308 статья УК

  • автор:

Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников.

Комментарий к Ст. 308 УК РФ

1. Общественная опасность данного преступления заключается в том, что его совершение не позволяет или значительно затрудняет принятие объективного, учитывающего реальные обстоятельства уголовного дела процессуального решения и тем самым защиту прав и законных интересов человека и гражданина, организации, интересов общества и государства.

2. С объективной стороны рассматриваемое преступление выражается в бездействии, хотя в отдельных случаях бездействию может предшествовать активное действие субъекта — написание заявления о своем нежелании давать показания. Отказ от дачи показаний может осуществляться путем неявки свидетеля, потерпевшего по вызовам к следователю, дознавателю или в суд, в заявлении об отказе давать показания в целом по делу или в части отдельных лиц или отдельных эпизодов, в фактическом отказе сообщать известные сведения со ссылкой на то, что ничего не помнит или не знает.

Утаивание некоторых обстоятельств при даче показаний по делу следует расценивать не как отказ от дачи показаний, а как дачу заведомо ложных показаний.

3. Состав отказа от дачи показаний сформулирован как формальный: это преступление считается оконченным в момент отказа от дачи показаний.

Несмотря на то что в комментируемой статье отсутствует примечание, аналогичное тому, которое имеется в ст. 307 УК, в случае дачи показаний лицом, ранее отказывавшимся от этого, такое лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности ввиду деятельного раскаяния на основании ст. 75 УК.

4. Формой вины лица, отказывающегося от дачи показаний, является прямой умысел, так как лицо осознает, что, будучи вызванным к следователю, дознавателю или в суд в качестве свидетеля или потерпевшего, оно обязано явиться и дать правдивые показания, но не желает это делать и тем самым нарушает уголовный закон.

5. Мотивами совершения преступления могут быть нежелание содействовать органам следствия и суду, стремление помочь виновному уйти от ответственности, боязнь мести со стороны лица, которому могут быть невыгодны показания, нежелание втягиваться в чужой конфликт и др. По общему правилу они, как и цели преступления, определяющего влияния на квалификацию не оказывают, однако в случае, когда при существовании реальной опасности для свидетеля или потерпевшего в связи с его участием в судопроизводстве уполномоченные правоохранительные органы не принимают мер к обеспечению его безопасности, может быть констатирован вынужденный характер отказа от дачи показаний и, соответственно, бездействие лица квалифицировано как совершенное в состоянии крайней необходимости.

6. В силу положения ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, согласно которому никто не может быть понужден свидетельствовать против себя самого, своего супруга или своих близких родственников, круг которых определен, в частности, п. 4 ст. 5 УПК (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), примечании к комментируемой статье для указанных лиц исключается уголовная ответственность за отказ от дачи показаний.

Не подлежат уголовной ответственности за отказ от дачи показаний также и иные лица, которые федеральным законодательством, принятым на основании ч. 2 ст. 51 Конституции, освобождены от обязанности свидетельствовать: судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по делу; адвокат, защитник — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; адвокат — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи; священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением своих полномочий; лица, обладающие в соответствии с международными договорами дипломатическим и представительским иммунитетом.

Комментарий к статье 308 Уголовного Кодекса РФ

Основным объектом этого преступления выступают интересы правосудия. Дополнительный объект — права и свободы человека и гражданина, законные интересы физических и юридических лиц.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что в результате его совершения затрудняется деятельность по осуществлению правосудия, создаются препятствия по установлению истины, полному всестороннему и объективному расследованию дела.

В отличие от свидетеля и потерпевшего подозреваемый и обвиняемый вправе не давать показаний.

За уклонение эксперта от дачи заключения уголовная ответственность не установлена. Виновный может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (например, экспертным учреждением, где он работает) либо к гражданско-правовой ответственности (например, эксперт — индивидуальный предприниматель за то, что не исполнил свои обязательства по договору возмездного оказания услуг, ст. ст. 779 — 783 ГК РФ).

Отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний по делу об административном правонарушении согласно ст. ст. 25.2 и 25.6 КоАП РФ влечет ответственность по ст. 17.7 КоАП РФ, в силу чего уголовная ответственность за указанные действия в действующем уголовном законодательстве не предусмотрена.

Согласно УПК РФ (ст. ст. 277 и 278), ГПК РФ (ст. 176), АПК РФ (ст. 56) свидетель и потерпевший предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний. О чем они дают подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Объективная сторона преступления выражается в отказе свидетеля или потерпевшего от дачи показаний.

По конструкции объективной стороны состав преступления является формальным. Он может быть совершен как путем действий (прямой устный или письменный отказ давать показания), так и бездействием (молчание в ответ на предложение дать показания). Преступление считается оконченным в момент совершения любого из этих деяний независимо от наступивших последствий.

Дальнейшее поведение лица (например, дача показаний в суде после отказа дать их на предварительном следствии) не влияет на квалификацию содеянного, но может быть учтено при индивидуализации ответственности (например, при решении вопроса о применении ч. 2 ст. 14 УК РФ). Также не свидетельствует об отсутствии состава тот факт, что лицо ранее уже давало показания.

Если причинами отказа послужили факты физического или психического принуждения к такому отказу, то вопрос об уголовной ответственности свидетеля или потерпевшего, отказавшихся давать показания, решается исходя из положений ст. 40 УК РФ, предусматривающей упомянутые виды принуждения в качестве одного из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Одновременно следует рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 309 УК РФ в отношении лица, принуждающего свидетеля или потерпевшего к уклонению от дачи показаний.

Как и применительно к предыдущему составу преступления, отсутствие предупреждения об уголовной ответственности в случае отказа свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относится к числу конструктивных признаков состава и исключает уголовную ответственность. Этот вывод, с нашей точки зрения, подтверждается положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» <1>, где говорится о том, что при рассмотрении гражданских и уголовных дел судам необходимо учитывать, что в силу ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом; названное конституционное положение должно быть разъяснено не только подсудимому, но также его супругу или близкому родственнику перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего; в противном случае показания таких лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого). Таким образом, несоблюдение рассматриваемого процессуального требования Пленум Верховного Суда РФ связывает с недопустимостью доказательств и отсутствием состава отказа от дачи показаний.

———————————
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 1.

От отказа следует отличать уклонение свидетеля и потерпевшего от явки в суд. Указанное деяние влечет не уголовную, а процессуальную ответственность, которая исчерпывающим образом указана в ст. 111 УПК РФ.

Примечание к статье гласит, что не подлежит уголовной ответственности отказ от дачи показаний против самого себя, своего супруга или своих близких родственников. Это соответствует положениям ст. 51 Конституции РФ.

Следует иметь в виду, что СК РФ в ч. 2 ст. 1 указывает, что признается лишь брак, заключенный в органах записи актов гражданского состояния (ЗАГС). Следовательно, только лица, состоящие в официально зарегистрированном браке, подпадают под действие данного примечания и не подлежат уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против своего супруга.

Часть 2 ст. 51 Конституции РФ гласит, что федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Указанное положение Конституции нашло свое развитие в ч. 3 ст. 56 УПК РФ. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу;

3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди <1>;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Аналогично решается вопрос в ч. 5 ст. 56 АПК РФ: не подлежат допросу в качестве свидетелей судьи и иные лица, участвующие в осуществлении правосудия, об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в рассмотрении дела, представители по гражданскому и иному делу — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителей, а также лица, которые в силу психических недостатков не способны правильно понимать факты и давать о них показания.

Соответствующие положения установлены и ч. 3 ст. 69 ГПК РФ, где определено, что не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;

2) судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;

3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди.

Согласно ч. 4 ст. 69 ГПК РФ помимо лиц, перечисленных в примечании к ст. 308 УК РФ (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ), вправе отказаться от дачи свидетельских показаний: депутаты законодательных органов — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий (п. 4), Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей (п. 5) <1>.

Необходимо обратить внимание, что указанные лица освобождаются от ответственности именно за отказ от дачи показаний, а не за дачу ложных показаний. В последнем случае уголовная ответственность по ст. 307 УК РФ наступает на общих основаниях.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом, т.е. лицо сознает, что его показания важны для всестороннего и объективного расследования дела или его рассмотрения в суде, предвидит, что его отказ от дачи показаний может помешать этому, но желает действовать именно таким образом. Мотивы могут быть самые различные, в том числе и соответствовать указанным при рассмотрении ст. 307 УК РФ. Мотивы отказа не имеют значения для квалификации содеянного, но учитываются при назначении наказания.

Субъектом отказа от дачи показаний является вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет, привлеченное в установленном законом порядке к участию в деле в качестве свидетеля или признанное потерпевшим по делу (субъект специальный). Свидетели и потерпевшие, не достигшие шестнадцатилетнего возраста, не могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Другой комментарий к статье 308 Уголовного Кодекса РФ

1. Непосредственным объектом преступления является установленный нормами УПК РФ порядок дачи показаний свидетелями или потерпевшими. Дополнительный объект — права и законные интересы физических или юридических лиц — участников уголовно-процессуального правосудия или уголовного преследования.

2. Объективная сторона состава преступления характеризуется совершением деяния (действий или бездействия), которое состоит в отказе потерпевшего или свидетеля от дачи показаний. Такой отказ представляет собой категорическое нежелание сообщать имеющие значение для дела фактические данные, известные виновному, заявленное в устной или письменной форме на предварительном следствии или в суде. Отказ в форме бездействия выражается в том, что свидетель или потерпевший молчит, не отвечает на поставленные вопросы.

3. Состав преступления — формальный. Преступление считается оконченным с момента заявления об отказе давать показания или при систематическом противоправном бездействии, связанном с дачей показаний. Неявка свидетеля или потерпевшего к следователю либо в суд не может рассматриваться как отказ от дачи показаний.

4. Субъект преступления специальный — вменяемый, достигший 16-летнего возраста свидетель или потерпевший.

5. Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.

6. Примечание к статье гласит, что не подлежит уголовной ответственности лицо за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или близких родственников. Данная норма основана на положениях ст. 51 Конституции РФ. Понятие близких родственников раскрывалось при анализе ст. 295 УК.

Следует отметить, что согласно ст. 56 УПК РФ не могут допрашиваться в качестве свидетеля: 1) судья, присяжный заседатель об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу; 2) защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации Федерального Собрания, депутат Государственной Думы Федерального Собрания без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий. Поэтому, если такие лица откажутся давать показания по вышеперечисленным вопросам, они также не подлежат уголовной ответственности.

Согласно ч. 1 ст. 202 УПК РФ следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, а также в соответствии с ч. 1 ст. 144 того же Кодекса у иных физических лиц и представителей юридических лиц в случаях, если возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах. При этом в данной статье не конкретизируется, каким именно образом следователь вправе получать такие образцы — принудительно или только с согласия того, у кого они изымаются.

Данная норма нередко, в том числе и в судебной практике, толкуется так, что предполагает возможность принудительного (силового) изъятия образцов, как у обвиняемого и подозреваемого (по аналогии закона), так и у потерпевшего и свидетеля1.

ПРИНУЖДЕНИЕ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ ОБРАЗЦОВ — ТОЛЬКО К ПОТЕРПЕВШЕМУ

Действительно, по правилам п. 4 ч. 5 ст. 42 УПК РФ2 потерпевший не вправе уклоняться от прохождения освидетельствования, от производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования. Статья 308 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, производства в отношении него судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования.

Сравнение этих норм позволяет заключить, что УПК и УК РФ исходят из возможности применения принуждения (в том числе в случае необходимости изъятия образцов) лишь к потерпевшему. Однако в отношении свидетеля, обвиняемого и подозреваемого закон не предусматривает применение принуждения, а тем более возможности принудительного (силового) изъятия образцов. Более того, ч. 2 ст. 9 УПК РФ прямо устанавливает, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию3, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Кстати, именно элементом насилия над личностью принудительное (силовое) изъятие образцов (если, конечно, допустить, что оно вообще возможно), когда это связано с нарушением телесной неприкосновенности (например, при заборе крови и т. п.), и может отличаться от других принудительных силовых действий: обыска, выемки, а также освидетельствования4, при которых воздействие направлено непосредственно не против лица, а против предметов. Согласно ч. 1 ст. 22 Конституции РФ каждый человек имеет право на личную неприкосновенность, которая предполагает в первую очередь неприкосновенность самого тела человека. Не означает ли это, что силовое изъятие образцов для судебной экспертизы вообще недопустимо без согласия испытуемого лица?

Представляется, что в любом случае правомочие органов предварительного расследования и суда на принудительное изъятие образцов следует толковать ограничительно.

ПРИМЕНЯТЬ ПРИНУЖДЕНИЕ ПО АНАЛОГИИ НЕДОПУСТИМО

В уголовно-процессуальном праве применять принуждение по аналогии в принципе недопустимо в силу используемого в нем метода правового регулирования, ибо в этой области может быть «разрешено только то, что разрешено». Поэтому если в отношении обвиняемого или подозреваемого, свидетеля, представителей юридических и иных физических лиц законодатель не разрешил изъятие образцов под угрозой применения мер принуждения (хотя имел для этого полную возможность), а сделал это лишь в отношении потерпевшего, значит, такова его воля.

ПРИНЦИП ЗАЩИТЫ ДОСТОИНСТВА ИМЕЕТ АБСОЛЮТНЫЙ ХАРАКТЕР

В части 2 ст. 202 УПК РФ предусмотрено, что при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. Это отвечает требованиям ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, согласно которой «достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». Слово «ничто» здесь буквально означает — никакая внешняя целесообразность (в том числе нужды чрезвычайного или военного положения, борьбы с преступностью, судопроизводства и т. п.) не дает государству права делать изъятия из принципа уважения человеческого достоинства. Таким образом, на принцип защиты достоинства личности не распространяется возможность ограничения конституционных прав и свобод даже в случаях, названных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Следовательно, если способ принудительного изъятия образцов так или иначе умаляет достоинство (то есть положительную самооценку) личности, он неправомерен.

ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ОБРАЗЦЫ ДЛЯ ЭКСПЕРТИЗЫ, НУЖНО СОГЛАСИЕ ЛИЦА

При получении некоторых образцов лицо может также претерпевать физическую боль, а в отдельных случаях даже подвергаться опасности для здоровья. Однако по смыслу ст. 35 Федерального закона от 31.05.2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»5 при производстве судебной экспертизы запрещается применять методы исследований и получения образцов, если они сопряжены с сильными болевыми ощущениями или способны отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством РФ.

Более того, согласно ч. 2 ст. 21 Конституции РФ «никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам». Опыт же, по нормам русского языка, определяется как воспроизведение того или иного явления экспериментальным путем либо создание какого-то нового объекта в определенных условиях с целью исследования, испытания6. Но что есть получение образца для проведения экспертизы, если не создание нового объекта для исследования и испытания (сравнения)? В этом смысле экспертиза с использованием образцов для сравнительного исследования есть не что иное, как медицинский, научный или иной опыт.

ПОЗИЦИЯ КС РФ

Правоприменитель обязан соблюдать и требования, изложенные в постановлениях и определениях Конституционного Суда РФ. В определении от 16.12.2004 № 448-О7 сказано следующее. Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и закрепленное ст. 49 (части 1 и 2) Конституции РФ право не доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, являются в силу ее ст. 18 непосредственно действующими. Эти права должны обеспечиваться правоприменителем на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции РФ требования о прямом действии конституционных норм. Поэтому соответствующие должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, обязаны разъяснить лицу, подозреваемому или обвиняемому в преступлении, его право отказаться от дачи показаний и от предоставления иных доказательств по поводу совершенного деяния, не оказывая на него давления или принуждения в целях получения доказательств, подтверждающих обвинение. Такая позиция изложена Конституционным Судом РФ в постановлении от 25.04.2001 по делу о проверке конституционности ст. 265 УК РФ.

Вместе с тем закрепление в Конституции РФ права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ее ч. 3 ст. 55.

Таким образом, Конституционный Суд РФ:

а) недвусмысленно выводит из права обвиняемого не свидетельствовать против самого себя право не предоставлять и иные доказательства своей виновности8;

б) допускает проведение процессуальных действий независимо от согласия подозреваемого и обвиняемого с их участием;

в) требует последующего судебного контроля за этими действиями.

При этом следует отметить существенное различие между правом обвиняемого (подозреваемого) не предоставлять доказательства против самого себя и его безусловной обязанностью участвовать в процессуальном действии. Однако процессуальное действие не сводится лишь к принудительному элементу (до которого дело может и не дойти — вспомним обыск), а включает определенную процедуру, в том числе разъяснение прав и обязанностей, заслушивание заявлений и ходатайств участников, составление протокола. Поэтому можно (и нужно) принимать участие в таком действии, но в ходе его возможен и отказ от предоставления образца.

В определении от 24.09.2013 № 1297-О9 Конституционный Суд РФ развил изложенную выше позицию, дополнив ее указанием на необходимость соблюдения требования соразмерности ограничения права на неприкосновенность личности при изъятии образцов: Конституция РФ, гарантируя каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом ч. 2 ст. 45, и право не свидетельствовать против себя ч. 1 ст. 51, не исключает возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого, а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств. В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 55 Конституции РФ УПК РФ предусматривает возможность производства процессуальных действий (в том числе получения образцов для сравнительного исследования) и применения мер принуждения, связанных с ограничением права граждан на личную неприкосновенность, в целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6), обеспечивая обоснованность и соразмерность ограничений указанного права, а также требует судебного контроля за производством данных действий, предоставляя заинтересованным лицам право на судебную защиту их прав и свобод (определения КС РФ от 03.07.2007 № 594-О-Пи от 13.10.2009 № 1232-О-О).

В приведенных выше решениях Конституционного Суда РФ также отсутствует утверждение, что само по себе изъятие образцов может производиться силовым образом, а говорится лишь о соразмерном применении мер принуждения. Причем вряд ли кто-нибудь решится всерьез оспаривать: такое принуждение (впрочем, как и любое другое государственное принуждение) может производиться лишь в законном, то есть установленном УПК РФ порядке, а значит, здесь имеются в виду меры процессуального принуждения.

Но УПК РФ содержит целый раздел IV, который посвящен урегулированию именно мер процессуального принуждения. Так, согласно ст. 111 (гл. 14) в целях обеспечения установленного данным Кодексом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому следующие меры процессуального принуждения:

— обязательство о явке;

— привод;

— временное отстранение от должности;

— наложение ареста на имущество.

Однако ни одна из перечисленных мер принуждения явно не предназначена для изъятия образцов. А в части 2 той же статьи сказано: «В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, дознаватель, следователь или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому следующие меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взыскание». Следовательно, лишь к потерпевшему и свидетелю, если они отказываются добровольно предоставить образцы, можно применить меру принуждения в виде денежного взыскания в порядке ст.ст. 117–118 УПК РФ10. Эту меру можно рассматривать и как соразмерное ограничение права на личную неприкосновенность указанных участников процесса. Она понуждает к недобровольному согласию на предоставление образцов чисто правовыми средствами (правовое принуждение), а именно под угрозой наказания.

ВЫВОДЫ

С учетом указанных выше конституционно-правовых запретов (ст.ст. 21, 22 Конституции РФ), приведенных позиций Конституционного Суда РФ и по прямому смыслу УПК РФ изъятие образцов для сравнительного исследования возможно в следующих альтернативных вариантах:

а) в добровольном порядке;

б) таким образом, чтобы это не затрагивало несоразмерно принцип неприкосновенность личности, а именно:

— путем обеспечения физического присутствия, в том числе посредством доставления или привода обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего;

— при условии разъяснения участникам этого процессуального действия их прав и обязанностей;

— в случае отказа от добровольного предоставления образцов — с последующим применением мер процессуального принуждения в виде денежного взыскания, налагаемого на потерпевшего11 или свидетеля.

Что же касается обвиняемого (подозреваемого), то факт остается фактом: УПК не предоставляет следователю или суду правомочия принудительно изымать у них образцы для сравнительного исследования, — по-видимому, чтобы не нарушать презумпцию невиновности и право хранить молчание (в широком смысле). Но тогда, как можно обеспечить интересы правосудия, если по делу необходимо исследование образцов, получаемых от обвиняемого, а это не представляется возможным.

Как ни странно, на помощь здесь приходит УК РФ. Согласно недавно введенному примечанию 2к ст. 264 (в ред. Федерального закона от 03.07.2016 № 328-ФЗ12) лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается в том числе лицо, управляющее транспортным средством, которое не выполнило законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством РФ. То есть необходимость в получении образцов от подозреваемого здесь просто отпадает, ибо состояние опьянения считается доказанным. Его молчание (отказ проходить медицинское освидетельствование) обращается против него же.

Таким образом, на данный момент ничто не мешает суду учесть и отказ обвиняемого (подозреваемого) в добровольном предоставлении образцов для сравнительного исследования в качестве изобличающего доказательства (так называемая улика поведения) в числе других доказательств и фактов при решении вопроса о его виновности в совершении преступления.

ЛИТЕРАТУРА
1Соколов, А. Б. Получение образцов для сравнительного исследования.
2Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — М., 1994. — 928 с. 1См., напр.: Соколов А. Б. Получение образцов для сравнительного исследования. 2Введен Федеральным законом от 28.12.2013 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» // Российская газета. 2013. 13 дек. 3Термин «насилие» можно понимать в широком и узком смыслах. В широком — это общественное отношение, в ходе которого одни индивиды (группы людей) с помощью внешнего принуждения, представляющего угрозу жизни вплоть до ее разрушения, подчиняют себе других, их способности, производительные силы, собственность. В узком же смысле — это лишь противоправное силовое воздействие. 4Как представляется, при принудительном освидетельствовании силовое воздействие направлено не на само тело человека, а на скрывающую его одежду, то есть на предметы. 5Российская газета. 2001. 05 июня. 6См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 449. 7″Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики о проверке конституционности пункта 2 части четвертой статьи 46 и пункта 3 части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник КС РФ. 2005. № 3. 8В пункте 69 постановления ЕСПЧ от 17.12.2996 по делу «Саундерс против Соединенного Королевства» изложена иная позиция, однако Конституция РФ может предоставлять гражданам большее благоприятствование и объем прав, нежели международное право. 9″Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сойкина Олега Юрьевича на нарушение его конституционных прав статьей 202 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Официальный сайт КС РФ. 10Но не к представителям юридических лиц и иным физическим лицам. О применении к ним мер принуждения в разделе IV УПК РФ не говорится. 11Вопрос о применении лишь к потерпевшему мер уголовной ответственности за такой отказ мы не затрагиваем, так как он требует самостоятельного рассмотрения. + 12Российская газета. 2016. 08 июля.

Комментарий к Статье 308 УК РФ

1. Основной объект преступного посягательства — общественные отношения, регулирующие нормальную деятельность суда и органов предварительного расследования.

2. Общественная опасность отказа от дачи показаний выражается в невозможности принятия правосудного процессуального решения, в результате чего может быть допущена судебная ошибка.

3. Объективная сторона состава преступления проявляется в бездействии лица, вызванного в суд в качестве свидетеля или потерпевшего, обязанного давать показания. Отказ свидетельствовать может выражаться как в прямом заявлении о нежелании давать показания в целом по делу, или в отношении отдельных лиц, или по отдельным эпизодам, так и в уклонении от дачи показаний путем ссылок на то, что этим лицам ничего не известно по делу.

4. По законодательной конструкции состав преступления формальный. Преступление окончено (составом) в момент отказа от дачи показаний свидетеля или потерпевшего.

5. Субъективная сторона состава преступления выражается только в прямом умысле. Виновное лицо осознает, что, являясь соответственно свидетелем или потерпевшим, вызвано к следователю (дознавателю) или в суд, обязано давать показания, однако желает бездействовать и не давать показания уполномоченным на допрос должностным лицам. Мотив и цель на квалификацию не влияют.

6. Субъект преступного посягательства специальный — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, вызванное в качестве свидетеля или потерпевшего, обязанное давать показания.

7. Примечание к коммент. статье основано на положениях статьи 51 Конституции о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определен ФЗ.

7.1. Согласно п. 4 ст. 5 УПК близкие родственники — это супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки. Также к этой категории относятся опекуны и попечители. Следует иметь в виду, что, исходя из буквального толкования примечания, оно относится к категории только близких родственников, отказ свидетельствовать против иных родственников влечет УО.

7.2. Согласно ст. 51 Конституции могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности свидетельствовать на основании федеральных законов.

Другой комментарий к Ст. 308 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона состоит в отказе от дачи показаний. Он может быть выражен соответствующим заявлением или молчанием. Отказ бывает полным или частичным, когда свидетель или потерпевший отвечают на одни вопросы и отказываются отвечать на другие. В рассматриваемом преступлении, в отличие от деяния, предусмотренного ст. 307 УК, виновный не скрывает наличия у него определенной информации, а лишь отказывается ее сообщить.

Преступление окончено, когда дознавателем, следователем, судьей воспринят отказ от дачи показаний.

2. Субъект преступления — свидетель или потерпевший, достигшие 16-летнего возраста.

3. Не влечет уголовной ответственности отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников. Согласно п. 4 ст. 5 УПК РФ близкими родственниками, кроме супруга, признаются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Уголовный закон не исключает ответственности за отказ от дачи показаний судьи и присяжного заседателя относительно обстоятельств дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по нему; адвоката и защитника относительно информации, полученной в связи с обращением к ним за юридической помощью или ее оказанием; священнослужителя относительно обстоятельств, ставших ему известными из исповеди; члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы относительно сведений, ставших их достоянием в связи с осуществлением ими своих полномочий. В то же время ч. 3 ст. 56 УПК РФ устанавливает, что данные лица не подлежат допросу в качестве свидетелей.

Приговор мирового судьи судебного участка №1 по Чистопольскому судебному району Республики Татарстан по статье 308 УК РФ «Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

23 июля 2014 года город Чистополь

Исполняющий обязанности мирового судьи судебного участка №1 по Чистопольскому судебному району Республики Татарстан Э.Ф. Б.,

с участием государственного обвинителя – помощника Чистопольского городского прокурора Р.Н. С.,

подсудимого Х.,

при секретаре Е.В. Д.,

рассмотрев материалы уголовного дела в отношении

Х., родившегося (ДАТА), (ДАННЫЕ ИЗЪЯТЫ),

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьей 308 УК РФ,

установил:

Х., являясь потерпевшим, не желая оказывать помощь органам предварительного следствия в установлении истины по уголовному делу, отказался от дачи показаний при следующих обстоятельствах.

14 марта 2014 года Чистопольским МРСО СУ СКР по РТ по заявлению Х. возбуждено уголовное дело (НОМЕР) по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ в отношении З., которое 14 мая 2014 года прекращено в связи с отсутствием состава преступления в действиях З.

Постановлением следователя Чистопольского МРСО СУ СКР по РТ от 21 апреля 2014 года Х. признан потерпевшим по указанному уголовному делу и в тот же день в период с 15 часов до 15 часов 30 минут Х., находясь в комнате для следственных действий ИВС ОМВД России по Чистопольскому району по адресу: (АДРЕС), будучи предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по статье 308 УК РФ, умышленно отказался давать показания в качестве потерпевшего по уголовному делу.

22 апреля 2014 года в период с 10 часов 30 минут по 11 часов 20 минут Х., находясь в комнате для следственных действий ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по адресу: (АДРЕС), будучи предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по статье 308 УК РФ, умышленно отказался давать показания в ходе проведения очной ставки с З..

14 мая 2014 года в период с 16 часов 20 минут по 17 часов 3 минуты Х., находясь в комнате для следственных действий ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по адресу: (АДРЕС), будучи предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по статье 308 УК РФ, умышленно отказался давать показания в качестве потерпевшего по уголовному делу.

Подсудимый Х. в ходе судебного заседания вину признал полностью и показал, что он действительно при расследовании уголовного дела отказывался от дачи показаний в качестве потерпевшего.

Виновность подсудимого Х. в содеянном подтверждается следующими доказательствами.

Свидетель К. показал, что 14 мая 2014 года он участвовал при допросе Х. в помещении ФКУ СИЗО-5 УФСИН России и на вопросы следователя по существу уголовного дела Х. отвечать отказался.

Аналогичные показания дал и допрошенный в ходе судебного заседания свидетель И.

Допрошенный свидетель З. показал, что 14 марта 2014 года в отношении него было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 286 УК РФ, а потерпевшим по делу проходил Х. Х. при расследовании дела неоднократно отказывался от дачи показаний. При проведении очной ставки между ним и Х. последний также отказался от дачи показаний.

Свидетель С. показал, что со слов З. он знает о том, что Х. при проведении очной ставки и при допросах в качестве потерпевшего отказался давать показания,

Аналогичные показания дал и допрошенный в ходе судебного заседания свидетель В.

Кроме того, вина Х. доказывается рапортом об обнаружении признаков преступления, согласно которому Х. отказался от дачи показаний в качестве потерпевшего (л. д. 4), постановлением о возбуждении уголовного дела, согласно которому 14 марта 2014 года в отношении З. возбуждено уголовное дело по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ по заявлению Х. (л. д. 8-9), постановлением от 21 апреля 2014 года о признании Х. потерпевшим по уголовному делу (л. д. 18-20), протоколами допросов потерпевшего, очной ставки, согласно которым Х. отказался от дачи показаний в качестве потерпевшего (л. д. 21-32), постановлением о прекращении уголовного дела в отношении З. за отсутствием состава преступления (л. д. 73-78), протоколом осмотра и постановлением о признании и приобщении к уголовному делу в качестве вещественных доказательств DVD-R диска с видеозаписью, видеокассеты (л. д. 106-107).

Суд доверяет вышеуказанным доказательствам, поскольку они состоят в логической взаимосвязи между собой, считает их достоверными, допустимыми и последовательными, так как доказательств обратного суду не представлено.

Вмененное Х. обвинение в части отказа от дачи показаний 2 апреля 2014 года подлежит исключению как необоснованное, поскольку он допрашивался в качестве свидетеля и ему не предъявлялось обвинение по факту отказа свидетеля от дачи показаний.

Иных нарушений, влияющих на квалификацию и доказанность вины Х., судом не установлено.

Из всей совокупности приведенных доказательств суд приходит к выводу о доказанности вины Х. в содеянном и квалифицирует его действия по статье 308 УК РФ как отказ потерпевшего от дачи показаний.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, совершение Х. преступления небольшой тяжести, личность виновного, отрицательную характеристику по месту отбывания наказания, отсутствие постоянного места работы, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, в качестве смягчающих наказание обстоятельств – признание вины, раскаяние в содеянном; в качестве отягчающего наказание обстоятельства – рецидив преступлений. Суд принимает во внимание требования статьи 68 УК РФ.

Оснований для постановления приговора без назначения наказания или освобождения от наказания суд не находит.

В соответствии со статьей 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) вещественные доказательства по делу в виде: DVD-R диска и видеокассеты, хранящихся при уголовном деле, следует оставить при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего.

В отношении Х. мера пресечения по данному делу не избиралась и в настоящее время он содержится под стражей, отбывая наказание в местах лишения свободы.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 303, 304, 307-310 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Х. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 308 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года), и назначить ему наказание в виде исправительных работ сроком на 4 (четыре) месяца с удержанием 15% из его заработка в доход государства с отбыванием наказания в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного.

На основании статьи 70 УК РФ, с учетом положений пункта «в» части 1 статьи 71 УК РФ, к наказанию назначенному по данному приговору частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору Нижнекамского городского суда РТ от 7 ноября 2013 года и окончательное наказание Х. по совокупности приговоров назначить в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 1 (один) месяц в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания Х. исчислять с 28 мая 2013 года.

Меру пресечения Х. по данному делу до вступления приговора в законную силу не избирать.

Вещественные доказательства: DVD-R диск и видеокассету, хранящиеся при уголовном деле, оставить при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего.

Апелляционные жалоба, представление на приговор могут быть поданы в Чистопольский городской суд Республики Татарстан через мирового судью в течение 10 суток со дня постановления приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

Приговор мирового судьи судебного участка №1 по Чистопольскому судебному району Республики Татарстан по статье 308 УК РФ «Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *