25 ст УК

  • автор:

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Комментарий к Ст. 25 УК РФ

1. В уголовное законодательство России впервые введены и нормативно определены понятия прямого и косвенного умысла.

При привлечении к ответственности за совершение умышленного преступления, исходя из принципа субъективного вменения, необходимо установить, что все обстоятельства, имеющие юридическое значение, т.е. являющиеся признаками состава преступления (основного или квалифицированного), относящиеся к характеристике объекта и предмета, объективной и субъективной стороны преступления, осознавались виновным. Исключение представляют преступления, совершенные с двумя формами вины (см. коммент. к ст. 27).

Обязательным элементом умысла является осознание лицом не только фактических обстоятельств совершаемого им деяния (действия или бездействия), но и его общественной опасности, т.е. его способности причинить вред охраняемым законом объектам уголовно-правовой охраны. В число признаков умышленной вины не включено осознание уголовной противоправности совершаемого деяния. Однако общественная опасность целого ряда деяний, предусмотренных УК в качестве преступлений, связана в первую очередь с тем, что лицо нарушает какое-либо правило, запрет, т.е. действует вопреки закону (например, ст. ст. 127, 128, 139, 223, 256, 258, 260 УК и др.). Поэтому в подобных случаях осознание лицом общественной опасности действия (бездействия) включает и понимание запрещенности совершаемого им деяния.

2. Разграничение между прямым и косвенным видами умысла проводится как по интеллектуальному элементу (характеру предвидения общественно опасных последствий), так и по волевому элементу (отношению к предвидимым общественно опасным последствиям).

Лицо, действующее с косвенным умыслом, предвидит лишь реальную возможность наступления общественно опасных последствий как результат своего действия или бездействия, понимая, однако, что эти последствия могут и не наступить. В случае совершения преступления с прямым умыслом виновный предвидит не только реальную возможность наступления общественно опасных последствий, но и, как подчеркивается в ч. 2 комментируемой статьи, неизбежность наступления таких последствий. Следовательно, предвидение неизбежности наступления последствий, т.е. однозначной причинной связи между деянием и последствием (в материальных составах), возможно только в преступлении с прямым умыслом, в том числе в покушениях на преступление.

Косвенный умысел не может иметь места в преступлениях с формальным составом, моментом окончания которых является факт совершения действия (бездействия). Так, из содержания ст. 291 УК во взаимосвязи со ст. 5, ч. 2 ст. 24 и ст. 290 УК РФ вытекает, что уголовный закон предполагает возможность квалификации деяния как дачи взятки лишь при установлении в действиях лица прямого умысла и личной заинтересованности в совершении взяткополучателем определенных действий (бездействия) .
———————————
См.: Определение КС РФ от 10.10.2002 N 328-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хаймина Валерия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации».

3. Практическое значение разграничения прямого и косвенного умысла проявляется прежде всего при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч. 1 ст. 30 УК) и покушаться на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) можно лишь с прямым умыслом. Так, если убийство (ст. ст. 105 — 107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (см. п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Если виновный действовал с косвенным умыслом, но общественно опасное последствие, возможность которого он предвидел, не желая его наступления, а лишь сознательно допуская либо относясь безразлично, не наступило, то он подлежит ответственности только за фактически содеянное (в частности, по ст. 111 УК), а не за покушение за наступившее, но не желаемое им последствие.

Например, по делу о незаконном приобретении и ношении взрывного устройства — гранаты, а также о покушении на убийство действия осужденного были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и подп. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 118 УК, так как судом на основе исследованных доказательств достоверно не установлены прямой умысел и мотив покушения на убийство двух лиц общеопасным способом; действия осужденного переквалифицированы с учетом фактически причиненного А. тяжкого вреда здоровью, а П. — легкого вреда здоровью — по неосторожности.

УК не предусматривает ответственности за неосторожное причинение легкого вреда здоровью, в связи с чем содеянное в этой части осужденным, не являющимся специальным субъектом, квалифицировано по ч. 1 ст. 118 УК как причинение тяжкого вреда здоровью А. по неосторожности в виде небрежности, поскольку Ф. не предвидел возможность наступления указанных общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, как это определено в ст. 26 УК .
———————————
Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 14.11.2007 по делу N 47-О07-56.

4. При решении вопроса о виде умысла следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного. В частности, при установлении содержания и направленности умысла в целях разграничения преступлений против жизни и преступлений против здоровья, необходимо обращать внимание на способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см. п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

5. В этих же целях следует учитывать и другие выделяемые в теории уголовного права разновидности умысла: заранее обдуманный и внезапно возникший, конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный). Так, внезапно возникший умысел характерен для преступлений, совершаемых в состоянии аффекта (ст. ст. 107 и 113 УК).

Практическое значение для квалификации преступлений имеет установление прямого конкретизированного либо неконкретизированного умысла. В первом случае виновное лицо предвидит и желает наступления определенного последствия (например, смерти человека, похищения чужого имущества в крупном размере и т.п.). Если это предвиденное и желаемое последствие не наступило по не зависящим от лица причинам, то оно, исходя из субъективной направленности его деяния, подлежит ответственности за покушение на преступление. И наоборот, лицо, действующее с прямым конкретизированным умыслом, предвидит и желает причинить вред, но представляет последствия лишь в общих чертах, вариативно, желая наступления любого из них. При таком субъективном отношении лицо несет ответственность за фактически наступившее последствие. Данное положение соответствует объективно-субъективному содержанию основания ответственности, в соответствии с которым лицо отвечает за деяние, охватываемое сознанием субъекта в форме умысла или неосторожности, а не просто за некие идеальные умысел или неосторожность .
———————————
Подробнее см., например: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2005.

1. Умысел бывает двух видов:

1) прямой;

2) косвенный.

При прямом умысле лицо:

а) осознает общественную опасность своего деяния;

б) предвидит возможность или неизбежность последствий;

в) желает их наступления.

Первые два признака характеризуют интеллектуальную сферу психической деятельности, третий — волевую. Интеллект отражает, воспроизводит реальность, воля показывает отношение к происходящему.

Осознание опасности деяния включает понимание фактического характера совершаемого деяния и его социальной значимости. Фактический характер деяния — это его внешняя сторона. Осознавать фактический характер деяния — значит понимать, что совершает лицо в бытовом плане: наносит удар, разрушает вещь и т.п. Осознание социальной значимости предполагает понимание, как это деяние отражается на других людях, как оно затрагивает общественные отношения. Понимание фактической стороны деяния в большинстве своем означает понимание и его социальной значимости. Однако в силу знаний, опыта, обстоятельств совершения деяния возможно рассогласование понимания фактической и социальной сторон.

Предвидение последствий — это мысленное представление лица о тех изменениях, которые в будущем произойдут в результате совершенного деяния. При прямом умысле лицо предвидит как неизбежность, так и возможность наступления последствий. Неизбежность предполагает обязательность наступления последствия. Возможность означает понимание вероятности их наступления. В данном случае речь идет о субъективном восприятии возможности или неизбежности наступления последствий, т.е. как считает само лицо, а не то, как это есть на самом деле, т.е. объективно. Так, лицо может считать неизбежным наступление последствий, тогда как на самом деле их наступление возможно; оно может считать наступление последствий возможным, хотя на самом деле их наступление невозможно. Здесь важно выяснить именно субъективное отношение лица, поскольку речь идет о предвидении последствий именно им, а не кем-то другим.

2. Преступление с косвенным умыслом по интеллектуальному моменту почти полностью совпадает с преступлением с прямым умыслом. В нем также наличествуют осознание общественной опасности совершаемого деяния и предвидение наступления общественно опасных последствий. Однако в предвидении последствий есть определенное различие.

При косвенном умысле предвидится только возможность наступления последствий, что объясняется обязательным наличием в сознании лица представления о побочных линиях развития рассматриваемого события. Соответственно, волевой момент косвенного умысла не направлен на наступление общественно опасного последствия. Лицо допускает его, соглашается с ним или относится к нему безразлично. Таким образом, основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в волевом моменте — в отсутствии желания последствий, хотя и в принятии их в случае реализации побочного варианта развития события.

3. Деление умысла на прямой и косвенный учитывается судебной практикой при квалификации преступлений и назначении наказания (см. п. п. 1 и 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

4. Для квалификации преступлений, совершаемых с прямым умыслом, имеет значение направленность умысла, т.е. мобилизация интеллектуально-волевых усилий на достижение определенных последствий, реализацию того или иного способа совершения преступления.

С. осужден по ч. 3 ст. 213 УК. Ночью, находясь в кафе, он произвел три выстрела из огнестрельного оружия в охранника, дежурившего в кафе, причинив средней тяжести вред здоровью. Суд пришел к выводу, что С. беспричинно совершил неправомерные действия в общественном месте, создал реальную опасность для жизни и здоровья граждан, нарушил режим работы кафе.

Такая квалификация признана ошибочной. С. произвел выстрелы в ноги потерпевшего не из хулиганских побуждений, а из-за происшедшего ранее конфликта, а также в связи с тем, что в ответ на его просьбу пустить в кафе, чтобы найти там утерянную во время ссоры цепочку, охранники применили резиновые дубинки и прогнали его. Общественный порядок не был нарушен, поскольку в кафе посетителей не было. Действия С. переквалифицированы на ч. 1 ст. 112 УК.

не иметь злого умысла

Смотреть что такое «не иметь злого умысла» в других словарях:

  • Банкротство — (Bankruptcy) Банкротство это признанная судом неспособность исполнить обязательства по уплате взятых в долг денежных средств Суть банкротства, его признаки и характеристика, законодательство о банкротстве, управление и пути предотвращения… … Энциклопедия инвестора

  • Богохуление — (βλασφημια, blasphemia) непочтение к Богу, выражаемое дерзкими словами или какими нибудь поступками. Оно как особенно тяжкое преступление, по Закону Моисееву, подлежало для природного еврея и для чужеземца смертной казни, которая совершалась… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Лжедимитрий І — личность и судьба человека, царствовавшего на Руси с 1605 по 1606 год и называвшегося царем Дмитрием Ивановичем, сыном Грозного, останавливала на себе внимание многих исследователей. Главным образом интересовали ученых вопросы о происхождении… … Большая биографическая энциклопедия

  • ЗАВЕЩАНИЕ — WILLНадлежащим образом оформленное волеизъявление или окончательное распоряжение имуществом, вступающее в силу после смерти и составленное находящимся в здравом рассудке человеком, именуемым завещателем. З. может быть составлено любым человеком,… … Энциклопедия банковского дела и финансов

  • Свойство несостоятельности — различают: а) несостоятельность полную, или решительную (insufficientia, неоплатность), выражающуюся в полном перевесе пассива имущества должника над его активом и в потере должником кредитоспособности, вследствие чего невозможно восполнение… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ЗРЕНИЕ — ЗРЕНИЕ, сложный физический и физико химический процесс, с помощью к рого человек и животное получают представление о величине, расстоянии, взаимном расположении и цвете отдельных объектов окружающего мира. Физиология 3. Зрительный аппарат у… … Большая медицинская энциклопедия

  • Торговые книги — (или купеческие) служат для записывания всех действий торгового предприятия и движения его имущества; они имеют не только частно коммерческое, но и публичное значение, так как дают возможность во всякое время определить состояние дел предприятия … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • СЕРДЦЕ — Большого сердца. Разг. Отзывчивый, добрый, душевно щедрый. ФСРЯ, 420. Выкинуть из сердца кого. Горьк. Забыть кого л. БалСок, 29. Вырывать/ вырвать из сердца кого, что. Разг. Заставлять себя забывать о ком л., о чём л. ФСРЯ, 96; ЗС 1996, 303; БТС … Большой словарь русских поговорок

  • Преддоговорная ответственность — – это вид гражданско правовой ответственности за убытки, причиненные на стадии ведения переговоров и заключении договора вследствие ненадлежащего исполнения контрагентом потерпевшего своих преддоговорных обязанностей (прежде всего обязанности… … Википедия

  • Конкуренция — (Сompetition) Определение конкуренции, монополия, антимонопольная политика Информация об определении конкуренции, монополия, антимонопольная политика Содержание Содержание Совершенная Требования совершенной конкуренции 1. Конкурент в экономике… … Энциклопедия инвестора

  • Вознаграждение за вред и убытки — В этом соединении понятий под словом В. разумеется та сумма денег, которой вправе требовать лицо, потерпевшее какой либо ущерб, от лица, ответственного перед ним за этот ущерб. Требование В. за вред и убытки составляет наиболее частое содержание… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Стадии совершения преступления – этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала(подготовительных действий) до конца(наступления ООП).

Стадии совершения умышленного преступления — это определенные в законе этапы его подготовки и непосредственного осуществления (определенные этапы развития преступной деятельности). Они отличаются друг от друга по характеру и содержанию совершенных виновным действий, а также по степени завершенности криминального деяния.

Законодатель (ст. 29 УК) различает три стадии реализации умысла виновного на совершение преступления:

а) приготовление к преступлению;

б) покушение на преступление;

в) оконченное преступление.

Стадии эти различаются между собой по объективному признаку — моменту прекращения преступной деятельности.

Первые две стадии (приготовление и покушение) составляют так называемое неоконченное преступление; их называют еще предварительной преступной деятельностью. Приготовление и покушение совершаются до окончания преступления и для его осуществления.

Не все преступления проходит все указанные этапы. Умысел реализуется непосредственно в совершении конкретного оконченного преступления, минуя приготовление к преступлению и покушение на него. В тех случаях, когда преступление проходит в своем развитии указанные три (или две) стадии, самостоятельное уголовно-правовое значение приобретает лишь последняя стадия. О приготовлении к преступлению и покушении на преступление можно вести речь лишь применительно к целенаправленной преступной деятельности. Эти стадии возможны только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом.

Не является стадией совершения преступления обнаружение умысла — проявление вовне (словесно, письменно или иным путем) намерения совершить конкретное преступление. Здесь еще нет общественно опасных действий. Это самый первоначальный, причем ненаказуемый этап возможной или вероятной в будущем преступной деятельности. Обнаружение умысла — еще не действие, а всего лишь преступное намерение, мысль, хотя и объективированная. Российское же уголовное законодательство преступными и наказуемыми признает не мысли, не намерения и желания, а только общественно опасные поступки человека.

Стадии возможны практически во всех умышленных преступлениях с материальным составом. Приготовление и покушение невозможны, когда закон связывает уголовную ответственность только с наступлением определенных, указанных в диспозиции статьи Особенной части УК последствий. Таковы, например, составы, предусмотренные ст. 285, 286, 288, 330 УК.

Приготовление и покушение невозможны также в преступлениях, объективная сторона которых состоит в создании опасности причинения вреда (ч. 1 ст. 215, ч. 1 ст. 217 УК и др.). Стадия приготовления (и соответственно стадия покушения) невозможна и в составах, где уже сама подготовительная деятельность рассматривается законодателем как оконченное преступление (ст. 208—210, 239 УК). Стадия покушения невозможна и в преступлениях с так называемым усеченным составом (ст. 277, 295, 317 УК), в то время как стадия приготовления здесь вполне может иметь место.

Как правило, приготовление и покушение невозможны в совершаемых путем бездействия преступлениях с формальным составом, а покушение невозможно также в формальных составах, выполняемых путем действия, в которых уже первый акт деятельности представляет собой оконченное преступление (таков, например, состав разбоя — ст. 162 УК).

Уголовная ответственность за неоконченное преступление (приготовление и покушение) наступает по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за конкретное оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30. При этом надо иметь в виду, что каждая последующая стадия совершения преступления «поглощает» предыдущую. Предшествующие ей стадии лишены самостоятельного квалификационного значения.

Другой комментарий к статье 25 Уголовного Кодекса РФ

1. Комментируемая статья содержит теоретические положения уголовного права о делении умысла на два вида: прямой и косвенный.

Прямой умысел содержит три взаимосвязанных признака: 1) осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия); 2) предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий; 3) желание их наступления.

Косвенный умысел состоит из трех признаков: 1) осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия); 2) предвидение возможности наступления общественно опасных последствий; 3) нежелание, но сознательное допущение этих последствий либо безразличное к ним отношение. Вместе с тем речь в этом случае идет о так называемом материальном составе преступления, которое в соответствии с законодательной конструкцией считается оконченным при наступлении указанных в законе последствий. Для более точного уяснения сущности умышленных преступлений с формальным составом следовало бы законодательно закрепить и содержание их умысла, учитывая, что момент окончания подобных преступлений связан с совершением действий.

2. Общим признаком обоих видов умысла является осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия).

Общественная опасность деяния — объективный или материальный признак преступления, в основе которого лежат криминализация деяний, категоризация преступлений по тяжести, назначения наказания и т.д.

Применительно к умышленной вине конкретных лиц общественная опасность означает осознание лицом в общих чертах, что совершаемое им действие (бездействие) причиняет вред охраняемым уголовным законом интересам.

3. В законодательном определении прямого умысла раскрываются признаки умышленной формы вины:

1) осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия);

2) предвидение неизбежности или возможности наступления общественно опасных последствий;

3) желание их наступления.

Первые два признака характеризуют содержание психического состояния субъекта в момент совершения преступления и составляют интеллектуальный элемент прямого умысла.

Третий признак, заключающийся в желании наступления преступных последствий, относится к волевому элементу прямого умысла.

Прямой умысел сопряжен с осознанием лицом общественной опасности своего действия (бездействия), пониманием фактической и социальной вредоносности своего деяния.

4. В некоторых случаях законодатель признает деяния умышленными лишь при осознании лицом их противоправности. Это относится к преступлениям со специальным субъектом, когда на лицо возложена обязанность по выполнению каких-либо правил, предписаний.

Вторым обязательным признаком интеллектуального момента прямого умысла является предвидение субъектом возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий совершаемого им деяния.

Предвидение есть мысленное представление лица о результатах совершаемого им действия или бездействия, при котором виновный понимает, какой конкретный вред наступит. При этом он осознает общественно опасный характер совершаемого, понимает степень вредности для правоохраняемых интересов, в том числе неизбежность или возможность реального наступления таких последствий. Предвидением охватывается общий характер причинно-следственной связи между деянием и последствиями.

Согласно законодательному определению прямого умысла предвидение последствий может быть двояким: виновный предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий.

Наиболее характерным и встречающимся чаще других является предвидение лицом неизбежности наступления последствий, при котором субъект убежден в реальности их наступления и делает все для достижения задуманного результата.

Вторым элементом прямого умысла является волевой момент, характеризующийся наличием у лица желания наступления общественно опасных последствий. Под желанием понимается стремление к конкретному результату, что предполагает сознательную и целенаправленную деятельность субъекта. «Кроме сознания, умысел заключает в себе и другой элемент, хотение, направление нашей воли к практической реализации, представляющийся не менее, если даже не более важным. Всякая виновность есть виновность воли» (Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. Т. 1. М.: Наука, 1994. С. 238).

Содержание прямого умысла охватывает и иные обстоятельства, которые могут являться основными признаками состава, а могут быть и факультативными (способ, место, обстановка совершения преступления).

5. Косвенный и прямой умысел по интеллектуальному элементу не имеют существенных отличий. Отличие следует проводить по волевому элементу. При прямом умысле воля субъекта выражена в желании наступления общественно опасных последствий. При косвенном умысле виновный сознательно допускает их наступление либо относится к ним безразлично. Отсутствие желания наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле указывает на то, что они не являются целью преступления. Субъект причиняет вред общественным отношениям, не думая о последствиях совершаемого деяния, несмотря на то, что вероятность их причинения весьма реальна.

6. В формальных составах виновный осознает опасность и противоправность своих действий и желает их совершить. Таким образом, подобные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. В этом случае возможные последствия (моральные, физические страдания лица, материальный ущерб и т.п.) не имеют значения, поскольку они не предусмотрены законом в качестве обязательных признаков и потому находятся за пределами конкретного состава преступления.

7. Деление умысла на прямой и косвенный имеет большое практическое значение. Во-первых, оно учитывается при квалификации преступлений, когда, например, речь идет о правовой оценке неоконченной преступной деятельности, о соучастии и т.д. Приготовление к преступлению и покушение на преступление могут быть совершены только с прямым умыслом, так как действия виновного в этом случае целенаправленные и мотивированные, при которых косвенный умысел невозможен. Во-вторых, тщательное установление у лица осознания общественной опасности совершаемого им деяния позволяет определить степень его криминальной направленности. В-третьих, наличие прямого либо косвенного умысла влияет на индивидуализацию ответственности и назначение наказания, поскольку характеризует степень вины, характер и содержание общественной опасности, личность виновного. Лицо, совершившее преступление с прямым умыслом, обладает более высокой степенью общественной опасности, имея повышенную активность в волевом достижении преступных целей, а при косвенном умысле воля субъекта по отношению к последствиям менее активна. В-четвертых, определение границы между умышленным и неосторожным преступлением (косвенный умысел и преступное легкомыслие) находится в точном установлении интеллектуального и волевого моментов.

8. В теории уголовного права выделяются и иные виды умысла, которые не составляют самостоятельной формы вины, основаны на учении об особенностях психического отношения виновного при совершении умышленных преступлений и чаще всего определяются целями и мотивами действий виновного. Учитывая момент формирования у субъекта преступного намерения, в теории принято подразделять умысел на заранее обдуманный и внезапно возникший. Заранее обдуманный умысел формируется лицом заблаговременно до начала совершения им преступления и реализуется через определенное время. Наличие заранее обдуманного умысла указывает на более высокую степень вины, свидетельствует о стойкости антиобщественной позиции. Внезапно возникший умысел характерен для преступлений, совершаемых по внезапному побуждению, под воздействием конкретной ситуации, в условиях, способствующих совершению преступления. Его разновидностью является аффектированный умысел, реализуемый в состоянии сильного душевного волнения, исключающий возможность обдумывания своих действий. Уголовно-правовое значение данный умысел имеет в том случае, если его возникновение спровоцировано, например, неправомерными действиями потерпевшего, наличием психотравмирующей ситуации, вызвавшей у субъекта сильное эмоциональное волнение, ослабившее контроль за волевыми действиями. Наличие аффектированного умысла учтено законодателем, и некоторые составы преступлений (убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК) и причинение тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью в таком же состоянии (ст. 113 УК)) отнесены к числу составов, смягчающих ответственность (привилегированные составы).

В зависимости от направленности и степени представлений субъекта о фактических и социально значимых свойствах совершаемого деяния, преступных последствий умысел подразделяется на конкретизированный и неконкретизированный.

Конкретизированный умысел характеризует психическое состояние виновного, указывает на тот преступный результат и наступление конкретных общественно опасных последствий, которые ожидает субъект. Умысел в таких случаях является четким, лицо представляет конкретный результат и активно стремится к его достижению. Разновидностью конкретизированного умысла является умысел альтернативный, при котором субъект допускает возможность причинения вреда в виде двух или более общественно опасных последствий.

Неконкретизированный умысел выражен тем, что у субъекта имеется наиболее общее представление о преступных последствиях, которые в общей форме предвидятся виновным. При этом размер причиненного вреда не конкретизирован. Ответственность при этом наступает за фактически наступившие последствия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *