Аграрное законодательство английской революции

  • автор:

Законодательство первого этапа Франц. Революции. Декларация и Конституция 1791,

Началомпервого этапа революции считаетсядень 14 июля 1789 года,когда восставший народ штурмом взял королевскую крепость — тюрьму Бастилию, символ абсолютизма. На сторону восставших перешла боль­шая часть войск, и почти весь Париж оказался в их руках.

В последующие недели революция распространилась по всей стране. Народ смещал королевскую администрацию и заменял ее новыми выборны­ми органами — муниципалитетами, в которые вошли наиболее автори­тетные представители третьего сословия. В Париже и провинциальных городах буржуазия создавала свои вооруженные силы — Национальную гвардию, территориальное ополчение. Каждый национальный гвардеец должен был за свой счет приобрести вооружение и снаряжение — усло­вие, которое закрывало доступ в национальную гвардию неимущим гражданам. Первый этап революции стал периодом господства крупной буржуазии — власть во Франции оказалась в руках политической группировки, пред­ставлявшей интересы богатых буржуа и либеральных дворян и не стре­мившейся к полной ликвидации старого строя. Их идеалом являлась конституционная монархия поэтому в Учредительном собрании они получили название конституционалистов. В основе их политической де­ятельности лежали попытки прийти к соглашению с дворянством на базе взаимных уступок.

4. 26 августа 1789 года Учредительным собранием был принят программ­ный документ революции- Декларация прав человека и гражданина.

Декларация провозглашала принципы демократического государствен­но-правового строя — народный суверенитет, естественные и неотъем­лемые права человека и разделение властей, — а также устанавливала взаимосвязь этих принципов.

Ст. 1 Декларации заявляла: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». В качестве естественных и неотъемлемых прав в ст. 2 провозглашались:

• свобода;

• собственность;

• безопасность;

• сопротивление угнетению.

Свобода определялась как возможность делать все, что не причиняет вреда другому (ст. 4). Статьи 7, 9, 10 и 11 утверждали свободу личности, свободу совести, вероисповедания, слова и печати. Ст. 9 провозглашала принцип презумпции невиновности: обвиняемые, в том числе и задержанные, считаются невиновными, пока их винов­ность не будет доказана в установленном законом порядке. Идея о суверенитете была закреплена ст. 3. Она служила обоснованием принципа народного представительства. Ст. 6 декларировала право всех граждан лично или через своих представителей участвовать в образова­нии закона, который объявлялся выражением общей воли. Статьи 13 и 14 устанавливали порядок, размеры налогов, а также про­должительность их взимания.


Ст. 15 провозглашала право граждан требовать отчета от каждого долж­ностного лица по вверенной ему части управления. Ст. 17, последняя, объявляла право на собственность неприкосновенным и священным.

5. Одновременно с составлением Декларации Учредительное собрание приступило к выработкеконституции.

Окончательный текст конституции был составлен на основе много­численных декретов и решений, имевших конституционный характер и принятых в 1789 — 1791 гг.: декреты об отмене деления на сословия, о церковной реформе, об уничтожении старого административного де­ления страны, об упразднении цехов и т. д. Конституцией утверждались основные принципы, определяющие ста­тус высшего органа законодательной власти, короля, правительства, суда, избирательной системы.

Конституция устанавливала государственный строй, основанный на принципах разделения властей, ограничения монархии, утверждения национального суверенитета и представительного правления. Она была утверждена 3 сентября 1791 года, а через несколько дней король присягнул на верность Конституции. Сопротивление угнетению путем восстания объявлено не только правом, но и обязанностью граждан. Избирательное право для всех французов после 21 года. Отменялось деление избирателей на активных и пассивных. Выборы депутатов — прямые и равные. Высшая зак-ая власть принадлежала нации. Был постоянно действующий 1-палатный законодательный корпус. Срок легислатуры — 1 год (этот орган мог издавать декреты, не подлежащие одобрению народа). Функции гос-управления осуществлял Исполнительный сове из 24 человек. Он действовал на основе законов и был подотчетен законодательному корпусу. Подотчетность, выборность, сменяемость, многочисленность Совета препятствовали узурпации власти. Конституция была хорошей, но тяжелая внешняя обстановка не позволила ввести ее в действие.

59.Конституция 1793 г.Политическая ре­шительность и радикализм якобинцев проявились в новой Декларации прав человека и гражданина и в Конституции, принятой Конвентом 24 июля 1793 г. и одобренной подав­ляющим большинством народа на плебисците (Конститу­ция I года республики).Эти документы, составленные с использованием конституционных проектов жирондистов, испытали на себе сильное влияние взглядов Ж. Ж. Руссо. Так, целью общества объявлялось «общее счастье». Основной задачей правительства (государства) являлось обеспе­чение пользования человеком «его естественными и неотъ­емлемыми правами». К числу этих прав были отнесены ра­венство, свобода, безопасность, собственность.

Равенству якобинцы в силу своих эгалитаристских убе­ждений придавали особое значение. В Декларации подчер­кивалось, что все люди «равны по природе и перед законом». В трактовке права собственности якобинцы пошли на уступку сформировавшимся за годы революции новым бур­жуазным кругам и отказались от выдвигавшейся ими ранее в полемике с жирондистами идеи прогрессивного налогооб­ложения и необходимости ограничительного толкования правомочий собственника.

Декларация 1793 г. в ст. 16 определяла право собствен­ности в традиционно широком и индивидуалистическом плане как возможность «пользоваться и располагать по ус­мотрению/своим имуществом, своими доходами, плодами своего труда и промысла». Но в подходах к решению других вопросов, в частности относящихся к сфере личных и иму­щественных прав граждан, якобинцы сделали значитель­ный шаг вперед по сравнению с предшествующими консти­туционными документами.

По ст. 122 Конституции каждому французу гарантиро­вались всеобщее образование, государственное обеспечение, неограниченная свобода: печати, право петиций, право объ-, единения в народные Общества и другие права человека. Статья 7 Декларации 1793 г. в число личных прав граждан включила право собраний с «соблюдением спокойствия», право свободного отправления религиозных обрядов.

В якобинской декларации особое внимание уделялось гарантиям от деспотизма и произвола со стороны государ­ственных властей. Согласно ст. 9, «закон должен охранять общественную и индивидуальную свободу против угнете­ния со стороны правящих». Всякое лицо, против которого совершался незаконный, т. е. произвольный и тиранический акт, имело право оказывать сопротивление силой (ст. 11).

Поскольку сопротивление угнетению рассматривалось как следствие, вытекающее из прочих прав человека, Дек­ларация 1793 г. делала революционный вывод о том, что в случаях нарушения правительством права народа «восста­ние для народа и для каждой его части есть его священное право и неотложнейшая обязанность» (ст. 35). Таким образом, в отличие от Декларации 1789 г., где говорилось о на­циональном суверенитете, якобинцы в своих конституцион­ных документах проводили идею народного суверенитета, восходящую к Ж. Ж. Руссо.

Конституция якобинцев отвергла принцип разделения властей, как противоречащий, по мнению Ж. Ж. Руссо, идее суверенитета народа, выступающего как единое целое. Она предусматривала простое и, казалось бы, демократическое по тем временам устройство государства. В противовес про­явившимся в годы революции планам регионализации Фран­ции в ст. 1 подчеркивалось, что «французская республика едина и неделима».

Упразднив деление граждан на активных и пассивных как несовместимое с идеей равенства, Конституция прак­тически узаконила всеобщее избирательное право для муж­чин (с 21 года). Своеобразное стремление якобинцев соче­тать представительные органы с непосредственной демо­кратией (влияние Ж. Ж. Руссо) нашло свое отражение в том, что избираемый на один год Законодательный корпус (Национальное собрание)по ряду важных вопросов (граж­данское и уголовное законодательство, общее заведование текущими доходами и расходами республики, объявление войны и т. д.) мог лишь предлагать законы.

Принятый Национальным собранием законопроект при­обретал силу закона лишь в том случае, если 40 дней спус­тя после его рассылки в департаменты в большинстве из них одна десятая часть первичных собраний не отклоняла данный законопроект. Такая процедура была- попыткой во­плотить в жизнь идею народного суверенитета, проявляю­щегося в данном случае в том, что только «народ обсуждает и постановляет законы» (ст. 10). По ряду вопросов, согласно Конституции, Национальное собрание могло издавать дек­реты, имеющие окончательную силу.

Исполнительный советявлялся высшим правительст­венным органом республики. Он должен был состоять из 24 членов, избираемых Национальным собранием из кандида­тов, выдвинутых списками от первичных и департамент­ских собраний. На Исполнительный совет было возложено «руководство общим управлением и наблюдением за ним (ст. 65). Совет нес ответственность перед Национальным собранием в случае неисполнения законов и декретов, а так­же в случае недонесения о злоупотреблениях» (ст. 72).Но предусмотренная якобинской Конституцией систе­ма государственных органов на практике не была создана. В связи с трудными внутренними и международными усло­виями Конвент был вынужден отсрочить вступление кон­ституции в силу. Будучи убежденными, фанатичными и бес­компромиссными революционерами, якобинцы полагали, что окончательное подавление контрреволюции и упрочение республики в сложившейся обстановке могут быть осуще­ствлены лишь в результате энергичных действий прави­тельства, путем установления режима революционной дик­татуры.

60.Жирондистская республика (Первая республика)

1. Политическая обстановка.

2. Установление Жирондистской республики (второй этап революции).

3. Падение Жирондистской республики.

1. Принятие французской Конституции 1791 г. не означало окончания по­литической борьбы в стране. Новая система государственных органов отражала лишь временное равновесие. К лету 1791 г. совершился раскол третьего сословия. Окончательно оформилисьтри основные политичес­кие группировки:

• фельяны (фейяны) — консерваторы, представители крупной конституционно-монархической буржуазии и либерального дворянства;

• жирондисты — центристы, представители более радикальной торгово-промышленной средней буржуазии;

• якобинцы — радикалы, выражавшие интересы мелкой, средней буржуа­зии, ремесленников, крестьянства.

В это же время подготовка европейских монархий к интервенции против революционной Франции приняла открытый характер. В 1792 г. в войну с Францией вступили Австрия, Пруссия и Сардиния, в 1793 г. — Великобритания, Нидерланды, Испания и др. Измена многих генералов фран­цузской армии облегчила интервентам проникновение на территорию Франции, а затем наступление на Париж. Король и дворяне — тайные союзники интервентов — связывали с иностранным вторжением свои , надежды на будущее.

Слухи о заговоре короля подтолкнули народные массы к восстанию 10 августа 1792 года. Мощное восстание свергло монархию и сбросило стоявшую у власти партию фельянов — партию крупной буржуазии.

2. На втором этапе революции (10 августа 1792 года — 2 июня 1793 года) власть сосредоточилась в рукахжирондистов, являвшихся самой влия­тельной политической силой в Законодательном собрании. Из их пред­ставителей был сформирован Временный исполнительный совет. Специальным декретом Законодательное собрание объявило о созыве нового органа государственной власти — Национального Учредительного конвента.

Выборы в Конвент завершились в сентябре 1792 г. Были избраны 783де-путата, из них около 200 жирондистов и около 100 якобинцев. Большин­ство депутатов не принадлежали ни к одной из группировок и составля­ли политический центр.

В ночь с 21 на 22 сентября 1792 года Конвент своим декретом утвердил упразднение королевской власти и отмену Конституции 1791 г., а также принял на себя подготовку новой Конституции. Декретом от 25 сентября 1792 года Франция объявлялась единой и неде­лимой республикой.

3. Дальнейшее развитие событий определилось острой борьбой между жирондистским правительством в Конвенте и якобинской оппозицией. Падению авторитета жирондистов способствовало несколько обстоя­тельств:

• придя в качестве правящей партии на смену фельянам и переходя на консервативные позиции, жирондисты стремились остановить револю­цию;

• отменив Конституцию 1791 г., они не смогли дать Франции новый рес­публиканский конституционный документ;

• оставался нерешенным вопрос об окончательной и полной ликвидации феодальных отношений в деревне;

• резко ухудшилось экономическое и в особенности продовольственное положение вследствие войны.

Непоследовательная центристская политика жирондистского Конвен­та привела республику на грань гибели. Около двух третей территории страны оказалось в руках иностранных войск и контрреволюционеров. Попытка жирондистов противопоставить Парижу провинцию, где их позиции были сильны, а также сближение жирондистов с открыто кон­трреволюционными элементами сделали неизбежным новое народное восстание 31 мая — 2 июня 1793 года.

1. Законодательство первого этапа Французской революции (14 июля 1789 г. —

10 Августа 1792 г.). Декларация прав человека и гражданина: история создания, идеология, правовое содержание, историческое значение. Конституция 1791 г.

Государственный строй по Конституции 1791г. Аграрное законодательство

Законодательство первого этапа Французской рево­люции определялось политическими целями пришедших к власти либеральных буржуазно-дворянских политичес­ких сил. Эти цели включали в себя ограничение власти короля путем принятия Конституции, расширение по­литических прав третьего сословия, создание необходи­мых условий для развития капиталистического производства и торговли, прежде всего за счет действенных гарантий прав собственности и личности.

Законодательная политика первого этапа Революции была продиктована и тем, что умеренные политические силы — пришедшие к власти конституционные монархисты (фейяны) — очень рано были поставлены перед необходимостью создания заслона крайне радикальным требованиям революционных масс — городских низов, малоземельного и безземельного крестьянства.

На решение этих задач и были направлены декреты Учредительного собрания. Одними из первых стали Дек­рет о подавлении беспорядков от 10 августа 1789 г., За­кон о военном положении от 21 октября 1789 г., Декрет Учредительного собрания от 18 июля 1791 г., Закон отно­сительно собраний рабочих и ремесленников одного и того же состояния и одной и той же профессии 1791 г. (Закон Ле Шапелье) и др., лейтмотивом которых стало требование сохранения «общественного порядка». Студенту не­обходимо проанализировать тексты этих документов, раскрыть их содержание, определить социальную направленность и значение.

Среди других декретов первого этапа особого внима­ния заслуживают правовые акты, связанные с первыми, непоследовательными попытками решения остро сто­ящих перед страной проблем: аграрной проблемы, ликвидации института наследственного дворянства и т. п.

Главным результатом принятия этих декретов и зако­нов (Декрета Учредительного собрания об уничтожении феодальных прав и привилегий от 11 августа 1789 г., Дек­рета, передающего в распоряжение нации земли духовен­ства от 24 ноября 1789 г., Декрета о феодальных правах от 15 марта 1790 г., Декрета об отмене института наслед­ственного дворянства и всех титулов от 19 июня 1790 г.), наряду с «отказом» земельных собственников от личных, сословных прав, привилегий и отличий, от вотчинной юстиции, при сохранении поземельной ренты с крестьян, подлежащей выкупу, стало утверждение част­ной собственности на землю, превращение земли в товар. Изменение форм собственности и изменение форм власти являются, как известно, основными задачами любой революции.

Пониманию антифеодального характера Французском революции, осознанию исторического значения ее социально-экономических завоеваний, того вклада, кото­рый внесла она не только в развитие современного государства и права, но и в формирование общечеловеческих демократических ценностей, служит изучение ее конституционных документов, и прежде всего Деклара­ции прав человека и гражданина 1789 г.

Не случайно эта Декларация входит в число действу­ющих конституционных документов V республики (к ней, как действующему конституционному акту, от­сылает Конституция Франции 1958г.).

Декларация 1789 г. в четкой обобщенной форме отра­зила политико-правовые позиции многих просветителей, энциклопедистов, но наибольшее влияние на ее содер­жание оказали взгляды французского просветителя Ш. Монтескье, его произведение «О духе законов», идеи естественных, неотчуждаемых прав человека и естествен­но-договорной теории происхождения государства. Как отражены эти идеи «отца буржуазного либерализма» Ш. Монтескье в Декларации, студенту следует выяснить на основе анализа ее положений о «естественных, неот­чуждаемых правах человека», среди которых первое ме­сто занимала «свобода» и лишь последующие — «соб­ственность, безопасность и сопротивление угнетению» (ст. 2).

Логическим продолжением этих положений стала трактовка понятий «свобода» и «закон» (ст. 4), а так­же основных гарантий естественных прав человека, со­держащихся, по убеждению авторов Декларации (вслед за Ш. Монтескье), в «хороших» уголовных законах, «воспрещающих лишь деяния, вредные для общества» (см. ст. 4, 5, 8, 9 и др.), и основанных на демократи­ческих принципах: презумпции невиновности, уголов­ной ответственности только за деяния, признанные законом преступлениями, соответствия наказания тяжести преступления, запрещения обратной силы закона и пр.

Перечисленные принципы в качестве общечеловеческих демократических ценностей стали основой всех современных уголовных кодексов.

Главный практический смысл Декларации, «которая долго держалась в тени» (А. Олар), заключался в требованиях законности, неприкосновенности частной собственности, свободы капиталистического предпринимательства, в осуждении феодального произвола, правового неравенства и пр.

О социально-политическом содержании Декларации свидетельствует и то, что она обходит молчанием, например, вопросы, связанные с властью короля, с запрещением рабства, со свободой ассоциации собраний и т. п., на что также нужно обратить внимание студенту.

Нельзя не отметить и то, что только одно из «естественных прав» было названо в Декларации «священным»- это право частной собственности, лишить которого, согласно ст. 17 Декларации, можно было не «иначе как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливого, предварительного вознаграждения». Эта форму­ла была закреплена впоследствии во всех западноевропейских конституциях.

Следует подчеркнуть, что провозглашение права соб­ственности «священным» было направлено в то время не только на всемерную защиту частной собственности, но и на прямое отрицание права крестьян на землю, «на революционную отмену даже повинностей крепостного содержания» (П. А. Кропоткин).

Студенту надлежит выделить и те положения Декларации, которые провозглашали основы нового государства (ст. 10—15) и среди которых главное место отводилось принципам «национального суверенитета» и «разделения властей».

Характеризуя первую Конституцию революционной Франции 1791 г., нужно также ответить на важный дис­куссионный вопрос, стала ли она «шагом вперед» или, как утверждалось ранее в отечественной исторической литературе, привела к отказу от демократических, рес­публиканских принципов Декларации 1789г., так как закрепила цензовое избирательное право, сохранила сильную королевскую власть и т. п.

Конституция не могла «отойти» от Декларации в вопросах избирательного права, хотя бы потому, что деление избирателей на «активных» и «пассивных» в зависимости от имущественного, возрастного ценза и ценза оседлости было закреплено задолго до ее приня­тия Декретом 22 декабря 1789 г. В этой связи необходи­мо учитывать не только предшествующую конституци­онную практику Англии и США, но и определяющий характер господствовавших в то время в общественном сознании идеологических установок, согласно которым необразованный бедняк не мог быть приобщен к поли­тической жизни, а также то обстоятельство, что в про­возглашении ряда прав и свобод Конституция (см. разд. I «Основные положения») шла дальше Декларации 1789г.

Сравнение первого раздела Конституции 1791 г. с Декларацией прав человека и гражданина 1789 г. даст возможность студенту обосновать собственную оценку характера и исторического значения Конституции 1791 г.

Необходимо также подчеркнуть, что отказ от всеоб­щего избирательного права стал прямым следствием провозглашенной Декларацией идеи «национального», а не «народного» суверенитета. Эта идея основывалась на теориях «избирательной функции» и «представитель­ного мандата». Согласно первой — суверенная воля всей нации проявляется не в результате суммирования воль всех избирателей (как это понимали якобинцы), а «лишь путем уполномочия», согласно второй — избранные по департаментам представители «являются представителя­ми не отдельного департамента, но всей нации», следо­вательно, «избиратели не могут выдавать им никаких на­казов». Подтверждение этому студент найдет в ст. 2 разд. 3 и ст. 7 отд. III гл. I разд. 3 Конституции 1791 г.

Установление «священной» наследственной монархи­ческой власти по Конституции 1791 г. определялось так­же доминирующим в начале Революции убеждением, что король — сторонник Революции. На монархических позициях вплоть до конца 1791 г. стояли лидеры якобин­цев Робеспьер, Сент-Жюст и др. Создание единого цен­трализованного государства как одна из целей и задач антифеодальной революции казалось возможным в то время только под эгидой короля — «наследственного гла­вы нации». Показательно, что ни в одном из наказов третьего сословия Учредительному собранию не встре­чалось критики короля, а парижские санкюлоты осаж­дали Бастилию с криком «Да здравствует король!».

К числу главных задач, стоящих перед студентом, от­носится и выявление основных принципов и институтов конституционной монархии — формы правления, кото­рая утверждалась на первом этапе Французской револю­ции; анализ тех статей Конституции 1791 г., которые каса­лись структуры и функции органов государственной влас­ти, их взаимоотношений на основе принципа разделения властей (ст. 3—5 разд. 3) и некоторых элементов механизма «сдержек и противовесов» (ст. 1—5 отд. III гл. 3 разд. 3).

При этом следует обратить внимание на полномочия короля в сфере исполнительной власти и его ограни­ченные законодательные полномочия, выделить прежде всего те положения конституции, которые говорили об ответственности министров не только перед королем, но и перед Национальным собранием. Этой ответствен­ности они не могли избежать даже по «указу короля» (ст. 3—6 отд. IV гл. 2 разд. 3).

2. Законодательство второго этапа революции (10 августа 1792 г. — 2 июня 1793 г.). Установление I республики Франции. Аграрное законодательство. Создание первых чрезвычайных органов государственной власти

Ответ на вопрос о законодательстве второго, само­го короткого этапа Французской революции связан главным образом с началом формирования чрезвычай­ного законодательства, вызванного к жизни обостре­нием внешних (начало войны с монархическими ев­ропейскими государствами) и внутренних (роялистс­кие мятежи, радикализация требований санкюлотов, стихийные выступления крестьян за раздел земли и пр.) противоречий. Этот этап характеризуется непос­ледовательными, противоречивыми мерами жиронди­стов по проведению земельной реформы, начатой, как известно, еще на первом этапе Французской револю­ции. Выявить эту непоследовательность и противоре­чивость в решении аграрной проблемы студент может на основе анализа Декрета об уничтожении остатков феодализма от 25 августа 1792 г., Декрета о защите собственности от 18 марта 1793 г., Декрета об общин­ных землях от 10—11 июня 1793г. и др. (Как решили аграрную проблему якобинцы, студенту надлежит вы­яснить, проанализировав законодательство третьего этапа революции.)

В осмысление процесса создания жирондистами под влиянием якобинцев чрезвычайных органов власти и первых чрезвычайных репрессивных законов студенту поможет изучение Декрета об учреждении Комитета об­щественной безопасности от 2 октября 1792 г., Декрета об учреждении и способе организации Чрезвычайного уго­ловного трибунала от 10 марта 1793 г., Декрета об уч­реждении наблюдательных комитетов от 21 марта 1793 г., Декрета об учреждении Комитета общественного спасе­ния от 6 апреля 1793 г.

Чрезвычайное законодательство приобрело, как изве­стно, гипертрофированные формы в период проведения якобинцами «революционного террора». (В этой связи осо­бого внимания заслуживают два одиозных террористи­ческих документа якобинцев: Декрет о подозрительных от 17 сентября 1793 г. и Декрет о реорганизации револю­ционных трибуналов от 10 июня 1794 г.)

3. Законодательство третьего этапа революции — якобинской диктатуры (2 июня 1793 г. — 27 июля 1794 г.). Декларация прав человека и гражданина 1793 г.: история создания, идеология, правовое содержание. Конституция 1793 г. Государственный строй Франции по Конституции 1793 г. Аграрное законодательство. Система чрезвычайного законодательства и чрезвычайных органов государственной власти. Политика революционного террора

Последний вопрос темы связан с анализом Деклара­ции прав человека и гражданина 1793г., Конституции 1793 г. (которая не была введена в действие) и системы органов чрезвычайной власти якобинцев. Содержание Декларации, принятой якобинцами в 1793г., следует рассматривать в сравнении с Декларацией 1789 г. Необхо­димо учитывать, что Декларация 1793 г. в значительной мере была создана под влиянием другого направления естественно-правовой школы, в частности теоретических взглядов Ж. Ж. Руссо, выраженных в его произведении «Об Общественном договоре, или Принципы по­литического права» (1762г.). В нем была развита идея общественного договора и утверждения на его основе народного суверенитета, несовместимого по своей сути с разделением властей.

Идея Руссо, впервые определившего закон «как выражение общей воли» (это понятие закреплено в обеих декларациях), использовалась в конституционных доку­ментах якобинцев для обоснования необходимости вве­дения всеобщего избирательного права и принятия закона как выражения воли всех избирателей.

Авторы Декларации 1793 г. и Конституции 1793 г. вслед I за Руссо рассматривают народ как сообщество всех граждан, которому в целом принадлежит суверенитет. Он не­посредственно осуществляет свою власть через законедательный корпус, «единый, неделимый, действующий постоянно», которому принадлежат две неразделимые функции: предлагать законы, утверждаемые народом, и издавать декреты, а также обеспечивать их исполнение, т. е. осуществлять непосредственный контроль над ис­полнительной властью.

Административно-распорядительная власть создава­емого путем многоступенчатых выборов Исполнительно­го совета (сначала собрания выборщиков каждого де­партамента избирали общего кандидата, затем Законодательный корпус выбирал членов Совета, состоящего из 24 членов, по общему списку (ст. 62, 63 Конституции 1793г.) ограничивалась исполнением законов и декре­тов законодательного корпуса.

Эгалитарно-радикальный характер Декларации 1793 г. проявился в главенствующем месте «равенства» среди естественных неотчуждаемых прав (ст. 2), в защите прав «каждого», касалось ли это права на безопасность (ст. 8) или возможности располагать по собственному усмотре­нию своим имуществом, своими доходами, плодами своего труда и промысла (ст. 16). В Декларации провозглашалось равенство не только в обладании правами, но и в исполнении обязанностей, в том числе и обязанности бороться против всех проявлений «деспотизма», «угне­тения» со стороны «правящих».

Особое место в документе отведено трактовке народ­ного суверенитета, «единого, неделимого, не погашае­мого давностью и неотчуждаемого» (ст. 25). Немедлен­ной смерти, согласно Декларации 1793г., должен был придаваться каждый, кто присваивал себе принадлежа­щий народу суверенитет (ст. 27).

Способы воплощения идеи народного суверените­та в положениях Конституции 1793 г., которые каса­лись структуры и функций органов государственной власти, студент может выявить на основе анализа ст. 7, 10 и др. Особое внимание следует обратить на то, как якобинцы предлагали выявлять «волю всего народа» при принятии законов. Это явствует из анализа крайне сложных и даже неосуществимых в условиях того времени статей Конституции «Об образовании зако­на» (ст. 56-59).

Недостатки принятой в спешке («чтобы успокоить испуганных собственников» (Сент-Жюст) Конституции 1793 г. в утверждении форм демократической республи­ки проявились прежде всего в том, что в ней не был затронут ряд острых проблем того времени, например разграничение полномочий центральных и местных ор­ганов власти и пр. Они усугублялись отказом от обще­демократического принципа разделения властей, с предписаниями о концентрации всей власти в руках На­ционального конвента, при полной зависимости от него Исполнительного совета (ст. 65—77), о возможно­сти направлять вооруженные силы на поддержку «внут­реннего порядка и мира» (ст. 112) и др. Это делает край­не спорной широко распространенную ранее в советс­кой исторической литературе оценку Конституции 1793 г. «как самой демократической» из всех Конститу­ций XVIII—XIX вв. (см.: История Франции. В 3 т. М., 1973. Т. 2. С. 46).

Законодательство эпохи Великой Французской революции

Французская революция 1789-1814 гг. прославилась не только своими актами в области государственного строительства и конституционных идей. Революция сказала свое веское слово в других отраслях законодательства: аграрном, гражданском, трудовом, уголовном и др.

Аграрное законодательство революции

На момент революции феодальные порядки во французской деревне были еще довольно сильны. Исследователи насчитывают несколько видов феодальных прав, существовавших в это время. К первому относится «серваж», под которым понималась личная зависимость крестьянина от власти землевладельца. В королевских доменах все его виды были упразднены только накануне революции, в 1774 г., но в остальной Франции, приходится это признать, серваж еще встречался. Другим видом феодальных прав оставалась сеньоральная юстиция. Очень часто символ ее — виселица — стоял перед замком сеньора, напоминая крестьянам о их неравенстве перед законом. Однако самые тяжелые виды феодальных прав носили открыто выраженный имущественный характер. К ним в первую очередь относились различные монопольные права сеньоров (баналитет): плата за право помола, за право проезда, за право сбора плодов и т.п. Другой вид имущественных прав сеньоров — различные виды рентных платежей (тер- раж, талья, чинш, десятина и пр.). Последние представляли собой видоизмененное право рельефа сеньора, обращенное на имущество его подвластных.

Взятие Бастилии в Париже в провинции сразу же отзывается эхом крестьянских волнений, в ходе которых крестьяне захватывают и грабят замки феодалов, уничтожая акты о своих повинностях. Начинается новая «жакерия», названная так по аналогии с крестьянской войной во Франции XIV в. Уже к августу 1789 г. в адрес Национального собрания идут сплошным потоком жалобы на действия крестьян, причем не только от дворян, но и от провинциальных буржуа. Так, депутат Собрания Луа доносил в своей докладной записке: «Все крестьяне отказываются платить ренты; они устраивают сборища, образуют коллективы, выносят приговоры в том смысле, что никто не станет платить рент, а тот, кто уплатит, будет повешен. Они вторгаются в дома сеньоров, лиц духовного звания и других зажиточных граждан, учиняют там опустошения, вынуждают возвращать им часть уже внесенных рент и силой же получают расписки и обязательства с тех, кто уже продал или будто бы продал полученный в счет ренты хлеб, и с тех, кто получил не полагавшиеся ему пошлины с купли-продажи» . Основное требование, как мы видим, которое выдвигают восставшие крестьяне: добровольный отказ феодалов, как светских, гак и духовных, от своих феодальных прав и привилегий.

Надо отметить, что Учредительное собрание после недолгих колебаний встало на сторону крестьян. С 4 по 11 августа 1789 г. был издан декрет относительно уничтожения привилегий. Статья 1 этого декрета провозглашала полное уничтожение феодального порядка. Все личные права дворян на зависимых крестьян уничтожались полностью и безвозмездно. Теперь, например, сеньор не мог уже заставить крестьян пугать весной лягушек во рву с водой вокруг его замка, чтобы те своим кваканьем не мешали бы ему спать и т.н. — причуды сеньоров во Франции были изысканны. Те же повинности, которые были связаны с землей, а не с личностью, подлежали выкупу. Это положение декрета объяснялось тем, что изначально в среде революционеров не было решено, как поступать с правом собственности феодалов. Одной рукой утверждая незыблемость права собственности (п. 17 Декларации прав от 26 августа 1789 г.), другой рукой они явно колебали незыблемость самого принципа. Впоследствии эта двойственность будет устранена самым радикальным образом, но уже в период господства якобинцев в Конвенте. В последующих статьях декрета крестьяне призывались к аккуратному платежу налогов, повиновению властям, им грозили карами за восстания. Король утвердил этот декрет только 3 ноября 1789 г. Земли как таковой он крестьянам не дал.

Закон от 3 мая 1790 г., подтвердив упразднение феодального строя, тем не менее, сохранил права, связанные с рентными обязательствами. Вся совокупность этих прав (чинш, талья — поземельный налог и др.) подлежала выкупу, но вот права, связанные с повинностями, баналитет и шампар, представлявшие собой натуральные повинности крестьян за право пользования имуществом последнего, не подлежали выкупу.

Следующим этапом аграрного законодательства стало время правления Конвента. Одновременно с падением конституционной монархии усиливается требование крестьян о радикальном разрешении земельного вопроса. Уже 22 августа 1792 г. пока еще жирондистский Конвент принимает декрет «О способе последовательного и раздельного выкупа случайных и постоянных феодальных повинностей». Этот акт ввел институт раздельного выкупа постоянных повинностей. Если у феодала на руках не было первоначального документа (т.е. с того самого времени, с которого его род стал владельцем данной земли), то земля объявлялась свободной от каких бы то ни было феодальных повинностей. Если же такой документ находился, то повинности подлежали выкупу в рассрочку на два с половиной года. Это был жесткий удар по феодальному землевладению во Франции, поскольку первоначальный документ оказался на руках у ничтожно малого количества дворян.

Другой очень важный декрет — от 28 августа того же года, возвратил общинам крестьян отнятые у них в прошлые времена сеньорами угодья. Надо сказать, что подобный произвол дворян очень рано привлек к себе внимание королевской власти, — уже с середины XVI в. До нас дошло несколько ордонансов королей, повелевающих прекратить подобные захваты. Но уже по тому, что точно такие же ордонансы издаются в 1575, 1629, 1659 и 1669 гг., видно, что ограбление крестьян продолжалось. Таким образом, декрет от 28 августа возвращал общинам то, что и так им принадлежало. Тем не менее декрет объявлял мораторий на истребование доходов, полученных с угодий за все время их пребывания в руках сеньоров.

Окончательный удар по зданию феодальных отношений был нанесен якобинцами. Якобинцы конфисковали земли всех эмигрантов и своих политических противников. Сначала якобинцы декретом от 4 марта 1793 г. предложили продажу эмигрантских земель с торгов с 10-летней рассрочкой платежа. Законом от 10 июля того же года утверждалось безусловное право крестьянских общин на землю. В категорию общинных земель вошли все виды, не вовлеченные непосредственно в сельскохозяйственный оборот. Вводился институт раздела общинного фонда земли между членами общины по требованию У3 ее членов. Данный декрет, необходимо заметить, отражал одно из общих направлений революции — стремление к индивидуализации собственности. Вообще, цель аграрного законодательства времен революции прослеживается здесь довольно ясно: по возможности быстро создать многочисленный класс мелких собственников, которые никогда и никому не позволят повернуть колесо истории вспять. Наконец, декретом от 17 июля 1793 г. полностью и безвозмездно отменялись любые феодальные платежи. Все документы, подтверждающие феодальный титул, подлежали сожжению. За хранение таких документов полагалась каторга. Этот декрет до сих нор вызывает сожаление у французских историков, поскольку после 17 июля 1793 г. в стране были уничтожены богатейшие архивы по средневековой истории Франции.

К земле, отобранной у светских феодалов, присоединились церковные имущества, в совокупности составившие фонд национальных имуществ, из которого происходило перераспределение земли среди крестьян. Формально это распределение носило характер выкупа земли у государства, но цена была крайне низкой. К тому же крестьяне платили обесценивавшимися бумажными ассигнациями. Приобретенное таким образом право собственности получило конституционную санкцию в ст. 375 конституции Директории 1795 г. Эта же гарантия была повторена ст. 94 консульской конституции 1799 г.: «Французская нация заявляет, что после совершения законной продажи национального имущества, независимо от его происхождения, законный приобретатель не может быть лишен его, за исключением случаев, когда третьи лица предъявляют к национальной казне требования о возмещении понесенных убытков». Бурбоны после реставрации так и не рискнули покуситься на аграрное законодательство революции.

  • Необходимо заметить, что особенностью Французской революциибыло то, что само французское дворянство приняло активное участие в ееразвитии. Среди революционеров треть, а то и более составляли дворяне,причем не только мелкопоместные, вроде Робеспьера, но и весьма родовитые, вплоть до принцев крови включительно!

С начала гражданской войны парламент, стремясь покрыть большие расходы, связанные с ведением военных действий и содержанием армии, издал ряд актов о конфи­скации с последующей распродажей земель и иного иму­щества своих политических противников, сторонников ко­роля — роялистов. Последние в этих парламентских актах рассматривались как «злоумышленники» (делинквенты). Формально эти меры трактовались как военно-финансовые. Так, например, постановление палаты общин, принятое в сентябре 1642 г., именовалось «О возложении расходов по ведению войны на сторонников короля». Но по существу социальное значение этих актов было значительно более глубоким. Они подрывали позиции старого дворянства, вели к уничтожению многих феодальных поместий, к превращению большой массы земель в собственность буржуазного типа.

В октябре 1646 г. в разгар гражданской войны парламент издал Ордонанс о конфискации земель архиеписко­пов. Он положил начало секуляризации церковных земель. Конфискованные в соответствии с этим Ордонансом земли затем (Ордонансом от 17 ноября 1646 г.) были пущены в распродажу, причем по очень высоким ценам. Покупатели земельных участков должны были уплатить за них сумму, составляющую не менее десятикратного размepa дохода с этих земель, исчисленного на 1641 г. (т. е. до начала войны). Это привело к тому, что распродаваемые земли оказались в руках джентри и предпринимателей, в частности тех крупных ростовщиков, которые давали пар­ламенту деньги взаймы.

В последующем (1649 и 1650 гг.) были приняты новые акты, которые распространили указанную выше процедуру на более широкий круг церковных земель (приходские маноры и т. д.). С провозглашением республики парламент из­дал в июле 1649 г. «Акт о продаже владений, маноров и земель, ранее принадлежавших бывшему королю, королеве и наследному принцу». В этом акте указывалось, что цена на распродаваемые имения должна устанавливаться с уче­том дохода за 13 лет. Преимущественное право покупки (в течение 30 дней) предоставлялось держателям недвижимостей, а затем (в течение 10 дней) — кредиторам. После ис­течения указанного срока королевское имущество поступа­ло в свободную распродажу. Приобретенная таким образом недвижимость закреплялась за покупателями актами пар­ламента или выдачей им соответствующих патентов.

Указанные выше законодательные акты революции о распродаже конфискованных земель отвечали интересам влиятельных кругов английского государства. В результате этого законодательства земля становилась достоянием бо­гатой верхушки общества и не могла практически попасть в руки основной части крестьянства и тем более городской и сельской бедноты. Об этом свидетельствуют, например, итоги распродажи епископских земель: 50 % оказались в руках джентри, 29 % — у лондонских купцов и торговцев и только 9 % земель были приобретены свободными крестьянами (йо­менами).

Отражением непримиримости парламентской оппози­ции по отношению к феодальным привилегиям короля стал акт парламента, принятый в феврале 1646 г. Согласно это­му акту, был ликвидирован фискально-феодальный орган абсолютизма, созданный еще в 1541 г., — палата феодаль­ных сборов, которая следила за выполнением повинностей и уплатой платежей в пользу короны лицами, державшими землю от короля. Этот акт упразднял также рыцарские дер­жания (держания на оммаже), так называемые файфы, рель­ефы и тому подобные феодальные поземельные институты. Рыцарские держания (а в этой форме обычно владели зем­лей и ее новые приобретатели) превратились отныне в сво­бодный сокаж, т. е. в поземельное владение капиталистиче­ского типа. Такой же статус приобретали земли свободного крестьянства (фригольдеров, йоменов).

Но акт 1646 г. не облегчил положения большинства английского крестьянства, многочисленных копигольдеров (зависимых держателей земли). Они должны были по-прежнему выполнять свои повинности и уплачивать по­боры в пользу своих лендлордов. Более того, обязанности копигольдеров сохранялись и на тех землях, которые были конфискованы и пущены в распродажу. Так, например, в упомянутом выше акте 1649 г. о распродаже королевских земель прямо говорилось, что приобретатели королевских имений и имуществ, а также их наследники «будут иметь владения, пользоваться и осуществлять все те выгоды, привилегии, права, порядки и обычаи и на тех же основа­ниях получать все преимущества, выгоды от нарушенных условий, штрафы или возмещение за неисполнение дого­воров, владельческие иски или требования, как назван­ные король, королева…». Таким образом, для копигольде­ров менялись лишь хозяева, обязанности же оставались неизменными.

Требования английского крестьянства о радикальной ломке старых феодальных порядков не только отвергались парламентом, но и влекли за собой жестокие репрессии. Об этом свидетельствует, в частности, подавленное Кромвелем движение диггеров (копателей), проповедовавших общие права на землю.

Английская революция не затронула и многие другие поземельные институты, сложившиеся в средневековую эпо­ху (система майората, особый порядок распоряжения родо­вым имуществом и т.п.). Но она способствовала превраще­нию земли в товар, открывала путь к дальнейшей экспро­приации общинных земель у крестьян, к укреплению но­вых буржуазных принципов в подходе к земельной собст­венности.

« Сравнительная характеристика аграрного законодательства Английской и Французской революций»

1 этап — 1789-1791 гг.

Учредительное Собрание.

После июльских событий в Париже, в условиях массового бегства дворян, напуганных распространением волнений по всей Франции, и нападений крестьян на замки, где они, прежде всего, уничтожали кадастры, в которых были записаны все их провинности и обязательства перед господами; 4 августа 1789г. Учредительное собрание торжественно приняло декрет, отменявший феодальные права дворянства, но оставлявший в неприкосновенности огромные земельные владения дворян. Феодальные повинности (ценз, шампар, различные барщинные отработки) отменялись не безвозмездно, а за большой выкуп.

Для доказательства моих вышесказанных слов, я приведу выдержки из документа.

«Ст.1. Национальное собрание окончательно упраздняет феодальный порядок. Оно постановляет, что из прав и повинностей феодальных и чиншевых, те, которые относятся к личному или крепостному праву, отменяются без вознаграждения; все прочие же подлежат выкупу». То есть, здесь речь идет об отмене относительно второстепенных феодальных прав, таких как серваж, право «мертвой руки», исключительное право охоты и т.д. С безвозмездным отказом от них сеньоры согласились легко, учитывая, что фактически они были потеряны еще с первых дней революции. А вот самое главное зло — оброки и ренты — так и осталось не тронутым, поэтому революция и не остановилась на достигнутом, а пошла дальше, подталкиваемая крестьянскими массами.

Ст.6. «всякие вечные земельные ренты и шампар».

Ст.9 «денежные, личные и земельные привилегии уничтожаются, а налоги будут взиматься со всех и одинаково».

24 декабря 1789г. декретом Национальго собрания все земли духовенства были переданы в распоряжение нации, но с «обязательством выделения средств на поддержание культа, его служителей и т.д.». Церковные владения были конфискованы, но потом эти земли вернули (около 30%) или возместили за них деньги.

Декретом от 15 марта 1790г. Собрание, пользуясь своим правом посредством особого закона уточнять как последствия уничтожения феодального режима, так и разграничение между отмененными и подлежащими выкупу правами, — постановило следующее:

Глава I

Ст.1. «Всякие почетные отличия и все права, проистекающие из феодального строя, уничтожаются.

Ст.2. «Вместе с феодальной системой владения недвижимостью уничтожается и старый порядок наследования».

Глава II

Ст.1. «Личная, имущественная или смешанная крепостная зависимость, равно как и их последствия, безвозмездно уничтожаются»,

Ст.2. «все земли, находившиеся прежде в крепостной зависимости имущественной или смешанной, будут и впредь обременены теми же повинностями, платежами, земельными налогами и барщиной, которыми они были обременены до сего времени».

Ст.27. «В качестве вознаграждения за уступку права собственности на землю или какого-либо имущественного права остается земельная барщина».

Глава III

Ст.1. вводит не понятное и никак не расшифровываемое понятие полезных прав и обязанностей: «Могут быть выкуплены и подлежат исполнению впредь до окончания выкупа все полезные феодальные и чиншевые права и обязанности, являющиеся платой за первоначальную уступку недвижимости и составляющие ее условие».

Глава IV

«всякий собственник может выкупить чиншевые и феодальные права, коими отягощена его недвижимость».

Законодательное собрание

25 августа 1792г. был издан декрет, по которому следовало следующее:

1) Все последствия, вытекающие из правил, связанных с феодализмом, признаются не существующими.

2) Всякая поземельная собственность считается свободной от всяких прав, пока не будет доказано противоположное.

3) Все наследственные имущества, уступленные под условием освобождения от крепостной зависимости и находящиеся поныне в руках бывших сеньоров, подлежат возвращению тем, кто их уступил. Обещанные, но всё же не выплаченные бывшим сеньорам по тем же поводам суммы не могут быть взысканы этими последними.

4) Все вообще сеньориальные права отменяются без всякого вознаграждения, если только не будет доказано, что они имеют своим источником первоначальную уступку недвижимости. В таком случае эти права могут быть выкуплены.

5) Самое главное: Все предыдущие законы, противоречащие в чем-либо постановлениям настоящего декрета, объявляются ничтожными.

28 августа 1792г. вышел ещё закон, по которому отменяется право триажа, а земли, отобранные в соответствии с ним у общин, возвращаются последним.

Аграрное законодательство монтаньяров (якобинцев) (1793-1794гг.) – 2 этап.

Декрет от 3 июня 1793г. гласит о распродаже участками земель эмигрантов, что не удивительно, ибо Якобинская диктатура была насыщена репрессивными мерами.

Декрет от 10—11 июня 1793г. об общинных землях.

Национальный Конвент:

а) постановляет, что все имущества, принадлежащие коммунам, за исключением общественных мест, имущества государственной важности и т.д., могут быть разделены между их членами, не зависимо от пола, возраста, соц.положения и т.п. этих членов. Говориться здесь о разделении имущества находящихся в коммуне поровну.

б) Устанавливает внушительный список правил раздела общинной собственности и прав на пользование долями их получателями. Создание списка правил, обеспечивающий безопасность общинной собственности.

в) Дает право коммунам самим решать: проводить раздел или нет; если нет, то продолжать пользоваться общинным имуществом сообща или продать его (сдать в аренду). Передача инициативы в руки коммун.

Декрет от 17 июля 1793г. «Об окончательном упразднении феодальных прав».

Согласно этому документу все бывшие сеньориальные платежи, чиншевые и феодальные права, за исключением рент и повинностей чисто земельного характера, не вытекающих из феодальных прав, и сохраненные в силе декретом 25 августа 1792г., отменяются без всякого вознаграждения. Было обеспечено радикальное и по своей смелости уникальное в истории буржуазных революций Запада решение главного вопроса революции — аграрного.

Декрет от 7 сентября 1793г.

В нем, под страхом лишения всех гражданских прав, запрещается любому французу пользоваться феодальными правами. Это заключительный этап в упразднении феодализма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *