Справочник по кредитным организациям. Банк России. Дата обращения 27 декабря 2019.
  2. Юрий Скуратов. Кремлевские подряды. Последнее дело Генпрокурора. — Litres, 2017-09-05. — 763 с. — ISBN 978-5-457-27363-4.
  3. ОНЭКСИМ Банк. banki.ru. Дата обращения 12 октября 2015.
Для улучшения этой статьи желательно:

  • Исправить статью согласно стилистическим правилам Википедии.
  • Викифицировать статью.
  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.

Пожалуйста, после исправления проблемы исключите её из списка параметров. После устранения всех недостатков этот шаблон может быть удалён любым участником.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *